Статьи из парижского журнала "Военная Быль" (1952-1974). Издавался Обще-Кадетским Объединением под редакцией А.А. Геринга
Saturday July 2nd 2022

Номера журнала

100-летний юбилей С-Петербурга. – Ю.Т.



День столетия основания Санкт-Петербурга – 16 мая 1803 года – был отмечен особым празднованием, и в памяти петербуржцев того времени надолго сохранились воспоминания об этом торжественном дне. Неизвестный очевидец и свидетель торжеств описал этот день в особом сочинении, опубликованном лишь сто лет спустя в 1903 году, в «Русской Старине». Из этого журнала извлечены здесь наиболее интересные подробности описания торжеств и сохранены в некоторых местах язык и стиль автора.

О предстоящих торжествах петербургские жители узнали из объявления, напечатанного на особых афишах, разосланных городскими властями по всем частям столицы. Начались затем приготовления и к самим торжествам.

На Неве, против памятника Императору Петру Великому, стал линейный корабль «Гавриил» и на нем был поставлен «Дедушка Русского флота» – ботик Царя Петра, четыре столетние старца, современники Петра I, стояли на часах, по сторонам ботика.

Сенатский балкон, на котором императрица Екатерина II в 1782 году присутствовала при открытии памятника Петру I, был украшен алым бархатом с золотою бахромою. Во время церемонии этот балкон был предназначен для лиц императорской фамилии, а «для безпрепятственного смотра почетным зрителям, на валу Адмиралтейства, были построены возвышенные места против Петровской площади». Для совершения, по случаю торжеств, благодарственного молебна была назначена так называемая мраморная церковь (Св. Исаакия Далматского*)

Наступило 16 мая… Вокруг «мраморной» церкви были выстроены в парадной форме кадеты Морского и Инженерного (2-го Кадетского) корпусов. Кадеты Первого Кадетского Корпуса составляли линию на Петровской (Сенаторской) площади от Исаакиевского до Невского моста. «Гвардии три полка стояли в три шеренги во фрунте от площади Дворцовой до площади Исаакиевской. Сенаторы из Сената шествовали стройно во внутренность сея церкви в парадных своих мундирах, шитых золотом, к ним присовокупились Российский генералитет, как военный так и светский, и министры многих иностранных держав.»

Затем прибыла императорская фамилия. Богато убранный церемониймейстер, на красивом коне, ехал впереди ее. За ним следовали 15 придворных карет «вызолоченных жарко», а их везли 100 красивых лошадей, убранных в разноцветные шелковые хомуты и узды. В первых каретах ехали камергеры, а за ними статс-дамы и «флерины», а после сих в «наидрагоценнейших каретах следовали и высочайшие особы в приличных великому торжеству одеждах».

Когда император Александр Павлович и императрицы Елизавета Алексеевна и Мария Федоровна, с другими членами императорской фамилии прибыли в Исаакиевскую церковь, то там был отслужен митрополитом с многочисленным духовенством благодарственный молебен. «При возглашении многолетия трелистые с крепостей и кораблей выстрелы своим страшным шумом потрясали землю и колебали воду».

По выходе из церкви, императорская фамилия «в препровождении генералитета», «с великою церемонией» проследовала в Сенат, где на балконе находилась до окончания торжеств, происходивших у памятника императору Петру I. «Украшенный сединами старец, знавший лично императора Петра I, ездил на лошади вокруг сего монумента».

«Кровли домов, окна и балконы обременены были великим множеством любопытных зрителей, а на возвышенных местах, построенных нарочно, стояла почетная нация российский обоего пола особ». Площади Исаакиевская, Петровская, Невский мост и улицы были почти «непроходимы от множества людей среднего состояния и черни».

«Звуки литавр и труб были знаком приближения войск к монументу виновника столь славного торжества». Государь Александр Павлович, командуя в этот день полками, «приближаясь к памятнику, салютовал перед ним своею шпагою, а потом остановился при монументе и, оставив лошадь, присутствовал здесь для принятия почести на правой стороне, пока прошли войска». Цесаревич Константин Павлович, «герцог**, генералитет, штаб и обер-офицеры, приближаясь к монументу Великого Петра и взирая на него и императора Александра, своими шпагами салютовали-ж. Унтер-офицеры и штандарт-юнкеры, едущие на конях, преклоняли свои знамена».

«Сия церемония продолжалась при шуме литавр и труб 80 минут. Лейб-гвардии Преображенский и Семеновский полки маршировали наперед, Измайловский и Гренадерский следовали за ним, Павловский, Литовский и Тенгинский полки*** шли после сих скорым маршем. Наконец следовали Кавалергардский и Лейб-Конный полки, а за ними ехали эскадрон лейб-гусаров и лейб-казаков, которые скорым шагом окончили сию деликатную процессию».

«Когда атмосфера покрылась темною завесою ночи, тогда подобно солнцу светило своим величественным блеском разгоняло ужасный мрак ночной темноты. Это блистал величайший факел, зажженный наверху градской башни, имеющей вышины 140 футов английских». «Иллюминирование вокруг монумента Петру Великому представляло тогда чрезвычайно прелестное зрелище. Ботик, как дет русского флота, украшен был разноцветными флагами и освещен разными огнями».

«Плавающие корабли и шлюпки с засвещенными огнями в фонарях делали на Неве искусные маневры…»

«О великий день столетия… День торжества и веселия Санкт-Петербурга… Останься ты в нашей памяти вечно незабвенным. Останься незабвенным и в слабых памятях юных россиян. Пусть сии дети своим детям возвестят всю важность бывшей церемонии. Пускай они им скажут, как богато и великолепно праздновалось торжество первого столетия от заложения Санкт-Петербурга». Такими словами заканчивает анонимный автор свою рукопись, озаглавленную: «Памятник столетию Санктпетербурга или описание торжества и церемонии совершившихся в сей Российской Императорской столице по случаю благополучно окончившегося первого столетия от заложения сей резиденции, с присовокуплением о прежнем и нынешнем состоянии жителей, церквей, дворцов и коммерции».

ПРИМЕЧАНИЯ:

* Императрица Екатерина II начала постройку церкви Св. Исаакия Далматского на месте нынешнего Исаакиевского Собора. Постройка была доведена до карниза из мрамора, но после смерти Императрицы, был срочно достроен кирпичный верх, а мрамор, предназначенный для церкви, употреблен был на постройку Инженерного замка.

** Герцог Александр или Евгений Виртембергские. Оба были на русской службе.

*** Тенгинский полк был сформирован в 1796 г. в Петербурге, под именем Гарнизонного генерала Архарова I полка и в 1801 – переименован в Тенгинский.

**** Существует немецкая народная картинка, на которой изображен этот момент церемонии на праздновании 100-летия С.-Петербурга. Репродукция ее находится у И.Божерянова в его труде «С.Петербург в Петрово время». СПБ. 1903.

Ю.Т.

Добавить отзыв