Статьи из парижского журнала "Военная Быль" (1952-1974). Издавался Обще-Кадетским Объединением под редакцией А.А. Геринга
Sunday September 25th 2022

Номера журнала

Бой с конной армией Буденного у Батайска и Ольгинской (Январь 1920 г.). – Е. Ковалев



В № 71 «Воен. Были» полк. Рябинский по­местил статью «КАВАЛЕРИЙСКОЕ ДЕЛО 6-го января 1920 г.», в которой описывает атаку до­бровольческой кавалерийской бригады Генера­ла Барбовича и казачьей конницы Генерала То­поркова.

Действительно, в этот день была лихая и удачная атака этих частей в районе Батайска против наступавшей конницы Буденного, пы­тавшейся прорваться на стыке Донской Армии с Добровольческим Корпусом и к вечеру кон­ница Буденного была отброшена и отошла в ис­ходное положение. Все это так. Но что не так, то это желание объяснить отход красной конни­цы только как следствие действий конной груп­пы Генерала Топоркова и в частности бригады Генерала Барбовича, в то время как бой 6-19 января был лишь одной из фаз крупного сра­жения, длившегося с 4 по 8 (с 17 по 21) января включительно, которое вели, кроме доброволь­цев, 4-й Донской конный корпус под командой Ген. Павлова (а не Мамонтова, уехавшего в Екатеринодар) и 3-й Донской корпус Ген. Гусельщикова и который не был решающим.

Решение было достигнуто донцами только после упорных боев у ст. Ольгинской 7-20 и, особенно, 8-21 января, который, как пишет Бу­денный в своих воспоминаниях («Пройденный Путь», Москва, 1958 г.) «БЫЛ ОДНИМ ИЗ СА­МЫХ ТЯЖЕЛЫХ ДНЕЙ ДЛЯ КОНАРМИИ» (стр. 390), признавая дальше (стр. 392), что «БОИ 7 и 8 ЯНВАРЯ ОКОНЧИЛИСЬ ДЛЯ КО­НАРМИИ ПОЛНОЙ НЕУДАЧЕЙ».

В этих боях и та и другая сторона понесли тяжелые потери и поэтому несколько странное заключение автора о «легкости победы нашей.

“5-го января противник, доселе не пред­принимавший крупных активных операций, значительными силами конницы и пехоты не уступавшей в численности кавалерии, над не­победимым Буденным», можно объяснить лишь неосведомленностью его о том, что проис­ходило на участке Донской Армии в районе ст. Ольгинской в течение 4-х дней.

Хотя автор и был очевидцем боя 6-19 янва­ря, но наблюдал за ним издалека с окраины Ба­тайска и даже не мог до дела разобрать, что происходило. Как сам он пишет «с большим трудом и то ПРЕДПОЛОЖИТЕЛЬНО можно было определить атаки нашей кавалерии: «НЕ ТО НАШИ АТАКУЮТ, НЕ ТО БОЛЬШЕВИКИ БЕГУТ».

Из описания полк. Рябинского видно, что даже три разъезда, высланные Ген. Барбовичем 6-19 января для выяснения, кем занята ст. Ольгинская, задачи своей не выполнили, сооб­щив, что не атакуя Ольгинскую, противник в полном беспорядке ушел за Дон, т. е. что Оль­гинская была в наших руках, успокоив этим Ген. Барбовича. В. действительности же, она прочно удерживалась красными.

Разобраться в крупном кавалерийском сра­жении, в котором участвовало около 50-ти пол­ков конницы (у Буденного-18, 4-й Донской кон­ный корпус-18, 7-я Донская конная бригада Ген. Старикова-3, Сводный Кубано-Терский корпус Ген. Топоркова-8 и бригада Ген. Барбовича-2), не под силу даже опытному глазу и только при изучении документов и свидетельств участни­ков с обеих сторон можно установить общую картину боя.

Это и является целью настоящей статьи.

— О —

была следующая. После выхода красных к ниж­нему течению р. Дона и Азовскому морю, Бе­лые Армии были разрезаны на две части и ото­шли: западная группа в Крым и на правый бе­рег Днепра, а восточная – главные силы – за р. Дон. Ликвидация главных сил и являлась основной задачей Юго-Восточного фронта, переименован­ного 6 января 1920 г. в Кавказский. В состав этого фронта, кроме основных IX, X и XI Совет­ских Армий, были включеных 8-я и 1-я Конная Армии и на усиление выделено пять резервных дивизий.

1-я конная армия Буденного, с приданными ей двумя стрелковыми дивизиями, располага­лась в районе Ростова и Нахичевани, а 8-я Со­ветская Армия занимала фронт на линии Нахичевань-ст. Аксайская-Новочеркасск. Усту­пом за 8-й Армией, в районе Раздорская-Константиновская, находилась 9-я Советская Ар­мия. Против них, на левом берегу Дона, от ус­тья до Батайска (включительно), занимал фронт Добровольческий корпус с приданным ему Кубано-Терским сводным корпусом Ген. Топоркова, а от Батайска вверх по Дону до ст. Цымлянской Донская Армия.

По советским данным, в состав 1-ой Конной Армии входили 3 кавалерийские дивизии (4-я, 6-я и 11-я) по 6 полков, кроме того в тот мо­мент ей были приданы две стрелковые диви­зии, три бронепоезда и 9 бронеавтомобилей. Численность ее была: 9500 сабель и 4500 шты­ков, при 56 орудиях и 400 пулеметах.

Численность 8-й Армии (40-я, 15-я, 16-я и 33- я стр. дивизии и 16-я кав. бригада т. Волосатого) достигала 11000 штыков и 2000 сабель, при 168 легких и тяжелых орудиях. Всего в ударной группе на участке Батайск-Ольгинская-Старочеркасск красные имели 15500 штыков и 11500 сабель.

28 декабря (10 января) Реввоенсоветом Кон­армии была получена директива Командующе­го фронтом Шорина (б. полк. Ген. Штаба), в ко­торой 1-й конной армии ставилась задача фор­сировать Дон на участке Батайск-Ольгинская и выйти на линию Ейск-Старо-Минская-Кущев- ка. На основании этой директивы, был отдан приказ Конармии о преследовании противника, но выполнение его было приостановлено, как пишет в своих воспоминаниях Буденный, в связи с оттепелью, сильными туманами, ненадежно­стью льда и отсутствием достаточных для армии переправ через Дон.

Богатый Ростов манил к себе Конармию и был занят Буденным по собственной инициати­ве, своевольно, т. к. согласно директиве коман­дования Южным Фронтом, города Новочер­касск, Нахичевань и Ростов должны были за­нять части 8-й армии, а Буденный должен был находиться в Таганроге. Командующий 8-й Ар­мией Сокольников, прибыв в Ростов 30 декаб­ря (12 января) указал на это и сказал, что он удивлен, почему Реввоенсовет Конармии «не соизволил постучать, входя в чужой дом”. Командующий Фронтом Шорин тоже обвинял Конармию в пьянстве, а после поражения ее под Ольгинской прямо заявил, что Конармия утопи­ла свою боевую славу в ростовских винных под­валах.

Задержка наступления красной армии в нижнем течении Дона позволила Донской Ар­мии и Добровольческому корпусу *) привести себя в порядок после долгого и тяжелого отступ­ления и пополнить части путем сокращения и расформирования обозов и извлечения оттуда лишних людей.

По официальным данным Штаба Донской Армии, в момент отхода за р. Дон — 26-27 де­кабря 1919 г. в четырех Донских корпусах бы­ло: 7266 штыков и 11098 шашек. В Доброволь­ческом корпусе: 3383 штыка и 1348 сабель. В Кубано-Терском Сводном корпусе Ген. Топор­кова, подчиненном командиру Добровольческо­го Корпуса Ген. Кутепову — 1580 шашек.

По тем же данным Донская Армия, без Доб­ровольческого корпуса, на 1 января 1920 г. име­ла уже 36470 бойцов, а Добровольческий и Кубано-Терский корпуса вместе имели 10988 бой­цов. Всего же в Дон. Армии, Добр, и Кубано-Терском корпусах было 47458 бойцов, 200 ору­дий и 860 пулеметов. Из этого числа, на участке фронта в районе Азова-Батайска-Ольгинской, по данным советских исследователей, было со­средоточено: 12720 шашек, 11100 штыков, 110 орудий и 454 пулемета.

Правее Добровольческого корпуса, от Батайска до Ольгинской и Старочеркасска, фронт за­нимал 3-й Донской корпус Ген. Гуселыцикова, а 4-й Донской конный корпус находился в ре­зерве против стыка Добровольческого и 3-го Донского корпусов.

— О —

2 (15) января 1920 г. Дон замерз и командующий Кавказским Фронтом Шорин приказал начать выполнение ранее отданной им директивы, со­гласно которой 1-я Конная армия должна бы­ла форсировать Дон на участке Батайск-Ольгинская и, прорвав оборону противника, выйти на линию Ейск-Старо-Минская-Кущевская. 8-я Советская Армия имела задачу форсировать Дон на Ольгинском и Старочеркасском направ­лениях и выйти на линию Кутцевская-Мечетинская. (Буденный, «Пройд. Путь» стр. 387).

«Наступлению на Батайск», как пишет Бу­денный, «совершенно не благоприятствовала местность. При форсировании Дона, Конармия попадала в болотистую, даже в засуху трудно-

1) Добровольческая Армия ввиду ее малочисленно­сти была сведена в Корпус, который в оперативном от­ношении был подчинен Командующему Донской Ар­мией.

проходимую местность. К началу же боевых действий поймы рек Дона и Койсуг были затоп­лены водой и покрыты тонким льдом. К тому же артиллерия противника превращала эти то­пи в сплошное месиво грязи, льда и воды… Не­смотря на очевидную нецелесообразность на­ступать на Батайск, мы вынуждены были вы­полнять директиву Шорина».

Так ли он думал и в то время? Можно пред­полагать, что он надеялся на свое боевое сча­стье и рассчитывал на легкую победу над изну­ренным долгим отступлением противником.

3 (16) января был отдан боевой приказ Кон­армии о форсировании Дона и 4 (17) она пере­шла в наступление на Ольгинскую, но даже в пешем строю, пишет Буденный, не смогла раз­вернуть свои части в боевой порядок, не смогла использовать ни артиллерии, ни пулеметов. «В этот день мы с Ворошиловым лично водили бой­цов а атаки, несколько раз врывались на окра­ину станицы Ольгинской, но всякий раз наши атаки захлебывались в ураганном пулеметно- артиллерийском огне белогвардейцев… Не имея успеха, Конармия к ночи отошла в исходное по­ложение».

Книга Буденного издана в 1958 г. и явно «от­шлифована». Более ранние советские источни­ки, а также и донские, не отмечают этих боев. Или их не было, или они носили характер уси­ленной разведки и упоминаются, чтобы под­твердить точное исполнение приказа о перехо­де в наступление 4 (17) января.

Таковое действительно началось но только в ночь с 4 (17) на 5 (18) января.

В наступление перешли: 9-я дивизия из ст. Гниловской и 12-я стр. дивизия из Ростова — обе на Батайск. 4-я и 6-я кав. дивизии из Росто­ва и Нахичевани на Ольгинскую, а 11-я кав. ди­визия из ст. Аксайской тоже на Ольгинскую.

16-я и 33-я стр. дивизии должны были на­ступать на фронт Ольгинская-Старочеркасская. Фактически эти дивизии из-за «запоздавшей» перегруппировки в наступление не перешли и только правофланговая 16-я дивизия оказала содействие Конармии. 9-я и 12-я стр. дивизии тоже действовали очень вяло в направлении на Батайск и поставленной им задачи не выпол­нили.

1-я Конная Армия Буденного 5 (18) января в 10 ч. утра закончила переход р. Дона по льду и продолжала наступление дальше.

— О —

Массовый переход противника в наступление явился неожиданностью как для командиров корпусов, так и для Штаба Донской Армии и об­становка в то время представлялась следующим образом (журнал воен. действий Донской Ар­мии):

переправам и ведет наступление сильной кон­ной группой на Ольгинскую и от Аксайской на Старочеркасскую. О противнике поступили разноречивые сведения, но в общем силы про­тивника можно определить не менее дивизии конницы и дивизии пехоты… По выяснении обстановки до полудня, коман­дарм решил разбить переправившиеся через Дон части противника и не допустить дальней­шей переправы, для чего приказано:

1) 3-му корпусу, подчинив себе 10-й кон. бри­гаду, не допустить переправы противника через Дон у Старочеркасской и наступле­нием от Ольгинской разбить красных, пе­реправившихся по этой переправе. 2.) Комкору Добровольческого, используя кон­ницу ген. Барбовича и Ген. Топоркова, пе­реходом в наступление разбить Нахичеванскую группу противника.

3) Комкору 4-го конного перейти в наступле­ние и разбить конницу противника, направ­ляющуюся в разрез между 3-м и Добро­вольческим корпусами.

4) Комкорам приказано проявить самые энер­гичные действия, дабы раз навсегда поло­жить предел попыткам противника к даль­нейшему наступлению».

3-й Донской и Добров. корпуса оказали очень серьезное сопротивление и хотя конница Буденного заняла было х. Старомахинский и ст. Ольгинскую, но далее продвинуться не смо­гла.

Штаб 3-го Донского корпуса, сообщив о пе­реходе через Дон у Аксайской переправы силь­ных пехотных и конных частей противника, ве­чером 5 (18) января донес, что «в результате упорного и длительного боя, в течение которого противник вводил новые части, ст. Ольгинская была нами оставлена. Части корпуса главными силами сосредоточились в ст. Хомутовской, ос­тавив сторожевое охранение на линии высот между Ольгинской, Хомутовской и Злодей­ским»…

Штаб Добровольческого Корпуса доносил, что противник, заняв ст. Ольгинскую, наступал оттуда конницей силою до 4000 сабель при 4-х орудиях на Батайск, двигаясь частью сил и на х. Злодейский, но это наступление было отби­то…

Буденный в своих воспоминаниях по этом поводу пишет (стр. 389)):

«С утра 18 января части Конармии снова форсировали Дон и пошли в наступление. В на­правлении Батайска наступали 12-я стр. и 6-я кав. дивизии. Они весь день, при активной под­держке бронепоездов, вели тяжелые бои, но ус­пеха не имели. По Нахичеванской переправе пе­решли 4-я и 11-я кавал. дивизии. Совместными усилиями эти соединения, при поддержке правофланговой 16-й стр. дивизии 8-й армии, в упорном бою выбили противника из ст. Ольгин­ской и преследовали его до темноты в направ­лении ст. Хомутовской».

Получив после полудня новые сведения о за­нятии красными х. Старомахинского и ст. Оль­гинской и движении крупных сил конницы противника на х. Злодейский в разрез между 3-м Донским и Добровольческим Корпусами (4-й Донской конный корпус, находившийся в ре­зерве против стыка этих корпусов еще не втя­нулся в бой), командующий Донской Армией отдал новую директиву:

«Противник после боя к вечеру 5 (18) ян­варя занял конными частями Старомахин­ский, Ольгинскую и х. Злодейский и лезет в мешок. Более благоприятной обстановки для нас ожидать нельзя. На 6 (19) января при­казываю разбить переправившегося через Дон противника для чего приказываю:

1) Ген. Гусельщикову — 3-й Донской корпус — передав в подчинение Комкору 4-го кон­ного 10-ю кон. бригаду и подчинив себе 1-ю Пластунскую дивизию Ген. Карповича, ата­ковать противника в направлении на Оль­гинскую, прочно обеспечив себя со стороны Старочеркасской станицы.

2) Ген. Павлову — 4-й Донской Конный кор­пус, — подчинив себе 10-й кон. бригаду, атаковать в направлении на х. Злодейский.

3) Ген. Кутепову — Добровольческий корпус, — сосредоточив всю конницу в районе Ба­тайска (добровольч. кон. бригада Ген. Бар­бовича и Кубано-Терский Сводный корпус Ген. Топоркова), атаковать во фланг и тыл Злодейскую группу противника.

4) Начало атаки всех корпусов — с рассве­том.

5) О получении донести.

№ 064-К. 5 января, 19 часов 15 мин., 1920 г.

Станица Сосыка. Ген. Сидорин».

(«Трагедия Казачества», ч. IV.

Журн. «В. Каз.» № 209. Ноябрь 1936.)

— О —

Захватив ст. Ольгинскую Конармия Буден­ного, поддержанная на правом фланге 12-й стр. дивизией, наступавшей с севера на Батайск, а на левом 16-й и 33-й стр. дивизиями, наступав­шими на Ольгинскую и Старочеркасскую, с ут­ра 6 (19) января вновь перешла в наступление с целью развить свой успех. Для противодейст­вия ей и ликвидации прорыва Ген. Сидорин со­средоточил на небольшом участке фронта Батайск-Ольгинская-Старомахинский более 12000 конницы, а кроме того на этом участке действо­вала и пехота 3-го Донского корпуса. Казачьи части с трех сторон охватывали прорывавшу­юся группу войск противника и, после ожесто­ченного боя, разгромили ее, принудив к безпорядочному отступлению.

По советским источникам 1-й Конной Арми­ей было произведено в течение дня до 9 конных атак, но все они были отбиты противником и к вечеру шло беспорядочное отступление красной конницы. Начальникам конных частей с боль­шим трудом удалось установить порядок и. прикрывая свой отход рядом контратак, к вече­ру с большинством частей вернуться в Ростов. Некоторое количество частей отошло к ст. Оль­гинской, где некоторые из них задержались, а остальные с наступлением темноты присоеди­нились к армии, пробравшись в Ростов и Нахи­чевань.

Буденный бой 6 (19) января описывает крат­ко:

«С рассветом 19 января 4-я и 11-я кавал. дивизии перешли в энергичное наступление, имея задачу выйти на линию Кагальницкая-Азов-Кулешевка – Койсуг – Батайск – Злодей­ский. 6-я дивизия использовалась для разви­тия успеха 4-й и 11-й дивизий. Однако про­тивник, заняв выгодные позиции у Батайска и сосредоточив крупные силы конницы, ар­тиллерии и пулеметов, при активной под­держке бронепоездов сковал наши части си­льным пулеметно-артиллерийским огнем и сорвал наступление.

На ночь дивизии отошли: 4-я в Нахиче­вань, 6-я и 11-я в Ольгинскую, куда к вечеру подошла и 16-я стр. дивизия 8-й Армии.» (стр. 389)

По данным Штаба Донской Армии этот бой протекал следующим образом: «6 (19) января 1920 г. части ударной группы (4-й Дон. кон. кор­пус) в 9 часов выступили в направлении на Оль­гинскую для атаки переправившегося против­ника. В 11 часов части начали развертывание в боевой порядок на линии Сухой Балки-Батайск. В 13 часов в районе х. Злодейского части кор­пуса завязали бой с конницей противника. Бой отличался особенным ожесточением и до 15 ча­сов не давал перевеса ни той ни другой стороне. В 15 часов противник, разделив свои силы, од­ну дивизию направил против Батайска.

Воспользовавшись этим, командир 4-го кор­пуса Ген. Павлов ввел в бой свой резерв в тыл Батайской группе красных. Противник не вы­держал и начал постепенно отходить, преследу­емый нашими частями. Отступление противни­ка скоро перешло в беспорядочное бегство, при­чем красные бросали орудия, пулеметы и ящи­ки со снарядами. Некоторые части противника бросились по болотам к Дону. Лед на болотах проваливался и орудия красных завязли.

К ст. Ольгинской части корпуса подошли в полной темноте и были встречены сильным ар­тиллерийским и пулеметным огнем пехоты, за­нявшей окопы на окраине станицы. Оставив од­ну бригаду против Ольгинской, корпус отошел в район Злодейской, имея в виду на следующий день утром продолжать успешно начатую операцию. За день боя наши части взяли 9 орудий, 50 пулеметов, много снарядов, винтовок и обо­зы. Корпус понес большие потери.»

Когда, разбитая казаками Конармия Буден­ного вечером 6 (19) января поспешно в беспо­рядке отступила на правый берег Дона, в ст. Ольгинской задержались части 16-й стр. и 11-й кавал. дивизий, а в ст. Старочеркасской 33-я сов. стр. дивизия. Часть последней, по свиде­тельству б. комиссара 11-й кав. дивизии Озолина, тоже защищала ст. Ольгинскую. Эти диви­зии были отлично вооружены, как многочис­ленными пулеметами, так и артиллерией, поче­му части 4-го Донского конного корпуса, подой­дя к ст. Ольгинской в темноте, не смогли вы­бить прочно засевшего там противника.

Что касается боевых операций у Батайска 6 января, то официальные данные Штаба Дон­ской Армии таковы: «к 13 часам конная группа Ген. Топоркова — Кубанская и Терская диви­зии сосредоточилась в районе Батайска. К это­му же времени обозначилось наступление не­приятельской конницы от Ольгинской на Ба­тайск, главным образом в обход Батайска с юга (донесение К-ра 4-го Дон. Кор-са говорит о том, что Буденный направил одну из своих дивизий на Батайск, ослабив этим силы, действовавшие против 4-го Дон. корпуса). Войдя в связь с Дон­цами, Ген. Топорков атаковал красных одной конной (Кубанской) дивизией и стал теснить их к Дону. Около 16 часов противник, получив под­крепления, в свою очередь стал теснить Кубан­цев. Ген. Топорков выдвинул на поддержку конницу Ген. Барбовича, которая, развернув­шись в блестящем порядке за левым флангом группы Ген. Топоркова, бросилась в атаку. Вся конная группа — Кубанская и Терская конные дивизии и бригада Ген. Барбовича — во главе с Ген. Топорковым, обрушилась на конницу про­тивника, смяла ее и повела энергичное пресле­дование. В это время противник был атакован частями 4-го Дон. кон. корпуса и, сбитый на обоих участках, начал поспешное отступление, преследуемый нами до темноты. Успеху боя значительно способствовало личное хладнокро­вие и мужество Ген. Топоркова, который в кон­це боя был серьезно ранен в ногу, (в командова­ние группой вместо него вступил Ген. Агоев).

Таким образом бой 6 (19) января закончился поражением Конармии Буденного, отошедшей за Дон, но ст. Ольгинская прочно удерживалась пехотой и частями 11-й кав. дивизии красных. («Траг. Казачества», ч. IV).

В 5 часов утра 7 (20) января Командующий Донской Армией Ген. Сидорин отдал новую ди­рективу об атаке в направлении на Старочер­касскую, Ольгинскую и от Батайска на север, требуя от войск напряжения всех сил, дабы использовать блестящий успех 6 января и отбро­сить противника за Дон.

«Всю ночь с 19 на 20 января», пишет Бу­денный, «противник штурмовал Ольгинскую, стремясь выбить из станицы наши части. Ожесточенные бои на этом участке велись весь следующий день. Белые, ударами своей конницы по флангам наших частей в Ольгин­ской, стремились отрезать их от Нахичеванской переправы. Благодаря упорству 6-й и 16-й дивизий и поддержке 4-й дивизии, атаки противника оставались безуспешными. Одна­ко к вечеру 20-го января, под напором прево­сходящих сил белых, части Конармии и 16-й стр. дивизии оставили Ольгинскую и нача­ли отходить за Дон. Обнаружив отход наших частей, белые усилили нажим, прорвались в стык 6-й кавалерийской и 16-й стр. дивизий и в колоннах устремились к Нахичеванской пере­праве. Положение спасла брошенная в контр­атаку 4-ая кавалерийская дивизия. Она отбро­сила противника…»

По данным Штаба Донской Армии, бой 7 (20) января за обладание ст. Ольгинской отличался большим упорством и ожесточением с обеих сторон. 4-й Донской конный корпус завязал бой около 10-ти часов и, после внушительной ар­тиллерийской подготовки, атаковал ст. Ольгин­скую с юга, с запада и на дамбу к северу от ста­ницы. Красные оказали упорнейшее сопротив­ление, расстреливая атакующие казачьи части пулеметным и артиллерийским огнем. 3-ий Донской корпус не мог с утра оказать содейст­вие нашей коннице, т. к. части его вели упор­ные бои с красными, засевшими в ст. Маныческой, х. Алитубском, ст. Старочеркасской и х. Старомахинском. Тогда Командующий Донской Армией, видя, что бой затягивается, приказал Комкору 3 решительно атаковать Ольгинскую с востока, для содействия 4-му корпусу, кото­рый не видит направо и налево от себя наступа­ющих соседей, и бить всем корпусом, а не от­дельными дивизиями.

Атакованный и с юго-востока частями 3-го корпуса, отрезанный от Нахичеванской пере­правы, противник к 15-ти часам был выбит из Ольгинской и стал пробиваться за Дон, при чем 2-я бригада 16-й Сов. стр. дивизии была уничто­жена, а 3-я бригада пробилась к Нахичевани, понеся значительные потери убитыми и ране­ными. В бою было захвачено одно орудие, 5 пу­леметов и много пленных.

Для содействия донцам из района Батайска в 13 часов была двинута Терская дивизия одной бригадой на Ольгинскую, а другой на Нахичеванскую переправу, но узнав, что ст. Ольгинская уже занята донцами, терцы возвратились в Батайск.

Таким образом бой 7-го января закончился новым поражением Конармии Буденного и 16-й сов. ст. дивизии. (Ольгинской, кото­рая была занята донцами. («Траг. Каз.» ч. ІV-я, гл. V-я.).

Потерпев неудачу, Буденный доложил по прямому проводу Командующему фронтом Шорину о невозможности добиться успеха на Батайском направлении и предложил новый план атаки из района ст. Константиновской в юго-за­падном направлении, ручаясь за успех. Добил­ся ли бы он его, это еще, как говорится, «бабуш­ка ворожила», ибо предпринятое Конармией, поддержанной на левом фланге конным корпу­сом Думенко, новое наступление из района ст. Богаевской 15 (28) января, закончилось столь же плачевно, как и у ст. Ольгинской.

В боях с 15-го по 20-е января 4-й Донской конный корпус, с приданной ему 4-й Дон. кон. дивизией 2-го Донского корпуса, разбил после­довательно у х.х. Веселый и Мало-Западенский сначала конный корпус Думенко, а затем Кон­армию Буденного, отбросив конницу красных за р. Дон, причем противник потерял почти всю свою артиллерию и много пулеметов, а 11-я кав. дивизия красных временно утратила свою бое­способность.

— О —

Командующий фронтом Шорин не согласил­ся с планом, предложенным Буденным, прика­зав снова перейти в наступление и во что бы то ни стало овладеть Батайском.

8 (21) января Конармия, совместно с сосед­ними дивизиями 8-ой Армии, вновь перешла в наступление на фронте Батайск-Ольгинская-Старочеркасская-Маныческая. На правом фла­нге, юго-западнее Ростова, была брошена в бой 9-я сов. стр. дивизия. В центре перешла в на­ступление на Батайск 12-я стр. дивизия, 3-я бригада которой переправилась через р. Койсуг и залегла в двух верстах от Батайска, но контр­атакой добровольцев была отброшена и отошла.

«Особенно ожесточенный бой», пишет Бу­денный, «разгорелся на левом фланге Армии, где в 6 часов утра две бригады 4-й кав. дивизии и вся 6-я кав. дивизия совместно с 33-й и 40-й стрелковыми дивизиями, возглавляемые лично Ворошиловым и мною, перешли в решительное наступление в направлении Ольгинской. Бур­ные атаки наших частей и контр-атаки против­ника следовали одна за другой. Весь день уха­ли артиллерийские орудия, не переставая стро­чили пулеметы. В результате длительного, иск­лючительно напряженного и кровопролитного боя белые были выбиты из станицы Ольгинской ОДНАКО, СГРУППИРОВАВ ДО ДЕСЯТИ ТЫ­СЯЧ САБЕЛЬ КОННИЦЫ И КРУПНЫЕ СИ­ЛЫ ПЕХОТЫ, ПРОТИВНИК ПЕРЕШЕЛ В КОНТР-НАСТУПЛЕНИЕ И ценою больших по­тер ВЫТЕСНИЛ НАШИ ЧАСТИ ИЗ ОЛЬГИН­СКОЙ И ВЫНУДИЛ ИХ НА НОЧЬ ОТОЙТИ ЗА ДОН.

21 января был одним из самых тяжелых дней для Конармии. Действуя в крайне невыгодных для конницы условиях против превосходя­щих по численности вражеских сил (до пятнад­цати тысяч сабель и десяти тысяч штыков), за­нимавших хорошую для обороны местность, ЧАСТИ АРМИИ ПОНЕСЛИ БОЛЬШИЕ ПОТЕ­РИ».

По данным Штаба Донской Армии, наступ­ление красных 8 (21) января окончилось пора­жением их на всем фронте. В этот день части 3-го Донского корпуса выбили противника из ст. Маныческой и ст. Старочеркасской, при чем при отходе на Аксайскую красные оставили 8 орудий, завязших в болоте.

После продолжительного боя с конницей противника силою не менее двух дивизий, на­ступавшей от Нахичеванской переправы на ст. Ольгинскую, 4-й Донской конный корпус обру­шился главной массой против левого фланга противника, опрокинул его и отбросил к Нахи­чеванской и Ростовской переправам. Преследо­вание было задержано сильнейшим артилле­рийским огнем красных с правого берега Дона.

Сдержав наступление частей 33-й и 40-й стрелковых дивизий красных к северо-востоку от Батайска, корниловцы и конница Ген. Агоева (Кубано-Терский корпус) перешли в решитель­ное наступление, смяли противника и погнали его к Нахичеванской переправе. Преследова­нию непосредственно до переправ помешал огонь многочисленной артиллерии с правого бе­рега Дона, от которого Корниловцы понесли большие потери (оперативные сводки).

Это новое поражение ударной группы крас­ных еще более обострило отношения между Реввоенсоветом Конармии и Командующим фронтом Шориным и принудило его оконча­тельно отказаться от дальнейших попыток про­рвать фронт на участке Батайск-Ольгинская.

В боях 6, 7. и 8 января 4-м Донским корпу­сом взято 10 орудий, 66 пулеметов и 1700 плен­ных, а по данным Штаба Ген. Деникина за время этих боев взято всего 22 орудия и 120 пуле­метов.

По окончании этих боев 4-й Донской корпус был отведен в резерв, а участок фронта от ст. Маныческой до Нахичеванской переправы (ис­ключительно) занял 3-й Донской корпус Ген. Гусельщикова.

Бои под Ольгинской и Батайском, как отме­чают и белые и красные источники, были оже­сточенными и кровопролитными и обе стороны понесли большие потери. Трудно теперь вспом­нить и восстановить все, но можно отметить, что в этих боях ранен Командир Кубано-Терского корпуса Ген. Топорков, убит и. д. Инспек­тора Артиллерии 4-го Донского конного корпуса Полковник Леонов Б. А. и тяжело ранен, скон­чался от ран, Командир Донского артил. ди­визиона Полковник Бабкин Ф. И.

— О —

После этого боя и боев в районе х.х. Веселый и Мало-Западненский, в конце января по нов. стилю, Буденный послал 1-го февраля письмо Ленину, в котором писал:

…«Я должен сообщить Вам, тов. Ленин, что Конармия переживает тяжелое время. ЕЩЕ НИКОГДА ТАК МОЮ КОННИЦУ НЕ БИ­ЛИ, КАК ПОБИЛИ ТЕПЕРЬ БЕЛЫЕ. А по­били ее потому, что Командующий фронтом поставил Конармию в такие условия, что она может погибнуть совсем…

Командующий фронтом тов. Шорин вначале поставил конницу в болото Дона и заставил форсировать р. Дон. Противник этим восполь­зовался и чуть было не уничтожил всю нашу конницу. А когда Реввоенсовет потребовал, чтобы изменить направление Конной Армии, тов. Шорин лишил вверенную мне Армию пе­хоты. Он передал две пехотные дивизии 8-ой Армии, а Конная Армия была брошена одна на противника и ВТОРИЧНО ОКАЗАЛАСЬ СИЛЬНО ПОМЯТОЙ…»

Жалобы Буденного и Ворошилова привели к тому, что Шорин был смещен и заменен Туха­чевским. В разговоре со Сталиным по прямому проводу Ворошилов продолжал жаловаться на него (3-го февраля н. ст.) и говорил:

…«Мы все несказанно рады, что смещен Шо­рин. Если приедете в Ростов, на месте убеди­тесь, что простого смещения, да еще с повы­шением, для него недостаточно. Мы все счи­таем его преступником. ЕГО НЕУМЕНИЕМ ИЛИ ЗЛОЙ ВОЛЕЙ ( в том разберется суд) ЗАГУБЛЕНО ЛУЧШИХ БОЙЦОВ, КОМСО­СТАВА И КОМИССАРОВ БОЛЕЕ 40% И ДО 4000 ЛОШАДЕЙ…»

Тогда же Ворошилов просил о срочном по­полнении Конармии хотя бы самой захудалой конницей, болтающейся в тылах Кавказского фронта.

Таковы были результаты боев Конармии Буденного с Донской конницей в январе 1920 г. у ст. Ольгинской и х. Веселого по признанию самых красных.

И всем участникам вооруженной борьбы с большевиками следует помнить, что этот, чре­звычайно важный четырехдневный бой, в слу­чае его проигрыша, означал бы конец воору­женной борьбы на юге: не было бы ни Новорос­сийска, ни Крыма, ни заграницы, — все погиб­ло бы на месте, если бы, ценою очень больших потерь, не спасли бы положение донские каза­ки.

Е. Ковалев

Добавить отзыв