Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Tuesday April 25th 2017

Номера журнала

Черниговские гусары в гражданскую войну. – Г. Куторга



В начале декабря 1917 года в Ростов, в распоряжение генерала Алексеева прибыли поручики Ростовцев, Романовский, Зборомирский и Языков, корнеты Чиж, Эйхгольц и Лозовский, принявшие участие в Первом Кубанском походе Добровольческой Армии. Весной 1918 г. в Добровольческую Армию прибыл полковник Сабуров. Все офицеры Черниговского полка вошли в состав 1-го конного генерала Алексеева полка рядовыми всадниками.

После освобождения Малороссии от большевиков и оккупации ее немцами в Киев стали пробираться офицеры из Великороссии. Таким образом, летом 1918 года в Киеве собралось еще несколько офицеров Черниговского полка. В это время от Гетмана поступило предложение сформировать полк в составе гетманских войск в память о Черниговском охочекомонном полку. Предложение это было офицерами отклонено ввиду уже ясно наметившегося течения самостийной «Вильной Украины». Большинство офицеров состояло на службе в сформированном в Киеве «Русском корпусе» под командой графа Келлера, а потом — князя Долгорукова. О Добровольческой Армии сведения в Киеве были очень неопределенные, но осенью 1918 года было получено предложение от полковника Сабурова, занимавшего в это время должность старшего офицера 1-го конного полка, всем офицерам прибыть в 1-й конный полк. Черниговские офицеры стали собираться при 5-м эскадроне названного полка и, по мере их прибытия, приказом Инспектора формирований кавалерии № 57 разрешено было сформировать при 1-м конном полку Черниговский гусарский дивизион. 22 марта 1919 г. был сформирован 1-й эскадрон (приказ по 1 конному полку №278), 20 апреля 1919 г. был сформирован 2-й эскадрон и приступлено к формированию 3-го эскадрона.

Весь период формирования дивизион находился на позиции, выполняя боевые задачи. С 23 марта 1919 года дивизион принимал участие в боях в Каменноугольном районе: у дер. Новая Орловка, под станцией Рассыпная, у Уразова, Покровского, Мандрово, и в боях под Корочей, у дер. Погореловка, Поповка, Сафоновка, Голенький, Шутов, Кащеево, Емельянец, Скоредное и при обороне левого фланга Короченской позиции у хут. Долгий.

В это время представлялись две возможности сформировать полк: при 1-м конном полку, что требовало больших усилий ввиду бедности Добровольческой Армии и недостатка во всем, как в людском, так и в конском составе, и при Донской Армии, что было бы значительно легче, так как Донская Армия, нуждаясь в офицерах, давала уже готовый полк. Но Черниговскими офицерами было решено держаться Добровольческой Армии, бывшей в это время символом России.

Для пополнения дивизиона была произведена мобилизация людей и лошадей в немецких колониях Большая и Малая Орловка (район ст. Рассыпной). Люди шли очень охотно и показали себя впоследствии хорошими и надежными солдатами, особенно в пешем строю. Кавалеристами же были они среднего качества — мало было «сердца». Таким образом, первые два эскадрона состояли на ¾ из немцев-колонистов.

8 мая 1919 г. дивизион имел первое самостоятельное столкновение с противником у дер. Малая Орловка. 13 мая был серьезный бой у дер. Рассыпная, в котором был убит корнет Граве, похороненный в селе Матвеев Курган. В июне дивизион получил английское обмундирование, ручные пулеметы Люиса и новые винтовки. До 1 августа дивизион оставался при 1-м конном полку, входя в состав конного отряда полковника Сабурова из 1-го конного полка, Черниговского и Изюмского дивизионов и батареи из двух орудий. За этот период дивизион имел большие бои у ст. Рассыпная, гор. Славяносербск, с. Мандрово и гор. Короча. С 1 августа Черниговский к Изюмский дивизионы были сведены в Сводно-гусарский полк (командир – полковник Гаевский), вошедший в состав 1-й кавалерийской дивизии генерала Чекотовского. В августе в полк прибыл ротмистр Романовский с эскадроном черкес, переведенных на пополнение дивизиона из 1-го Черкесского полка.

Сводно-гусарский полк имел большие бои у гор. Севска и Купянска. Крайним северным пунктом продвижения дивизиона было 40 верст к югу от гор. Брянска. В день полкового праздника было получено сообщение о занятии гор. Орла. В октябре к полку присоединился (после ранения у Корочи) ротмистр Скуридин, приведший с собой из Орловской губернии 100 человек добровольцев. Таким образом, в октябре 1919 года дивизион состоял из четырех эскадронов и пулеметной команды и был поднят вопрос о выделении дивизиона в отдельный полк.

При отходе за Дон дивизион был сведен в один эскадрон и вошел в состав 1-го конного полка бригады генерала Барбовича, приняв участие в боях у Ростова и Батайска.

Крымский период

В составе 1 конного полка дивизии генерала Барбовича эскадрон был эвакуирован в Феодосию. При посадке на суда дивизия была принуждена оставить конский состав в Новороссийске. Выступив на фронт в пешем строю, эскадрон принимал участие в прорыве укрепленной позиции противника у Перекопа. В апреле 1920 г. Черниговцы были переведены в 3-й кавалерийский полк и сведены в один эскадрон с Изюмскими гусарами, все еще в пешем строю. В районе села Маячки, у Днепра, будучи в сторожевом охранении, эскадрон опрокинул в Днепр переправившиеся пехотные части красных. В этом бою был ранен пулей в живот штабс-ротмистр Ковалевский. В конце мая был получен конский состав.

В составе 3-го кавалерийского полка отдельным эскадроном Черниговцы принимали участие в боях у гор. Жеребец, Орехов, Малый Токмак, во взятии гор. Александровска, а также и в рейде за Днепр. Командовал эскадроном полковник Нестеренко, заместивший раненного в бою у села Аул-Белицкий полковника Субботина. Следует отметить блестящее дело у села Малый Токмак, где дивизия генерала Барбовича разбила две дивизии красных и взяла 15 орудий из 16, и также конную атаку против броневого поезда у с. Большой Токмак. Эскадрон принимал участие и в последних боях у Перекопа.

При эвакуации часть офицеров и гусар была погружена на пароход «Крым» и благополучно прибыла в Галлиполи. Другая часть находилась на миноносце «Живой», шедшем на буксире другого корабля. Во время бури миноносец «Живой» оторвался и погиб и на нем погибло 16 офицеров-Черниговцев.

После трехнедельного пребывания на «Крыме», из которых две — на рейде Константинополя, почти без воды и без еды, остатки дивизии генерала Барбовича, в составе 1-го армейского корпуса генерала Кутепова, были выгружены в Галлиполи. Строевые части были расположены в палаточном лагере в 7 верстах от городка, штаб корпуса, учреждения и госпиталя — в городе. По прибытии в Галлиполи части были в самом плачевном состоянии, но вскоре дух взял верх и под влиянием железной воли генерала Кутепова корпус вновь принял воинский вид. Черниговский эскадрон вошел в состав 2-го кавалерийского полка. Материальная сторона жизни была очень тяжела (палатки зимою) и было голодно. Продовольствием снабжало корпус французское интендантство.

Осенью 1921 года вместе с дивизией генерала Барбовича эскадрон прибыл в Сербию, где часть офицеров была назначена на службу в сербскую пограничную стражу, часть — в «резерв» (женатые). Печальный инцидент с ротмистром Добровольским, убитым в ссоре сербским офицером, заставил наших офицеров покинуть сербскую службу. Полковник Нестеренко, не бывший в непосредственном подчинении сербским офицерам, остался с гусарами.

Югославия

В конце 1921 года, в Белграде, собрание офицеров образовало «Общество объединения чинов 17 гусарского Черниговского полка» под председательством генерала от кавалерии Кауфмана-Туркестанского и при исполняющем должность председателя полковнике Иосифе Ивановиче Хакольском. В русской церкви в Белграде хранился и наш штандарт. Объединение ставило своей целью: объединять чинов полка, хранение традиций полка, хранение штандарта и сбор всех реликвий и документов, относящихся к полку.

В 1922 году на общем собрании офицеров полка, и с письменным согласием полковника Нестеренко, были приняты в число офицеров 12 молодых корнетов выпуска Николаевского кавалерийского училища в Белой Церкви. В это время эскадрон был снят с пограничной стражи и переведен на работы по постройке шоссе Кральево — Рашка, где молодые офицеры слились с эскадроном. Затем эскадрон был переброшен на работы в рудник «Любия», в Словении. В течение этого периода началось распыление эскадрона, так как каждый искал и старался устроиться лучше и, как тогда говорилось, уходил «на беженское положение». Несколько человек присоединилось к полковнику Берестовскому, составлявшему отряд для отъезда в Албанию. В конце концов эскадрон был расформирован и все разъехались по разным городам и странам, но связи с Обществом не теряли.

Приказом генерала Миллера №42 от 1930 года Объединение чинов Черниговского гусарского полка было зачислено в состав Русского Обще-Воинского Союза с утверждением в должности Председателя полковника И. И. Хакольского. В это время в Обществе состояло 65 членов и 8 прикомандированных (Нежинских гусар). Обществом были заказаны полковые знаки уменьшенного размера для ношения в петлице пиджака.

12 июля 1930 года в Белграде состоялась перебивка 15 полотнищ-штандартов на установленного образца древки, в том числе и нашего. В декабре 1931 года Обществом, согласно разрешению генерала Миллера, получены для хранения исторические грамоты: 1) грамота на Георгиевские штандарты, 2) грамота на серебряные трубы, 3) грамота на знаки отличия на головные уборы, 4) копия нагрудного знака, утвержденного военным министром, 5) положение об офицерском капитале, 6) положение о солдатском капитале. Все грамоты за собственноручной подписью Императоров и Великого Князя Михаила

Александровича (положения о капитале) и 7) списки убитых, умерших и без вести пропавших в Великую войну. В 1936 году Обществом была I получена одна из 13 серебряных труб, возвращенная югославским офицером полковником Шкриньяр, который, будучи молодым офицером австрийской конницы в 1-ю Великую войну, захватил в плен нашего трубача и отобрал у него трубу. Начиная с июля 1931 года, всем членам Объединения периодически рассылались «Извещения» и этим поддерживалась связь со всеми членами. Таких «Извещений» было разослано до июля 1939 года 28 номеров.

Начавшаяся война прервала жизнь нашего Общества. Связь с большинством его членов была потеряна. В одну из бомбардировок Белграда англичанами на первый день Пасхи была разрушена квартира Председателя Общества полковника И. И. Хакольского и он сам был убит. Многое из архива погибло там. Судьба предметов, находившихся в Кавалерийском музее мне тоже достоверно не известна. Знаю только, что из ящиков, в которые были упакованы штандарты и знамена для отправки, кажется, в Вену, полковником Нестеренко был изъят наш штандарт и вместе с ним прибыл в Аргентину. Трагическая смерть всей семьи Нестеренко в руднике чуть не лишила нас этой святыни и только благодаря энергичному вмешательству г-жи Бенкевич штандарт был переправлен в Лос-Анжелес, в Америку, а теперь находится в Сан-Франциско.

После окончания войны, приехав в Сан-Франциско и связавшись с Черниговцами, адреса которых я знал, мы опять образовали путем переписки наше Объединение под председательством полковника Клейна. Всего по списку оказалось 17 человек. Для связи опять были возобновлены «Извещения» и до сегодняшнего дня таковых было разослано 44 номера.

Председателями Объединения за рубежом были: генерал от кавалерии Кауфман-Туркестанский, полковник И. И. Хакольский, полковник Клейн, ротмистр Д. В. Данилов и ротмистр Г. А. Турчанинов.

Отмечая 300-летний юбилей полка, Обществом сооружается образ Покрова Пресвятыя Богородицы, который будет водружен в Казанской церкви Храме-памятнике по убиенной Царской Семье в г. Сан-Франциско, в память всех чинов 17 гусарского Черниговского Его Императорского Высочества Великого Князя Михаила Александровича полка.

Сообщил Г. Куторга

 


© ВОЕННАЯ БЫЛЬ


Голосовать
ЕдиницаДвойкаТройкаЧетверкаПятерка (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading ... Loading ...



Цена ГЛОНАСС

Цена ГЛОНАСС системы будет невысокой, из-за их распространения.

www.santel-navi.ru

полезная информация

Похожие статьи:

Добавить отзыв