Статьи из парижского журнала "Военная Быль" (1952-1974). Издавался Обще-Кадетским Объединением под редакцией А.А. Геринга
Friday January 21st 2022

Номера журнала

Чугуевцы – Орешковские казаки. – ВЛАДИМИР фон-РИХТЕР.



В 1951 году четыре наших славных полка отпраздновали 300-летие со дня своего основания. История Харьковского уланского, Ахтырского, Изюмского и Сумского гусарских полков были напечатаны в №9 «Русского Военно-Исторического Вестника» — Ю.А. Топорковым.

Если эти незабвенные, в недавнем прошлом, «Слободские казачьи полки», старейшие в нашей регулярной коннице, связали себя с «началом нового исторического пути русского государства на его южных рубежах» — так да будет нам позволено вспомнить и о Чугуевском уланском полку и вскользь коснуться его истории.

По словам нижеупоминаемого историка – «древностью учреждения, с Чугуевским полком могли бы поспорить разве только стрельцы – если бы они не были истреблены»… еще в царствование царя Петра I. В нас говорит не только понятное чувство исторической справедливости в отношении собрата – полка, с честью несшего шефство государыни – матери императрицы Марии Федоровны – но и факт, что этот доблестный полк, в лице его офицеров, — заслужил в войну 1914-1917 гг. – 5 орденов святого Георгия и 20 георгиевских оружий… (см. Альбом кавалеров ордена Св. Георгия и Георгиевского оружия изд. в 1935 г. в Белграде).

Основанием этой заметки послужило письмо поручика Чугуевского уланского полка М.А. Терентьева (состоявшего при Офицерском училище в Елизаветграде), получившее широкую огласку в 1861 году, в котором он обращался к русскому обществу с просьбой прислать ему всякого рода документы, воспоминания и пр. для составления истории полка, предназначенной к напечатанию в 1863 году, когда полк должен был праздновать 250-летие своего существования. Основываясь на «Хронике императорской армии», составленной князем Долгоруковым в 1799 году, автор письма годом нарождения полка считает 1813.

Когда был основан город Чугуев – сказать трудно, но он существовал уже в царствование Иоанна Грозного, будучи крайним пунктом пограничной ЗАЩИТЫ русских земель от непрестанных монгольских набегов. В конце концов, Чугуев не устоял и был разгромлен, только одни его развалины назывались «городищем». Возродился Чугуев и вновь стал городом – в 1613 г. при царе Михаиле Феодоровиче, когда он был снова заселен и укреплен настолько, что например только от 1 мая до 13 августа 1643 года чугуевцы отбили 19 татарских атак, о чем и доносил в Москву курский воевода Стрешнев. В то время гарнизон Чугуева состоял из команды поселенных казаков и стрельцов – числом 929 человек. В 1645 году команда эта была награждена собственным знаменем.

К Чугуеву, как и в район расселения  слободских казачьих полков, — также постоянно тянулись выходцы из правобережной Малороссии и Польши, которых в 1651 году царь «принял под свою высокую руку и устроил на Чугуеве», окончательно пополнив ими Чугуевскую команду. Наравне с прочими слободскими казачьими полками и чугуевская команда, взамен трудной «пассивной» службы на южных рубежах, — была призвана на активную службу на далеких северных окраинах все усиливавшегося и разраставшегося русского государства. В воздаяние отличной храбрости при взятии Шлиссельбурга в 1702 году, молодой царь Петр I наградил чугуевцев званием «Орешковских казаков», а за последующие отличия – пожаловал им, не в пример прочим – «красные шапки»…

За «верность, усердие и храбрость», оказанные Чугуевцами при подавлении Пугачевского бунта – к высочайшему двору была вытребована «Конвойная команда Чугуевских полков», ибо, в царствование императрицы Екатерины II, чугуевцы выставляли уже три казачьих полка. За непрерывное участие в Наполеоновских войнах, — Чугуевский уланский п. был награжден Георгиевскими трубами с надписью «За отличие оказанное во всех сражениях и особливо 2 октября 1813 года при Лейпциге». Еще в 1861 г., Чугуевский уланский п. пользовался двумя особыми привилегиями: 1. он неизменно комплектовался «чугуевцами» и 2. стоял в своем «родном» городе.

На этот, трудно оспоримый, исторический эскиз поручика Терентьева, совершенно основательно утверждавшего, что годом основания полка должен быть взят 1613, в прессе появился анонимный вероятно официозный ответ, отвергающий притязания полка на 1613 г. Соглашаясь с историческим изложением вопроса, начиная с 1613 г. – анонимный бюрократ уцепился за тот факт, что в 1698 г. «чугуевские военные поселенцы от службы были уволены и обращены в однодворцы, с оставлением на отведенных им землях, вместо же их, для военной службы в Чугуеве… водворены калмыки… находившиеся на службе по разным городам Белгородского же разряда и с сим водворением принявшие название «Команды Чугуевских казаков»… Поэтому (??) Чугуевский уланский полк ведет свое начало не с 1613, а с 1698 года…» На этом злоключения Чугуевского полка не остановились. Отвергнут был и 1698 г. Годом учредения полка был впоследствии установлен 1749, то есть когда Чугуевская команда «переименована в полк, под названием «Чугуевский конно-казачий»… А в итоге, если уж кому-то надо было придраться, что «Команда» переименовалась в «полк» — так почему например 8-й пехотный Эстляндский полк получил старшинство Эстляндского гарнизонного БАТАЛЬОНА с 1711 г.? Или 3-й уланский Смоленский п. воспользовался старшинством Рославьского драгунского п. с 1708 г.?

А уж насколько петербургская бюрократия была тогда осведомлена в военной истории – свидетельствует следующий комический факт. В том же 1861 г., 16 ноября, одно из главных столичных учреждений, отношением за №40466 – обратилось в другое ведомство с просьбой указать: «где в настоящее время находится отряд ЗАПОРОЖСКИХ КАЗАКОВ, который в том же 1861 г. был расположен в… лагере под Красным Селом…? Это «исходящее» отношение было подписано четырьмя старшими членами. Историческая неосведомленность?.. Или подписанты не читая «исходящей»…? За 219 присутственных дней (с 1 января по 16 декабря) было выпущено 40466 исходящих, то есть по 185 в день… Прочесть их и вникнуть – действительно трудно…

ВЛАДИМИР фон-РИХТЕР.

Добавить отзыв