Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Wednesday July 26th 2017

Номера журнала

Письма в Редакцию (№ 123 Июль 1973 года)



ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ, глубокоуважаемый Алексей Алексеевич, от имени военных инвалидов в Бразилии поздравляю вас и всех сотрудников с Великим Праздником и от души желаю Вам сил духовных и физических для продолжения той большой работы, которую делаете вы, издавая журнал «ВОЕННАЯ БЫЛЬ». Примите наши наилучшие пожелания.

Искренне вас уважающий Председатель Военных Инвалидов в Бразилии

Есаул Мыльников

Напечатанная в № 120 журнала, на французском языке, статья «ПЛАСТУНЫ» и приложенный к ней рисунок имеют некоторые ошибки, которые, полагаю, следовало бы исправить.

На Кавказскую линию запорожцы попали сравнительно поздно. После занятия генералом Текели в 1775 году Запорожской Сечи, часть запорожцев бежала в Турцию, а из остальных было сформировано Черноморское казачье войско, сперва поселенное между Бугом и Днестром и лишь в 1788 году переселенное на Кавказскую линию. Касательно их одежды и вооружения, Висковатов пишет: «18 ноября отряду казаков из упраздненного в 1775 году Запорожского войска, послужившему основанием войска Черноморского даны: кафтаны синие, шапки красные, по карабину и пистолету». Совершенно очевидно, что в первые годы своего расселения по линии, да и в течение многих лет после того запорожцы не имели того вида, в каковом они изображены на приложенном рисунке, помеченном 1790 годом.

В 1802 году Черноморскому казачьему войску, кроме конных полков, повелено было содержать еще и пешие. Касательно их обмундирования, Висковатов пишет: «До конца 1816 года одежда и оружие черноморских казаков не были подчинены каким-либо непременным правилам и первая сохранялась почти в том же виде, в каком существовала в 18-м столетии и ранее у запорожских казаков. Обыкновенно, одеяние их состояло из алого, или, по их выражению, червонного кунтуша с откидными назад рукавами, из шаровар, красных сапог и черной (из смушек) шапки с красной тульей, причем каждый казак имел бритую голову, исключая длинной, за ухо завернутой чуприны, и длинные усы».

Затем, в Черноморском войске начинает вводится обмундирование по образцу войска

Донского, с прибавлением только на спине двух рукавов и без выкладки на шароварах. Вооружение и аммуниция черноморским казакам были присвоены одинаковые с донскими.

В 1842 году 8-й пеший полк Черноморского казачьего войска был переформирован в четырехсотенный батальон, при котором была образована Отдельная пластунская команда. В Российской Императорской армии это была первая воинская часть, носившая наименование «пластунской». С этого же времени в конных полках Черноморского казачьего войска начинает вводиться обмундирование кавказского образца. В пеших же частях перемена эта сводилась к прибавлению на груди «патронников», во всем же остальном оно мало чем отличалось от обмундирования регулярных пехотных частей Отдельного Кавказского корпуса и состояло из: темно-синего мундира с алой окантовкой и с нагрудными патронниками, из темно-синих же шаровар, шапки из черного косматого курпея с алой тульей, а также обычных солдатской шинели и бескозырки. Рядовые казаки носили ранцы и были вооружены пехотными ружьями со штыком, который носился спереди на поясе, наподобие кинжала. Шашки же и кинжалы полагались только офицерам. Это описание Висковатова не соответствует рисунку, датированному 1945 годом.

При преобразовании Черноморского казачьего войска в 1861 году в Кубанское, были переименованы и соответственные пехотные батальоны. В 1870 году пешим батальонам было присвоено наименование «пластунов».

В 1871 году было введено новое обмундирование для чинов Кубанского и Терского казачьих войск. Обмундирование пластунских батальонов Кубанского казачьего войска состояло из: папахи с околышем из черного курпея и с черной же с малиновой выпушкой тульей, мундира черкесского покроя с патронниками и с малиновой по борту выпушкой, бешмета и черных, забранных в сапоги, шаровар. Офицерам полагался плащ общестрелкового образца, нижним чинам — черная бурка. Прибор был золотой, приборное сукно — малиновое. На эполетах и погонах полагался номер батальона. Шашки и кинжалы полагались лишь офицерам, а у нижних чинов на поясе полагался штык в штыковых ножнах.

Итак, обмундирование кавказского образца дано было пластунам лишь в 1871 году.

Евгений Молло

Сообщаю Вам о некоторых, замеченных мною, ошибках в номере 121 «ВОЕННОЙ БЫЛИ»: «О ношении офицерами оружия» — автор ошибается, говоря об офицерском нагане. Револьвер этот был «самовзвод» и курок подымался автоматически при нажиме на спуск.

«Из истории перевооружения Русской армии».

Я думаю что русская армия уже за несколько лет до семидесятых годов, была вооружена пистонным, а не кремневым оружием. Это было, наверное, во время польского восстания, а может даже и во время Восточной войны 1854-56 гг. Автор этой статьи ошибается говоря об употреблении винтовок Гра и Маузера в войну 1870/71 гг. В эту войну французская армия была вооружена знаменитой винтовкой системы «Шассепо», а прусская, значительно худшей — «Дрейзе Цинандель гевер М. 1857». Винтовки Гра во Франции и Маузер в Германии были введены только в семидесятых годах, после войны 1870/71 гг. Подпись под рисунком фон Шадова неправильна. Это изображен НЕ пластун, а какой то спешенный степовой казак, вероятно донец. Пластуны никогда не были сооружены пиками, и до 1914 года были исключительно кубанцы.

майор И. Белицкий

Да позволено будет нам внести некоторые добавления к статье в № 122 «ВОЕННОЙ БЫЛИ».

Кроме взятого под Красным полкового знамени 18-го линейного пехотного полка корнетами Карачаровым и бароном Большвингом и уланом Дарченко, лейб-уланы взяли еще 12 октября, под м. Селиц, 22 баварских знамени. В этот день эскадрон поручика Глазенапа атаковал и отбил обоз 6-го (Баварского) корпуса. В одном из фургонов были найдены знамена всех 11 баварских пехотных полков, бывших в России, то есть 22; 3 ноября, под Красным, — орла, на подставке которого стояла цифра «4». Орел был взят у кавалерийского офицера, укрывшегося в колонне пехоты. Взял его эскадрона имени полковника Мезенцева, взвода корнета Хвостова, унтер-офицер Федор Васильевич Гомза, получивший за это знак отличия Военного Ордена № 1275. «Ноября 3-го 1812 года, при городе Красном, первой врезался в неприятельскую пехотную колонну, где у кавалерийского офицера и взял штандарт». Орел этот, ошибочно приписанный русскими историками 4-му линейному пехотному полку, в действительности как будто принадлежал 4-му Конно-егерскому полку.

С. Апдоленко

Считаю своим долгом указать на ошибку в статье генерала Е.А. Милодановича «На Двине в 1915-1917 гг.» в номере 120 журнала.

Генерал-майор Лахтионов принял 4-ую Сибирскую стрелковую артиллерийскую бригаду только с первой половине декабря 1915 года, от генерал-майора К.Е. Мунтянова, получившего назначение на должность Инспектора артиллерии корпуса, не помню какого.

Поручик 4-й Сибирской стрелковой артиллерийской бригады

В. Вельский

Просьба исправить ошибку в статье Евгения Молло «Об изображении Св. Георгия на орденских крестах» в № 121 журнала: на стр. 21 в правой колонке строчка 10 сверху «…скачущим слева направо», а не «справа налево».

Добавить отзыв