Статьи из парижского журнала "Военная Быль" (1952-1974). Издавался Обще-Кадетским Объединением под редакцией А.А. Геринга
Saturday July 2nd 2022

Номера журнала

ЕГОР ПЕТРОВИЧ ВРАНГЕЛЬ – Ю. ТОПОРКОВ



ЕГОР ПЕТРОВИЧ ВРАНГЕЛЬ, Директор Петровского Полтавского Корпуса.

/Из «Сборника биографий Александрийцев» /.

 

Егор Петрович Врангель происходил из дворян Курляндской губернии. В 1817 году он вступил в службу юнкером в Александрийский гусарский полк, где и произведен в корнеты 24 апреля 1818 года.

4 мая 1821 г. – переведен в Нарвский драгунский полк, командиром которого в то время состоял бывший Александрийский гусар, полковник Е.И. Гельфрейх. Вскоре по переходе на службу в указанный полк, стоящий в г.Прилуках, Врангель был назначен состоять адъютантом при начальнике штаба 4-го пехотного корпуса, генерал-майоре Аф.Ив. Красовском, хорошо известном старым Александрийцам, участникам похода 1812 года. Это был тот Красовский, славный соратник Александрийских гусар в деле у Борисова 9-го ноября, который со своими егерями особенно отличился при взятии борисовских укреплений графом К.О. Ламбартом.

В конце декабря 1825 года, при известных волнениях в Черниговском пехотном полку, штабс-капитан Врангель был послан по поручению штаба корпуса в г. Васильков «для узнания о происшествии» в Черниговском полку /рапорт ген.-л. кн. Шербатова к Главнокоманд. 1-ю Армией гр. Сакену/. Быстро исполнив возложенное на него поручение Е.П. Врангель уже 31 декабря доставил властям копию «катехизиса», составленного «неистовыми возмутителями». /Всепод. доклад аудит. департ. от 10-го июля 1826 г./.

В 1826 году генерал-лейтенант Красовский получил в командование 20-ю пехотную дивизию, направленную по случаю войны с Персией и в Грузию. Е.П. Врангель, оставаясь состоять при генерале Красовском адъютантом, тоже отправляется на Кавказ. Догнав дивизию на походе уже за Ализанью, Врангель участвует затем в военных действиях против джаро-белоканских лезгин.

В тот момент, когда Паскевич сменял Ермолова в должности главнокомандующего на Кавказе, Красовский занял должность начальника штаба действующего корпуса, но вскоре, из-за размолвки с Паскевичем, вернулся к командованию 20-й пехотной дивизией.

Находясь все время при Красовском, Е.П. Врангель, участвовал 1-го октября 1827 года во взятии крепости Эривани. Когда русские войска уже вошли в крепость, персидский сардар Гассан-хан, известный своим горячим и неукротимым характером, заперся с 200 персиянами в мечети. Генерал Красовский, как всегда сопровождаемый своим адъютантом Врангелем, вошел в мечеть, лично снял оружие с Гассан-хана и передал это оружие Врангелю, который доставил его, как трофей, корпусному командиру. (Известие о взятии Эривани Император Николай I получил в Риге. Богатое оружие Гассан-хана, поднесенное Государю, было пожаловано им, в память пребывания своего в Риге, в городскую ратушу. /Б.Потто. Кавказская война в отдельн. очерках. Т. III, стр. 514/).

За отличия в делах во время Персидской войны, Е.П. Врангель был награжден в 1827 году орденами: св. Анны 3-й степени с бантом и св. Владимиром 4-й степени, тоже с бантом.

После взятия Эривани генерал-лейтенант Красовский состоял русским военным губернатором Армянской /Эриванской/ области. В войну с Турцией в 1828-1829 гг., Е.П. Врангель, в чине капитан, числясь л.-гв. В Конно-Егерском полку, состоял по-прежнему адъютантом при генерале Красовском, который был в эту войну в 1828 году начальником 7-й пехотной дивизии, а в 1829-м – командиром 3-го пехотного корпуса, действовавшего на Балканах /Шумла, Силистрия, Варна/.

13 июня 1829 года сдалась русским войскам крепость Силистрия, и донесение Государю об этом событии поручено было отвезти из армии в Петербург капитану Врангелю. В письме к Императору Николаю I, граф Дибич, между прочим, писал так:

“Известие это везет гвардейского Конно-Егерского полка капитан Врангель; он с отличием служил в Персидскую кампанию, находясь адъютантом при генерале Красовском, и мне он известен с прапорщичьего чина, как прекрасный офицер; на основании сего, осмеливаюсь просить Ваше Величество о переводе его в старую гвардию” (Письмо гр. Дибича Императору Николаю I, из лагеря Экджиукой близ Шумлы, 20 июня 1829 г. /Русск.Старина” (1881 г. Декабрь, стр. 716/).

Император Николай Павлович принял во внимание ходатайство графа Дибича, и 27-го июня 1829 года Е.П. Врангель был переведен л.-гв. в Гусарский полк с переименованием из капитанов в ротмистры. В том же году Государем была утверждена награда, назначенная графом Дибичем Врангелю – “в воздаяние мужества и храбрости оказанных в делах противу Турок”, – орден св. Анны 2-й степени.

После этой войны Е.П. Врангель был на некоторое время прикомандирован «для узнания службы» к Образцовому кавалерийскому полку. Произведенный в л.-гв. Гусарском полку в полковники, Е.П. Врангель, 3-го августа 1831 года, был переведен снова в Александрийский гусарский полк, в котором еще юнкером начал военную службу.

6-го октября 1832 года он был уволен в продолжительный отпуск и зачислен по кавалерии. В 1839 г. /30 августа/ он был произведен в генерал-майоры и в 1842 году назначен командиром 2-й бригады 6-й легкой кавалерийской дивизии. В том же году – 10-го октября – он был награжден орденом св. Станислава 1 степени, а 3-го декабря орденом св. Георгия 4 ст. «За 25 лет службы». В 1845 году ему пожалован орден св. Анны 1 степени, а в следующем году Е.П. Врангель был прикомандирован к военно-учебным заведениям.

С этого времени Егор Петрович покидает строевую службу и вновь отдается военно-воспитательному делу, в котором показывает себя не только плодотворным деятелем, но и редким педагогом. 4-го марта 1849 года он назначается директором Петровского Полтавского Корпуса.

«Кажется, трудно было ожидать», – пишет по этому случаю один из современников, – «от человека, проведшего 30 лет службы в строю, серьезной деятельности, как начальника учебного заведения. Но Врангель был исключением. Способный от природы и не получивший образования, он обладал тактом и, если при нем не было ничего выдающегося, то не было ничего дурного». /И.Павловский. «Русск.Старина», 1896, декабрь, стр. 722—723).

Е.П. Врангель прибыл в Полтаву в начале мая 1849 года, а в декабре – 6-го числа – был произведен в генерал-лейтенанты.

С первых же дней своего пребывания в Полтаве он всецело отдался кадетскому корпусу. По его приказанию на дежурных офицеров была возложена обязанность докладывать ему ежедневно, кто из воспитанников и по каким предметам получал 12 баллов, кто получил неудовлетворительные отметки, какие воспитанники и за что записаны в классные журналы, кто из кадет провинился и в чем, какому взысканию были подвергнуты виновные. Этим способом Врангель постепенно узнавал характер каждого из своих воспитанников. Когда летом корпус выводился в лагерь, Врангель тоже поселялся в нем, посещал кадетские палатки и входил во все мелочи, с целью убедиться, насколько каждый из ротных командиров вникает в свои обязанности.

Е.П, Врангель был не чужд духу своего времени и телесное наказание считал иногда необходимостью в деле воспитания, но старался прибегать к этой мере лишь в исключительных случаях. Часто наказания эти делались не иначе, как по определению воспитательного комитета, причем подвергались этому взысканию дети не свыше 12-летнего возраста. Последняя мера, хотя и была хороша для репутации заведения, но часто не оправдывалась родителями кадет и во многих случаях они просили директора корпуса Врангеля сечь их детей. Тогда Врангель подчинился этим требованиям. Среди его приказов по корпусу попадаются такие, где предписывается зараз высечь 10-12 кадет /число ударов не свыше 35/. Иногда Врангель иронизирует в приказах. Так один кадет лечился от золотухи, которая впрочем, не мешала ему, сидя в лазарете, заниматься, но он ленился. О нем Врангель пишет: «При всей врачебной о нем попечительности, он может подвергнуться такому чувствительному наказанию, которое, не вредя золотухе, благодетельно подействует на одолевшую его леность».

Сечение нередко происходило при известной обстановке, так как иногда секли при целом батальоне или в присутствии родителей. В некоторых случаях Врангель просил родителей, чтобы они наказывали детей у себя дома сами.

По вступлении в должность директора корпуса Е.П. Врангель сразу постарался сблизиться со всеми более влиятельными личностям Полтавы, а терпимостью и мудрыми распоряжениями по корпусу снискал себе любовь и расположение родителей и родственников кадет. Для родителей воспитанников двери корпуса были открыты всегда, кроме классовых часов; равным образом директор принимал родителей у себя на квартире, показывая им свою алфавитную книжку воспитанников, с различными собственными заметками, а также ежедневные рапортички о разных случайностях в корпусе.

«Вот директор, так директор» – повторяли в один голос все, которым приходилось побывать у Врангеля хоть один раз. «Вот, какого нам нужно». (И..Р. Тимченко-Рубан. Из воспоминаний о прожитом. «Историч.Вест.» 1890 г., июль, стр. 113).

Хорошим педагогом считало Е.П. Врангеля и петербургское начальство. Когда император Николай Павлович посетил Полтавский кадетский корпус в 1852 году, то остался очень доволен его состоянием. В особой аудиенции Врангель так мастерски очертил свою деятельность, что Государь сказал: «Не только весьма доволен, но восхищен всем, что видел». В том же году, 18-го сентября, на имя генерал-лейтенанта Е.П. Врангеля последовала Высочайшая грамота о награждении его орденом св. Владимира 2-й степени, а через три года он был награжден орденом Белого Орла и знаком отличия XXX-летней службы.

Молва, прославлявшая Врангеля, как редкого педагога, росла с каждым днем. В 1856 году, при открытии вакансии на должность попечителя Виленского учебного округа, Егор Петрович был вызван в Петербург и, после аудиенции у Императора Александра Николаевича, ему было предложено это место. Благодаря Государя за такое высокое к нему мнении, Врангель со слезами высказал глубокое сожаление, что приходилось расстаться с дорогим ему мундиром Петровского Полтавского кадетского корпуса. Тронутый слезами генерала, Государь позволил ему оставаться в том же мундире и при новой должности, с правом числиться в списках корпуса.

С чувством искреннего сожаления расстался Врангель со своим любимым заведением, директором которого был в течение семи лет. «Время моего пребывания в Полтавском корпусе», писал Врангель в своем последнем приказе по корпусу, «останется навсегда драгоценным, оно глубоко врезалось мне в память сердца неизгладимыми чувствами уважения и признательности к почтенным моим сослуживцам и любви и участия к вверенным сердцу и совести нашим детям кадетам. С печалью расставаясь с вами, обращаюсь ко всем и каждому из вас с вырывающимся из глубины словом: благодарю, благодарю вас! … Прощайте! … С любовью и впредь буду следить за преуспеванием драгоценного для меня Петровского корпуса…» (И. Павловский «Русск. Старина», 1886, декабрь, стр. 725).

Попечитель Виленского учебного округа ген.-лейт. Е.П. Врангель оставался в течение четырех лет. В 1861-м году он был назначен членом совета и инспектором военно-учебных заведений. В 1863 году ему пожалована табакерка, украшенная бриллиантами и портретом Государя. Расстроенное здоровье заставило Врангеля взять продолжительный отпуск и, как показано в «Списке генералам на 1866 год» – Е.П. Врангель, генерал-лейтенант, числящийся по кавалерии, находился в 1866 году за границей в отпуску «до излечения болезни».

Не имея больших материальных средств, Е.П. Врангель в 1840 году получил в виде награды 2000 десятин земли. Кроме того в разное время своей службы ему несколько раз жаловались денежные награды.

Настоящий биографический очерк составлен на основании след. печатных источников: «С.Петерб. Ведомости» и «Русский Инвалид» 1817-1842 гг., «Список генералам на 1866 г., К.Манзей. Истор. Л.гв. Гусарского полка. Спб. 1859, Восстание Декабристов. Матер. Т.VI. М. 1929. В.Лотто. Кавк.война в отд.очерк. Т. III. «Русск.Старина» 1881, 1886 и 1887 гг., «Истор.Вестник» 1890 г.

Ю. ТОПОРКОВ

Добавить отзыв