Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Thursday June 22nd 2017

Номера журнала

Обзор военной печати (№102)



В. В. АЛЬМЕНДИНГЕР — Галлиполийское Землячество в Брно (Чехословакия) 1923-1945 гг. Хантингтон Парк, Калифорния. 1968 г.

В 1921-22 гг. в рамках помощи, которая ока­зывалась чехословацким правительством рус­ским эмигрантам, ученым и учащимся, в городе Брно, как и в других университетских городах Чехословакии, сорганизовался Союз русских студентов, объединявший русских студентов высших учебных заведений этого города.

Недостаточно ясно и определенно выражен­ная национальная платформа Союза, к тому же постепенно, под влиянием левонастроенных сту­дентов, уклонявшегося в сторону «демократи­зации», иначе говоря — милюковщины и керен­щины, не могла удовлетворить входивших в не­го студентов — бывших Галлиполийцев. В не­давнем прошлом — офицеры, юнкера и вольно­определяющиеся добровольческих частей, полу­чившие от своего начальства «долговременный отпуск для продолжения образования», они продолжали считать себя тесно и неразрывно связанными со своими полками и дивизионами и всю свою настоящую и будущую обществен­ную и политическую деятельность в эмиграции рассчитывали вести в духе идеалов Белого Дви­жения и в тесном контакте с возглавлением Рус­ского Общевоинского Союза и Общества Галли­полийцев.

Поэтому уже в 1923 году студенты Галлиполийцы объединились, сначала — продолжая со­стоять в Союзе, в свое, особое «Галлиполийское землячество», которое затем, в 1925 году, отде­лилось от Союза русских студентов и продолжа­ло самостоятельное существование до апреля 1945 года, когда перед занятием Брно советски­ми войсками Галлиполийцы и другие русские эмигранты эвакуировались в направлении на Прагу и далее — на запад.

Но прежде чем попасть в Брно и стать чле­ном землячества, нужно было, само собой разу­меется, попасть в Чехословакию. Не всегда и не всем удавалось сделать это легально, и многим Галлиполийцам приходилось прибегать для тай­ного перехода через границу к содействию кон­трабандистов. Риск для жизни был тогда, конеч­но, много меньший, чем теперь, при наличии «железного занавеса», но все же можно было и сесть в тюрьму и быть выпровожденным обрат­но из пределов Чехословакии.

Затем, если граница была благополучно пе­рейдена и кандидат на высшее образование до­бирался до Праги, здесь начинались мытарства и «хождение по мукам» для получения права на жительство в стране и потом — стипендии и направления в одну из высших школ.

Обо всем этом красочно повествует, по соб­ственному опыту, Владимир В. Альмендингер в «Памятной записке о Галлиполийском земля­честве в Брно», отдельные главы которой по­священы истории города, постановке обучения и прохождению курса высших учебных заведений в городе, участию землячества в жизни русской колонии и отношениям с местными властями и населением, и также описанию трагических для Чехословакии дней аннексии Германией тер­ритории судетов в 1938 году и оккупации стра­ны в марте 1939 года немецкой армией.

Предназначенная, по словам составителя, для относительно узкого круга читателей, Галлипо­лийцев и им сочувствующих, «Памятная запи­ска» будет с интересом и пользой прочитана и многими другими русскими людьми, незнако­мыми или малознакомыми с обстановкой и с ус­ловиями пребывания русских эмигрантов, и в их числе — наших соратников, в Чехословакии в период между 1921 и 1945 годами.

Но раз уж «Памятная записка» может и должна служить документом для будущего ис­торика, то представляется необходимым испра­вить цитируемую составителем выдержку из по­следнего приказа генерала Врангеля, приводи­мую им в предисловии, а именно: «дальнейшие наши пути (а не «шаги». К. П.) полны неиз­вестности» (см. Записки генерала Врангеля, «Белое Дело», том 6-й, стр. 235). Действитель­но, выражение «шаги полны неизвестности» звучит так, как будто бы генерал Врангель не знал, не имел понятия, что именно, какие шаги мы предпримем дальше, в то время как «пути полны неизвестности» значит, что никто, и в том числе и генерал Врангель, не мог знать в те дни, что нас ожидает в дальней­шем.

Два этих слова, «шаги» и «пути», вовсе не синонимичны, и лучше уж придерживаться по­длинного текста приказа.

К. Перепеловский

Лб. гв. Павловского полка полковник А. П. РЕДЬКИН — Воспоминания старого офицера.

В целом ряде номеров журнала «ВОЕННАЯ БЫЛЬ» появились воспоминания л. гв. Павлов­ского полка полковника Александра Петрови­ча Редькина. Это не систематическое изложение событий, а ряд картин-очерков, дающих яркое впечатление о разных эпохах жизни русской армии: мирной, русско-японской войны, войны 1914-17 гг. Особо при этом бросается в глаза чи­тателю скромность автора, который себя не вы­ставляет и никого не критикует.

В этом отношении чрезвычайно приятно чи­тать рассказы А. П. Редькина, но есть у них и другие весьма положительные качества: про­стота и легкость повествования, глубокая лю­бовь к военному делу и русскому солдату. По­этому бесхитростные и простые по форме эти военные рассказы производят очень приятное впечатление и читаются с большим интересом.

Автор — коренной офицер л. гв. Павловско­го полка и участник четырех войн. Он сам пе­режил все, что в них написано, и потому все его «картинки» вполне жизненны и реальны. В небольших рассказах читатель найдет и опи­сание первого боя у Ташичао, и Ляоян и штыко­вая атака, ранение и картины беспричинной и стихийно-страшной ночной паники, когда из­нервничавшиеся и усталые до последней степе­ни солдаты и офицеры вдруг вообразили сре­ди ночного отдыха, что на них напали японцы. В панике стреляли в своих, искалечили обоз­ный скот, перепортили повозки и т. д.

Очень интересны выводимые автором, прав­да, довольно эскизно, различные типы офице­ров и солдат, их образные разговоры о войне и японцах, их отношение к ним. Рассказывается с беззлобным юмором о некоторых курьезных ти­пах «бурбонов» и о эпизодах весьма занимательных. Так ярко представлен «бурбон» капи­тан Малышевский. Большой интерес предста­вляют зарисовки с натуры в очерке «Чаусанлинский перевал» и др.

Весьма интересны и исполнены трогательной любви все рассказы, которые относятся к мир­ной жизни в родном л. гв. Павловском полку. Ему посвящены лучшие очерки. Это и понят­но… Красочно описывает А. П. Редькин посеще­ние Императорского дворца, вся сказочная об­становка которого произвела на молодого офи­цера неизгладимое впечатление грандиозности и блеска. И вместе с тем не чувствовалось ника­кого стеснения, изумительно прост и в то же время значителен разговор Государя с молодым офицером по поводу гренадерки.

Интересен рассказ «Царская ложка» о том, как на маневрах Государь пробовал солдатскую пищу. Эта простота и непринужденность монар­ха великой империи с молодыми офицерами не­вольно вызывает сравнение не в пользу нашего времени, когда ничтожные правители-выскочки и их министры совершенно недоступны для простых смертных. Увлекательны рассказы «Караул в Зимнем дворце», «Императорский приз», «На огонек» и «Солдатский сундучек». Да, нужно сказать, что все рассказы читаются с интересом. В 1914 году полк перешел с мирно­го положения на военное, и автор красочно ри­сует участие полка в мировой войне. К этому периоду относится серия живых и заниматель­ных рассказов с боевыми эпизодами, которые, увеличивая славу родного полка, одновременно уменьшали число дорогих однополчан.

Все рассказы читаются с неослабевающим интересом, они являются именно подлинной на­шей «военной былью», и следует порадоваться, что наша военная литература обогатилась этими воспоминаниями.

Читатель


Голосовать
ЕдиницаДвойкаТройкаЧетверкаПятерка (Не оценивали)
Loading ... Loading ...




Похожие статьи:

Добавить отзыв