Статьи из парижского журнала "Военная Быль" (1952-1974). Издавался Обще-Кадетским Объединением под редакцией А.А. Геринга
Wednesday May 18th 2022

Номера журнала

Генерал Платон Алексеевич Лечицкий. – В. Б. — К.



Имя это хорошо известно было в Российской Импе­раторской армии еще со времени японской войны: большой популярностью, уважением и признанием пользовалось оно в Армии во время 1-ой Мировой вой­ны. Но как, в общем, мало было известно имя генерала Лечицкого широ­кой русской публике тех времен, когда у всех на устах были имена некоторых генералов, со­вершенно незаслуженно разрекламированных прессой в первые дни войны! И как редко при­ходилось мне встречать имя этого выдающегося полководца в нашей зарубежной печати! Не­сколько скупых строчек то тут, то там. А меж­ду тем, генералу Лечицкому по праву принад­лежит одно из первых мест в довольно немно­гочисленном ряду действительно выдающихся полководцев Русской Армии времен 1-ой Ми­ровой войны. Имя генерала Лечицкого нераз­рывно связано в истории 1-ой Мировой войны с операциями 9-ой армии. Это, в ту войну, един­ственная из русских армий, которой от начала войны и до мартовской революции 1917 года бессменно командовал один и тот же генерал — Лечицкий. Под его командованием 9-ая армия одержала ряд громких побед, не потерпев ни одной неудачи крупного армейского масштаба. Во всех операциях, проведенных 9-ой армией, генерал Лечицкий неизменно проявлял себя не только как военачальник одинаково искусный и в наступлении и в обороне, но и как обладаю­щий одним из высших качеств подлинного полководца — несокрушимой волей к победе и редким даром внушать эту волю своим войскам. (В этом отношении его смело можно поставить наравне с генералом Юденичем).

Памяти этого славного русского полководца, незаурядной личности его и его исключитель­ной военной карьере посвящаю эти строки.

Платон Алексеевич Лечицкий родился в 1856 году в семье сельского священника Гродненской губернии. Семья, из поколения в поколение, ду­ховная, следуя семейной традиции, будущий ге­нерал поступает в Духовное Училище, а затем оканчивает курс Виленской Духовной Семина­рии. Но, очевидно, молодой кандидат в священ­ники чувствует свое призвание в совершенно другой сфере деятельности и, нарушив семей­ную традицию, вступает в военную службу. В 1876 году Лечицкий — юнкер окружного Вар­шавского Юнкерского Училища. По окончании в 1878 году Училища, Лечицкий выходит, по су­ществующему тогда положению, подпрапорщи­ком в резервный батальон. Два года суровой школы в дореформенном юнкерском училище дали будущему военачальнику прочную сол­датскую закалку, а год службы подпрапорщи­ком сблизил его с солдатской массой, познако­мил непосредственно с ее жизнью, интересами и нуждами, что и послужило, очевидно, причи­ной той исключительной заботы о солдате, ко­торую всегда проявлял впоследствии генерал Лечицкий, занимая высокие командные посты.

В 1879 году Лечицкий производится в первый офицерский чин прапорщика. Сведения о про­хождении Лечицким службы в обер-офицерских чинах очень скудны, но несомненно, что уже в те годы он зарекомендовывает себя выда­ющимся офицером и обращает на себя внима­ние начальства, потому что, уже в 1896 году, 5-го Восточно-Сибирского стрелкового батальо­на капитан Лечицкий производится «за отличие по службе» в подполковники. В те времена для офицера, окончившего только юнкерское училище, это было необычно быстрое продви­жение по службе в мирное время.

Лечицкий был произведен в штаб-офицер­ский чин через 17 лет после производства в прапорщики, в возрасте 40 лет. Обычно, подав­ляющее большинство офицеров этой категории (то есть — окончивших только окружное юнкерское училище) заканчивав долголетнюю службу капитанами и получали чин подполков­ника только при увольнении в отставку, нахо­дясь уже в очень почетном возрасте. Это был первый крупный шаг в, из ряда выходящей, во­енной карьере генерала Лечицкого.

В 1900 году подполковник Лечицкий прини­мает доблестное участие в своей первой кампании — китайском походе, отмеченное производ­ством в 1901 году «за боевые отличия» в чин полковника. После временного командования 1-ым Восточно-Сибирским стрелковым полком, полковник Лечицкий, Высочайшим Приказом 2-го сентября 1902 года, назначается команди­ром 7-го Кавказского стрелкового батальона, но вступить в командование не успевает, так как уже 3-го ноября того же года получает в коман­дование 24-й Восточно-Сибирский стрелковый полк, сформированный всего лишь за два года до этого. В течение последующего года с не­большим, до начала русско-японской войны, полковник Лечицкий проделал, несомненно, громадную работу по обучению и воспитанию вверенного ему полка так как результаты этой работы сказались с первых же дней начавшей­ся войны.

Молодой полк показал себя, как образцовая, прекрасно обученная, спаянная и воодушевлен­ная боевым порывом воинская часть. Не вдава­ясь в подробности боевой работы 24-го Восточ­но-Сибирского стрелкового Полка в японскую кампанию, в свое время подробно описанной, на­до только сказать, что этот полк под командой полковника Лечицкого проявил себя, как одна из лучших частей Манчжурской армии, о чем красноречиво свидетельствуют как Георгиев­ское знамя, которым отмечены были подвиги полка в эту кампанию, так и многочисленные высокие, порою — несовсем обычные, боевые награды, которыми удостоен был его командир.

Высочайшим Приказом 11-го августа 1904 го­да полковник Лечицкий (незадолго перед тем, в бою 21-го июня 1904 года у деревни Линдяпуза, контуженный в голову) назначен был флигель- адъютантом Его Величества. Награда армейско­му офицеру за боевые отличия совершенно не­обычная и чрезвычайно редкая! 16-го сентября 1904 года Георгиевская Дума постановила удо­стоить его награждения орденом Св. Георгия 4-ой степени. Вскоре за этим последовало на­граждение Золотым оружием. Высочайшим Приказом 12-го мая 1905 года Лечицкий произ­веден был за боевые отличия в генерал-майо­ры. 5 августа того же года назначен команди­ром 1-ой бригады 6-ой Восточно-Сибирской стрелковой дивизии и, наконец, 15 августа того же 1905 года генерал-майор Лечицкий зачислен в свиту Его Величества.

Итак, выпущенный в 1878 году подпрапорщи­ком из юнкерского училища Лечицкий, человек отнюдь не какого-либо знатного происхожде­ния, не обладавший ни связями, ни протекция­ми, а исключительно благодаря своим выдаю­щимся качествам человека, офицера и боевого командира, через двадцать семь лет уже — Сви­ты Его Величества генерал-майор. Убедитель­ный пример для тех, кто утверждал (да мне и не­давно пришлось слышать такое высказывание), что в Императорской Армии продвижение по службе зависело, главным образом, от проис­хождения, связей и протекции.

По окончании японской войны, продвижение по службе генерала Лечицкого шло необычно быстро. 10 марта 1906 года он назначается ко­мандующим 6-ой Восточно-Сибирской стрелко­вой дивизии, а Высочайшим Приказом 21-го июня того же года — командующим 1-ой гвар­дейской пехотной дивизии. Случай, кажется, не имевший прецедентов, во всяком случае, — в последние Царствования, т. е., назначение на­чальником 1-ой гвардейской пехотной дивизии, генерала, не служившего в гвардии, не акаде­мика и к тому же окончившего даже не военное, а всего лишь юнкерское училище.

Назначение генерала Лечицкого вызвало сре­ди части офицеров 1-ой гвардейской дивизии недовольство; некоторые считали чуть ли не преднамеренным оскорблением назначение на­чальником дивизии, в состав которой входили старейшие и славнейшие полки Императорской Гвардии, пусть и признанного героя только что закончившейся войны, но гвардии, по своим данным совершенно чуждого. Рассказы об этом мне пришлось слышать много лет тому назад от офицеров, состоявших в 1906 году в 1-ой гвардейской пехотной дивизии. Согласно этим же рассказам, г.г. офицеры были приятно удив­лены, увидев моложавого, подтянутого генера­ла, отличавшегося по внешним данным от дру­гих Свитских генералов разве только незнани­ем французского языка. Через короткий срок ум, большой такт, скромность и несомненные выдающиеся качества начальника, отличавшие генерала Лечицкого, заставили примириться с его назначением даже наиболее предубежден­ных. А через два года 1-ая гвардейская пехот­ная дивизия провожала своего, получившего высшее назначение, начальника с чувством глу­бокого сожаления. За два года своего командо­вания дивизией генерал Лечицкий, на основа­нии своего большого боевого опыта, внес много нового и ценного в дело подготовки частей к но­вым требованиям тактики.

Высочайшим Приказом 26-го августа 1908 го­да, Свиты Его Величества генерал-майор Ле­чицкий назначен был командующим 18-м ар­мейским корпусом. Случай тоже крайне редкий — назначение командиром корпуса, в мирное время, генерал-майора. Только 5-го октября то­го же года Лечицкий произведен был в генерал-лейтенанты с утверждением в должности А еще через два с небольшим года генерал-лей­тенант Лечицкий Высочайшим Приказом 23-го декабря 1910 года был назначен командующим войсками Приамурского Военного Округа. В те­чение восьми лет генерал Лечицкий поднялся от командира полка до командующего войсками Округа, высшей ступени военной иерархии. Три года генерал Лечицкий командовал войсками Округа, состоя в чине генерал-лейтенанта, в то время как подчиненные ему командиры корпу­сов, входивших в состав Округа, были полными генералами, и только 6-го декабря 1913 года произведен был в чин генерала-от-инфантерии.

На какую высоту поднял генерал Лечицкий за три года боевую подготовку войск вверенно­го ему Округа, показали Сибирские стрелки Приамурского Военного Округа, в первые же месяцы войны покрывшие себя боевой славой.

1914-й год. Началась 1-ая Мировая война. Как только выяснилось, что Япония стала на сторо­ну Держав Согласия и, следовательно, осложне­ний на дальнем Востоке не предвидится, гене­рал Лечицкий вызывается из Хабаровска в Ставку Верховного Главнокомандующего и, по прибытии туда, назначается 16-го августа (все даты — по старому стилю) командующим новой, не предусмотренной планом стратегического развертывания, 9-ой армии. Армия предназна­чается для широкого развития намеченных ак­тивных операций на левом берегу реки Вислы. В состав армии включаются уже находящиеся на левом берегу Вислы кавалерийский корпус генерала Новикова (14-ая и 8-ая кавалерийские дивизии), 5-ая и Кавказская кавалерийские ди­визии, крепость Ивангород, а также прибываю­щие из 6-ой армии (Петербургский Военный Округ) и сосредоточивающиеся в районе Варшава-Ивангород Гвардейский и 18-ый армей­ский корпуса.

Но обстановка быстро меняется. 4-ая армия, наступающая южнее Люблина, терпит неудачу во встречных боях 10-го и11-го августа с 1-ой австро-венгерской армией у местечка Красник и откатывается к Люблину, откинув далеко на­зад сбой правый фланг; вслед затем австрийцы вклиняются между 5-ой и 4-ой амиями и со­здают угрозу и левому флангу 4-ой армии. Вследствие этого, Ставка уже 16-го августа, в день назначения генерала Лечицкого команду­ющим 9-ой армией, отдает приказ о направле­нии из состава 9-ой армии Гвардейского и 18-го корпусов в 4-ую армию. Гвардейский корпус на­правляется на левый фланг последней, а 18-ый — на правый для предотвращения дальнейшего продвижения австрийцев в промежутке, обра­зовавшемся между ее правым флангом и рекой Вислой; сюда австрийское командование напра­вляет главный удар, для усиления которого в ночь на 16-ое августа переводит с левого берега Вислы на правый армейскую группу генерала Куммера.

Так как на усиление 4-ой армии, кроме Гвар­дейского и 18-го корпусов, Ставка направляет также прибывающий 3-ий Кавказский корпус и три второочередных пехотных дивизии, так что количество пехотных дивизий армии доходит до 16, принимается решение разделить 4-ую ар­мию на две. 18-го августа генерал Лечицкий со штабом 9-ой армии приезжает из Варшавы в Люблин, и в ночь с 21-го на 22-ое августа из 4-ой армии передаются в 9-ую два правофланговых корпуса 18-ый и 14-ый, а через несколько дней и подошедшая Гвардейская стрелковая бригада.

Уже 17-го августа передовые части 18-го кор­пуса останавливают австрийские части, глубо­ко обошедшие правый фланг 4-ой армии, а в боях 19-21 августа на реке Ходель 18-ый и ча­сти 14-го корпуса наносят здесь противнику по­ражение и отбрасывают его за реку Ходель. В ближайшие дни, генерал Лечицкий начинает общее наступление на фронте своей армии про­тив армейской группы генерала Куммера и ле­вофланговых дивизий 1-ой австро-венгерской армии, генерала Данкля. Интересно отметить, что генерал Лечицкий по собственной инициа­тиве подвозит к месту намеченного главного удара две батареи 6-ти дюймовых тяжелых га­убиц из Ивангородской крепости, которые сыг­рали большую роль, подавляя огонь неприя­тельской артиллерии.

В боях последних дней августа, совместными усилиями 9-ой и 4-ой армий, сопротивление противостоявших 1-ой австро-венгерской ар­мии, армейской группы генерала Куммера и пе­реведенного вслед за указанной группой с ле­вого берега Вислы германского ландверного корпуса генерала Войрша, было окончательно сломлено и 27-го августа противник стал отхо­дить к реке Сан. 31-го августа передовые части 9-ой армии, перейдя государственную границу, вышли к реке Сан и начали переправу на ле­вый берег.

В августовских боях южнее Люблина, вой­сками 9-ой армии взято было свыше 20.000 пленных, 32 орудия (в том числе 6 тяжелых гаубиц), десятки пулеметов, громадное количе­ство артиллерийских снарядов и ружейных па­тронов и несколько тысяч подвод и повозок с интендантским имуществом; при отступлении за реку Сан противник потерял почти все обо­зы.

За августовские бои генерал Лечицкий был награжден Георгиевским оружием «бриллиан­тами украшенным». Он был первым генералом, удостоенным этой высокой боевой награды в войну 1914-17 гг. (В течение всей войны эту на­граду получили только 8 генералов).

Между тем, в первых числах сентября, выяс­няется, что германское командование, с целью оказать помощь австро-венгерской армии, по­терпевшей полное поражение в Галицийской битве и поспешно отступающей к Карпатам, перебрасывает четыре корпуса из Восточной Пруссии и, присоединив к ним еще две пехот­ных дивизии и несколько ландверных и ландштурмных бригад, сводит их в новую 9-ую гер­манскую армию в составе 12 с лишним дивизий, развертываемую на фронте Краков-Калиш; сю­да же, на левый берег Вислы, переводится из Галиции и 1-ая австро-венгерская армия. Цель этой группировки — быстрое наступление по левому берегу Вислы к Варшаве-Ивангороду и, южнее, до устья реки Сан. Для того, чтобы па­рировать этот удар, Русская Ставка решает от­казаться временно от дальнейшего наступления в Галиции, имевшего целью вторжение в Венг­рию, и произвести переброску на среднее тече­ние Вислы трех правофланговых армий Юго-Западного фронта, углубившихся уже в Гали­цию. Во исполнение соответственной директи­вы Ставки, 9-ая армия должна была переме­нить свой фронт на 180 градусов и развер­нуться на южном крыле новой группировки, заняв нижнее течение реки Сан (примыкая ле­вым флангом к 3-ей армии) и участок реки Вис­лы, до устья реки Илжанка. Севернее 9-ой ар­мии, вдоль реки Вислы, должна была развер­нуться 4-ая армия.

Начатый 11-го сентября марш-маневр 9-ой армии с реки Вислока в Галиции на среднюю Вислу проходил в чрезвычайно тяжелых усло­виях, походным порядком, при непрерывно лив­ших дождях, по дорогам, разбитым двукратным прохождением австрийских армий и русской при наступлении. Во время этого марш-маневра, в 9-ую армию переданы были Гвардейский кор­пус из состава 4-ой армии и 25-ый армейский — из 5-ой армии. Но и фронт, предназначенный для развертывания 9-ой армии, был соответ­ственно протянут к северу — до Ивангорода. Левофланговые дивизии армии достигли ука­занных им районов к 25-му сентября; право­фланговые — только в первых числах октября, после чего армия развернулась на правому бе­регу Вислы и по нижнему Сану, имея в своем составе, с юга на север: 46-ая пехотная дивизия 25-го армейского корпуса по реке Сан до впаде­ния его в Вислу, далее, по Висле: 18-ый, 14-ый и 25-ый корпуса (последний в составе 3-ей гре­надерской и 70-ой пехотной дивизии) и на пра­вом фланге, против Ивангорода, Гвардейский корпус. Началась усиленная деятельность раз­ведчиков, подготовка к форсированию реки и попытка (в 14-м и 18-ом корпусах) образовать небольшие плацдармы на левом берегу Вислы.

9-го октября генерал Лечицкий начал наступ­ление, переведя в Ивангороде на левый берег Гвардейский Корпус. В ночь с 10-го на 11-ое ок­тября с боем форсировал Вислу у Новой Але­ксандрии и Гура Пулавская 25-ый армейский корпус. Здесь сразу же завязались упорные и очень кровопролитные бои, главным образом — у Гвардии, которая, примкнув правым флангом к левофланговому корпусу 4-ой армии — 3-му Кавказскому, — в течение пяти дней вела бой, то отбивая атаки 1-ой австро-венгерской армии, то самая переходя в контр-атаки. Только 14-го октября Гвардии удалось сломить сопротивле­ние противника и он начал отступать от Иван- города, понеся громадные потери, в том числе свыше 15.000 пленных. Вслед за тем, форсиро­вали Вислу и левофланговые корпуса 9-ой ар­мии, 14-ый и 18-ый, уже до того образовавшие на левом берегу небольшие плацдармы.

9-ая армия энергично развивала наступление в общем направлении на юго-запад. Последние упорные попытки сопротивления отступающий противник оказал 19-го октября на Свентокржижских высотах, на фронте Гвардейского корпуса; у посада Влостов, под городом Опатовом, в боях с 14-ым корпусом и 20-го и 21-го ок­тября под городом Сандомиром, на участке 18- го корпуса. Опрокинутый во всех этих боях и понеся больше потери (в боях 9-го — 22-го октя­бря 9-ой армией взято было 36.000 пленных, де­сятки орудий и пулеметов), противник безо­становочно покатился на юго-запад, к государ­ственной границе. Широко задуманная и очень энергично начатая противником операция по овладению левобережной Польшей потерпела на этот раз полную неудачу. К 1-му ноября 9-ая армия приблизилась к государственной гра­нице и подошла к передовым фортам австрий­ской крепости Краков.

Успех наступления 9-ой армии немедленно сказался и на положении в Галиции. Уже 22-го октября австрийцы, почти в течение 3-х недель упорно пытавшиеся сбить 3-ю русскую армию с линии реки Сан, начали поспешное отступле­ние это распространилось и далее, к югу, на фронт 8-ой русской армии.

За форсирование реки Вислы и поражение, нанесенное 1-ой австро-венгерской армии в ок­тябрьских боях генерал Лечицкий Высочай­шим Приказом 25-го октября 1914 год;» награж­ден был орденом Св. Георгия 3-ей степени.

Части победоносной 9-ой армии подошли к Кракову в состоянии сильной усталости, после почти непрерывных, в течение 2-х месяцев, жестоких боев, пройдя походным порядком гро­мадные расстояния в условиях осенней распу­тицы при преследовании австрийской армии от Люблина до реки Вислока, в Галиции, во время марша оттуда на среднюю Вислу и при повто­рном преследовании противника от Ивангоро­да-Сандомира к Кракову. В личном составе частей был большой некомплект, вследствие значительных, а в некоторых частях и весь­ма больших потерь; давал уже себя чувство-

Генерал Платон Алексеевич Лечицкий

вать недостаток снарядов, патронов и даже винтовок. Части армии настоятельно нуждались в отдыхе и в пополнении и людьми и боепри­пасами.

А между тем, уже через несколько дней 1-ая австро-венгерская армия, спружинившаяся по­сле отступления на сравнительно узком участ­ке фронта и усиленная новыми частями, пере­брошенными из Галиции, опираясь на крепост­ные форты Кракова, перешла в решительное наступление против 9-ой армии, занимавшей сильно растянутое положение. Опять завяза­лись упорные и кровопролитные бои, продол­жавшиеся более 2-х недель.

В ходе этих боев, для 9-ой армии, обороняю­щейся против превосходящих сил противника, уже через несколько дней создалось очень се­рьезное положение. Австрийцы прорвались на стыке с соседней 4-ой армией и начали охваты­вать правый фланг 9-ой армии, вслед затем они начали обходить и левый фланг армии, беря ее в клещи. При полном отсутствии резервов и при продолжающемся сильном нажиме с фронта, положение армии стало близким к критическо­му. Дальнейшее развитие противником охватов грозило армии окружением. Возможно, что другой Командующий армией в этом положении отдал бы уже приказ об отступлении. Но гене­рал Лечицкий наглядно доказал в этот момент старую истину, что сражение можно считать потерянным только тогда, когда главный на­чальник пришел к убеждению, что оно потеря­но. Генерал Лечицкий был, по-видимому, в этот момент далек от того, чтобы прийти к такому убеждению. Он принадлежал к числу воена­чальников, обладающих редким даром переда­вать войскам свою уверенность и упорство в до­стижении поставленной цели, довести в реши­тельный момент силы своих войск до наиболь­шего возможного напряжения. Он спешно бро­сает на правый фланг свой единственный ре- зерв-1-ую Донскую казачью дивизию, которая с исключительным порывом с хода атакует в пешем строю, с пиками в руках, обходящую правый фланг армии австрийскую пехоту и за­держивает ее до подхода 1-ой гвардейской пе­хотной дивизии, смененной на своем участке частями 18-го армейского корпуса и брошен­ной к месту прорыва. Угроза правому флан­гу армии была ликвидирована. На левом фланге армии охват австрийцами этого флан­га задерживается отдельными батальона – ми, бросаемыми туда генералом Лечицким с других участков и обороняющимися с редким упорством, вплоть до подхода с правого берега Вислы 7-ой кавалерийской дивизии, а за ней и частей 21-го армейского корпуса из состава 3-ей армии.

Охватывающие части австрийцев, атакован­ные во фланг, разбиты и отброшены. Угроза ох­вата устранена и здесь. 9-ая армия продолжает обороняться и, переходя в контр-атаки, наносит противнику ряд ударов, беря пленных, орудия и пулеметы, до тех пор, пока наступательный порыв австрийцев не выдыхается. 9-ая армия удержала в основном свои позиции, продолжая угрожать Кракову и верхней Силезии. Южнее Вислы части 3-ей армии подходят уже к запа­дным фортам Кракова.

Но в этот момент общая обстановка меняется. Грандиозное сражение в районе Лодзи закан­чивается безрезультатно. Части 1-ой, 2-ой и 5- ой русских армий, принимавших участие в этом сражении, понесли большие потери, недо­статок снарядов и патронов дает себя чувство­вать все сильнее; резервов нет. Для сокращения фронта и придания этим армиям более прочно­го положения, Ставка решает отвести их нес­колько к востоку, на подготовленные позиции по рекам Бзура и Равка. В связи с этим, возни­кала необходимость отвода и 4-ой и 9-ой армий с Ченстоховского и Краковского направлений. Директивой 17-го ноября всем армиям, нахо­дившимся на левом берегу Вислы, указано бы­ло начать постепенный отход на 2-3 перехода к востоку. 9-ая армия должна была занять уча­сток фронта на средней и нижней Ниде, до впа­дения ее в Вислу. Во исполнение этой директивы, 9-ая армия оторвалась около 20-го ноября от противника и, отойдя, заняла указанный ей участок фронта. В боях 7 — 15 декабря 9-ая армия отразила попытки противника сбить ее правый фланг с нижнего течения реки Ниды, после чего на занимаемом ею фронте начал­ся период позиционной войны. В начале февра­ля 1915 года генерал Лечицкий призывается к выполнению новой ответственной задачи.

(Продолжение следует)

В. Б. — К.

Добавить отзыв