Статьи из парижского журнала "Военная Быль" (1952-1974). Издавался Обще-Кадетским Объединением под редакцией А.А. Геринга
Wednesday May 18th 2022

Номера журнала

«Георгиевский праздник». – Глеб Бенземан



Высочайше утверж­денным, Императрицей Екатериной Великой, Статутом нового Ордена, 26-го Ноября 1769 года был — «торжествован при Дворе Ее Импера­торского Величества пер вый день установления Императорского Воин­ского Ордена Св. Вели­комученика и Победоносца Георгия».

Соизволив принять на Себя и Своих преем­ников Гроссмейстерство, — Государыня Импе­ратрица постановила праздновать день учре­ждения Ордена не только при «Высочайшем Дворе, но и во всех тех местах, где случится кавалер большого креста».

Высочайше утверждая 10 Августа 1913 года новый Статут Ордена (последний) Государь Им­ператор Николай Александрович узаконил Свои вступительные к Статуту слова так: «Да живут непрерывно в дорогом, сердцу Нашему Россий­ском воинстве преподанные в статуте заветы воинской доблести и самоотвержения».

…И так, этот чисто военный праздник в Им­ператорской России протекал с особой торжест­венностью в Военно-учебных заведениях и в частях Гвардии, Армии и Флота, не говоря уже о том, как чествовались сами кавалеры этого Ордена, оружия, креста и медали по всей Им­перии и в С. Петербурге, где их лично привет­ствовал Государь Император. Ежегодно до вой­ны 1914 года, в Зимнем Дворце, в Георгиевском зале 26-го Ноября устраивался в Высочайшем присутствии церковный парад Георгиевским ка­валерам.

На этот парад делался строевой наряд от Дворцовых Гренадер, украшенных Георгиев­скими наградами, и перед фронтом их постро­ения ставились Георгиевские Знамена, Георги­евские Штандарты и серебряные трубы войско­вых частей. Строевые и отставные Георгиевские кавалеры выстраивались влево от Дворцовых Гренадер, или же, если не хватало места в за­ле, в соседнем Гербовом зале и далее в «Пор­третной Галлерее 1812 рода».

Высочайший парад этот всегда проходил с особенным патриотическим подъемом, в сердеч­ном единении Державного Вождя со Своими ге­роями.

После парада Государь Император отбывал на Петербургскую Сторону в «Народный Дом»,

где для нижних чинов устраивался парадный обед в Высочайшем присутствии. Для офицер­ских чинов таковой же обед устраивался позд­нее в Зимнем Дворце. Вечером для всех Георги­евских кавалеров давался парадный спектакль также в Высочайшем присутствии, в весьма на­рядной обстановке, в присутствии высших са­новников, дипломатического корпуса и мно­жества гостей.

Перед Георгиевским праздником всегда оза­боченно суетился «Хозяин» Народного Дома — Георгиевский Кавалер, Принц Ал. Пет. Ольденбургский, бывший Кадет Первого Корпуса.

Несколько репетиций церемониала встречи и приема Государя Императора и Георгиевского обеда производилось до праздника под руковод­ством и наблюдением Его Высочества. Прекрасно организована была механическая процеду­ра быстрой уборки столов и полной перемены обстановки зала. Принц распоряжался сам и хо­дил в сопровождении двух рослых Преображенцев, вникая в каждую деталь и делая нужные указания. Два батальона Лейб-Гренадер или Государевых Стрелков изображали, как пом­нится, будущих гостей…

В С. Петербурге ис­ключительно торжест­венно Георгиевский день праздновался в Первом Кадетском Корпусе. Этот древний «Корпус Каде­тов», «Рыцарская Ака­демия» времен Императ­рицы Анны Иоанновны, «рассадник Великих Лю­дей России», по лестному названию Императ­рицы Екатерины Великой, имел все основания так его праздновать.

До 1916 года, когда 10-го Мая состоялся по­следний «Царский» выпуск из Корпуса, в со­ставе коего считался окончившим Корпус Ав­густейший Кадет, юный Кавалер Георгиевской медали, Наследник Цесаревич и Великий Князь Алексей Николаевич, было 168 выпусков.

Первый Кадетский Корпус, имевший пер­вым Генерал-Директором Фельдмаршала Гра­фа Миниха и Директором коего с 1794 по 1801 г. г. был Генерал-Поручик Голенгацев-Кутузов (б. кадет Второго Корпуса), впоследствии Гене­рал-Фельдмаршал и Св. Князь Смоленский, кавалер всех четырех степеней Ордена Св. Геор­гия, — дал России и ее доблестной Император­ской Армии: Генералиссимуса Кн. Италийского, Графа Суворова-Рымникского, Фельдмарша­лов: Графа Румянцева Задунайского, Графа Каменского, а также множество Кавалеров орд. Св. Георгия 1-ой, 2-ой, 3-ей и 4-ой степеней и оружия, среди которых были все Державные Шефы Корпуса, Царственные бывшие кадеты и генералы, штаб и обер офицеры — питомцы его, примерной ратной службой Царю и Оте­честву и геройскими подвигами в боях, стяжав­шие родному Первому Корпусу славу, честь и уважение!

Их имена, напечатанные золотыми буквами, гордо красовались на белых досках, размещен­ных по стенам огромного «Сборного Зала», вме­сте с большой роскошной мраморной доской, увенчанной массивной Императорской короной с длинным перечнем Имен Державных Шефов Корпуса и Особ Императорской Фамилии быв­ших Кадет, и украшали наш зал.

Для каждой степени была особая доска, увен­чанная: для 1-ой и 2-ой степеней золотой ор­денской звездой, а для 3-ей и 4-й степеней Ор­денским Крестом с эмалевыми георгиевскими лентами. В этих исторических Петровских сте­нах «Георгиевские доски» вещали о древней славе и величии Государева Первого Корпу­са, о рыцарстве и героизме славных его питом­цев.

Двенадцать корпусных Знамен и Штандар­тов былой Конной роты Корпуса, а также Вы­сочайше пожалованные Корпусу, в 1760 году при расформировании Лейб-Кампании, — «Се­ребряные барабаны», равносильные в те време­на награждению «Серебряным трубам», явля­ются лучшими показателями того, что верой и правдой заслужил Первый Кадетский Корпус.

Празднование начиналось торжественной обедней в Корпусной церкви. Многие бывшие кадеты — Особы Императорской Фамилии, пре­старелые генералы и сановники в лентах и звездах, молодые офицеры в блестящих фор­мах приходили всегда в этот день в Корпус по­молиться о героях и полюбоваться своими юны­ми однокашниками.

После литургии следовал парад всему Кор­пусу в «Сборном зале». Реяло седое Знамя с ис­тлевшими лоскутьями полотнища над строем Государевых кадет и строго красив был цере­мониальный марш перед Георгиевскими доска­ми под звуки корпусного Марша «Августейший Кадет», по Высочайшему повелению исполняе­мого на всех парадах и смотрах Корпуса.

После здравицы Державному Шефу Корпу­са, тоже с 1915 года Кавалеру Ордена Св. Геор­гия, и Царственному Кадету — Наследнику Це­саревичу, — дружное «ура» батальона кадет, потрясая стены старинного здания, летело к чествуемым однокашникам-Георгиевским Ка­валерам, а «вечная память» во время панихиды накануне, после всенощной, плыла к тем, кто храброй смертью «за Веру, Царя и Отечество» запечатлели подвиги свои на нетленных скри­жалях двухвековой истории родного Корпуса.

После парада и гости и кадеты переходили в столовую, где был сервирован парадный зав­трак. У каждого прибора лежала коробка кон­фет в виде корпусного вице-унтер-офицерско­го погона. И здесь, за кружкой шипучего меда, снова здравицы и тосты и снова могучие звуки «Боже Царя храни» и бесконечное «ура» в мощ­ном порыве и генералов и Царевых кадет, спа­янных нерушимой силой беззаветной любви и верности к Царю, к Отчизне и к родному Кор­пусу…

«В сердцах кадет, как было встарь,
Живи, живи любимый Царь»…

Около 2 часов кадеты ходили в отпуск. Ве­чером многие, по наряду, находились на Геор­гиевском спектакле в Высочайшем присут­ствии, в «Народном Доме» и в Императорских театрах.

Глеб Бенземан

Добавить отзыв