Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Thursday September 21st 2017

Номера журнала

Из жизни Смоленских улан. – Ишеев



Мне хочется запечатлеть, пока не поздно, на страницах «Военной Были» два случая, которые не вошли в полковую историю Смоленских улан.

1. Неожиданный смотр Государя Императора.

За год до Великой войны, 8 мая 1913 года, рано утром, в Александровском штабе (близ гор. Вильковишки, Сувалкской губ.) 3 уланского Смоленского Императора Александра III полка была получена из штаба 3 арм. корпуса телеграмма, в которой сообщалось, что Государь Император, проездом в Германию, произведет смотр полку на станции Вильковишки. Полк представляется в пешем строю. Царский поезд прибывает в Вильковишки в тот же день — 8 мая, около полудня.

В полку поднялся переполох. Хуже всего было то, что два эскадрона в это время находились на стрельбе у фольварка Люлишки, около 25 верст от Вильковишек. Эти два эскадрона по тревоге были вызваны в штаб полка, куда и прибыли около 10 час. утра.

Предстояло очень много дела: выдать новое обмундирование, его пригнать, пополнить число рядов во взводах, сделать расчет, постричь улан и т. д.

Времени было очень мало, и начальствующие лица прямо с ног сбивались, стараясь сделать все возможное, чтобы вывести полк на Высочайший смотр в подобающем для такого случая виде. До чего доходила спешка видно уже из того, что эскадронные парикмахеры стригли улан, пришедших со стрельбы, так сказать — «на ходу», обстригая машинкой только ту часть головы, которая не была покрыта фуражкой: на всю голову не было времени.

Особенно тяжело пришлось двум эскадронам из фольварка Люлишки, т. к. они явились в штаб полка за два часа до смотра и пришли на станцию, когда четыре эскадрона были уже там построены.

Для смотра был выбран участок около самой станции, между полотном железной дороги и шоссе. Это был выгон, на котором обычно паслись коровы, неровный и запущенный. Лучшего места не было. На нем, у полотна жел. дороги, была сбита из досок временная платформа, у которой должен был остановиться поезд.

Полк был построен покоем. Все были в приподнятом настроении и взволнованы неожиданным смотром и предстоящим счастьем видеть Государя.

Наконец подошел поезд и Царский вагон остановился у временной платформы. Через несколько минут из вагона вышел Государь, за ним свита, в которой находился также Командующий войсками округа генерал П. К. Ренненкампф.

Его Величество сходит по подмосткам, трубачи играют гимн, и наш новый штандарт преклоняется перед Императором, который обходит фронт полка, здороваясь с эскадронами. Уланы отвечают и кричат ура…

Обойдя фронт, Государь отошел к полотну железной дороги, а полк перестроился к церемониальному маршу, справа по-эскадронно. Начинается церемониальный марш.

Его Величество благодарит проходящие эскадроны, и уланы, — сразу после ответа, — от воодушевления начинают кричать ура! Прошли хорошо, насколько допускало место, совершенно неприспособленное для этой цели.

По прохождений, полк опять построился покоем. Государь вышел перед полк и к Его Величеству были собраны все офицеры. Обращаясь к ним, Государь сказал несколько слов в том смысле, что наш полк, как расположенный на границе, несет большую ответственность, чем полки, имеющие свои стоянки внутри государства.

Отпустив офицеров на свои места. Государь направился к вагону, и через 2-3 минуты поезд тронулся на Вержболово, сопровождаемый гимном и криками ура!

К сопровождающим Его Величество лицам присоединился и наш командир, полковник фон Крузенштерн (быв. Конно-гренадер). От него мы потом узнали, что Государь, зная какие обычно делаются приготовления к Царским смотрам, остался очень доволен нашим полком, вышедшим на смотр без всякой подготовки и, кроме того, что два эскадрона прибыли в штаб полка за 2 часа до начала смотра.

Со станции полк вернулся в праздничном настроении, и смотр еще долго был главной темой разговоров среди офицеров и улан.

Несомненно, что смотр этот состоялся не без ведома Государыни Марии Федоровны. Полк наш был одним из любимых полков своего Державного шефа Императора Александра III. Эту любовь наследовала и супруга его, вдовствующая Императрица. Ежегодно Государыня проезжала через станцию Вержболово, для следования в Данию. И каждый раз Смоленцы имели счастье представляться Ее Величеству.

Вероятно, при прощании с Государем Императрица рассказала ему об этом и Его Величество в угоду своей Матушке Царице и произвел настоящий смотр.

2. Проводы Императрицы Марии Федоровны

В декабре месяце 1918 года, составив ядро и вступив в Добровольческую Армию, 3 уланский Смоленский Императора Александра III полк узнал, что Государыня Мария Федоровна оставляет Крым и выезжает за границу. Полк спешно отправил депутацию и поручил таковой просить Государыню благословить полк посылаемой иконой Смоленской Божией Матери.

Депутаты были трогательно и милостиво приняты на палубе английского крейсера «Мальборо», где Государыня пожелала, чтобы этим образом Смоленцы благословили Ее Величество, а Великую Княгиню Ольгу Александровну просила принести другую икону, которую Императрица подписала и ею благословила Смоленцев.

Государыня была растрогана до слез и, когда Ее благословляли, стояла на коленях. Точной записи Ее слов, к сожалению, не сохранилось. Но сказала Императрица, приблизительно, следующее: Она рада, что Смоленцы вспомнили Ее в самую тяжелую минуту и что Она этого никогда не забудет.

Депутаты, полковник Королев и ротмистр Корсаков, пробыли на палубе крейсера около двух часов и Государыня представила их всей бывшей с Ней Царской семье и долго с ними беседовала.

При них же крейсер отвалил от Юсуповской пристани, простояв там три дня, — с 28 по 31 марта 1919 года, увез нашу последнюю Царицу.

Этот прием и последние слова нашей обаятельной Императрицы, должны войти в историю полка и послужить утешением Смоленцам за всё ими пережитое.

Полковник Королев убит в Крыму, а ротмистр Корсаков был в Парагвае, где служил в армии, командуя эскадроном.

Записал все это с их слов отец депутата, Дейст. Стат. Советник А. Корсаков, старейший Смоленец, производства 1880 года. Но оба депутата были так растроганы приемом, что многое позабыли и не могли рассказать более подробно.

Подписанную Императрицей икону вывезти с собой в Югославию Смоленцам не удалось. Осталась она, к сожалению, где-то в России.

Ротм. Кн. Ишеев


© ВОЕННАЯ БЫЛЬ

Добавить отзыв