Статьи из парижского журнала "Военная Быль" (1952-1974). Издавался Обще-Кадетским Объединением под редакцией А.А. Геринга
Wednesday May 18th 2022

Номера журнала

Киевское Великого Князя Константина Константиновича Военное Училище (Окончание). – К. М. Перепеловский



Конец 1913-го и начало 1914-го года никаки­ми особенными событиями не выделялись и лишь объявление войны в июле 1914 года по­ложило начало поистине лихорадочной работе. После выпуска юнкеров не в августе, как всег­да, а в Июле 1914 года, училище было сейчас же пополнено новым приемом; остававшемуся в училище младшему классу был дан 2-хмесячный срок для прохождения сокращенного кур­са старшего класса, и 1-го октября 1914 года со­стоялся последний, до 1920 года, выпуск юнке­ров из училища в чине подпоручика.

Начиная с 1 декабря, через каждые два меся­ца, училище выпускало прапорщиков. Строе­вой командный состав, кроме своей непосред­ственной работы, с начала войны был привле­чен к чтению лекций по тактике и типографии. Много времени уходило на заботы по обмунди­рованию молодых офицеров и снабжению их оружием, биноклем и разными другими пред­метами, что, также, входило в обязанности строевого командного состава. Работы стало по­чти непосильно много.

С началом войны в Киеве было открыто еще три училища, — артиллерийское, инженерное и пехотное, получившее, сначала, наименова­ние «2-ое Киевское военное училище», а впо­следствии «Николаевское военное училище». 26 сентября 1914 года нашему училищу было Высочайше повелено именоваться «1-ым Киев­ским военным училищем».

Начальником 2-го Киевского военного учили­ща был назначен генерального штаба генерал Гаврилов, наш бывший преподаватель тактики; командиром батальона — наш же командир 2-ой роты капитан Галущинский. Должности двух командиров рот были, также, замещены нашими офицерами, капитанами Кононович-Горбатским и Желиховским. Несколько млад­ших офицеров были переведены из нашего училища и у нас была взята половина наших солдат и служителей. Все инструкции, расписа­ния, раскладки и пр. были целиком перенесены во 2-ое Киевское военное училище от нас и его можно с полным основанием назвать нашим де­тищем.

Вскоре после объявления мобилизации гене­рал Крылов получил в командование дивизию и Начальником училища был назначен ген. шта­ба генерал Калачев. Ушли на войну и многие преподаватели — офицеры генерального шта­ба, полковники Духонин, Геруа, Ткаченко и их обязанности взяли на себя наши строевые офи­церы, среди которых было много окончивших академии. Поэтому, учебная часть в училище продолжала оставаться на высоте.

27-го января 1915 года училище было впер­вые осчастливлено посещением Государя Им­ператора Николая 2-го. (Надо сказать, что при всех приездах Государя Императора в Киев, училище принимало участие в Его встречах. За пребывание в училище полковника Сигарева это было четыре-пять раз. Участвовало, также, училище в большом торжестве в присутствии Государя Императора по случаю открытия в Киеве на Царской Площади, у Купеческого Са­да, памятника Императору Александру 2-му.).

При входе в Училище Государь был встречен Начальником училища и дежурным офицером. Прежде всего, Государь посетил лазарет учили­ща, откуда, сопровождаемый Начальником учи­лища, поднялся во второй этаж и вошел в зал, где был выстроен батальон юнкеров со всеми прочими чинами училища и преподавателями на левом фланге. Приняв рапорт командира ба­тальона и поздоровавшись с полковником Сигаревым за руку Государь поздоровался с юн­керами. После дружного ответа «Здравия желаем, Ваше Императорское Величество!», загре­мело юнкерское «ура!», почти заглушавшее гимн, исполнявшийся оркестром музыки.

Обойдя фронт, Государь вступил в отделен­ную от зала аркою церковь, где Его встретил кратким словом приветствия о. Евгений Капра­лов, отслуживший молебен.

По выходе из церкви Государь обратился к юнкерам со словом и поздравил очеред­ной выпуск с производством в офицеры. Затем, простившись с юнкерами, Государь направился к выходу. Новое громовое «ура!» сопровождало Государя, шедшего по корридору, затем — по лестнице, до самого выхода из училища и до отъезда царского автомобиля от дверей.

Текст слова, сказанного Государем, был пред­ставлен Начальником училища по команде и вошел полностью в Высочайший приказ о про­изводстве очередного выпуска в офицеры.

Полковник Де-Лобель, тогда капитан и ко­мандир роты, вспоминает о втором посещении училища Государем Императором в 1916 году, когда сопровождаемый генералом Калачевым и другими офицерами Государь обошел все поме­щения училища и, в частности, обратил Свое внимание на медные доски, на одной из которых был выгравирован приказ по училищу: «Ин­спектор классов вверенного мне училища гене­рал-майор Старк имел счастье представляться Государю Императору, который осчастливил ге­нерала Старка и все вверенное мне училище высокомилостивыми словами: «из вашего учи­лища выходят отличные офицеры! Я знаю это от командиров полков…»

На другой доске стояли слова Государя, так­же сказанные Им генералу Старку: «Где Константиновец — там долг исполнен!»

24 июня 1915 года, после кончины Великого Князя Константина Константиновича, последо­вало Высочайшее повеление: 1-ое Киевское во­енное училище впредь именовать 1-м Киевским Великого Князя Константина Константинови­ча военным училищем.

27 августа 1915 года приказом по Военному Ведомству за № 458 Высочайше повелено при­своить училищу шифровку имени Великого Князя Константина Константиновича.

10 октября 1915 года Высочайше повелено: 1-ое Киевское Великого Князя Константина Константиновича военное училище именовать впредь Киевское Великого Князя Константина Константиновича военное училище.

11 декабря 1915 года последовало Высочайше соизволение на принятие под Августейшее по­кровительство Великой Княгини Елизаветы Маврикиевны «Общества вспомоществования бывшим Киевлянам» и также, на переименова­ние этого Общества в «Общество вспомощество­вания бывшим Киевлянам-Константиновцам».

В 1915 году было скромно, по случаю войны, отпраздновано 50-тилетие со дня основания училища.

Осенью 1915 года училище посетил генерал Адамович, назначенный Инспектором военных училищ и школ прапорщиков. В конце своей инспекции, присутствуя на тактических занятиях рот на Саперном поле, генерал Адамович сказал полковнику Сигареву: «Я рад за учили­ще. Оно — в отличном состоянии, а юнкера про­изводят впечатление старых юнкеров мирного времени». Это были юнкера 6-го и 7-го ускорен­ных выпусков.

С течением времени стала все более и более сильно ощущаться нехватка опытных, подго­товленных офицеров для замены уходивших из училища на фронт командиров рот и млад­ших офицеров. В 1916 году ушел на фронт и вскоре был убит, уже в чине подполковника, командир 3-ей роты капитан Воронцов. Поэтому было особенно ценным для училища прибытие таких отличных офицеров, как наш же бывший юнкер — капитан Тунеберг и капитаны Дмит­риев, Осетров, Де-Лобель и Сребницкий.

После двукратного, в 1914 и в 1915 годах, от­каза Главного Управления Военно-Учебных за­ведений отпустить полковника Сигарева на должность командира полка, 12 января 1917 го­да последовал Высочайший приказ о назначе­нии полковника Сигарева командиром 304-го пехотного Новгород-Северского полка. Сдав ба­тальон полковнику Севрикову, полковник Си­гарев отбыл на фронт.

Подводя итог своей службе в училище, пол­ковник Сигарев подчеркивает, что пребывание в училище генералов Крылова и Адамовича бы­ло чрезвычайно благотворным по своим послед­ствиям. Оба эти начальника установили в учи­лище твердые и разумные начала во всех от­раслях жизни и обучения будущих офицеров.

Его Императорское Высочество Великий Князь Константин Константинович — Шеф Киевского Его имени Военного Училища.

1917 год.

27-го октября две роты училища вели бой на улицах Киева с пытавшимися захватить город большевиками. Понеся большие потери (уби­ты 2 офицера и 40 юнкеров, ранены 2 офицера и 60 юнкеров), обе роты вернулись в здание учи­лища, где четыре дня, вместе с Корниловским ударным полком, также помещавшимся в учи­лище, отбивались от осаждавших здание боль­шевиков.

1-го ноября роты училища перешли в зда­ние Владимирского кадетского корпуса.

5-го ноября училище покинуло Киев, отпра­вившись по железной дороге в г. Екатеринодар, куда прибыло 13 ноября в составе: Начальни­ка училища генерала Калачева, 25 офицеров и 131 юнкера. В Екатеринодаре училище вошло в подчинение Командующему войсками на Ку­бани, Атаману Кубанского казачьего войска полковнику Филимонову.

1-го декабря приказом Атамана Кубанского казачьего войска училище было переименовано в «Константиновское военное училище».

1918 год.

21 января училище, входившее в состав отря­да «Спасения Кубани», по частям вышло на ох­рану железной дороги Екатеринодар-Кавказская.

29 января училище понесло первые потери на Кубани: были убиты 2 юнкера и ранены 4 юн­кера.

12 февраля в бою с красными были ранены 2 офицера и 10 юнкеров.

28 февраля училище выступило в 1-ый Ку­банский поход («Ледяной»).

2 марта все пешие части, выступившие из Екатеринодара, были сведены в один, 1-ый Ку­банский стрелковый полк. Офицеры и юнкера училища вошли в состав полка полусотней 3-ей сотни. Командиром полка был назначен офицер училища, штабс-капитан Тунеберг. Штаб учи­лища был прикомандирован к полку.

15 марта, после ряда боев, Кубанская армия отошла в горы и, соединившись у станицы Ка­лужской с Добровольческой Армией, вошла в ее состав.

1917 год. — Справа от Начальника Училища генерала Калачева — командир батальона полковник Сигарев.

20 марта офицеры и юнкера училища были переведены из Кубанского стрелкового полка в Корниловский ударный полк, войдя в его состав ротой. Штаб училища до конца похода оставал­ся при 1-ом Кубанском стрелковом полку.

23 марта в бою под станицей Григорьевской были ранены 2 офицера, убиты 4 юнкера и ра­нены 30 юнкеров.

28-31 марта рота юнкеров участвовала в бою под Екатеринодаром.

Апрель-Май: отошедшая на Дон Доброволь­ческая Армия располагалась в районе станиц Егорлыцкой и Мечетинской.

Июнь-Июль: в составе Корниловского удар­ного полка рота юнкеров участвовала во 2-ом Кубанском походе и в боях под Торговой, Тихо­рецкой, Сосыкой и Тимошевской.

3 августа училище в составе 11 офицеров и 14 юнкеров вступило в Екатеринодар. Большая часть офицеров и юнкеров погибла в 1-ом Ку­банском походе и в предшествовавших занятию Екатеринодара боях, часть юнкеров, произве­денных в офицеры, уехали в другие полки.

1919 год.

1 января в Екатеринодаре был открыт прием юнкеров с законченным средним образованием (67-ой выпуск).

1 февраля начались правильные занятия по программе мирного времени (двухгодичный курс). Начальником училища оставался вышед­ший с училищем из Киева генерал Калачев, Инспектором классов — полковник Попов. Ко­мандир батальона — полковник Сребницкий, ротные командиры: 1-ой полковник Де-Лобель, 2-ой капитан Мыльников, 3-ей подполковник Рейс, 4-ой полковник Худяков, затем — под­полковник Коптев. Младшие офицеры: капита­ны Уськов, Ушаков, Скрынник, Святополк-Мирский, Гуцаловский, Котляр, Черноглазое, штабс-капитан Сербинов, поручики Роше и Крестинский, подпор. Зелинский, поручики Алексеев и Житецкий.

30 июля – 6 августа училище перешло морем в место своей новой стоянки, в город Феодосию.

3 сентября был открыт новый прием в учили­ще (68-ой выпуск).

27 декабря батальон училища, в составе 16 офицеров, 336 юнкеров и 27 солдат, выступил на фронт.

31 декабря батальон выступил из Джанкоя к Перекопу.

1920 год.

«В связи с тяжелой обстановкой, сложив­шейся к началу года на Кавказе, Крым и Новороссия приобретали особое значение, как по­следнее убежище», писал в своих «Записках» генерал Врангель. Почти в тех же выражениях говорит и генерал Деникин о значении удержа­ния в то время в наших руках Крымского по­луострова: «Корпус генерала Слащева охранял Крым — последнее убежище белых армий Юга. В Крымских перешейках было очень мало жи­лья, мороз стоял жестокий, до 22 градусов, и корпус был отведен за перешейки, занимавши­еся только сторожевым охранением. Сосредото­ченные к-ром корпуса крупные резервы оборо­няли Крым, атакуя промерзшего, не имевшего возможности развернуть свои силы, дебуширу­ющего из перешейков противника. В целом ря­де боев, разбивая советские части и преследуя их, корпус трижды захватывал Перекоп и Чонгар, неизменно возвращаясь в исходное поло­жение…» «В результате, все усилия советских войск проникнуть в Крым успеха не имели…»

В свете двух этих выдержек становится по­нятной боевая деятельность училища в этот пе­риод.

11 января батальон училища вел бой на ко­се Соленого Озера и у деревни Карпова Балка. Были ранены 1 офицер и 1 юнкер.

12 января батальон занял город Армянск.

15 января батальон училища, восстанавливая положение на Перекопскому валу, в метель и при морозе в 22 градуса вел упорный бой у Армянска, отбив ряд атак противника, переходя неоднократно в штыковые контр-атаки. Зада­ча, поставленная батальону, была выполнена ценою тяжелых потерь: были убиты 3 офицера, в их числе — командир батальона полковник Сребницкий и 29 юнкеров, ранены 4 офицера и 51 юнкер.

22 января батальон вернулся в Джанкой.

Февраль-Апрель: батальон училища оставал­ся в резерве командира Крымского корпуса и перебрасывался в различные пункты Крыма.

2 апреля батальон в колоне и с оркестром му­зыки атаковал станцию Сиваш по дамбе длиною в полверсты. Противник, не приняв удара, очистил станцию.

4 апреля батальон участвовал в бою за овла­дение станицей Джимбулук.

За оборону Крыма училище было награждено отличием на головные уборы. 45 юнкеров были награждены Георгиевскими крестами и 17 юн­керов — Георгиевскими медалями.

Начальником училища был назначен ген. штаба генерал-майор Чеглов, командиром ба­тальона — полковник Худяков.

1-10 июля батальон училища принял участие в экспедиции против так называемых «зеленых» вдоль шоссе Феодосия-Симферополь.

30 июля батальон училища, в составе 2 гене­ралов, 5 штаб и 20 обер-офицеров, 2 врачей,

377 юнкеров и 44 солдат в военном транспорте «Сарыч» был переброшен в десант на Кубань в состав группы войск, позднее — армии, гене­рала Улагая.

I-3 августа батальон высадился у станицы Приморско-Ахтарской.

3-5 августа батальон совершил переход из станицы Приморско-Ахтарской, через хутор Астапов-Ефремов и станицу Ново-Джерелиевскую, на станицу Тимошевскую, пройдя 85 верст в 46 часов.

5 августа в 18 часов, обходом станицы Тимошевской с севера, батальон решил бой и заста­вил противника очистить станцию Тимошев­скую.

7 августа батальон по железной дороге был переброшен на станцию Ольгинскую и, далее, походным порядком, на станицу Брыньковскую, для обеспечения левого фланга армии и ее сообщений.

8 августа утром батальон (без артиллерии) был атакован в станице Брыньковской прево­сходными силами красных (два полка Приу­ральской стр. бригады и конный дивизион, при 8 орудиях) и после упорного боя, охваченный с обоих флангов, отошел к станице Ольгинской, потеряв убитыми 2 офицеров (поручики Роше и Зелинский) и 17 юнкеров, ранеными 3 офице­ров, 47 юнкеров и пропавшими без вести 1 юн­кера и 2 солдат.

11 августа батальон, окруженный у станицы Ольгинской конницей противника (1-ая красная кав. дивизия), успешно отразил ряд конных атак. Потери батальона — убито 5 юнкеров, ра­нено 2 офицера и 31 юнкер, пропали без вести 3 юнкера и 2 солдата.

11-13 августа, прикрывая 10-верстную колон­ну госпиталей и парков армии, батальон совер­шил в 36 часов фланговый марш в 74 версты: Ольгинская — Приморско-Ахтарская — Кирпели — Гривенная.

15 августа, при внезапном нападении красных («отряд Ковтюха» — 1.200 штыков при 4 ору­диях) на штаб армии в станице Гривенной, ба­тальон удерживал часть станицы и этим обес­печил отход штаба и частей армии на Ачуев. При этом были ранены 2 офицера и 9 юнкеров, пропал без вести 1 солдат.

16-19 августа, оставаясь в арьергарде, в 15-20 верстах от главных сил, в плавнях реки Прото­ки, батальон прикрывал отход и обратную по­садку частей армии на суда южнее, поселка Ачуев. Были убиты 2 юнкера, ранены 2 офице­ра и 14 юнкеров.

20-23 августа заставы, выставленные от бата­льона, прикрывали посадку с юга и с севера, действуя в плавнях и потеряв убитым 1 юнке­ра. Ввиду поднявшейся на море бури, посланно­му миноносцу не удалось снять южную заставу и она, позже, с большим трудом отошла ночью на лодке к месту посадки на суда.

24-28 августа батальон училища вернулся мо­рем в Феодосию.

1 сентября был продолжен прием на младший курс. Юнкера, принятые на младший курс ра­нее, участвовали в десанте.

28 сентября младший курс был выдвинут в горы Крыма для борьбы против «зеленых».

20 октября юнкера старшего класса закончи­ли полностью прохождение курса. Одна рота была выдвинута на Арабатскую стрелку.

30 октября, ввиду полной эвакуации Крым­ского полуострова Русской Армией, началась посадка на суда. Юнкера старшего класса заня­ли караулами все суда в порту города Феодо­сии.

2 ноября училище покинуло Родину на воен­ном транспорте «Дон» в составе 4 генералов, 15 штаб и 16 обер-офицеров, 1 священника, 2 чи­новников, 342 юнкеров и 3 солдат.

13 ноября, после остановки на рейдах Кон­стантинополя и Лемноса, училище прибыло в Галлиполи (Греция).

17 ноября училище с оружием высадилось на берег в Галлиполи.

5 декабря (18-го по новому стилю) Главноко­мандующий лично произвел в офицеры 114 юн­керов 67-го выпуска, сведенных после производ­ства в Офицерскую роту при училище.

1921 год. Галлиполи (Греция).

Начальником училища назначен ген. штаба генерал-майор Борисевич, Инспектором клас­сов — ген. шт. генерал Жекулин; командир ба­тальона полковник Худяков.

Приказами Главнокомандующего Русской Армией № 63 от 25 февраля 1921 г. и № 91 от 11 марта 1921 г. за бои в Кубанском десанте учили­ще было награждено Серебряными трубами с лентами ордена Св. Николая Чудотворца, 5 офицеров награждены следующими чинами, 85 юнкеров — Георгиевскими крестами и 42 юнке­ра — Георгиевскими медалями.

За непрерывную службу Родине и за сохра­нение своего оружия, Главнокомандующим да­ровано училищу право прохождения церемони­альным маршем «ружья на-руку».

15 апреля н. ст. гг. офицеры 67 выпуска вы­пущены по полкам.

21 апреля при училище сформированы Офи­церские курсы на 100 обер-офицеров, произве­денных в первый офицерский чин за боевые от­личия и не получивших военного образования.

Офицеры и юнкера Георгиевские кавалеры в день праздника Ордена Св. Георгия 26.XI—9.XII 1921 г. в Галлиполи. Рядом с Начальником Училища генер. Борисовичем — ген. шт. полк. Сергеевский (с шашкой).

Батальон Училища перед церемониальным маршем на параде в Галлиполи (1921 год).

17 декабря училище погрузилось на пароход «Ак-Дениз» для перевозки, по соглашению между Главным Командованием и Болгарским правительством, в Болгарию.

1922 год. Болгария.

1 января училище прибыло в место новой стоянки-казармы у города Горна Джумая.

1 февраля состоялся выпуск по своим полкам гг. офицеров Офицерских курсов при училище. Было выпущено 60 обер-офицеров.

19 февраля Главнокомандующий Русской Ар­мией генерал Врангель зачислил себя в списки училища.

Приказами Главнокомандующего в списки училища зачислены: командир 1-го армейского корпуса генерал Кутепов и бывший Начальник училища генерал Чеглов, в начальствование и под непосредственной командой которого учи­лище заслужило свои Серебряные трубы с лен­тами ордена Св. Николая Чудотворца.

29 мая старший класс (68 выпуск) закончил прохождение курса училища; приказом Главно­командующего Русской Армией 4-го июня 109 юнкеров произведены в подпоручики и сведе­ны в две Офицерские роты при училище, впредь до отправления по своим полкам.

В середине 1922 года Начальником училища был назначен ген. шт. генерал-майор Россий­ский и Инспектором классов — ген. штаба пол­ковник Сергеевский.

Осенью того же года в место стоянки учили­ща было переведено Корниловское военное учи­лище, и оба училища были сведены в одно Сводное Константиновское-Корниловское воен­ное училище в виде двух отдельных батальо­нов, но с общим Начальником училища и об­щей учебной частью.

Совместная деятельность двух военных учи­лищ продолжалась до конца 1923 года.

1923 год. Болгария.

Юнкера 69-го выпуска закончили прохожде­ние курса училища и приказом Главнокоман­дующего Русской Армией произведены в под­поручики с оставлением, по условиям обстанов­ки, при училище.

За исчерпанием кредитов Главного Командо­вания, все чины кадра училища и прикоманди­рованные офицеры 68-го и 69-го выпусков по­степенно переходили на собственное иждиве­ние, расселяясь по всей Болгарии.

1925 год.

Кадр училища, во главе с И. д. Начальника училища ген. шт. полковником Соколовским и также некоторые из прикомандированных к училищу офицеров, переходит во Францию.

1926 год. Франция.

В городе Париже, в составе Русского Обще­-Воинского Союза, учреждается «Объединение Киевлян-Константиновцев» и при нем «Обще­ство взаимопомощи Киевлян-Константиновцев».

Такое же «Общество взаимопомощи Киевлян-Константиновцев» было учреждено и в Югосла­вии. Это Общество действовало и оказывало по­мощь нуждающимся своим членам вплоть до оккупации Югославии германскими войсками в 1941 году.

Составил К. М. Перепеловский

Добавить отзыв