Статьи из парижского журнала "Военная Быль" (1952-1974). Издавался Обще-Кадетским Объединением под редакцией А.А. Геринга
Tuesday May 17th 2022

Номера журнала

Краткий очерк о формировании второочередных полков русской Императорский армии. – В. Федуленко



В 1910 году военный министр ген. Сухомли­нов решил усилить кадры полевых войск пу­тем упразднения всех резервных и крепостных войск, что дало пех. полкам до 20 добавочных офицеров и 380 солдат и перевело штаты рот с 48 рядов на 60. Вместе с тем была введена си­стема «скрытых кадров», по которой при моби­лизации ряд пех. полков и артил. бригад выде­ляли кадры для развертывания частей второй очереди. По принятому плану, — в добавление к имеющимся 350 пех. полкам, образовывав­шим 70 пех. дивизий и 18 стр. бригад, — наме­чалось создание 35 пех. дивизий второй очере­ди, большинство которых должны были фор­мироваться во внутренних военных округах.

Согласно штатам, второочередная дивизия должна была представлять собой точный ско­лок с перволинейной: — 4 пех. полка по 4 бата­льона каждый и артил. бригада из 6 батарей. Дивизии второй очереди должны были являть­ся как бы несколько ухудшенным изданием перволинейных, т. к. командиры новых полков, батальонов, рот до момента развертывания должны были занимать посты старших штаб- офицеров полка, помощников батальонных ко­мандиров и старших офицеров рот; необходи­мого опыта в командовании ныне вверяемым им частям они не могли иметь. Да и общее число офицеров, выделяемых в полки второй очере­ди, обычно выражалось числом 25-30, число

унтер-офицеров, выделяемых из полка первой очереди также не было велико. Все это долж­но было сказаться на молодых полках; особен­но, в первое время, должна была страдать спай­ка и должно было учитывать хрупкость и из­вестную неустойчивость этих частей в их пер­вых боевых шагах.

С.-Петербургский военный округ из семи пех. дивизий должен был выделить только 3 второочередных, а именно: 37-я, — 74-ю, 22-я — 67-ю и 24-я — 68-ю. Для примера возьмем известную нам 24 пех. дивизию, которая, в случае войны, должна была развернуть 68-ю пех. див., 23-я полевая арт. бригада выделяла кадры на формирование 68-й полевой легкой артил. бригады.

Развертываемые ими второочередные полки и артил. бригада должны были формироваться в местах стоянок перволинейных. Для сокра­щения военных перевозок дивизии должны бы­ли комплектоваться призывными прилежащих уездов тех же или соседних губерний.

93-й пех. Иркутский полк развертывал

269-й пех. Новоржевский полк.

94-й пех. Енисейский полк развертывал

270-й пех. Гатчинский полк.

95-й пех. Красноярский полк развертывал

271-й пех. Красносельский полк.

96-й пех. Омский полк развертывал 272-й пех. Гдовский полк.

23-я пол. легкая артил. бригада развертыва­ла 68-ю пол. легкую артил. бригаду.

В данном случае наименование молодых полков почти совпадало с районами, из коих они получили свою массу запасных. Имена мо­лодых полков для их чинов не были «пустым, ничего не говорящим для них звуком».

В 1913 году, поздней осенью, по Высочайше­му повелению, в Иркутском полку была произ­ведена поверочная мобилизация. Она прошла блестяще. Комиссия, производившая проверку, нашла, что план мобилизации полка был раз­работан прекрасно, листы чинов полка литеры «Б» — в полном порядке, все хозяйственные запасы были на лицо и в полном порядке.

В феврале 1914 года была произведена, по Высочайшему повелению, опытная мобилиза­ция с призывом запасных в ряды полка. На не­сколько дней родился второочередной 269-й пех. Новоржевский полк, полковник Филимо­нов, старший штаб-офицер Иркутского пех. полка, стал его командиром. Вторая мобилиза­ция прошла также блестяще во всех отноше­ниях.

Вечером 17 июля (старый стиль) 1914 года во Пскове в полковой канцелярии 93-го Иркутско­го полка, поглощенный текущей работой, зани­мался полковой адъютант, штабс-капитан Прокушинский. Было уже около 9-ти вечера, когда к нему прибежал дежурный писарь и говорит:

— «Ваше Высокородь, начальник дивизии про­сит Вас к телефону». Штабс-капитан поспешил в телефонную будку и между ним и ген.-лейтенантом Рещиковым, начальником 24-й пех. дивизии, произошел такой разговор: — «Вы узнаете меня по голосу». — «Так точно, Ваше Превосходительство, узнаю». — «Передайте командующему полком, что Государь Импера­тор объявил всеобщую мобилизацию. Первым днем ея считать 18-е июля». — «Разрешите по­звать командующего полком». — «Нет, не надо. Доложите ему наш разговор».

Чрезвычайно взволнованный шт.-капитан Прокушинский побежал к ген.-майору Копытынскому на квартиру и доложил ему о всем случившимся, По вызову командующего пол­ком, в канцелярии штаба полка собрались стар­шие чины: командующий полком, его помощ­ник, батальонные командиры, заведующий хо­зяйством и адъютант. Были вскрыты мобили­зационные пакеты и с рассвета приступили к выполнению мобилизационного плана. В этот день 18 июля все чины перволинейных полков, назначенные согласно мобилизационному пла­ну к выделению во второочередные полки, сда­вали свои старые должности и вступали в ис­полнение новых.

Командир 1-й бригады 24-й пех. дивизии — ген. майор А. Н. Апухтин принял должность начальника 68-й пех. дивизии. Старший штаб- офицер 93-го Иркутского полка — полковник Б. П. Филимонов — принял должность коман­дира 269-го пех. Новоржевского полка.

Работа кипела. Все делалось с необычайным подъемом, дружно и радостно. Вся страна, как один, откликнулась на призыв Царя. Своими размерами подъем превзошел воодушевление 1877 года. Запасные толпами спешили на явоч­ные пункты. Забегая несколько вперед, отме­тим, что процент прибывших на 15% превысил норму, ожидавшуюся Главным Управлением Генерального Штаба. В войска поступало мно­го охотников-добровольцев. Короче говоря, мо­билизация прошла блестяще.

На свое сформирование 68-я пех. дивизия получила только 10 дней, — с 18-го по 27-е ию­ля, — в то время как две другие дивизии Пе­тербургского военного округа получили более долгие сроки, например: 67-я получила 16 дней. Объяснить это можно тем, что 68-я подлежала включению в состав войск Северо-Западного фронта, а 67 и 74 входили в состав 6-й Отдель­ной армии ген. Фан-дер-Флита с заданием ох­раны и обороны подступов к столице Империи.

На второй день мобилизации в полки стали прибывать первые партии запасных. В последу­ющие дни число их быстро возрастало; 23 и 25 июля нужно считать днями прибытия наиболь­шего числа запасных, что относится как к офи­церам, так и к солдатам. Командир 269-го пех.

полка, сопровождаемый офицерами и унтер- офицерами, обходил эти толпы и мелом отмечал на груди призывных номера рот, в которые на­значались эти будущие новоржевцы. Эти толпы состояли из «земляков» — жителей одних воло­стей, сел и деревень. Некоторые из них выска­зывали свое желание попасть в ту или иную ро­ту, для совместной службы с другими своими земляками. Командир полка охотно шел им на­встречу и, по мере возможности, удовлетворял их желания. Это было как раз то, чего он хотел, и роты 269-го Новоржевского полка, складывав­шиеся по земляческому признаку, уже с самого начала имели некоторые данные на известную сплоченность и спайку.

Во второочередном полку, кроме 6 вакансий для старших чинов, еще 19 или 20 других под­лежали заполнению кадровыми обер-офицера­ми, выделяемыми из перволинейного полка. Ва­кансии эти были таковы: 16 командиров строе­вых рот, 1 ком. нестроевой роты, один полко­вой адъютант, один начальник пулеметной ко­манды; вакансия начальника команды связи и разведчиков обычно заполнялась из офицеров запаса и, таким образом, эта вакансия являлась как бы необязательной для заполнения кадро­вым обер-офицером. Но 93-й пех. Иркутский полк, кроме 6 старших офицеров, выделил еще 22 обер-офицера (10 штабс-капитанов, 9 пору­чиков, 3 подпоручика), почему не только вакан­сия начальника команды связи, но и младших офицеров в двух ротах в 269-ом Новоржевском полку могли быть замещены кадровыми обер-офицерами. Это было очень хорошо по сравне­нию с другими полками. Правда, один подпору­чик был сразу же откомандирован в штаб 68-й дивизии на должность младшего адъютанта, так как штабы дивизий второй очереди при своем формировании не получали необходимого чис­ла младших офицеров от штабов дивизий пер­вой линии и принуждены были извлекать тако­вых из своих же полков второй очереди, что для последних являлось порой весьма сущест­венной жертвой.

Все же надо сказать, что Новоржевский полк был одним из счастливых исключений, — многие перволинейные полки сплавляли во вто­роочередные разные «мертвые души» и мало­способных. Иркутский полк проявил редкую заботливость о своем детище. Коренной Иркутец полковник А. И. Прокушинский пишет в своих воспоминаниях: — «Мы, Иркутцы, име­ли, конечно, возможность сплавить в свой вто­роочередной полк все, что нам было ненужно, но мы этого не сделали. Мы стали на другой путь, дали нашему детищу — Новоржевскому полку — все самое лучшее, что в терминологии мирного времени почиталось «выдающимся». Мы выделили прекрасную во всех отношениях молодежь, свой цвет. Мы сами остались, можно сказать, ни с чем: старые капитаны и подпол­ковники и юные подпоручики, в лучшем случае пробывшие в полку два года. В этом отношении мы оказались вне всякого упрека…».

269-й Новоржевский пех. полк получил все данные, чтобы оказаться хорошим полком, что он в действительности и доказал в течение всех трех с половиной лет войны, когда он постоян­но являлся основой дивизии и ни разу за все это время не был выведен из боя для «приве­дения в порядок», как то случалось с некоторы­ми полками.

Другие полки дивизии — 270-й пех. Гатчин­ский полк и 271-й пех. Красносельский полк, при своем формировании не получили полного комплекта офицеров, и некоторые роты были под командованием фельдфебелей или подпра­порщиков. 272-й Гдовский полк был сформиро­ван так же удачно, как и Новоржевский.

68-я полевая легкая артиллерийская брига­да, сформированная в Гатчине, как и вообще вся русская артиллерия, получила прекрасный состав офицеров и солдат. Конский состав был тоже превосходный. Командиром бригады был полковник Аккерман, коренной офицер лейб- гвардии 2-й артил. бригады. Командиров диви­зионов в бригаде не было и два старших коман­дира батарей официально совмещали должно­сти дивизионеров с командованием батареями. Они, как равно и другие командиры батарей, были в чине капитана.

Утром 1-го августа, т. е. на 14-й день моби­лизации, на ж. д. станции Псков вторая нача­лась погрузка в эшелоны 269-го Новоржевско­го полка. Так начался поход 68-й дивизии.

Из воспоминаний г.г. офицеров 93- го пех. Иркутского и 269-го пех. Но­воржевского полков и штаба 68-ой пех. дивизии.

В. Федуленко

Добавить отзыв