Статьи из парижского журнала "Военная Быль" (1952-1974). Издавался Обще-Кадетским Объединением под редакцией А.А. Геринга
Wednesday May 18th 2022

Номера журнала

Ляонское сражение 1904 г. – Н. Н. Р.



Ляоян был выбран местом сосредоточе­ния нашей Манджурской армии. Он был кру­пным населенным пунктом и важным узлом путей сообщения. С начала войны Ляоян уси­ленно укреплялся под руководством военного инженера генерала Величко. Его позиции со­стояли из двух оборонительных полос : пере­довой — Ляндянсянь-Айсяндзянской и глав­ной — Ляоянской.

Ляндянсянь-Айсяндзянская позиция, протя­жением в 70 километров, находилась к юго-западу от Ляояна и являлась его передовой линией обороны. Второй рубеж обороны, про­тяжением в 22 километра, пролегал по высо­там, начиная от железнодорожной линии до реки Тайцзыхэ. Слабым местом этой позиции было то, что с появлением японских войск на северном берегу реки Тайцзыхэ ей угро­жал обход.

Наконец, главная ляоянская позиция тяну­лась полукругом к югу от Ляояна и упира­лась своим левым флангом в реку Тайцзыхэ. Ее укрепления состояли из фортов и редутов полевого типа. Недостатком этой позиции бы­ло отсутствие глубины и неукрепленные флан­ги ее.

Местность к югу от Ляояна в своей во­сточной части была гориста, но по мере ее протяжения на запад, она принимала все бо­лее и более равнинный характер. В начале августа 1904 года у Ляояна собрались значи­тельные силы нашей Манджурской армии:

1-ый Сибирский корпус генерала барона Штакельберга, 3-ий Сибирский корпус генерала Иванова, 2-ой Сибирский Корпус (в составе одной дивизии) генерала Засулича, 10-ый ар­мейский корпус генерала Случевского, 17-ый армейский корпус генерала Бильдерлинга и, к северу от Ляояна, 4-ый Сибирский корпус генерала Зарубаева и конница генерала Ми­щенко. Далее к северу, у Шахэпу, находи­лась бригада 54-ой пехотной дивизии (5-го Си­бирского корпуса) генерала Орлова.

Против нашей армии действовали три япон­ские армии под главным командованием мар­шала Ойяма: на юго-восток от Ляояна 1-ая ар­мия Куроки и на юго-запад 4-ая армия Нодзу и 2-ая армия Оку.

19 июля наш Восточный отряд, после ряда арьергардных боев, отошел на Ляндянсянскую позицию. Ввиду периода дождей наступило затишие в боях.

Маршал Ойяма разработал план дальнейше­го наступления на Ляоян: он решил обойти Ля­оян с северо-востока армией Куроки, дабы та­ким образом отрезать нашей армии путь отхо­да на Мукден и, одновременно, сильными фрон­тальными атаками 2-ой и 4-ой армий сковать наши войска южнее реки Тайцзыхэ. Японские армии занимали охватывающее положение от­носительно наших позиций.

Генерал Куропаткин решил, в свою очередь, упорно оборонять Ляоянские укрепленные пози­ции и маневрировать по обоим берегам реки Тайцзыхэ.

Бои на подступах к Ляояну. К 10 августа на­ша армия состояла из двух групп: Южной, с 1-ым Сибирским и 2-ым Сибирским (одна диви­зия) корпусами на Айсяндзянской позиции с 4-ым Сибирским корпусом в резерве, и Восточ­ной — с 3-им Сибирским и 10-ым армейским корпусами у Ляндянсяна и 17-ым армейским корпусом в резерве. В промежуток между Юж­ной и Восточной группой были выдвинуты не­большие отряды генералов Толмачева и Греко­ва. Правый фланг Южной группы прикрывался конницей генерала Мищенко, а левый фланг Восточной группы обеспечивался отрядом гене­рала Любавина.

Генерал Куропаткин приказал войскам не ограничиваться лишь арьергардными боями, но при благоприятной обстановке переходить в на­ступление, дабы отбросить японцев.

Напротив нашей Восточной группы под ко­мандой командира 17-го армейского корпуса ге­нерала Бильдерлинга стояла 1-ая японская ар­мия Куроки (2, 12 и гвардейская дивизии). Она занимала Ющулин-Тхавуанскую позицию. Ее правый фланг прикрывала резервная бригада Умесавы. Против нашей Южной группы дейст­вовали 4-ая армия Нодзу и 2-ая армия Оку.

11 августа японцы решительно атаковали 3-ий Сибирский корпус и он был вынужден очи­стить позиции у Тасинтуна. 13 августа японская гвардейская дивизия возобновила наступление на Тунсинпу, где у Павшагоу наткнулась на двигавшийся ей навстречу 140-й пехотный За­райский полк под командой полковника Марты­нова, который по личной инициативе атаковал японскую гвардию, опрокинул ее и гнал 3 кило­метра. За этот подвиг полковник Мартынов был награжден орденом Св. Георгия 4 степени.

Генерал Куропаткин, несмотря на этот ус­пех, опасаясь обхода правого фланга Восточной группы, приказал армии отходить на главные Ляоянские позиции.

За время боев на подступах к Ляояну рус­ские войска потеряли 430 человек, а японцы — около 1.000 человек.

Японцы, по-видимому, не ожидали нашего отхода и не препятствовали ему, хотя могли бы нам причинить большие потери, ввиду большо­го скопления людей и обозов на перевалах, вы­двинув артиллерию на горный хребет.

15 августа 1-ая гвардейская бригада энергич­но атаковала арьергарды 10-го и 3-го Сибирско­го корпусов, причем на фронте генерала Гершельмана (начальник 9-ой пехотной дивизии) в продолжение 6 часов шел ожесточенный бой и 35 пехотный Брянский полк понес серьезные потери, а командир 2-ой бригады 9-ой пехотной дивизии генерал Мартеон был смертельно ра­нен. Японские атаки были отбиты.

Генерал Куропаткин решил оборонять линию Сяпу, Миндяфан, Маэтунь. Корпуса Южной группы должны были отходить за реку Шахэ.

Боевые действия на Ляоянских позициях.

В течение 16-го августа наши войска устра­ивались на Ляоянских позициях. Маэтунскую позицию занял 1-ый Сибирский корпус на про­тяжении 8 километров между Гуцзяцзы и Синьлинтунь. На Цофантунской позиции на 6 ки­лометров расположился 3-ий Сибирский кор­пус. Еще левее, под углом к 3-му Сибирскому корпусу, Кавлицунскую позицию занял 10-ый армейский корпус. Общий резерв составили 2- ой Сибирский корпус (одна стрелковая дивизия) и 4ый Сибирский корпус севернее Ляояна. Пра­вый фланг Ляоянского укрепленного района обеспечивался конным отрядом генерала Ми­щенко. На правом берегу реки Тайцзыхэ стоял 17-ый армейский корпус, причем к Бенсиху был выдвинут отряд полковника Грулева. Левый фланг нашего расположения прикрывался кон­ницей генерала Любавина.

По плану японского командования 1-ая ар­мия Куроки должна была большей частью сво­их сил переправиться на правый берег реки Тайцзыхэ для обхода левого фланга русской ар­мии и угрозы ее сообщениям. В течение 16 авгу­ста японцы сосредоточивались для атаки Ляо­янских позиций, а 12-ая пехотная дивизия и бригада 2-ой пехотной дивизии подготовляли переправу через реку Тайцзыхэ. Атака наших позиций была назначена на 17 августа. 4-ая японская армия Нодзу (2,5 дивизии) наступала на Цофантунскую и Кавлицунскую позиции. 2-ая армия Оку (4 дивизии с конницей Акияма и тяжелой артиллерией) должна была атаковать наш правый фланг у Маэтунь, дабы его обойти с запада. Таким образом, на наш правый фланг наступало около 48 батальонов с тяжелой ар­тиллерией. Цофантунскую и Кавлицунскую позиции атаковывали 40 батальонов японцев. У японцев был перевес в артиллерии.

17 августа японская артиллерия открыла сильный огонь по нашим позициям. На фронте Маэтунь-Мандяфань разгорелся жестокий бой.

2-ая японская армия атаковала 1-ый Сибирский корпус, а 4-ая армия повела наступление на 3-ий Сибирский корпус. Правый фланг нашего 10-го армейского корпуса подвергся также атаке. По­сле упорного боя японцы были отброшены с большими потерями. Жестокий бой произошел на фронте 1-го Сибирского корпуса, где 3-я японская дивизия атаковала фронт Саоянсы, Дацзыин. 1-ый Сибирский корпус пришлось усилить частями 4-го Сибирского корпуса, кото­рые удлинили его правый фланг. На фронте 10- го армейского корпуса особенно удачно дейст­вовал 1-ый дивизион 9-ой артиллерийской бри­гады полковника Слюсаренко, который, стре­ляя с закрытой позиции, привел к молчанию ряд японских батарей. За день боя дивизион выпустил 9.000 снарядов.

Левый фланг 10-го армейского корпуса за весь день японцами не был атакован.

Ввиду отбития японских атак и больших по­терь у них, в наших войсках появилась уверен­ность в конечном успехе, настроение у всех бы­ло приподнятое. Ночь была довольно беспокой­ная. На правом фланге 6-ая японская дивизия атаковала с запада части 1-го Сибирского корпуса, но и эта атака была отбита.

18 августа на рассвете японцы пытались на­ступать в открытый промежуток между 1-ым Сибирским и 3-им Сибирским корпусами, но и это продвижение было остановлено нашим ар­тиллерийским огнем и японцам пришлось оста­вить деревню Дава. Против левого крыла 3-го Сибирского корпуса и против 10-го армейского корпуса японцы ничего не предпринимали, при­чем оттуда можно было наблюдать движение японских колонн в восточном направлении.

Стало известно, что японцы значительными силами переправились на северный берег реки Тайцзыхэ у Сакань. Несмотря на наличие у нас довольно сильной кавалерии и присутствия на правом берегу Тайцзыхэ 17-го армейского кор­пуса, ничего не было предпринято, чтобы сбро­сить японцев в реку. Дело ограничилось лишь тем, что 35-ой пехотной дивизии было приказа­но занять высоты у деревни Сыквантунь. Та­ким образом, японцы смогли выполнить свой смелый маневр. Если бы Куропаткин проявил бы инициативу и атаковал бы японцев во время переправы, то он одержал бы победу над ними. Еще больший успех был бы у нас, если бы мы собрали все резервы на западном берегу реки Тайцзыхэ и нанесли бы удар во фланг и тыл японцев. Куропаткин на этот маневр также не решился. Был отдан новый приказ, в котором было сказано, что ввиду переправы значительных сил японцев на правый берег реки Тайцзы­хэ, решено обороняться на западном берегу ре­ки, причем для сокращения фронта наши вой­ска отводятся на линию Ляоянских фортов. Для обороны их назначаются 4-ый Сибирский корпус, 5-ая Bосточно-Сибирская стрелковая ди­визия (2-го Сибирского корпуса) и бригада 10-го армейского корпуса. Остальные части должны были собраться на правом берегу реки Тайцзы­хэ для решительного наступления против япон­цев. Этот приказ об отходе, после отбития япон­ских атак, на линию фортов произвел на всех удручающее впечатление.

В это время, в течение 18 августа, охотники Брянского и Воронежского полков (10-го армей­ского корпуса) ходили в японские окопы и уста­новили, что они были оставлены японцами. Это побудило временно командующего 31-ой пехот­ной дивизией генерала Васильева предложить перейти в решительное наступление против японцев. На запрос командира 10-го корпуса ге­нерала Случевского, генерал Куропаткин вы­полнение инициативы генерала Васильева не разрешил, под предлогом, что это поведет к удлинению фронта.

Вечером был получен приказ об отходе на новые позиции. 1-ый Сибирский корпус отво­дился в район Иншуйсы, конница генерала Ми­щенко переходила к Янтайским копям, туда же направлялся отряд генерала Орлова (5-го Си­бирского корпуса — 12 батальонов и 2 батареи). 3-ий Сибирский корпус сосредоточивался на се­верной окраине Ляояна, а 10-ый армейский кор­пус (без одной бригады) перебрасывался в Сичен.

Это отступление не вызывалось обстановкой. Наша пассивность позволила японцам переправиться через реку Тайцзыхэ, оставив свой тыл открытым. У Свянмаоцзы японцы оставили лишь четыре роты. Таким образом, инициатива генерала Васильева сулила бы успех.

В боях за передовые позиции наши войска потеряли 6.540 человек, а японцы 11.900 чело­век.

План Куропаткина был сложен и для выпол­нения требовал много времени. Всего в нашу правобережную группу было назначено 95 ба­тальонов, 60 сотен и 340 орудий, то есть силы, превосходившие армию Куроки. Пока шла пе­регруппировка наших войск к левому флангу, Куроки продолжал свои движения вперед.

В ночь на 19 августа русские войска произ­водили передвижения согласно приказу Куро­паткина: на правом фланге, на линии фортов, фронтом на запад, расположился 4-ый Сибир­ский корпус. Его правый фланг упирался на форт № 8, на правом берегу реки Тайцзыхэ. Его левый фланг доходил до железнодорожной ли­нии. Левее его стоял 2-ой Сибирский корпус в составе 5-ой Восточно-Сибирской стрелковой дивизии и бригады 10-го армейского корпуса. На северной окраине Ляояна находился в ре­зерве 3-ий Сибирский корпус. 1-ый Сибирский корпус собрался в районе Иншуйсы, на северо-восток от Ляояна. 10-ый армейский корпус сос­редоточился у Сичэн. Отряд генерала Самсоно­ва и бригада генерала Орлова двигались в ра­йон Янтайских копей.

В это время 2-ая и 4-ая японские армии до­стигли оставленных русских позиций и заня­лись установкой артиллерии. На левом берегу Тайцзыхэ у японцев осталось 71 батальон, 23 эскадрона и 364 орудия против 72 баталионов, 14 сотен и 184 орудий отряда Зарубаева. Таким образом у японцев там было почти двойное пре­восходство в артиллерии.

Японские войска левобережной группы в этот день себя активно не проявляли и только в 16 часов японская артиллерия начала интен­сивный обстрел Ляояна и этим нарушила рабо­ту по его эвакуации русскими войсками.

Между тем, армия Куроки начала свое дви­жение. Утром 12-ая японская дивизия перешла в наступление в западном направлении. Левее ее двигалась 15-ая бригада Окасаки с задачей овладеть Нежинской сопкой и деревней Сыквантунь. Куроки получил донесение, что ре­зервная бригада Умесавы заняла Бенсиху. Бы­ли получены сведения, что русские войска дви­гаются в сторону Янтайских копей. Это была разведка генерала Самсонова. Отряд генерала Орлова, прибывший к Янтайским копям, начал там укрепляться, вместо того, чтобы ударить японцев во фланг. Уже одно появление наших войск у Янтайских копей заставило японцев быть осторожнее. Куроки приказал бригаде Умесавы наступать на Янтайские копи.

Между тем 15-ая бригада Окасаки начала наступление на Нежинскую сопку и охватила левый фланг Нежинского полка, который ото­шел на сопку. Окасаки решил взять сопку штурмом. В 17 часов японцы начали наступле­ние в густом тумане. В 20 часов японская артил­лерия открыла сильный огонь по русским пози­циям. Волховский полк, стоявший правее Не­жинского полка, не выдержал артиллерийского обстрела и очистил деревню Сыквантунь. В свою очередь, Нежинцы, охваченные с флан­гов, оставили сопку. Потом ночью Нежинцы штыковой атакой, при поддержке соседей, вы­били японцев с сопки. При лунном свете япон­цы вновь атаковали сопку и окончательно за­хватили ее. Таким образом, одна бригада япон­цев, ввиду чрезвычайной растяжки сил 17-го армейского корпуса, захватила важную сопку, так как с прорывом у Нежинской сопки откры­валась дорога к железнодорожному пути на Мукден.

Куропаткин в своем плане наступления пра­вобережной группы предполагал ее развернуть на фронте Сыквантунь-Янтайские копи. При­чем, приняв Сыквантунь за ось, захождением левым плечом хотел ударить во фланг японцев переправившихся и прижать их к реке Тайцзы­хэ. 17-му армейскому корпусу предписывалось упорно оборонять Сыквантунские позиции. На­ступление должно было начаться 20 августа под личным командованием Куропаткина.

Обстановка за ночь на 20 августа изменилась, так как мы потеряли Сыквантунь, то есть ось нашего захождения. К утру 20 августа 17-ый армейский корпус находился на Сухутунской позиции. Отряд генерала Орлова занимал Янтайские копи, а у Анцяпуза располагался кон­ный отряд генерала Мищенко.

Вторую линию наших войск, собранных для наступления против Куроки, составляли 10-ый армейский корпус у Эрдагоу, 1-ый Сибирский корпус подходил к Лилиенгоу, а 3-ий Сибир­ский корпус был у Чжансунтунь. Наши войска, собранные на правом берегу реки Тайцзыхэ, имели подавляющее превосходство над силами Куроки. Несмотря на свою слабость, Куроки ре­шил наступать на линию Лататай-Сандяпу: 12-ой пехотной дивизией на Сандяпу, а 2-ой пехот­ной дивизией на Лататай. Гвардии было прика­зано переправиться у Кавченцзы. Японцы на­ступали очень осторожно, так как их правому флангу угрожал отряд генерала Орлова. Гене­рал Бильдерлинг решил вновь взять позицию Сыквантунь-Нежинская сопка. После артилле­рийского обстрела наша пехота перешла в на­ступление, но японцы (15-ая пехотная бригада Окасаки на Нежинской сопке и 23-тья бригада у Мадяпу) защищались упорно и выбить их от­туда не удалось. Между тем генерал Орлов, от­ряд которого был подчинен генералу Бильдерлингу, решил с утра атаковать японцев в Даяпу. Начало движения Орлова совпало с пере­ходом в наступление японцев Шимамуры, что привело к встречному бою. Японцы наступа­ли в высоком гаоляне и имели переносные выш­ки для наблюдения и вели удачный огонь по на­шей пехоте. Наша же артиллерия была вынуж­дена бездействовать. Японцы начали охваты­вать отряд Орлова с обоих флангов. Наша пе­хота начала в беспорядке отходить. Попытки остановить людей были безуспешны. 54-ая пе­хотная дивизия генерала Орлова была резерв­ной дивизией из Пензы с очень малочисленным кадровым составом. Она была пополнена в зна­чительной степени запасными старых сроков. Дивизия в этом бою потеряла 1500 человек уби­тыми и ранеными. Ранен был и сам генерал Ор­лов. Отряду генерала Самсонова также приш­лось очистить Янтайские копи. Таким образом, наступательный план генерала Куропаткина в самом начале потерпел неудачу.

В 17 часов началось наше фронтальное на­ступление тремя колонами частей 17-го и 10-го армейских корпусов под общим командованием начальника 35-ой пехотной дивизии генерала Добржинского на Сыквантунь и на Нежинскую сопку. Вначале наша атака была удачна и бри­гада генерала Экка заняла деревню Сыкван­тунь. Наступление других колонн продолжа­лось в темноте, причем части, наступавшие по скрещивающимся направлениям, перемешались и бывали случаи, что вели огонь друг против друга. Все таки Нежинскому полку удалось вновь занять северную окраину сопки, которую он потом ночью очистил. У японцев в этом ноч­ном бою также царил беспорядок.

На фронте генерала Зарубаева части 4-го Сибирского корпуса перешли в демонстратив­ное наступление на фронте фортов 8 и 5, при­чем наша правая колонна столкнулась с частя­ми 4-ой японской дивизии, которая собиралась нас атаковать. Эти японские фронтальные ата­ки были нами отбиты с большими потерями для японцев.

Несмотря на неудачу японских атак на Ляоянские укрепленные позиции и наличия сил для дальнейшего наступления против Куроки, наступательный порыв у Куропаткина погас и он решил отойти к Мукдену. К тому времени у японцев обстановка была также очень серьез­ной: войска Куроки понесли большие потери и были утомлены тяжелыми боями и у них ощу­щался недостаток в снарядах. Японской гвар­дейской дивизии не удалось переправиться че­рез реку Тайцзыхэ, поэтому Куроки наметил отход за реку Тайцзыхэ 21 августа в 6 часов. К счастью для японцев, генерал Куропаткин к 4 часам 21 августа разослал приказ об отступле­нии. Генералу Зарубаеву было приказано удер­живать позиции у Ляояна до 18 часов 21 авгус­та, дабы дать время очистить Ляоян от скопив­шихся обозов. Отряд генерала Кондратовича перебрасывался к станции Янтай, дабы ее обес­печить от резервной бригады Умесавы. Наш от­ход облегчался пассивностью японцев, понес­ших большие потери в боях у Ляояна. Отступ­ление прикрывал 1-ый Сибирский корпус. К 26-му августа наша Манджурская армия была за рекой Хуньхэ.

В боях за Ляоян японцы потеряли свыше 24.000 человек, русские потеряли около 17.000 человек. Лобовые атаки японцев на наши укре­пленные позиции были нецелесообразны: им нужно было усилить обходящую армию Куро­ки.

Действия генерала Куропаткина были лише­ны инициативы и были нерешительны, в этом заключалось наше несчастие. Войска же дра­лись геройски и жертвенно.

Н. Н. Р.

Добавить отзыв