Статьи из парижского журнала "Военная Быль" (1952-1974). Издавался Обще-Кадетским Объединением под редакцией А.А. Геринга
Saturday October 1st 2022

Номера журнала

На «Дмитрие Донском». – Н. Иениш



Рассказ о том, что знамени­тый адмирал Скрыдлов, на во­стоке, украл на пари, часового с английского корабля, ходил среди моряков в России в со­вершенно туманном виде. Услышал я его в первый раз не помню от кого, когда я пла­вал в 1892 г. мальчиком с мо­им отцом на «Русалке». В этом возрасте, подоб­ные эпизоды поражают воображение.

Когда, уже гардемарином, я впервые услы­шал Мякишева в классе, открывающим лек­ции по вновь введенному предмету — «тактика артиллерийского боя» — и заметил его двой­ной академический значек, я вдруг вспомнил что мой отец говорил дома у нас кап. 1 ранга Щенсновичу, своему товарищу по выпуску, часто у нас бывавшему, о Мякишеве, его уче­нике, как об офицере, подававшем блестящие надежды своим пытливым, оригинальным умом и своим скрытым темпераментом.

Крайне заинтересованный, ибо ничто в Мя­кишеве не напоминало хорошо знакомого нам типа профессоров, обладателей многочислен­ных дипломов, я, совместно с 2-3 моими това­рищами, обратился к нашему любимому уче­ному Алексею Николаевичу Крылову, всех и все во флоте знавшему, с просьбой посвятить нас в тайну появления на нашем горизонте Мякишева. Его ответ: «Да это он у Скрыдлова снял часового английского корабля», меня по­разил, но подробности я узнал много позже, уже по возвращении с войны, от нашего быв­шего ротного командира полковника H- М. Ро­машова (тогда уже в отставке), который, чело­век редкого ума, прямой, грубоватый, был не склонен, скорее сказать — не способен, по сво­ему характеру, рассказывать басни. Вот, в общих чертах, его повесть: Дело было на Дальнем Востоке. Скрыдлов, в то время, командир броненосного фрегата «Дмитрий Донской», в клубе, за обедом, заспо­рил с капитанами кораблей, стоявшей на рей­де в Гонконге английской эскадры о роли мор­ской пехоты на судах. Он считал что этот корпус — инородное, в моральном смысле, тело среди моряков, что караульная служба на ан­глийских судах хуже чем на русских, что он, Скрыдлов, готов доказать это в течении пре­бывания «Донского» на рейде. Пари. Условия: отсутствие усиления службы и каких бы то ни было последствий для действующих лиц. Ко­нечно, к моменту пари, все участвующие были уже порядочно на взводе. Вернувшись на «Донской», Скрыдлов еще сам не знал, как он выкрутится.

Вдруг идея: украсть часового под флагом!.. Приготовляясь быть лично исполнителем, он пригласил Мякишева, офицера заведующего вельбортом командира, изложил свой план и поручил ему приготовить все необходимое для ночного похищения.

Мякишев восстал — командир корабля, представитель России на рейде, не может рис­ковать жизнью в подобном, ничего общего со службой не имеющем и могущем закончиться грандиозным скандалом, деле. Скрыдлов скло­няется но настаивает на выполнении плана ли­хими «мальчиками», знаменитыми гребцами его капитанского вельбота.

Мякишев еще более решителен: командир не имеет права давать подобное поручение не­ответственным матросам и предлагает свой план. Он, Мякишев, ответственный рядовой офицер, выполнит задачу но не ночью, а среди белого дня а именно, во время полуденного от­дыха, когда на судах все, кроме вахтенных, спят или заняты личными делами, когда вах­тенные и часовые, после обеда и в условиях тропической жары отяжелели, когда все ко­рабли покрыты тентами, ограничивающими условия наблюдения. Скрыдлов соглашается.

Приготовив все нужное, Мякишев, в пол­день, на вельботе, едва макая весла, цирку­лирует, зорко наблюдая, между судами на рей­де. Вскоре, все привыкли и никто уже больше не обращает внимания на шлюпку.

Тогда, Мякишев выбирает концевой английский фрегат, обходит его медленно три раза и удостоверившись, что ни вахтенные на мостике, ни часовой им не интересуются, за­держивается под кормою судна между бакшто­вом и стоящей на нем шлюпкой, как кошка, взбирается в носках по свешивающемуся тра­пу на ют, сзади набрасывает на голову часово­го мешок, затягивает его шкертом и сбрасы­вает ошалевшего англичанина вниз, где вельботные молодцы подхватывают, вяжут и на­крывают его брезентом. Ружье следует за ча­совым. Мякишев соскальзывает в вельбот, ко­торый, прежним ритмом, двигается к «Донско­му». Там часового припрятали в недрах крей­сера.

В 2 часа, замечено какое-то беспокойство на английском фрегате. Затем, оживленное цир­кулирование шлюпок между судами… К вече­ру, к Скрыдлову является английский офицер, сообщает об исчезновении часового и спраши­вает, не видали-ли что с «Дмитрия Донского»?

Скрыдлов вручает ему письмо к командиру английского фрегата. За часовым явились по­здно ночью. Он был уже накачен до отказа и ничего не понимал.

На следующий день, английский капитан приглашает Скрыдлова в клуб, на обед. Триум­фальная встреча (англичане прежде всего спортсмены). Подробности рассказа вызывают неописуемый восторг и оживленную беседу, подкрепленную шампанским и марсалой и, как говорится, затянувшуюся далеко за полночь.

Было бы крайне неделикатно со стороны молодого офицера, задать такому человеку как Мякишев, вопрос об этой его экспедиции. Во всяком случае, я лично, никогда не мог ре­шиться это сделать.

Н. Иениш

Добавить отзыв