Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Thursday June 29th 2017

Номера журнала

Нижегородские драгуны. – Н. Баратов



Эмблема Нижегородского драгунского полкаНижегородский дра­гунский полк, подобно Лейб-Эриванскому и Грузинскому гре­надерским, является одним из старших полков русской Им­ператорской армии.

Он был сформиро­ван при Петре Вели­ком Новгородским окольничим, воеводой Пет­ром Матвеевичем Апраксиным в 1701 году.

Двухсотлетнее боевое служение Нижегород­ского драгунского полка было отмечено таким длинным рядом отличий и подвигов, что рус­ские Государи давно исчерпали для него все знаки отличия, установленные за военные до­блести, и величественным и характерным на­ружным отличием Нижегородского драгунско­го полка от других служила его последняя бо­евая награда — штандарт с широкими Георги­евскими лентами и с орденскими знаками на них св. Георгия 1-й степени. Такой награды, кроме еще северцев, не имеет ни один русский полк.

История Нижегородского полка представля­ется увлекательной военной эпопеей, в которой славные предки оставили для следующих по­колений нижегородцев величественные приме­ры доблести и непоколебимой верности долгу и родине.

Вскоре после сформирования полка начи­наются боевые дела и подвиги молодых ниже­городцев на полях Ингерманландии, Нарва, Полтава (1701-1709), крымские походы (1709­1739), Семилетняя война и турецкая (1759-1783). 1783 год был последним годом их пребы­вания в России, после чего полк переходит че­рез Воронеж на Кавказ в самый острый исто­рический момент, когда шла война с Турцией и решался вопрос об умиротворении края. Ни­жегородцы участвуют в Суворовских походах, затем во второй турецкой войне, в походе на Анапу и в штурме ее.

Затем идет служба полка на Кавказе и пер­вая война с Персией, до самого окончания Кав­казской войны, сначала на Восточном Кавка­зе, с покорением Чечни и Дагестана в 1859 году, а затем на Западном Кавказе, на Черноморском побережье. Нижегородский полк все время уча­ствует в бесконечных походах и экспедициях.

В 1809 году нижегородцы переходят за Кав­казский хребет, в Грузию, работают затем в Кахетии и Хевсуретии и наконец в 1813 году переходят к границам Лезгистана. В 1826 го­ду нижегородцы участвуют в персидской вой­не, в которой оказывают выдающийся боевой подвиг во время знаменитого Елизаветпольского боя 13 сентября. Далее нижегородцы уча­ствуют во взятии князем Паскевичем Эривани, под Карсом, Ахалцихом, Эрзерумом и Байбуртом. Идя от победы к победе, нижегород­цы совершают блистательный подвиг — ата­кою в конном строю берут турецкое укрепле­ние и преследуют турок.

Восточная война 1853-1855 гг. ознаменова­лась новым славным подвигом во время вписан­ного золотыми буквами в историю полка слав­ного Баш-Кадык-Ларского кавалерийского боя 19 ноября 1853 года, у подножия наших бело­снежных красавцев, великанов Алагеза и Ара­рата.

В самый критический момент боя, когда на­ступавшие эриванцы и грузинцы вынуждены были остановиться перед самым гребнем горы, занятым турецкой батареей, и не было возмож­ности продвинуться дальше, вдруг где-то в ты­лу турецких батальонов загремело русское «ура». То были нижегородские драгуны, вы­шедшие в самый тыл турок и тем самым сразу изменившие весь ход сражения в нашу пользу.

При этом чрезвычайно рельефно выяви­лась скромность, свойственная истинным геро­ям: на запрос, сделанный командиру полка князю Чавчавадзе, по повелению Императора Николая 1-го, относительно подробностей ока­занных нижегородцами в этом бою особых под­вигов и мужества, герой — командир ответил, что «никаких случаев мужества или особых подвигов ни им, ни эскадронными командира­ми замечено не было»!..

В следующем, 1854 году нижегородцы уча­ствуют 24 июля в другом столь же славном ка­валерийском бою под Кюрук-Дара, где с их бо­евыми братьями (тверские драгуны с новороссийцами) произвели блистательную конную атаку.

По скончании турецкой кампании Нижего­родский полк снова вернулся на Северный Кав­каз, где продолжал свою боевую жизнь, пол­ную подвигов и крови при покорении Чечни и Дагестана.

В 1856 году Нижегородский полк был разде­лен на два полка — Нижегородский и Северский.

После пленения фельдмаршалом князем А. И. Барятинским знаменитого Имама, героя Кав­казских гор, Шамиля, нижегородцев перебра­сывают на Кубань, где нижегородцы заканчи­вают свои дела в покорении Западного Кавка­за (1864 г.).

Окончание Кавказской войны, так беско­нечно долго длившейся и так много стоившей крови и жертв для России, праздновалось в Петербурге с большой торжественностью пара­дом в Красносельском лагере 12 июля 1864 года.

Император Александр 2-й, объезжая вой­ска, обратился с ласковым и благодарственным приветом к собранным на параде Георгиевским кавалерам из старших кавказцев. И когда подъ­ехал к нижегородцам, то сказал им: «А для вашего полка я не мог найти награды, — все награды вы уже заслужили своими подвига­ми. Я мог только зачислить Себя Самого в ваш полк». Драгунам были пожалованы Георгиев­ские петлицы.

После тридцатилетнего мирного затем вре­мени началась освободительная турецкая вой­на 1877-1878 гг., во время которой оба брат­ских кавказских полка, Нижегородский и Северский, вписали своими подвигами новые светлые страницы в историю доблестной рус­ской конницы. Ночное кавалерийское дело под Бегли-Ахметом с 17 на 18 мая 1877 года бли­стательно доказало, что для конницы, соот­ветственно подготовленной в мирное время, вы­соко одушевленной и искусно руководимой в бою, нет ничего невозможного даже и в ноч­ное время. Конница генерала Муссы Кундухова была разгромлена.

Далее нижегородцы участвуют в разгроме турецкой армии 2 и 3 октября на Орлокских и Аладжинских высотах, где они берут в конном строю главный турецкий люнет на Визинкейских высотах.

За боевые отличия в турецкой войне Госу­дарь пожаловал нижегородцам на старые Ге­оргиевские штандарты за персидскую, турец­кие и кавказскую войны широкие Георгиевские ленты с соответствующими надписями.

После этого наступил почти сорокалетний период мирной жизни до последней мировой войны. В 1892 году, накануне полкового празд­ника нижегородцев 26 ноября, полк был удосто­ен нижеследующей телеграммы Императора Александра 3-го:

«Поздравляю нижегородцев с полковым праздником. Завтра, в день праздника, назна­чаю Сына Моего, Наследника Цесаревича, Ше­фом этого славного, боевого кавказского полка. Сам я счастлив и горжусь носить мундир ни­жегородцев, пожалованный Мне Моим дорогим Отцом, веря, что нижегородские драгуны везде и во всем будут достойно носить Имя Наслед­ника Престола, а со временем и их Государя.

Да будет благословение Божие над нижего­родцами, и да не постыдится полк во веки!»

В последней Великой войне Нижегородский полк принял участие в составе Кавказской ка­валерийской дивизии, причем ему пришлось работать как на европейском русском фронте, так и на вверенном мне фронте персидском.

В этой войне нижегородцы снова показали себя достойными преемниками, носителями и продолжателями славы своих знаменитых и доблестных дедов и отцов. В первый же год войны, а именно 6 августа 1914 г. под Скерневицами, ротмистр князь Д. З. Чавчавадзе со своим эскадроном произвел такую блистатель­ную атаку, что Верховный Главнокомандую­щий, Великий Князь Николай Николаевич, счел долгом донести о ней телеграммой Госу­дарю Императору приблизительно в следующих выражениях:

«Не осмелился бы беспокоить Ваше Импе­раторское Величество в столь тревожные дни 1), но как Державному Шефу Нижегородского дра­гунского полка считаю долгом всеподданнейше доложить, что эскадрон нижегородцев под ко­мандой ротмистра князя Чавчавадзе, уничтожил германский разведывательный эскадрон».

И, наконец, 10 ноября 1914 г. у ст. Колюш­ки, во время Лодзинских боев, командовавший полком князь П. Л. Меликов бросил дивизион нижегородцев в атаку на германскую 4-орудийную батарею, стремившуюся уйти из мешка, в котором она очутилась. Батарея стала трофеем нижегородцев.

7 сентября того же года 1-й эскадрон рот­мистра Люкса под м. Блашки уничтожил эскад­рон саксонских конных егерей.

За эти атаки ротмистры князь Чавчавадзе и Наврузов были награждены орденами св. Ге­оргия 4-й степени, а поручик князь Андрони­ков — посмертным орденом св. Георгия. Рот­мистры Кесарев, князь Чхотуа и князь Вачнадзе — Георгиевским оружием.

С германского фронта Нижегородский полк накануне нового 1916 года высадился в Энзели, на берегу Каспийского моря, и поступил в со­став Кавказского Экспедиционного корпуса в Персии, которым я имел честь в то время ко­мандовать.

Как сейчас помню ту чрезвычайную ра­дость, которую испытывали мы все от прибы­тия на наш персидский фронт всей славной Кавказской кавалерийской дивизии под коман­дой тогда генерал-лейтенанта князя Белосельского-Белозерского. Эта радость была взаим­ной, так как все кавказские драгуны с славны­ми хоперскими казаками радовались возмож­ности использовать несравненно более благо­приятные условия для маневрирования и бое­вых действий конницы на персидском фронте. Радостные чувства эти особенно ярко выяви­лись после вступления нижегородцев в Казвин, где был в то время штаб Экспедиционного кор­пуса и где они были встречены командиром кор­пуса и ранее прибывшими туда войсками по установленному кавказскому традиционному обычаю перед вступлением полка в город, у Поляковской заставы, — командиром корпуса с хором трубачей, а затем на главной «Шахской» улице, в центре города — войсками, построен­ными шпалерами, с приветственными криками «ура», и уж буквально всем населением го­рода, размещавшимся с величайшим любопыт­ством не только на улицах, но и на крышах всех домов и на деревьях… Далее шел церемониаль­ный марш по-взводно на рыси и на галопе, на больших дистанциях, чтобы у населения не только двоилось бы в глазах количество при­бывших войск, а даже четверилось бы… Таким образом пропущенный эскадрон считался пер­сами в Казвине (и оттуда расходился по всей стране) за четыре эскадрона, а весь полк с патронными двуколками и обозом — за 24 эс­кадрона, то есть за целую дивизию. Таким путем действуя на воображение восточных людей, нужно было увеличивать число войск Экспедиционного корпуса, чтобы приводить их в соответствие с теми задачами, которые корпусу ставились и которые пришлось ему выполнять, занимая неизмеримо широкий и глубокий фронт во имя исполнения нашего дол­га перед союзниками.

После смотра, по единодушному желанию всех нижегородцев мною была послана покой­ному Государю Императору всеподданнейшая телеграмма с выражением Державному Шефу беззветной пламенной готовности нижегородцев поддержать своими боевыми действиями седую боевую славу своих дедов и отцов на открывав­шемся перед полком историческом пути Алек­сандра Македонского.

Этим я заканчиваю выражение своей спра­ведливой дани глубочайшего уважения и люб­ви к славному, «бесподобному» Нижегород­скому полку, преклонения пред его седой бое­вой славой во всем его прошлом и горячей ве­рой в его возрождение одновременно с возрож­дением нашей великой русской национальной армии и великой Матери России после ее осво­бождения, к его новому и славному будущему.

Н. Баратов

__________
1) Поражение Самсоновской армии.

© ВОЕННАЯ БЫЛЬ


Голосовать
ЕдиницаДвойкаТройкаЧетверкаПятерка (Не оценивали)
Loading ... Loading ...




Похожие статьи:

Добавить отзыв