Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Wednesday June 28th 2017

Номера журнала

Обзор военной печати (№106)



Ген. лейтен. Б. В. ГЕРУА — Воспоминания ) моей жизни, том II, изд. «Танаис» Париж, 1970 г.

Книга удивительно хороша и по форме и по содержанию. Касаясь формы, можно сказать, что написано просто и доходчиво, что далеко не всегда можно сказать про описания военных операций. Тут в текст вкраплено еще много просто человеческого и иногда удивительно любопытного. Маленький пример: разговор о том, что русские войска не любители лесных боев. По содержанию — в книге удивительно много интересного, и, я бы сказал, именно для современного читателя. Ведь дан ряд картин того что теперь мало кто и представляет. Например, картина того, как наши наступали в начале войны в Галиции, а потом, в 1915 году, отходили. Далее картины наступлений как удачных, так и неудачных. Наконец, просто удивительно ясная картина развала и распада армии. Это не только воспоминания, а на канвe личных воспоминаний — уже история, инте­ресная и аналитически продуманная. Очень лю­бопытно, что автор сумел дать и часть (действие одной части) и целое (вся картина того, что делалось.

Думаю, что многие читатели особенно оценят то, что сказано про солдат, ведь люди тут часто просто «живут», как и изложенное про генералов. Фамилии многих последних изве­стны, но в книге они даны в действии, даны как люди. Крайне интересен контраст между Безобразовым и Игнатьевым, с одной стороны, и Гурко и Алексеевым (однофамилец начальника штаба Главнокомандующего), с другой. Хо­рошо показаны и детали работ разных штабов.

Керенский, как новый Гришка Отрепьев, — это просто великолепно. Вообще в книге много биографических черт о лицах, мало кому близко известных, и черт удивительно ясно данных. Отлично, что дан и прекрасный портрет Гурко, так бы и хотелось его видеть в красках. Особо хорошо, что в ряде мест гово­рится, что было с людьми дальше. Вообще — отличнейшая книга, которой редактор и изда­тельство «Танаис» могут свободно гордиться, сделано очень полезное и стоющее дело.

Читатель

***

Генерального штаба Ген. майор Б. В. ГЕРУА — Воспоминания о моей жизни, том I. Париж 1969 г.

Удачи (как и неудачи) не бывают единствен­ными. Они часто повторяются и даже до трех раз. Я не суеверен, но этому верю. Вышедшие в военно-историческом издательстве «Танаис» воспоминания генерала Геруа, том 1, — подтвер­ждают это.

Книга удивительно интересно, талантливо и увлекательно написана, как и предыдущая того же издательства — «Ивангород» генерала Шварца, о которой мы уже подробно говорили. Это совпадение удач не случайно… Два автора и два профессора в Петербурге — А. В. фон Шварц в Николаевской инженерной академии, Б. В. Геруа — в Николаевской Академии Гене­рального штаба. Эпоха одна — от начала цар­ствования императора Николая II до трагичес­кого конца нашей первой мировой войны. Поч­ти то же повествование, сдержанно-правдивое, без ненужных теперь обвинений тех, кого уже нет с нами. Книга — одна другую дополняющая, и мы будем с нетерпением ждать продолжения, обещанного второго тома Геруа.

Но вернемся к его воспоминаниям. Прадед Бориса Владимировича «архитектор, профессор и академик (Клавдий Геруа) переехал из Па­рижа на службу Екатерины II «и был профес­сором в Академии Художеств, учрежденной в 1757 году. Сын его (Александр Клавдиевич)… участвовал в чине капитана в Отечественной войне 1812 года и в 1814 году — под Парижем». «Во время декабрьского бунта, в 1825 г. фли­гель-адъютант полковник Геруа ввел свой лейб-гвардии Саперный батальон во двор Зимнего дворца и занял его как раз в ту минуту, когда бунтовщики готовы были туда ворваться… Им­ператор Николай I вынес к саперам маленького Наследника, будущего Царя-Освободителя, и передал его на руки старым ветеранам — сол­датам», этот момент был потом запечатлен в картине… и на одном из барельефов памятника Императору Николаю 1. Александр Клавдие­вич закончил свою службу членом Военного Совета. Сын его Владимир сделал не блестящую военную карьеру и умер в Минске командиром местной бригады, в чине генерал-майора. Вос­поминания Геруа начинаются 1886 годом определением его в Первый кадетский корпус. «На­чалась моя военная жизнь…» и вот об этой жиз­ни эта книга. «В 1895 году… я был произведен в подпоручики лейб-гвардии Егерского полка…» Началась самостоятельная жизнь. Шесть лет младшим офицером в петербургской гвардии. Служба эта описана очень кратко и ясно за­поминающе, как и участие в коронации 1896 года, летние занятия под Красным Селом. Дей­ствующие лица этой службы, начиная с Госуда­ря и его старшего дяди Владимира Александро­вича, в этих воспоминаниях не исторические личности, а живые лица, что так редко бывает в мемуарных повествованиях. Командиры полка, офицеры, сверхсрочные фельдфебеля дополня­ют картину того, чем был «наш полк» тогда. Это уже далекое прошлое, но память о нем не бесценна, а интересна… 1904 год — окончание Академии, ее «японский» выпуск. На фронт вызвали желающих, но таковыми «оказались все, почему были назначены первые тридцать, по старшинству баллов». В числе их и штабс-капитан Геруа. Маньчжурия, японская война, не так много мы знаем о ней, а то, что знаем, — не всегда верно. Было это далеко. Не было да­же непрерывной железной дороги, связывавшей наш фронт с Европейской Россией. Эти страни­цы книги, возможно, самые волнующие. Мы их не будем повторять. Их надо прочесть и запом­нить для будущего. История, иногда, тоже пов­торяется. 1906 год, возвращение в Россию и служба по Генеральному штабу в Киеве, в шта­бе 42-й пехотной дивизии. «…служить в Гене­ральном штабе считалось в армии завидной до­лей…» Офицеров Генерального штаба в строю не любили «…помимо ревности, вызванной бы­стротой и блеском карьеры, в этой неприязни… серьезную роль играло наличие в среде этих офицеров людей заносчивых, считавших себя после получения значка и аксельбантов непо­грешимыми». Но «…ценность офицеров Гене­рального штаба сказывалась немедленно во время серьезных испытаний на войне. Жалова­лись, если их не хватало…»

Ничего не надо скрывать, но о всем прошлом надо говорить правдиво и искренняя правди­вость этой книги — ее самое главное достоин­ство.

В январе 1910 г. полковник Геруа был выз­ван в Петербург, и ему было предложено вести тактические занятия с офицерами в Академии и взяться за писание диссертации на профессу­ру. «Устная защита диссертации (тема — «Ма­невр, как средство достижения цели боя») в феврале 1911 года прошла благополучно». 1 фе­враля 1912 года он был назначен экстраорди­нарным профессором и началась новая жизнь, жизнь «молодого ученого». Но профессорская деятельность автора не была долгой. Лето 1913 года — полковник Геруа командир первого ба­тальона Егерского полка, потом — первая миро­вая война. О ней будем ждать — второй том.

Мы закрываем эту книгу с сожалением, не­терпеливо ожидая второго тома. Нужно сказать что ТАКИЕ воспоминания мы читаем не часто, написана она отличным языком, без ненужной литературности и иллюстрирована рисунками автора, в эмиграции ставшего небезызвестным в Англии художником.

А. Туроверов


Голосовать
ЕдиницаДвойкаТройкаЧетверкаПятерка (Не оценивали)
Loading ... Loading ...




Похожие статьи:

Добавить отзыв