Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Monday May 1st 2017

Номера журнала

Обзор военной печати (№90)



А. А. Скрябин — «МИРНОЕ И БОЕВОЕ ПРОШЛОЕ Л. ГВ. КОННО-ГРЕНАДЕРСКАГО ПОЛКА» Париж, 1967 г.

Наша эмигрантская военная литература только что обогатилась очень ценным трудом. На правах рукописи появилась книга А. А. Скрябина «Мирное и боевое прошлое Л. Гв. Конно-Гренадерскаго полка».

Автор вложил много труда, удивительную усидчивость и поразительную энергию, чтобы в эмигрантских условиях, вдали от необходимых архивов, которые значительно упростили бы и облегчили ему эту серьезную работу, составить правдивый и чрезвычайно ценный для истории нашей славной Императорской Армии документ.

Этот труд посвящен началу перваго периода войны 1914-17 гг. и охватывает сравнительно короткий, но зато весьма интересный период времени, от 10-го июля до 10-го августа 1914 г., т. е. последние дни перед началом войны, — мобилизацию и перевозку полка к восточно-прусской границе, и, главное, начало военных действий, вплоть до перехода нашей 1-й армии после Гумбиненскаго сражения в наступление вглубь Восточной Пруссии.

Но чем особенно ценен и интересен труд А. А. Скрябина не только для бывших офицеров полка или вообще для лиц, связанных так или иначе с этим славным боевым полком нашей Императорской Гвардии, — это интересующим очень многих подробным описанием Каушенского боя.

О Каушенском бое, имевшем место 6-го августа 1914 г., как о встречном бое между конным отрядом Хана Нахичеванскаго и германской 2-й Ландверной пехотной бригадой, было уже много написано за прошедшие с тех пор 53 с лишним года. Однако такого подробного и, вероятно, самого точного из всех описаний, к тому же выходящего далеко из рамок действий самого Л. Гв. Конно-Гренадерскаго полка и охватывающего действия всех частей обеих сторон, принимавших непосредственное участие в этом бою, как частей нашего огромнаго конного отряда, состоявшего из 3 1/2 кавалерийских дивизий, так и целой германской пехотной бригады, еще не было издано ни с нашей, ни с германской стороны. Поэтому труд А. А. Скрябина заслуживает особенного внимания.

А. А. Скрябин представил нам весь Каушенский бой во всех его подробностях и особенно разработал все его отдельные фазы, причем так наглядно, что читатель видит весь этот бой перед глазами так, как если бы он наблюдал с высоты вертолета.

Особенно же ценна на редкость богатая иллюстрация описания этого славного для нашей кавалерии и единственного в своем роде боя многочисленными, чрезвычайно наглядными цветными картами, схемами и восковками, которые необычайно облегчают чтение и представляют читателю этот бой во всех его мельчайших подробностях, совсем как бы на экране.

Ввиду громаднейшего интереса, который представляет для многих именно Каушенский бой, автор этой заметки, сам участник этого боя в рядах Кавалергардскаго полка, спешит коротко известить тут об этом чрезвычайно ценном и интересном обогащении нашей эмигрантской литературы описанием Каушенского боя, ставшем на фоне так печально окончившейся для нас войны 1914-17 гг. одним из немногих отрадных и светлых событий.

Ввиду же огромных размеров вышеупомянутого труда (611 страниц, 19 цветных схем в тексте и 38 отдельно приложенных карт, восковок и т. д. — эти последние относятся главным образом к описанию Каушенского боя), подробная рецензия об этой книге и описании А. А. Скрябиным самого Каушенского боя последуют с небольшим опозданием в одном из ближайших номеров нашего журнала.

В. Кочубей

 

Изд. Марковцев — артиллеристов — 50 ЛЕТ ВЕРНОСТИ РОССИИ. Париж 1967 год.

Так озаглавили Марковцы-артиллеристы книгу, изданную ими к 50-летнему юбилею сформирования в ноябре 1917 года в Новочеркасске «Сводной Михайловско-Константиновской юнкерской батареи», наименованной после гибели на поле брани генерала С. Л. Маркова «1-ой генерала Маркова батареей». Из этой юнкерской батареи, первой артиллерийской части зарождавшейся Добровольческой Армии, и развернулась впоследствии, в 1919 году, артиллерийская генерала Маркова бригада, весь боевой путь которой был отмечен самоотверженными подвигами как первых 250 юнкеров Михайловского и Константиновского артиллерийских училищ, положивших начало добровольческой артиллерии, так и героизмом офицеров и солдат, вступивших в ее ряды уже в дальнейшем ходе борьбы с красными на Юге России.

Книга эта, казалось бы на первый взгляд, могла быть интересной только для лиц, как-то связанных с Марковцами. Но еще более интересна будет она будущему историку Белого Движения, которому она поможет уяснить себе то, в какой тягостной, морально, обстановке непонимания подавляющим большинством русского общества смысла происходивших событий началась и протекала борьба против красных, какого сверхчеловеческого напряжения физических сил она требовала от ее участников, раздетых, разутых и, часто, голодных, и, наконец, при какой нищенской, с военной точки зрения, бедности в материальных средствах борьбы приходилось белым воинам приносить себя в искупительную жертву за безумие, охватившее тогда русский народ.

Многое, о чем говорится в книге, было уже в свое время рассказано в различных трудах, посвященных описанию Белой борьбы, но есть в ней много таких деталей, такой «повседневности» войны, таких мелочей, из которых складывается, в конечном счете, боевая жизнь части и на которых не могли, конечно, останавливаться в своих трудах авторы, задавшиеся целью дать описание стратегических или политических аспектов Белого Движения. Страница за страницей проходят перед читателем ноябрьские и декабрьские дни 1917 года в Новочеркасске и Ростове, первые бои юнкерской батареи, тогда – пехотной части, и первые жертвы; экспедиция в с. Лежанку, Ставропольской губернии, за пушками, которые надо было как-то добыть у обольшевиченных частей 39-й пехотной дивизии, только что вернувшихся с турецкого фронта; январь 1918 года: юнкерские пушки в отряде полковника Чернецова и шестнадцать юнкеров, зверски замученных красными вместе с самим Чернецовым у ст. Глубокой; пять офицеров и двенадцать юнкеров батарейной подрывной команды, взорвавшие сами свой вагон у ст. Матвеев Курган, будучи окруженными красными…

Первый Кубанский поход со всем, что было в нем героического и жертвенного… Но многие ли знают, что после неудачного боя под Екатеринодаром у двух орудий 1-ой батареи оставалось всего четыре последних снаряда? Выстрел штабс-капитана Шперлинга в упор по красному бронепоезду у ст. Медведовской не только дал тогда Добровольческой Армии 400 снарядов и 10 тысяч патронов, но и спас, фактически, обескровленные остатки армии, обеспечив их переход через линию железной дороги.

Второй Кубанский поход, взятие Екатеринодара, кровопролитное Армавир-Ставропольское сражение, к концу которого в добровольческих полках оставалось по 115-125 штыков. В ноябре формируется 1-ая легкая гаубичная батарея из двух гаубиц, на четырех парах волов каждая! Этот «воловий поход» окончился только в конце января 1919 года в немецких колониях на Тереке, где батарея получила конские упряжки.

Четырехмесячные, январь-май 1919 года, бои в Каменноугольном бассейне, где «пали на поле брани, умерли от ран и болезней или были многократно ранены многие достойнейшие из достойных, храбрейшие из храбрых… Дрались, нормально, один против десяти, иногда против двадцати. Часто бывали случаи когда в подкрепление посылались роты в 20 штыков, а под ст. Дебальцево взвод(!) офицерской роты в семь штыков перешел в контр атаку и задержал наступавшие цепи красных».

На всех почти страницах книги обращает на себя внимание применение добровольческой артиллерии преимущественно отдельными, одиночными орудиями. Это отнюдь не было какой-то новейшей тактикой борьбы, сколько свидетельствовало о вопиющей бедности добровольцев в артиллерии. Когда, выйдя уже на Московское направление, 30 августа 2-й Корниловский полк атаковал гор. Обоянь, в описании этого боя говорится о «массированном огне десяти(!) орудий». Это единственный, кажется, случай сосредоточения на одном боевом участке столь крупного(!) числа стволов. Повторилось это лишь через 9 месяцев, в мае 1920 года, при выходе Русской Армии генерала Врангеля из Крыма в Северную Таврию, когда на Перекопском участке фронта (около 12 километров по фронту) было сосредоточено 29 орудий. Но это был прорыв укрепленной позиции противника…

Потом поход на Москву, отступление к Новороссийску, переброска в Крым, бои на Перекопе и в Северной Таврии и, наконец, оставление родной земли и эвакуация…

Таков боевой путь Марковцев-артиллеристов, всегда дравшихся на ответственнейших участках фронта, так что их история совершенно отожествляется с историей самой Добровольческой Армии. На всем его протяжении путь этот остался отмеченным могилами многих и многих соратников, чьи имена и память бережно хранятся Марковцами-артиллеристами и должны храниться всеми нами, ибо, если и были они Марковцами, то были, и прежде всего, белыми воинами.

Книга представляет собой ценное историческое свидетельство и должна быть поставлена в один ряд с двумя другими, столь же ценными трудами, а именно с очерками о «Последних решающих боях в Северной Таврии», Дроздовского артиллериста, капитана Орлова, и о «Бронепоездах Добровольческой Армии» поручика Власова, печатавшимися в «Галлиполийце», но к сожалению не увидевшими свет отдельным изданием.

Остается только пожалеть о том, что издателям книги не удалось выпустить ее нормальным типографским способом. Это позволило бы, кроме всех других преимуществ такого издания перед ротаторным, еще и избежать присутствия многочисленных и очень досадных опечаток.

К. Перепеловский


© ВОЕННАЯ БЫЛЬ

Добавить отзыв