Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Sunday May 28th 2017

Номера журнала

Россия и Швеция в войну 1914-18 гг.



Когда началась первая мировая война 191418 гг., Швеция объявила, что она участия в войне не примет и останется нейтральной. Международное право, основываясь на практике многих войн, выработало целый ряд общепринятых норм, определяющих как права, так и обязанности нейтральных стран. Основной обязанностью каждого нейтрального государства является принятие всех необходимых мер для того, чтобы воюющие стороны не могли бы так или иначе воспользоваться в интересах войны ни территорией нейтрального государства, ни его береговыми водами, ни воздушным пространством над ним.

Шведы, имевшие на протяжении 18-го и начала 19-го столетий ряд неудачных войн с Россией и потерявшие в это же время огромные территории на восточном и северном побережье Балтийского моря, не могли забыть этих потерь и довольно враждебно относились ко всему русскому. Теперь они не обращали внимания на нарушения немцами нейтралитета их береговых вод, чем с самого начала войны стали широко пользоваться германцы.

Еще в мирное время экономика Германии была тесно связана с экономикой стран Скандинавского полуострова. С началом войны эта связь еще более усилилась и укрепилась. Ведь из Норвегии, Швеции и Дании товары как местного, так и транзитного происхождения, переадресованные в Германию, избегали контроля союзных флотов и это был единственный способ получить что-нибудь из других стран, так как другие морские пути были перерезаны союзниками. Между тем Германия нуждалась во многом для работы своей военной промышленности. Особенно важным являлся вопрос о снабжении германских металлургических заводов скандинавской железной рудой, в то время лучшей в Европе. Эта руда по своему составу наиболее подходила для изготовления качественных сталей, столь необходимых для военной промышленности.

До войны все скандинавские грузы шли морским путем, из Норвегии — Норвежским морем в Северное море, а из Швеции — Балтийским в германские порты. С началом войны положение изменилось. Норвежское море, так же как и Балтийское, оказались под контролем флотов Антанты и следовательно стали недоступными для тихоходных грузовых коммерческих судов. Немцы быстро нашли выход из положения: так как шведы не обращали внимания на нарушения нейтралитета их береговых вод, немцы направили весь транспорт всех необходимых для них грузов по Балтийскому морю, так как, следуя шведскими береговыми водами суда из глубины Ботнического залива до Готланда могли спускаться той полосой моря, где русские суда не имели права производить каких-либо операций. Да и немецкие военные суда не стеснялись, когда это было им удобно, двигаться территориальными водами Швеции.

Командующий русским Балтийским флотом вице-адмирал Н.О. фон Эссен неоднократно доносил о нарушениях немцами шведского нейтралитета и о том, что шведы не принимают никаких мер к предупреждению этих нарушений нейтралитета своих территориальных вод. Наше министерство иностранных дел несколько раз предъявляло шведскому посланнику в Петербурге соответствующие протесты, но шведы в своих ответах ограничивались отписками, и никаких мер к охране своей береговой полосы моря не предпринимали.

Наконец терпение нашего министра иностранных дел С.Д. Сазонова истощилось, и он решил попытаться воздействовать на Швецию способом, не принятым в международных обычаях. В один прекрасный день поздней весны 1915 года товарищ министра иностранных дел A.A. Нератов, ведавший иностранной политикой России, приглашает в свой кабинет начальника юрисконсультской части министерства заслуженного профессора международного права М.И. Догель.

A.A. Нератов рассказывает профессору Догель о нарушениях немцами нейтралитета береговых вод Швеции и о явном попустительстве шведов, так же как и о просьбах вице-адмирала фон Эссен воздействовать на шведское правительство, чтобы оно серьезно сохраняло бы свой нейтралитет.

Осветив обстановку. A.A. Нератов продолжал:

— Ввиду того, что шведы не обращают внимания на наши протесты, мы с министром С.Д. Сазановым решили основательно их припугнуть, до угрозы войной включительно. Для этого серьезного разговора приглашен завтра к четырем часам в министерство шведский посланник. Вы понимаете, конечно, что в данный момент эта угроза — чистейший блефф, так как сейчас наши войска очень заняты на австрийском и германском театрах войны и поэтому объявить войну Швеции мы не в состоянии. Мы, то есть министр и я, его помощник, ответственные за политику империи, по своему положению не можем провести этот разговор в желательном духе и поэтому мы решили поручить это вам.

Когда шведский посланник прибудет в министерство, вы примете его вместо нас и скажете шведу, что министр задержался в Царском Селе на личном докладе Государю Императору, а я, A.A. Нератов, заболел. Затем вы проведете разговор в намеченном нами духе. Если шведы заартачатся и заведут соответствующие переговоры, нам придется вас дезавуировать. Шведам будет сказано, что в этом разговоре вы превысили ваши полномочия и сказали больше, чем было вам поручено. Вам придется покинуть министерство, но как «заслуженный профессор» 1) вы ничего не теряете, а затем, в первый же наградной период, вы получите ленту (очередной орден 1-й степени).

Нужно сказать, что для того чтобы придать известный вес этому разговору, в русской столичной прессе была проведена кампания нападок на Швецию за ее политику и действия, а в иностранных газетах появились даже сведения о сосредоточении в Финляндии, вблизи шведской границы, русских войск.

Профессор М.И. Догель принял посланника, умело провел весь порученный ему A.A. Нератовым разговор и произвел такое впечатление на шведа, что последний поверил в действительную серьезность положения и в реальность угрозы войны. Очевидно, это сильно повлияло на соответствующее донесение его своему правительству в Стокгольм, так как шведы немедленно приняли серьезные меры для охраны нейтралитета своих территориальных вод и сильно сократили его нарушения немцами.

Профессор М.И. Догель оставался на своем посту в министерстве иностранных дел до большевистского переворота, когда вместе с другими чинами министерства его оставил.

Со слов профессора М.И. Догель сообщил И. Бобарыков

1) Звание «заслуженного профессора» присваивало получившему его некоторые права и привилегии особ 1-го и 2-го классов табели о рангах, а именно: в отставку они не выходили и до самой смерти оставались как бы на службе в распоряжении правительства и получали полное жалование.

Добавить отзыв