Статьи из парижского журнала "Военная Быль" (1952-1974). Издавался Обще-Кадетским Объединением под редакцией А.А. Геринга
Saturday January 22nd 2022

Номера журнала

РУССКАЯ КОННИЦА В XVII ВЕКЕ – В.Г. КОВАЛЕВСКИЙ



(Из обширного труда кадета Константиновского кадетского корпуса Азанчевского).

Предлагаемый нашим уважаемым читателям краткий очерк о Русской коннице XVII века, касается Иноземного приказа, существовавшего с 1528 года по 1700 и входившего в число других установленных Приказов по управлению Русским войском в мирное и военное время до преобразований Петра Великого.

Кроме вышеназванного Приказа, были следующие:

  1. Разрядный Приказ, 2. Стрелецкий Приказ, 3. Пушкарский Приказ (Профессор императорской Николаевской академии ген.-майор А.Г. Елчанинов, в своем очерке “История военного искусства в России до Петра Великого”, говорит, что число Приказов под разными наименованиями доходило до 42-х, но правильного разграничения, между Приказами предметов ведения не было. Т. 1, стр. 72-75).

Существенное различение по управлению мирного и военного времени состояло в том, что в мирное время служилые люди находились в ведении областных начальников и Управлений или Приказов, а в военное время поступали в непосредственное распоряжение Главного Вождя и частных начальников.

Главный Вождь (Воевода) имел подчиненного ему Товарища. Следующие ступени в войске занимали: Начальник Раздачи денежного жалования, Начальник наряда Артиллерии, Начальник раздачи жалования людям немецкого строя. Далее шли Начальники отдельных Полков и наконец Начальники Полков, находившихся в составе Главного Войска.

Главнокомандующий войском (Воевода), отправляясь в поход, получал от Государя Наказ, в котором прописывались: цель войны, места сбора войск, каких городов и каких строев служилые люди должны были выступить в поход, кому вверялось начальствоа над различными полками и Нарядом и кому должно было заведывать денежными суммами и хлебными запасами. Государь обыкновенно предоставлял Главному Воеводе и его Товарищу действовать “Как разумит Бог”, обязывая их только присылать к себе известия, “как можно чаще”…

Внутреннее устройство войск и письменная часть находились в ведении Дьяков, которые состояли при Воеводе “для государевых полков и всяких расправных дел”. Начальник Артиллерии (Голова наряда), при выступлении в поход, обязан был принять по росписи: наряд, порох, свинец, ядра и прочее, а также пушкарей и других людей, назначенных к Наряду, из прочих Приказов – мушкеты, алебарды, копья, барабаны и шанцевый инструмент, а после донести обо всем сделанном Главному Воеводе.

Второстепенными начальниками в полках Русского строя были Головы и Сотники. В Стрелецких полках (Приказах) были: сперва Головы и Сотники, а потом – Полковники, подполковники и Капитаны. В полках немецкого строя – Генералы, Полковники, Ротмистры, Капитаны, Поручики. В коннице Русского строя были Сборщики, дворяне знатнейших семейств, посылавшиеся из Москвы по городам, для сбора войск, и Окладчики – распределявшие по статьям служилых людей. В русских полках были еще судьм, заведывавшие походными Съезжими Избами, где производились суд и расправа ратным людям.

Не останавливаясь на организации нашей пехоты, состоявшей из Стрельцов, солдат, Пеших городовых казаков, Пеших даточных людей, Вольных Охочих людей и Поголовных Ополчений, перейдем непосредственно к нашей основной теме – устройству Русской конницы XVII века.

1) Рейтары находились в ведении Иноземного Приказа, сперва набирались из наемных иностранцев, а потом из Русских. Иноземцы, служившие в Рейтарах, получали в мирное время содержание и жалование из Иноземного приказа, а в походе продовольствовались провиантом в определенном размере из особых дворцовых волостей. Некоторые иностранцы, служившие в нашем войске в продолжении значительного времени, были наделены, при царе Михаиле Федоровиче, поместьями и вотчинами. Другие же получали на корм постоянное жалование, отчего и произошло разделение их на Поместных и Кормовых.

Со времен царя Михаила, в иноземных полках было много Русских из боярских детей, новокрещенных, казаков и других нетяглых детей, которые, записавшись в Рейтары, поступали в ведение Иноземного приказа, были подчинены Рейтарским полковникам и обучались немецкому строю. (Из росписи на 1631 год Дворц. Разр. ч. 1-я, стр. 1197).

В царствование Алексея Михайловича полки, как рейтарские так и прочие, состоявшие в ведении Иноземного приказа были сформированы исключительно из русских и только начальниками были иностранцы. Вооружение Рейтар состояло сперва из лат, шишака, шпаги, потом из сабли, мушкета и наконец из карабина и пары пистолетов. В конце XVII века они получали поместные и денежные оклады наравне с детьми боярскими: от 100 до 150 четвертей земли и от 4 до 12 рублей. (12 рублей весили один фунт).

Строй Рейтар имел фигуру четырехугольника. Приближаясь к неприятелю, первая шеренга выскакивала несколько вперед, останавливалась, стреляла и, поворотив на оба фланга, неслась назад за последнюю шеренгу. Место ее заступала вторая и так далее… если удавалось расстроить неприятеля, то весь эскадрон нападал на него с холодныа оружием, стараясь сохранить сомкнутость строя.

2) ДРАГУНСКИЕ полки сперва набирались из наемных иностранцев, а потом из Русских охочих людей, подобно рейтарам. Оружие, лошади и вся сбруя им выдавались казенные. Кроме того, они получали на платье по три рубля и на поденный корм. Боярским детям и иностранцам по 8-ми, а прочим по 7-ми Денег в сутки (Деньга равнялась 1/200 рубля, но стоимость ее не была постоянной и в 1663 году упала до того, что царь Алексей Михайлович повелел уничтожить медные деньги).

По окончании похода, драгуны распускались по областям, где раздаваемы были в монастырские вотчины жителям на прокорм, по одной лошади на несколько дворов. В случае же утраты лошадей, жители вотчины обязаны были платить за каждую лошадь по 10-ти рублей.

Царь Алексей Михайлович иногда обращал целые погосты, принадлежавшие монастырям и находившиеся на шведской границе, в драгунские поселения. Драгуны состояли почти на одинаковых правах со Стрельцами, подобно коим занимались торговлею и разными промыслами.

Вооружение драгун состояло из шпаг, мушкетов или карабинов и бердышей или топоров, привешенных к седлу. (Акты арх. Эксп. Т. 3 №287 и т.4 №№ 15, 16 и 35.)

Рейтары и драгуны не состояли постоянного войска, не собирались раз или два в год в определенные города. Здесь им Полковые командиры (начальники) делали осмотр, после чего их распускали по домам.

  1. ДВОРЯНЕ, к которым принадлежали князья и вообще люди знаменитых фамилий, являлись при наступлении войны в сопровождении слуг, на собственных лошадях, со своим оружием и запасами на продолжительное время, для всех своих людей и лошадей.

При царе Михаиле, Дворяне делились на Московских дворян, Жильцов или Выборных людей из городовых дворян, присылаемых временно, на полгода, в Москву на службу, и Городовых дворян. Московские дворяне пользовались большими против городовых поместьями, получали различные поручения по государственной службе, возводимы были в звание стряпчих, думских дворян, стольников и бояр, получали начальство под частями войска, либо над всем войском и занимали высшие должности по гражданской части. Они, вместе с Жильцами, составляли Государев Полк (Гвардию), который, в военное время, находился при особе Государя, а иногда – при Главном воеводе.

В мирное время часть Московских дворян и Жильцов, по очереди с прочими, составляла конный отряд, который обязан был участвовать во всех встречах иностранных послов и в сопровождении Русских посольств.

Городовые Дворяне проживали по городам и разделялись на три разряда: высший (первый) из Выборных дворян, которых часть, Жильцы, состояла, по очереди, на службе в столице. Второй разряд назывался Дворовыми. Третий – собственно Городовыми дворянами. Исполняли они менее важные обязанности и получали меньшие поместья, нежели дворяне Московские.

4) БОЯРСКИЕ ДЕТИ частью были наделены поместьями наравне с Дворянами, частью же состояли на жаловании. Последние назывались Кормовыми. Подобно дворянам, боярские дети разделялись на выборных, дворовых и городовых. В военное время они вместе со своими людьми являлись на службу и разделялись на сотни, состоявшие под начальством Голов (сотенных).

Дворяне и дети боярские выезжали на службу в латах и шлемах либо мисюках (железные шапки с сеткой), с карабинами, либо пищалями и пистолетами, а боярские люди с карабинами, либо с пистолетами и саадаками (лук со стрелами). Те же, которые по бедности не могли иметь огнестрельного оружия, выезжали с рогатинами и топорами.

В смысле поместных окладов и жалований, московские дворяне и жильцы получали по 200 четвертей земли и от 15 до 20 рублей в год, но эти оклады значительно увеличивались, смотря по заслугам их. (Акты арх. Эксп. Т. 4 №290. Опыт повеств. о Древней Руси. Успенского). Царской грамотою в 1688 году, городовым дворянам и боярским детям назначены были оклады одинаковые: выборным по 150, дворовым – по 120, а городовым по 100 четверти земли. Денежные оклады простирались от 12 до 4 руб.

5) НОВОКРЕЩЕНЫ. (Татары обращенные в христианство). Мурзы и князья татарские являлись на службу  в сопровождении своих слуг. Эта конница вооружена была весьма разнообразно.

Новокрещены и татарские князья получали от правительства поместья, а в военное время жалование, наравне с боярскими детьми. Не имевшие поместий, состояли постоянно на корму.

6) ГОРОДОВЫЕ КАЗАКИ из беломестных (нетяглых людей), жившие большей частью в пограничных городах, получали по царской грамоте 1636 года, по 50 четвертей поместного оклада и по 5 рублей, либо состояли на правах стрельцов и получали одинаковое с ними жалование – 6 рублей.

Дворяне, боярские дети, новокрещены, татарские князья и городовые казаки составляли в каждом городе Особый Полк (Тулян, Каширян, Казатинцев и т.п.), подчиненный одному начальнику и окладчикам, имевший свое знамя, свои барабаны и музыку, а впоследствии свои полковые пушки.

7) КАЗАКИ ВОЛЖСКИЕ, ДОНСКИЕ И ТЕРСКИЕ имели собственное управление и своих начальников, избираемых с общего согласия. Владели они землями, занятыми по праву войны и обязаны были являться на службу по вызывным царским грамотам.

Эти казаки вооружены были саблями, пиками, ружьями и пистолетами, имели свою артиллерию и знамена, им пожалованные государями за особые заслуги. Иногда в военное время, они получали денежное жалование, либо, перед открытием военных действий, посылались им от правительства сукна, селитра, свинец, порох, хлебный запас и вино.

8) Устройство МАЛОРОССИЙСКИХ КАЗАЧЬИХ полков резко отличались от всего остального казачества.

Малороссия, состоявшая из 17 полков и, при гетмане Богдане Хмельницком, распространявшаяся до Днепра, впоследствии, при гетмане Скоропадском, была ограничена только 10-ю полками: Киевским, Черниговским, Любенским, Гадячским, Миргородским, Полтавским, Стародубским, Нежинским, Переяславским и Прилуцким. Эти полки были расположены в нынешних губерниях: Киевской, Черниговской, Полтавской и Каменец-Подольской.

Каждый пол представлял собою не только военную, но и гражданскую единицу. Малороссия разделялась, в гражданском отношении, на несколько округов, которые стали называться ПОЛКАМИ. Во главе гражданского управления той или иной другой местности, стоял тот самый полковник, который начальствовал над полком, в состав которого входило население данной местности. На списания города Нежина, сделанного в 1740 году, мы видим, что население его было определено в 11104 души, из коих собственно казаков было 2610 чел. В такой же приблизительно пропорции число казаков было и в остальных полках. (Истор. Очерк 13 гусар. Нежинского полка, составленный по “Описанию Старой Малороссии” генерал-губернатора П.А. Румянцева 1769 год)”.

Восстановление порядка и устройство во всех частях Государственного управления, после многолетних смут начала XVII века, имело непосредственным результатом введение дисциплины. Даже главные воеводы подвергались строжайшей ответственности в своих действиях. Мы знаем, например, что Шеин, допустивший во вверенном ему войске беспорядки, повлекшие за собою неудачу действий под Смоленском, был предан суду, признан виновным и казнен, как изменник.

Стольник, наместник Переясловский, Черниговский, Чемоданов, бывший русский посланник при Венецианском дворе, в 1657 году, делая описание нашим войскам, писал: “У великого государя нашего, у его царского величества, против его государевых недругов, рать собирается многая и несчетная, и строение многое, различными ученьи и строениями: перво, устроены многие тысячи Копейных рот гусарского строя, а иные многие тысячи устроены конные с огневым боем, а иные Рейтарского строя, а иные многие ж тысячи строены Драгунским строем с большими мушкетами, а иные многие тысячи строены Солдатским строем, и над теми надо всеми устроены начальные люди – генералы и полковники и подполковники и майоры и всякие начальники люди по чинам. А его царского величества его государеву полку, спальники, стольники и стряпчие, и дворяне московские и жильцы, те бьются своим обычаем, только у них бою, что под ними аргамаки резвы, да сабли востры, на которое место ни нападут, никакие полки против них не стоят: то у великого государя нашего и строение”…

В.Г. КОВАЛЕВСКИЙ

Добавить отзыв