Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Wednesday July 26th 2017

Номера журнала

Траурное эхо героических дней Порт-Артура. – Г. Усаров



Исполняю желание редакции и сообщаю то, что мне известно относительно напечатанных в харбинской газете «Рубеж» воспоминаний отца Брадучана о нахождении и похоронах останков, найденных японскими водолазами на погибшем «Петропавловске».

Все описано так, как и было в действительности, кроме только утверждения, что среди них были останки адмирала Макарова. Это утверждение совершенно неверно и объясняется, вероятно, отдаленностью события во времени.

В 1913 году японец Сакураи купил у японского правительства остов «Петропавловска» для разборки его на слом. Во время работ японские водолазы проникли в помещение, которое было, по-видимому, кают-компанией штаба. Там были обнаружены шесть уже совершенно белых скелетов. Это были скелеты офицеров, так как на них были найдены золотые часы, золотые пенсне, ордена, а на одном — кортик с выгравированным на нем именем контр-адмирала Моласа, бывшего начальником штаба адмирала Макарова, и бумажник. Здесь же были найдены серебряные ложки, вилки, револьверы и портфели.

Все это было тщательно собрано японцами и передано русскому консулу в Дальнем.

По распоряжению Государя вице-адмирал Яковлев, бывший командиром «Петропавловска» в момент гибели корабля, был командирован для опознания найденных останков и для того, чтобы возглавить торжественную церемонию отдания почестей и предания их земле на русском военном кладбище в Порт-Артуре.

Среди этих останков адмирала Макарова ни в коем случае быть не могло, так как в момент катастрофы адмирал Макаров вместе с командиром, капитаном 1 ранга Яковлевым, находился на мостике, а скелеты были найдены во внутреннем, закрытом помещении.

Будучи еще кадетом Морского Корпуса, я читал в одном из номеров журнала «Летопись войны с Японией» показания следственной комиссии сигнального старшины «Петропавловска», фамилии которого я, увы, уже не помню, в которых он показал, что, будучи в момент взрыва на своем посту на мостике, он заметил лежавшего без движения на палубе мостика адмирала и бросился к нему и увидел, как по лицу адмирала текла струйка крови. Последующие взрывы и быстрота гибели корабля (1 минута 30 секунд) не позволили ему что-либо предпринять, и он сам не знал, каким чудом остался в живых (из всего экипажа спаслось 7 офицеров и 73 матроса).

О нахождении останков адмирала Моласа и, по всей вероятности, других чинов штаба сообщает также большой друг русских моряков покойный капитан 1 ранга французского флота de Balincourt *), плававший в этот период времени в Печилийском заливе и совершивший паломничество на места боев в Порт-Артуре. Он приводит такую подробность: на японцев произвело очень сильное впечатление, в котором они видели даже некое предзнаменование, то обстоятельство, что в том же помещении была найдена японская сабля, на портупее которой был золотой герб фамилии Токугава, и лезвие сабли было едва тронуто ржавчиной, в то время как русские лезвия были почти полностью изъедены ею.

*) Переведший на французский язык трилогию Вл. Семенова — «Расплата», «Бой при Цусиме» и «Цена крови», «Последние дни «Севастополя» в Порт-Артуре» кап. 1 р. Эссена, «Новик» — посмертный дневник лейтенанта Штерн.

Г. Усаров

 

ОСТАНКИ ПОГИБШИХ НА «ПЕТРОПАВЛОВСКЕ»

Доподлинно известно, что японские водолазы, осматривая корпус «Петропавловска», обнаружили в кают-компании несколько скелетов. Около одного из них были найдены вещи, принадлежавшие начальнику штаба эскадры контр-адмиралу Моллас, и по этой причине решили, что это его останки, версия тем более вероятная, что адмирала Моллас в момент катастрофы на мостике не было.

Что касается адмирала Макарова, то по нескольким свидетельским показаниям он находился в момент первого взрыва на крыле носового мостика. Решив, очевидно, прыгать в воду, он успел снять с себя пальто, которое потом было обнаружено плавающим на месте гибели корабля. Самого адмирала не нашли. Утонул ли он в водовороте, возникшем при быстром погружении корабля или же был убит подброшенной взрывом вверх фок-мачтой, которая потом упала на мостик, — осталось невыясненным, но неоспоримое присутствие адмирала Макарова на открытом носовом мостике в момент катастрофы исключает всякую возможность того, чтобы его останки были бы обнаружены в находившейся на корме кают-компании.

Сообщил П. А. Варнек


© ВОЕННАЯ БЫЛЬ


Голосовать
ЕдиницаДвойкаТройкаЧетверкаПятерка (Не оценивали)
Loading ... Loading ...




Похожие статьи:

Добавить отзыв