Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Sunday April 23rd 2017

Номера журнала

Хроника «Военной Были» (№88)



ПЕРВЫЙ ВИЦЕ-АДМИРАЛ ИМПЕРАТОРСКОГО ФЛОТА РУССКОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ

Первым русским, по рождению, достигшим после Императора Петра I, чина вице-адмирала Российского флота, был Наум Акимович Сенявин.

В 1698 году начал он свою службу простым солдатом бомбардирской роты Преображенского полка.

В 1699 он уже матросом участвует в Керченском походе на корабле «Отворенные врата» под командой самого Государя.

Его братья Иван и Ульян были посланы учиться морскому делу заграницу, но он не попал в число посланных, и также был великовозрастен, чтобы поступить в число учеников Навигацкой Школы.

Этот талантливый русский самородок приобретает свои мореходные познания в боевой практике, плавая на военных, речных и морских, судах, участвует в боевых операциях начатой в 1700 году Северной войны и длившейся более двадцати лет. Он проявляет беззаветную храбрость и обгоняет по службе своих старших братьев, получивших образование заграницей.

Замеченный Государем как доблестный офицер, 23 декабря 1709 г. был произведен в поручики Преображенского полка и по 1712 год, сопровождает Его в поездках в Азов, в Полтаву, в Петербург, в Москву, в Прутском походе и в Померанию на корабле «Самсон».

В конце 1712 года, Петр поручил Сенявину трудное и ответственное дело, т. к. на Балтийском море, в это время, еще господствовал шведский флот, снарядить и привести из Копенгагена в Ревель три первых купленных в Голландии корабля. 2-го марта 1713 года, он уже привел их в Ревельский порт целыми и невредимыми, за что получил чин капитан-поручика и должность командира купленного голландского корабля «Рандольф».

Три раза Государь посылал его в ответственные командировки в Англию, Голландию и Гамбург с поручениями купить шлюпки, нанять матросов и привести купленные корабли.

В сношениях с иностранцами во время заграничных плаваний, Сенявин всегда действовал смело. В 1719 году, капитан гамбургского конвойного корабля отказался салютовать русскому военному кораблю, заявив, что «он не знает русского флага»; Сенявин из 3 пушек ядрами выстрелил по его вымпелу.

В этом же году, в начале мая, Сенявин вернулся в Россию и Государь назначил его начальников крейсерского отряда из 6 кораблей и одной шнявы.

Держа брейд-вымпел на корабле «Портсмут», Сенявин 25 мая 1719 года атакует между островами Эзелем и Готске-Санде три шведских военных судна и после часового боя берет их в плен. Во время этого боя на кораблях Сенявина было 30 гардемарин и Государь произвел их в мичмана. Это, собственно, и было первое крупное и единовременное производство учеников Морской Академии.

До этого морского сражения отряда русского флота под командой русского флагмана, другие отряды русского корабельного флота, под командой иностранцев, имели несколько раз случай сразиться со слабейшими шведскими соединениями, но каждый раз флагманы-иностранцы действовали нерешительно.

За этот бой, первый морской бой русского парусного корабельного флота, где проявлена русским флагманом решительность и смелость, Наум Акимович Сенявин 17-го июня 1719 года, был награжден через чин в капитан-комендоры. 31-го января 1721 года он уже член Высшего Военно-Морского учреждения — Адмиралтей-Коллегии.

Но в то же время он не покидает моря, командуя эскадрой, отправленной к Гельсингфорсу.

С заключением Ништадского мира, 20-летняя Северная война закончилась и 22-го октября 1721 года Сенявин произведен в шаутбенахты (контр-адмиралы). Из русских офицеров он был первым, после Государя, получившим этот чин.

Петр Великий был рад, что смог ввести русского человека в ряд иностранцев, занимавших высшие чины в русском флоте.

Наум Акимович Сенявин скончался в мае месяце 1738 года, в Очакове, командуя Днепровской флотилией, в чине вице-адмирала.

Началась его морская карьера бомбардиром в Донецкой флотилии, и закончилась вице-адмиралом Российского Императорского флота.

В дыму баталий обрел он опыт и практику и явил блестящий пример молодым офицерам, прошедшим курс Навигационной Школы и Морской Академии.

Г. фон-Гельмерсен

 

СУВОРОВ И ФЛОТ

В 1778 году Суворов командовал войсками в Крыму и ведал всей обороной береговой полосы. Он создал двадцать девять укрепленных пунктов по всему побережью и линию наблюдательных постов. Наметив стоянки для судов Азовской флотилии, он составил сигналы для сухопутных войск и морских отрядов. На случай если задумают прикрыться Андреевским флагом, он обучил солдат и офицеров распознавать турецкие суда. У него имелся Резервный корпус, к северу от Чонгара, сам же Суворов находился у Ахтиарской бухты, которую только что начал укреплять.

Войны не было, но он имел приказ от Потемкина не допускать высадки но и не прибегать к оружию без крайней необходимости. В середине июня 1778 года турецкая эскадра вошла в Ахтиарскую бухту и стала на якорь. Суворову стало известно, что ожидается прибытие Капудан-Паши (Главнокомандующий флотом) со всем флотом. Перед Суворовым стала задача: сохранить неприкосновенными берега Крыма и, в то же время, не нарушить мира. Он подтягивает к Ахтиару резерв — шесть батальонов с конницей и артиллерией, ночью же, заняв оба берега у входа в бухту, начал там постройку батарей. Две из них были начаты на северном мысе, одна на южном, а в тылу их возводились редуты и шанцы. Турки, под предлогом запастись пресной водой, просили разрешения сойти на берег но им, «с полной ласковостью», было отвечено, что источники иссякли и что на берег их не пустят, так как они могут занести чуму. Укрепления росли на глазах турок. На третий день, поняв, что они скоро окажутся запертыми в бухте, турки снялись с якоря и ушли.

После взятия Измаила и заключения Ясского мира 1791 г., Суворов был послан в Финляндию строить морскую крепость, командовал там в шхерах гребной флотилией в 120 вымпелов, брал уроки по морским наукам и сдал экзамен на первый морской офицерский чин — мичмана.

Из Финляндии он прибыл в Херсон. В начале 1793 года ему было поручено укрепление всей южной границы и вверены в командование войска Екатеринославской губернии и Таврического края. Он трудился над проэктами обороны Херсона, Кинбурна, Севастополя. Мысль сделать Севастополь сильной морской крепостью полностью его захватила и летом он прибыл туда, чтобы лично руководить работами.

Всю весну 1793 года адмирал Ушаков провел в Петербурге, по вызову Императрицы Екатерины. Возвратясь в Севастополь, он зарылся в дела. В середине июля в городе стало шумно. Дома сотрясались от взрывов — то солдаты на мысах рвали минами скалы. Всюду кипела стройка. Город был покрыт тучами пыли. Ушаков строил дома, казармы, госпиталя, магазины-склады. Этому всему Суворов должен был дать крепкую защиту.

Федор Федорович еще ни разу не был на строительных работах для защиты Севастополя и с Суворовым виделся только мельком. Он отправился на Северную косу и там встретился с Суворовым. После сердечных приветствий, Суворов развернул чертеж и, с увлечением, стал излагать свой план: «Сама природа указывает здесь два мыса, на каждом из них будут возведены двухъярусная башня и ряд орудийных казематов, смотрящих на рейд. Под защитой их, корабли смогут выходить из гавани, даже блокируемой вражеской эскадрой. Две другие батареи располагаются сзади первых, в глубине бухты… Еще дальше, на южной стороне, возводится пятая батарея. Она будет довольно страшная — ежели отчаянный неприятель, даже мимо всех перекрестных огней, прорвется, он повстречает ряд огнедышащих жерл…»

Сообщил Г. фон-Гельмерсен

 


p class=”MsoNormal” style=”text-align: justify;”

© ВОЕННАЯ БЫЛЬ

Добавить отзыв