Статьи из парижского журнала "Военная Быль" (1952-1974). Издавался Обще-Кадетским Объединением под редакцией А.А. Геринга
Saturday October 1st 2022

Номера журнала

700-летие смерти князя Западной Руси Даниила Романовича (1264—1964). – В. Федуленко



После смерти, в 1205 году, князя Романа Мстиславича, объединявшего под своей вла­стью юго-западную Русь, куда входили кня­жества Волынское, Галицкое и Черная Русь Щ началась долгая междоусобная война, в резуль­тате которой в 1214 году Венгрия и Польша разделили между собой Волынское и Галицкое княжество и Черную Русь. Только в 1219 го­ду Торопецкий князь Мстислав Удалой, с по­мощью восставшего народа, освободил эти кня­жества от захватчиков. Но, как только князь Мстислав Удалой умер в 1229 году, Венгрия снова захватила Галицкое княжество, и Волын­скому князю Даниилу и его брату Василько Романовичам стоило больших трудов изгнать венгров из Галиции, после чего они объедини­ли под своей властью все земли своего отца.

Между тем, в это время на Русь уже надви­галось великое несчастье, — в 1237 году нача­лось вторжение монголо-татарских полчищ и в течение двух лет они разгромили и разгра­били центральную и северную Русь, а в следу­ющие два года была покорена и юго-западная Русь. Героическое сопротивление удельных

1) Земли, лежащие к северу от Волынского кня­жества, с городами: — Волковыйск, Слоним, Новогородок, Городно на реке Неман и др.

княжеств, стойкость и жертвенность русского народа, поголовно и бесстрашно вышедшего на борьбу с врагом, не смогло принести нам побе­ды. Одной из главных причин этого поражения Руси надо считать удельно-вечевую систему управления государством. Сильная и единая власть Киевского Великого князя постепенно разрушалась. Каждый князь считал свое кня­жество независимым, ни с кем не считался и не желал подчиняться Великому князю. Лето­писец скорбно отмечает — «… раздрася вся зем­ля Русьская». Раздоры и войны князей за власть начались еще с Ярослава Мудрого и пе­риодически то увеличивались, то уменьшались, а к середине XII столетия Киев, столица Руси, стал уже утрачивать свое значение, единство Руси было нарушено, и с этим стала пропадать ее военная и политическая мощь. При монголо-татарском наступлении каждое княжество обо­ронялось самостоятельно, — «… ни един же от князей… не приде друг ко другу на помощь». Возмездием за это величайшее преступление перед родиной было многостолетнее монголо-татарское иго и постепенный захват западными соседями наших окраинных исконных русских земель на юге, западе и частично на севере.

В это ужасное лихолетье северо-западная Русь многим обязана выдержке и дипломати­ческим способностям оставшегося в живых Великого князя Ярослава Всеволодовича и особен­но его сына Великого князя Александра Нев­ского, неоднократно спасавшего Русь от окон­чательного раздробления и уничтожения ее та­тарами и западными соседями.

Блестящий талант полководца, князя Алек­сандра, надолго сохранил границы северо-за­падной Руси: — в течение нескольких лет он постепенно разгромил начавших наступать на ослабевшую Русь шведов, немцев и литовцев. Этими славными победами Великий князь Александр Невский вдохнул в русский народ надежду на постепенное возрождение и объе­динение Руси. В отношении же татар он дер­жался примирительной позиции .считая борь­бу с ними пока невозможной из-за отсутствия достаточных сил и разорения страны. Всеми силами Александр Невский старался сохранить мир с татарами, дабы дать возможность рус­скому народу спокойно возродить свое благосо­стояние, сохранить свои духовные и культур­ные ценности и снова создать военную мощь.

В юго-западной Руси ту же политику ста­рался проводить Волынско-Галицкий князь Да­ниил Романович. От монголо-татарского наше­ствия юго-западная Русь также сильно постра­дала, но, как только татары ушли, здесь сно­ва начались междоусобные распри и борьба за власть между сильным и влиятельным боярст­вом, к которому присоединился Черниговский князь Ростислав, и князем Даниилом. При со­действии своего тестя, венгерского короля Бе­ла 4-го, кн. Ростислав рассчитывал захватить Галицию, причем к ним присоединилась Малая Польша во главе с Краковским князем Боле­славом Стыдливым. Венгерский король дал в помощь кн. Ростиславу и галицкому боярству свое отборное рыцарское войско под предводи­тельством венгерского воеводы Фили, а поля­ков возглавил воевода Флориан Войцехович Авдонец. Эти соединенные войска с боем взяли древнюю столицу Галиции г. Перемышль и дви­нулись на г. Ярослав, старинный город, постро­енный на реке Сане еще Святым Владимиром и названный им в честь своего сына Ярослава.

В случае дальнейших успехов, Филя пред­полагал направить свои войска на Волынское княжество, где князь Даниил черпал свои глав­ные силы. Нетрудно предположить, что конеч­ная цель венгров и поляков заключалась в же­лании расчленить юго-западную Русь и затем ее поработить. Но подойдя к Ярославу, союз­ники встретили сильное сопротивление горо­жан. Их воевода Олекса Орешек сумел органи­зовать оборону, и врагам пришлось начать пра­вильную осаду города, — подвести осадные башни на колесах (туры), камнеметы, огнеметы, — выкидывающие горшки с горящей нефтью, тараны и пр. Горожане, сидя за высокими ка­менными стенами, доходившими до трех саже-

БИТВА ПОД Р. ЯРОСЛАВОМ

ней в высоту, отвечали упорным сопротивле­нием и забрасывали врагов камнями, стрелами и лили горячую смолу на головы врагов, но си­лы были неравные и падение города было во­просом времени.

В этот решительный момент князь Даниил уже подходил со своими войсками к г. Ярос­лаву и высланная разведка выяснила распо­ложение противника, а лазутчики сумели изве­стить горожан о подходе помощи. В ночь с 16 на 17 августа 1245 года войска подошли к реке Сан и южнее г. Ярослава, в тумане, на рассве­те 17 августа князь Даниил спокойно перевел по броду свои силы.

Союзники увидели их уже тогда, когда Да­ниил начал строить свой боевой порядок. Фи­ля, оставив у осажденного города пешие войс­ка, дабы горожане не ударили с тыла, повел в наступление своих венгерских и польских ры­царей и дружину князя Ростислава. Поляки, под предводительством Флориана, стали насту­пать на наш правый фланг, которым командо­вал князь Василько; венгерские рыцари и дру­жина князя Ростислава атаковали центр и левый фланг, находившийся под командованием дворского Андрея. Тучи стрел полетели с той и другой стороны друг в друга, но быстро оба вра­га бросили в бой свои конные части дружины. Жестокая битва разгорелась по всему фрон­ту. «… Копием же изломившимся, яко от грома тресновение бысть»… и «.. мнози падше с коний и умроша». Так описывает очевидец завязав­шееся сражение.

С переменным успехом шел бой на правом фланге, а в центре конные части мадьяр потес­нили дворского Андрея, начавшего медленно отступать к реке Сан. Князь Даниил подкрепил этот участок целым полком, приказав упорно держаться и тем привлечь на себя как можно больше сил противника. В то же время, со сво­ими отборными конными полками, через густой лес «… дебрь глубокую», князь Даниил обошел венгров с фланга и тыла, и во главе своей кон­ницы обрушился на противника. Внезапное по­явление в тылу князя Даниила, и его сокруши­тельный удар, и разгром резервного венгерского отряда, и захват лично князем Даниилом зна­мени самого Фили, вызвали беспорядочное от­ступление венгров и поляков с поля сражения, бегство Ростислава с его боярской дружиной.

В критический момент боя, Олекса Орешек со своими горожанами сделал вылазку, нанес поражение осаждавшему пешему отряду и вы­шел в тыл отступавшим врагам. Войска князя Даниила, уничтожая сопротивлявшихся и беря пленных, торжествовали победу. Конница, пре­следуя бежавших, захватила в плен венгерско­го воеводу Филю и польского воеводу Флориана. Ростиславу удалось спастись бегством.

Озлобление против венгерцев и особенно против их вождя Фили было очень сильным, так как в прошлом он неоднократно нападал, разбойничал, угнетал и беспощадно убивал рус­ский народ в Галиции. Князь Даниил приказал казнить этого преступника; той же участи под­верглись и некоторые другие венгры, — «инии угре мнози избиени быша за гнев».

Победа Даниила снова восстановила един­ство юго-западной Руси и теперь князь напра­вил все свои усилия на восстановление сельс­кого хозяйства и на ремесленное производство. Последнее почти прекратилось после нашествия татар, и только сейчас стали собираться уцелев­шие и бежавшие от татар специалисты. Нача­лось восстановление разрушенных татарами го­родов и построены были новые — Львов, Холм, Данилов, Угровеск. Но тяжесть вассальной за­висимости от татар оставалась.

Во имя сохранения спокойствия юго-запад­ной Руси князь Даниил заключил ряд союзов с западными соседями, а папа Инокентий ІV-й начал переговоры с князем о создании военной коалиции против татар и, конечно, о церков­ной унии, но согласия не получилось и перего­воры прервались в 1248 году.

В 1252 году, в виду продвижения татарских сил к юго-западу, переговоры снова возобнови­лись. Римский папа предложил короновать кня­зя Даниила в короли, что и было принято по­следним во имя создания объединенных сил против татар. Сама коронация состоялась в г. Дорогичине, в Волынском княжестве. На деле же Даниил не получил никакой помощи от за­пада, а с церковной унией ничего не вышло. В 1254 году Даниилу пришлось одному отбивать разбойный набег татарского воеводы Куремсы и тем предотвратить новое вторжение в Гали­цию. Неудача папы Инокентия ІV-го в деле обращения южно-русского народа в католиче­ство вызвала большое озлобление и папа стал грозить Даниилу крестовым походом против Руси.

Потеряв всякую надежду на помощь запада для борьбы с татарами и поняв, что русский народ еще не в состоянии один начать борьбу с татарами, князь Даниил принужден был, как и Александр Невский, изменить свое отноше­ние к Золотой Орде.

В 1258 году, когда татарский воевода Бурундай потребовал у князя Даниила, как вассала Золотой Орды, участия в походе против литов­цев, князь Даниил должен был подчиниться, а в 1259 году, тот же воевода снова потребовал участия южно-русских князей в походе на Польшу. Татары, конечно, разграбили в Литве и Польше несколько областей, хотя русские и не участвовали в этих грабежах и насилиях, отношения с Литвой и Польшей были испор­чены.

Через пять лет, в 1264 году, князь Даниил Романович скончался. Юго-западная Русь ли­шилась талантливого военачальника и круп­ного государственного деятеля, спасшего ее от захвата западными соседями, сохранившего ее духовные ценности — нашу православную ре­лигию, возродившего культурную и экономиче­скую жизнь народа и своей политикой надолго задержавшего татар от насилий над юго-за­падным Русским краем.

После смерти этого выдающегося русского князя снова начались междоусобные боярские и княжеские распри, благосостояние края стало падать и, пользуясь этими раздорами, обнаглев­шие татарские шайки стали систематически со­вершать грабительские налеты на Галицию и Волынь. Через сто лет, в середине 14-го столе­тия, юго-западная Русь настолько ослабела, что сопротивляться натиску соседей уже не могла и была захвачена и разделена между Польшей и Литвой.

В. Федуленко.

Добавить отзыв