Статьи из парижского журнала "Военная Быль" (1952-1974). Издавался Обще-Кадетским Объединением под редакцией А.А. Геринга
Wednesday May 18th 2022

Номера журнала

Генерал барон Жомини. – Иван Сагацкий



Среди наших военных есть немало лиц, ко­торым имя генерала Жомини известно лишь по бессмертным стихам Дениса Давыдова «Песня старого гусара», и, в лучшем случае, по кое ка­ким сведениям об его военно-научной деятель­ности.

Однако, личность генерала Жомини и его служебная карьера настолько интересны и ори­гинальны, что они заслуживают нашего внима­ния тем более, что вторую половину своей жиз­ни Жомини провел главным образом на службе Русским Императорам. Он же по своей инициа­тиве оказался основоположником нашей Акаде­мии Генерального Штаба.

Я думаю, генерала барона Жомини можно охарактеризовать так: талантливый офицер ге­нерального штаба — прекрасный советник на поле сражения — широкообразованный воен­ный ученый и… неудавшийся полководец.

Биографы описывают его (уже в зрелом во­зрасте), как мужчину выше-среднего роста, скорее — худощавого, с небольшими темного цвета усами. Характер его был живой и порывистый, но сдержанный, немного обидчивый, щепетильный, порою — резкий, независимый.

Военное искусство (тактика, стратегия и пр.), как и военная история обязаны ему целым ря­дом капитальных трудов (полный перечень их дан в очерке Леконта, лучшего биографа Жомини. (См. Библ. 3). Многие до сих пор считают его самым серьезным критиком Фридриха 2-го.

Сент-Бев (Библ. 7) говорит о Жомини еще больше, а именно, что в военном искусстве он обладал большими способностями, чем Наполе­он: обширностью познаний и мыслей; даром развития темы, методичностью, ясностью ее из­ложения, блестящими и убедительными прие­мами доказательства.

Сам французский Император, после заката своей славы, открыто объявил, что Жомини был единственным человеком, который с само­го начала понял, как именно воюет и побеждает Наполеон.

1.

Проследим теперь вкратце личную жизнь и военную карьеру генерала:

Генрих Жомини родился 6 марта 1779 года (все даты указаны по новому стилю) в семье итальянского происхождения, осевшей в Швей­царии. Еще мальчиком лет двенадцати он стал проявлять особый интерес и любовь ко всему во­енному, но расформирование швейцарских пол­ков, состоявших до этого на службе у Франции, принудили родителей Жомини определить сво­его сына на службу совсем по иной части, то есть — по коммерческим делам.

В 1796 году Генрих Жомини очутился в Па­риже. Там он работал сперва в одном из торго­вых предприятий, затем начал работать само­стоятельно. Как раз в это время открылись пер­вые боевые операции Бонапарта в Италии. Жо­мини с увлечением набросился на военные свод­ки и принялся по ним методично следить на карте за разворачивающимися событиями.

Благодаря своим настойчивым хлопотам, не­которое время спустя, Генрих Жомини был принят в чине лейтенанта на службу в Швей­царское военное министерство. 17. июня 1799 го­да его произвели в капитаны и он продолжал ра­ботать там же по организации Швейцарской Ар­мии. 26 апреля 1800 года Жомини был уже в чине командира батальона.

Но род его деятельности в секретариате и бюро Министерства пришлись ему не по душе: в 1801 году Генрих Жомини подал в отставку, возвратился в Париж и снова взялся за ком­мерцию. В то же время он стал нащупывать возможности поступления на службу во Фран­цузскую или Русскую Армию. Одновременно он принялся за первый свой капитальный труд «Курс Высшей Тактики».

Прошения Жомини о принятии его на служ­бу встретили отказ у Мюрата и у дУбриль, уполномоченного по делам России во Франции. Один лишь маршал Ней ответил Жомини со­гласием и взял его с собой в Булонский лагерь. Когда же Булонская армия стала Дунайской армией, Ней оставил Жомини при себе для ка­бинетной работы, в качестве вольнонаемного.

В сражении под Ульмом, Жомини своими советами, рассуждениями оказал маршалу Нею значительную помощь. Здесь же, своим храбрым поведением во время боя, он впервые обратил на себя всеобщее внимание.

На следующий день после Аустерлицкой битвы, Жомини был послан Неем в Ставку Наполеона с пакетом различных отчетностей и рапортов. Жомини, давно искавший случая привлечь на себя внимание великого француз­ского полководца, перед которым он прекло­нялся, как перед гением своей эпохи, умуд­рился незаметно от всех вложить в отправля­емый пакет два первых, уже отпечатанных то­ма своего «Курса Высшей Тактики». Уловка Жомини увенчалась полным успехом: Наполе­он, перелистывая найденные книги, сразу за­интересовался их содержанием, велел прочи­тать себе одну из глав и очень похвалил вызванного к нему автора, то есть — самого Жомини.

27 декабря 1805 года, по ходатайству мар­шала Нея, Генрих Жомини был произведен в чин «Adjudant-Cmmandant» с прикоманди­рованием к штабу 6-го корпуса.

Во время войны с Пруссией в 1806 году Жо­мини оказался прикомандированным уже к штабу Французского Императора. Вместе с ним генерал Жомини принял деятельнейшее уча­стие в боевых операциях у Иены, под Берли­ном и т. д.

В тяжелом и нерешенном сражении при Прейсиш-Эйлау, генерал Жомини находился в свите Наполеона, оставаясь рядом с последним Е самом опасном пункте боя, на кладбище.

В битве под Фридландом, 14 июня 1807 го­да, Жомини участия не принимал, так как был болен. Тем не менее, Французский Император, уже полностью его оценивший, назначил Жо­мини начальником штаба 6-го корпуса армии Нея.

В начале войны с Испанией (1808-1809 гг.), Жомини уходит на нее с тем же маршалом Не- ем. Но неудачи маршала, часто не слушавшего советов своего начальника штаба, отразились на положении последнего: 17 ноября 1809 года Наполеон, по просьбе своего военного минист­ра Кларка, отзывает Жомини в Главный Штаб, под начальство маршала Бертье.

29 июня 1810 года, по болезни, барон Жоми­ни получает шестимесячный отпуск и возвра­щается к себе в Швейцарию. Но, приехав туда, Жомини вспомнил, что еще в 1807 году Рус­ское Правительство негласно, через своего представителя заграницей, согласилось принять его на службу. Тогда, глубоко возмущенный многими несправедливостями к себе и препят­ствиями к дальнейшему продвижению по служ­бе, он подает рапорт о выходе в отставку. Поч­ти одновременно с этим он посылает, куда надо, окончательное свое прошение о принятии его на русскую службу.

В ответ на свой рапорт об отставке генерал Жомини был вызван к военному министру Кларку в Париж. Тот ему пригрозил, в случае сопротивления, Венсенским замком…

Но, чтобы задобрить барона, Жомини зад­ним числом, то есть — за неделю до разговора с Кларком, произвели в бригадные генералы, оп­ять таки, как и в предыдущие производства, с оставлением при штабе. По иронии судьбы, по­чти одновременно с этим, Жомини получил бу­магу, подписанную Императором Александром 1-ым, о зачислении барона в Русскую Армию в чине генерал-майора и с прикомандированием к Свите Его Величества.

Перед угрозой Венсенского замка, в январе следующего же года (1811-го), генерал Жомини был вынужден вернуться в ряды Французов. В этот период он не переставал работать над сво­им очередным трудом «Критический обзор бо­евых операций Французов, начиная с 1792 го­да».

В 1812 году, из уважения и признательности к Русскому Монарху, заочно принявшему его к Себе на службу, Жомини представил рапорт Наполеону о невозможности сопровождать Французского Императора в его движении на Москву. Наполеон отнесся к записке Жомини вполне благосклонно: сначала назначил его гу­бернатором в Вильно, а позже на один из ко­мандных постов в Смоленске.

Во время отступления Великой Армии, ге­нерал Жомини оказал ей ряд важнейших ус­луг: он указал Французскому Командованию верную и безопасную возможность выйти на дорогу, ведущую в Вильно; наметил с точнос­тью место переправы через Березину и т. д. Заведуя, в качестве помощника генерала Эллезона-младшего, наводкой мостов на этой же ре­ке, Жомини серьезно простудился и заболел воспалением легких. Для поправления здоро­вья он получил три месяца отпуска и уехал в Париж.

При возобновлении военных действий, на сей раз уже на территории Германии, Француз­ское Командование отправило его снова к мар­шалу Нею, как начальника штаба его 3-го кор­пуса.

4 мая 1813 года, то есть через день после сражения при Лютцене и за несколько дней до боя под Бауценом, Жомини был на своем обыч­ном боевом посту.

Но сейчас же после Бауцена барон Жоми­ни, глубоко оскорбленный очередною к себе не­справедливостью маршала Бертье (об этом бу­дет сказано подробнее ниже), разочарованный в Наполеоне, как в человеке и политике, не вы­держал: 14 августа, без бумаг и без вещей, он прошел через аванпосты сражающихся и отдал себя службе Русской Армии.

16 августа он прибыл в Прагу. Дня четыре спустя, за столом в Императорской Ставке, Прусский Король громко спросил Жомини о силах Нея. Жомини принес Королю извинения в том, что не может ответить на его вопрос и Император Александр 1-ый одобрил за это Жо­мини.

Дрезденское сражение было проиграно со­юзниками отчасти из за неожиданного возвра­щения в Армию Наполеона, но, главное, пото­му, что Союзное Командование пренебрегло со­ветом Жомини быстро перестроить свой фронт и атаковать всеми силами левое крыло фран­цузов: оно было неосторожно выдвинуто ими между Эльбой и огромными силами Коалиции.

После разгрома Наполеона у Лейпцига, 2Ко- мини подал рапорт Императору Александру 1-му, ходатайствуя о своем откомандировании

от Ставки: генерал считал невозможным для своей совести участвовать в покорении Фран­ции, которой он служил еще несколько месяцев тому назад.

Жомини появился снова в Ставке во Франк­фурте; вместе с нею он вступил во Францию, но в Труа опять уехал из нее незадолго до взя­тия Парижа. Несмотря на подобные нерегуляр­ности, он оставался все время на русской служ­бе, а в 1817 году наше Правительство разреши­ло ему совсем обосноваться в Париже, чтобы посвятить себя исключительно военно-научной писательской деятельности.

В 1826 году генерал Жомини приехал в Рос­сию на похороны Императора Александра 1-го и празднование восшествия на престол Импе­ратора Николая 1-го. В 1829 он проделал с Го­сударем войну против Турции. Вернувшись в Санкт-Петербург, Жомини снова принялся за свою писательскую работу. Немного позже, по его же инициативе была открыта наша Акаде­мия Генерального Штаба.

В 1837 году Император Николай 1-ый пору­чил Жомини преподавание стратегии Наслед­нику, то есть будущему Государю Александру 2-му.

После революции 1848 года, Жомини перее­хал в Брюссель. Накануне Крымской кампа­нии, он неожиданно появился в Петербурге, а после заключения мира, удалился навсегда в Париж. Там он и умер в возрасте 90 лет 22 мар­та 1869 года. Генерал барон Жомини был похо­ронен на кладбище Пасси.

От него осталась дочь, вышедшая замуж за французского офицера, и сын, занимавший уже в то время высокий пост в нашем Мини­стерстве Иностранных Дел, в Санкт-Петербур­ге.

2.

Из приведенной краткой биографии генера­ла Жомини видно ясно, что его военная карье­ра прошла, главным образом, в штабной и научной обстановке. Несмотря на его одаренность и энергию, восхождение его на ответственные должности не было молниеносным и ошелом­ляющим, как продвижение многих соратников Наполеона, но генерал Жомини, обласканный тремя Русскими Императорами, все таки кон­чил свою карьеру в обстановке всеобщего к се­бе уважения и почета.

Тем не менее, в течение всей своей службы и Франции, а потом и России, он всегда чувство­вал в душе глубокую неудовлетворенность: са­мая его заветная мечта не сбывалась и так ни­когда и не смогла осуществиться. А мечта Ген­риха Жомини состояла в том, чтобы лично, без посторонних влияний и ограничений, приме­нить на поле сражения, командуя крупной во­инской единицей (корпусом или несколькими корпусами или армией) свои собственные прин­ципы и приемы ведения боя или обширной бо­евой операции.

Почему Жомини никогда не смог командо­вать крупными соединениями войск, никто из его современником этого не объясняет. Бесспор­но, что в этом ему мешала очень швейцарская его национальность (в бытность на службе и у Французов и у Русских). Были, конечно, и не­скончаемые интриги штабных офицеров (опять таки и на французской стороне и на стороне Верховного Командования Коалиции). Но в те­чение всей его службы в Наполеоновской армии главным препятствием к назначению Жо­мини на высокий командный пост была посто­янная к нему неприязнь маршала Бертье. Мар­шал Бертье, будучи еще военным министром Наполеона, сразу почувствовал в молодом Жо­мини крупный военный талант. Это вызвало в душе Бертье, уже пожилого и человека рути­ны, зависть и ревность которые, позже переш­ли постепенно в настоящую, плохо-скрывае­мую ненависть к Жомини. Такое враждебное отношение неоднократно толкало Бертье на целый ряд несправедливых и недостойных по­ступков в отношении подчиненного ему Жоми­ни.

Свое некрасивое чувство к Жомини Бертье проявил в первый раз сейчас же после Аустерлицкого сражения: приказом из Шенбруна от 27 декабря 1805 года Жомини по представле­нию Нея был приравнен к чину полковника, с зачислением в штаб 6-го корпуса. Бертье, не снесшись ни с кем, собственноручно заменил в приказе о производстве Жомини слово «полко­вник» термином «Adjudant Commandant», что имело совершено иной смысл и значение.

Два года спустя, несмотря на свои новые значительные заслуги, Жомини все еще оста­вался «Adjudant Commandant», когда Наполе­он назначил его начальником штаба 6-го корпу­са армии Нея. Но Бертье, оказалось, «ошибся» и объявил Жомини помощником начальника штаба. Обиженный и разгневанный Генрих Жомини подал в отставку, но в последний мо­мент дело уладилось в пользу Жомини.

В 1809 году, по настоянию нового военного министра Кларка, Наполеон отозвал Жомини из Испании из штаба Нея, который потерпел серию неудач из за игнорирования советов Жсмини. Кларк отправил Жомини к Бертье, ставшему к тому времени главным начальни­ком генерального штаба Наполеоновской ар­мии. По предписанию Бертье, Жомини занима­ется у него совершенно незаметной админист­ративной работой. А она так не подходила к его дарованиям и темпераменту!

В 1810 году Жомини все в том же чине, хо­тя вокруг него в Армии сыпятся со всех сторон награждения. Чувствуя себя незаслуженно обойденным и устав от полупрезрительного к себе отношения Бертье, Жомини опять подает в отставку и военному министру посылает ко­пию рапорта. Но тут барона ожидал неприят­ный сюрприз : его вызывают в Париж. Там Кларк, в ответ прошению Жомини об увольне­нии в отставку, просто, угрожает ему Венсенским замком… Но еще один лишний раз дело Жомини устраивается задним числом, то есть 7 декабря 1810 года, он был произведен в бри­гадные генералы. Но Бертье задержал его в своем штабе, в общем для того, чтобы отвести Жомини от активной деятельности.

Только 4 мая 1813 года Бертье уведомил во­енного министра Кларка, что Жомини выслан в распоряжение маршала Нея на должность на­чальника штаба его 3-го корпуса. Это, следова­тельно, произошло на второй день после сра­жения у Лютцена и за несколько дней до боя при Бауцене.

По окончании Бауценского сражения, завер­шившегося, по мнению французов-современни­ков, «полу-успехом» Наполеона, Ней предста­вил ходатайство о производстве Жомини в чин дивизионного генерала. Но, вместо производ­ства, Жомини был официально обвинен в неб­режности по службе, так как якобы не представил к назначенному сроку столь важные для Французского Императора отчетности. По нас­тоянию Бертье, Жомини даже был арестован за плохое отправление обязанностей начальни­ка штаба на несколько суток, с объявлением этого в приказе по Армии…

13 августа, по получении бумаги с производ­ствами на 15-ое того же месяца, Жомини не нашел в списке своего имени: оно было иск­лючено оттуда. Все, вместе взятое, произвело на барона очень тяжелое впечатление. И тогда, принятый давно заочно на русскую службу Жомини, больше не задумываясь, перешел к Союзникам.

Поступок Жомини вызвал бурю негодова­ния среди Французов. Резкие нападки и грубые обвинения Жомини в предательстве, а также в передаче Союзному Командованию секретных бумаг и планов Наполеона, появились позже в печати (напр. библ. 5, стр. 138-140).

Но генерал Жомини был оправдан во всем. Одним из главных его защитников оказался сам Наполеон : Французский Император приз­нал (Библ. 8), что переход Жомини на сторону Русских никак не может считаться актом де­зертирства, предательства или измены, так как генерал Жомини был на службе Франции во­льнонаемным и иностранцем, иными словами — не имел абсолютно никаких обязательств в отношении Французского Государства. Кроме этого, Наполеон сознался, что помешал сам Жо­мини уйти от него в 1810 году : Жомини был ему слишком необходим, как самый талантли­вый из его сотрудников. О случившемся же по­сле Бауцена (отставке от производства и аресте Жомини), равно как и о деталях длительного недостойного к нему отношения Бертье, Напо­леону ничего не было известно.

Помимо оправдания Жомини таким блестя­щим авторитетом, как Французский Импера­тор, блестящая отповедь врагам генерала, в ча­стности-генералу барону де Марбо, была дана на страницах печати рядом лиц и в их числе потомками генерала Жомини.

К сожалению, и в Русской Армии, по неиз­вестным причинам и не смотря на благосклон­ное и даже ласковое к нему внимание со сторо­ны Русских Императоров, Жомини командо­вать тоже не пришлось, как он мечтал. В этом заключалась большая драма всей его жизни. Возможно, что если бы не зависть к нему мар­шала Бертье, дорога Жомини сложилась бы иначе…

К концу жизни, Жомини постепенно успо­коился и отошел от своих неприятных воспо­минаний о маршале Бертье. Но до последних дней он жил мыслями и душой в военном искус­стве.

Многие офицеры различных армий Европы, бывая в Париже, считали своим долгом заехать с визитом к этому почтенному и глубокому уже старику.

Страдавший глухотой генерал всегда ожив­лялся в их присутствии, узнавал среди них знакомых и незаметно для самого себя увле­кался, забывая все и уходя разговорами и спо­рами в свое святое-святых — в науку воевать и побеждать.

Иван Сагацкий

Библиография.

  1. — Dictées de Sainte – Hélène.
  2. Hubert Saladin. — Ntice sur le général

Jmini. Paris. 1869.

  1. Lecmte F., clnel fédéral. — Jmini, sa

vie et ses écrits. Esquisse bigraphique et stratégique. 3″” édit. Lausanne 1882.

  1. Le Général Jmini et les Mémires du ba­

rn de Marbt. Imprim. et librair. L. Baudin. Paris. 1893.

  1. Mémires du général barn de Marbt. Li­

brair. Pin. Paris.

  1. Pascal. — bservatins histriques sur la

vie et les uvrages de Jmini. Paris 1840.

  1. Sainte Beuve. — Le général Jmini. Etude.

Michel Lévy — frères. Paris. 1869.

  1. Vie plitique et militaire de Naplén ra­

cntée par lui-même au tribunal de César, Alexandre et de Frédéric. Chez Anselin. Paris. 1827.

Добавить отзыв