Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Friday September 22nd 2017

Номера журнала

Гость незванный и негаданный. – E. Л. Янковский



В 5 часов вечера, закончив занятия с молодыми солдатами 3-ей галерной роты Лейб-гвардии Кексгольмского полка, мы с субалтерном соседней роты направились в наше прелестное полковое собрание.

Просмотрев в читальной комнате последние номера газет и журналов, в ожидании 7 часов — времени подачи ужина, мы решили сыграть партию на бильярде.

Не успел я разбить пирамидку, как рядом с бильярдной, в столовом зале, послышалась твердая поступь шагов, сопровождаемая нежным звуком шпор типа железнодорожного жандарма. Заглянув в столовую, я увидел непринужденно шагавшего судейского штаб-офицера с плотно набитым портфелем. Его сюртук был как бы покрыт слоем многолетнего следственного материала.

Небрежно бросив на буфет свой судебный багаж, этот нежданный гость, подражая манере завсегдатаев провинциальных ресторанов, довольно сноровисто захлопал в ладоши, вызывая этим собранскую прислугу.

Собрание нашего полка считалось нашим Кексгольмским домом. Все денежные расчеты в собрании полка мог производить лишь наличный состав офицеров, тогда как остальные расходы покрывались всем обществом офицеров как хозяином дома. Подобный, столь понятный для офицерского собрания порядок применялся, к сожалению, не везде. Нередко на буфет офицерского собрания в некоторых провинциальных гарнизонах посетители собрания смотрели как на обыкновенный ресторан.

Как гостеприимные хозяева, бросив бильярдную игру, мы представились нашему нежданному гостю, испросив его разрешения сесть за стол. Пожав небрежно протянутую нам руку, мы, заказав ужин, потребовали графинчик прозрачной жидкости с соответствующим аксессуаром закусок. Соблюдая обыкновенные правила приличия, мы попросили нашего гостя разделить с нами вступительную трапезу, служащую возбудительным средством для ужинного аппетита, на что наш гость охотно согласился.

Закончив закуску и ужин, мы перешли на кофе с ликерами, которое произвело на нашего гостя приятное впечатление. Должен признаться, что это маленькое возлияние возымело свое действие, разница в чинах стала незаметно сглаживаться и дружеская беседа переходила на товарищеский лад. В виде финала мы решили выставить флакон искристой влаги. Тут же, при всей расчетливости нашего случайного гостя, юридическое сердце штаб-офицера не выдержало. Стукнув по тарелке ножом, он приказал подать ответный флакон этой приятной влаги.

Сердечное умиление нашего незваного гостя грозило закончиться брудершафтом, но тут случился анекдот: посмотрев на часы, наш следователь заторопился. Подозвав служителя, он приказал подать счет. Каково же было его удивление, когда служитель доложил ему, что все уже уплачено. Посмотрев на нас удивленно, он сказал: «Господа, на каком основании вы позволили себе заплатить за меня без моего разрешения?» Настроение полковника начало принимать алькогольную заостренность. «Мы, господин полковник, платили только за себя!» Не понимая, в чем дело, полковник, обращаясь к служителю, строго начальническим тоном сказал: «Я приказываю тебе доложить, кто уплатил по моему счету». Выручая своего подчиненного, старший служитель, лихо щелкнув каблуками, доложил: «Ваше Высокоблагородие, разрешите доложить: все потребованное из буфета как Вами, так и другими гостями офицерского собрания, приказано относить за счет гг. офицеров полка как хозяев этого дома».

Трудно, конечно, поверить, чтобы кто-нибудь мог позавидовать столь щекотливому положению, в которое попал блюститель военных законов. Все попытки выйти из этого неприятного положения не могли привести ни к чему, так как тут потребовалась бы санкция всего общества — собрания офицеров.

От великого до смешного — один шаг…

Наш бедный полковник, потеряв свой штаб-офицерский апломб, спешно складывая свои манатки, бессвязно лепетал: «Ну вот, господа, как все это неловко получилось!» Мы старались его успокоить, уверяя, что ведь и он не взял бы с нас за ужин, если бы мы случайно попали бы в его дом.

Подобный случай был не единственным такого сорта. Второй раз это случилось с генералом-юристом, но на его счастье он оказался моим бывшим преподавателем в корпусе по законоведению, и мне легко было его убедить дать разрешение чествовать его в нашем собрании как моего бывшего наставника.

E. Л. Янковский


© ВОЕННАЯ БЫЛЬ


Голосовать
ЕдиницаДвойкаТройкаЧетверкаПятерка (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading ... Loading ...




Похожие статьи:

Добавить отзыв