Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Monday April 24th 2017

Номера журнала

Михаил Илларионович Кутузов и Сухопутный Шляхетный кадетский корпус. – Юрий Солодков



Кадетский корпусПосле смерти графа Федора Евстафьевича Ангальта, который с 1787 по 1794 г. управлял Императорским Сухопутным Шляхетным Кадетским Корпусом, место его заступил генерал-поручик М.И. Голенищев-Кутузов, впоследствии знаменитый фельдмаршал.

Стоит отметить, что только с 10 марта 1800 г. Корпусу было повелено именоваться Первым Кадетским, в отличие от второго, получившего это наименование вместо прежнего «Артиллерийского и инженерного шляхетного кадетского корпуса», основанного 25 окт. 1762 года. Сухопутный Кадетский корпус, с 1766 г. начавший по уставу называться «Императорским Сухопутным Шляхетным Кадетским», и впоследствии Первым Кадетским, был основан 17 февраля 1732 года, в царствование Императрицы Анны Иоанновны.

Назначение М.И. Кутузова на пост директора не было случайным. Его методы обучения и воспитания войск в период, когда он командовал Бугским егерским корпусом, прославили его незаурядным военным педагогом, а его «Примечания о военной службе вообще и о егерской особенно», напечатанные в 1786 г., выдвинули Кутузова из числа кандидатов на пост директора Кадетского Корпуса, в котором тогда, по словам современников, заключался «цвет молодого русского дворянства». Корпус с 7 марта 1765 года состоял под непосредственным ведением самой Императрицы, которая называла его лестным названием «рассадника великих людей».

Чтобы познакомить читателя с высоким уровнем состояния Корпуса при вступлении на свой пост М.И. Голенищева-Кутузова, мы должны вкратце списать время управления Корпусом графом Ангальтом, когда период с 1787 по 1794 г. при графе Ангальте считался одной из блистательных эпох истории Корпуса. Современные ему питомцы время это называли золотым веком истории их alma mater.

Граф Ф.Е. Ангальт был сыном наследного принца Ангальт-Дессауского и приходился родственником Императрице Екатерине II. Сперва он служил у Фридриха Великого, принимал участие в Семилетней войне, во время которой был ранен. Назначение его главным начальником Корпуса вполне соответствовало его душевным качествам. Посвятив себя исключительно Корпусу и проводя большую часть своего времени среди кадет, он обратил внимание на улучшение их нравственного воспитания. Он не только доставлял им средства читать разные полезные книги, но даже, как пишут составители истории Корпуса в начале 19-го века, приказал каменную стену, окружавшую корпусный сад, расписать поучительными изречениями на русском и иностранных языках, хронологиею важнейших событий, разными эмблемами, изображениями и проч. Подобным же образом были расписаны и стены рекреационного зала. Потом все это было напечатано в двух отдельных книжках под заглавием «La Muraille parlante» и «La Salle de récréation». Книжки эти выдавали каждому выпускному кадету в воспоминание о лучших днях детства, проведенных в стенах Корпуса. От этого времени в музее Корпуса сохранялось 369 рукописных томов на русском, немецком и французском языках, — все упражнения кадет IV и V возрастов по части литературы.

Во время войны со Швецией в 1788 и 1789 гг. при директоре графе Ангальте-Дессауском, значительное число воспитанников было выпущено из Корпуса во флот, большею частью в гребную флотилию, которая успешно действовала в эту войну в Финском и Ботническом заливах. Кадеты, выпущенные во флот, заслужили похвалу на новой для них стихии, а некоторые из них в конце концов были даже флагманами.

Военно-педагогическая деятельность М.И. Кутузова в отечественной исторической литературе освещалась довольно скупо. Об этой стороне деятельности великого полководца его биографы лишь в кратких заметках приводили в сжатой форме кое-какие факты. А.И. Антонов писал: «Он, Кутузов, учредил при Корпусе класс тактики не только для кадет, но и для офицеров. Сам занимался преподаванием ее, а чертежи поручал делать кадетам, преимущественно, Толю прославившемуся в 1812 г.».

Упомянутое нами «Примечание о пехотной службе вообще и егерской особенно», напечатанное в 1786 г., было найдено Ю.Н. Яблочкиным в Военном архиве и издано в 1955 году в Москве. Главная же работа, посвященная военно-педагогической деятельности Кутузова принадлежит Л.Г. Бескровному. Этот автор отмечает, что взгляды Кутузова на подготовку воинов имели важное значение не только в свое время, но и для последующего развития русского военного искусства. Бескровный характеризует Кутузова как последователя П.А. Румянцева и A.B. Суворова, наиболее ярких представителей русской военной школы XVIII века. Вышедший в свет в 1951 году многотомный труд Л.Г. Бескровного: «М.И. Кутузов. Сборник документов и материалы по истории русских полководцев», Москва, Воен. Издат., дает исследователям возможность осветить деятельность Кутузова как педагога.

«В процессе подготовки сборника, — пишет P.E. Альтшуллер в сборнике «Вопросы военной истории России», Москва, изд. Наука, 1969, — были обнаружены ранее неизвестные материалы, в частности приказы Кутузова по «Сухопутному кадетскому корпусу», и другие документы, связанные с управлением Корпусом». Выдающиеся качества Кутузова-педагога в крупном масштабе проявились во время его управления Корпусом, но его склонность к педагогической деятельности была замечена уже при окончании им Артиллерийской и инженерной школы. В декабре 1759 года выпускник Арт. и инж. школы Кутузов был оставлен «при школе к вспоможению офицерам для обучения прочих». В его формулярном списке за 1763 г. отмечалось: «…подкомандных своих содержит, воинской екзерциции обучает порядочно и к сему тщание имеет…» («М.И. Кутузов». Документы, том V, стр. 597).

Многие методы воспитания будущих офицеров Кутузов перенес в Корпус из своего обширного опыта войскового командира. Противник формализма, особенно в обучении солдат, он еще в Бугском егерском корпусе в 1788 г. требовал: «Приемами много не заниматься, учить без пустого стуку…». По уставу Кадетского корпуса 1766 года, составленному тогда генерал-поручиком Иваном Ивановичем Бецким, велись занятия по военным дисциплинам под общим названием «военное искусство». Нововведением Кутузова было включение в число дисциплин специального курса военной тактики. Класс тактики был учрежден не только для кадет, но и для офицеров — преподавателей. Стремясь усилить математическую подготовку будущих офицеров, Кутузов писал в одном из приказов: «Кадетам, которые не окажут твердое знание в арифметике, положить в лагерное время удобные часы для скорейшего окончания оной». Он сознавал, что без овладения основами точных наук, в особенности математики, невозможно решить задачи общего образования, что знание математики — это одно из важнейших условий развития и правильного использования вооружения. Кутузов неоднократно подчеркивал, что математика является теоретической основой военной практики.

Кутузов, несмотря на то, что преподавательский состав Корпуса был довольно сильным, сам нередко читал тактические лекции. При Кутузов в Корпусе преподавали математику Л. И. Крафт, сын известного академика И.В. Крафта, и академик Н.И. Фус, ранее, в течение 10 лет работавший помощником знаменитого немецкого математика Л. Эйлера. Фус был автором учебников алгебры и геометрии.

При Кутузове Корпус приобрел географические карты, «печатные оригиналы для рисовальных классов», так называемое «Руководство о машинах» Крафта, таблицы логарифмов, тесаки, разборные учебные гранаты, которые по специальному заказу Корпуса изготовлялись на Сестрорецком заводе.

Ко времени своего назначения на пост директора Кутузов прошел уже более чем 30-летнюю службу в армии. А.И. Михайловский-Данилевский писал: «Он, Кутузов, имел полные сведения как в теории, так и в практике каждого рода военной службы, ибо находился во всех из них». Блестящий ум и широта интересов сочетались в Кутузове с большими знаниями. Он был глубоко верующим человеком и честно преданным своей Государыне Императрице офицером.

фельдмаршал М.И. Кутузов

Фельдмаршал князь М.И. Голенищев-Кутузов-Смоленский директор Имп. Сухопутного Шляхетного кадетского корпуса с 1794-1797 г. с гравюры Боллинга по картине Смита.

Кутузов предпринял организационную перестройку Корпуса в сторону превращения его в профессиональное учебное заведение. По этому поводу он в ноябре 1796 г., тотчас по воцарении Императора Павла I, подал Государю доклад о необходимости ввести в Корпусе военную организацию и вместо разделения кадет по возрастам разделить их на роты. По уставу Корпуса, составленному в 1766 году И.И. Бецким, кадеты были разделены на пять возрастов. К приему

Дворец Меншикова

Главный фасад Первого кадетского корпуса на Васильевском острове в Санкт-Петербурге. Бывший дворец Меншикова 1710 г.

Сравнительно хорошо сохранившееся до нашего времени это здание является ценнейшим памятником архитектуры петровского времени. Постройка дворца была начата в 1710 году по проекту архитектора Д. Фонтана и продолжена архитектором Г. Шеделем. В 1731 году граф фон Миних исходатайствовал у Императрицы Анны Иоанновны Меншиковский дворец для учреждения в нем «Корпуса кадетов», называвшегося с 1766 года «Императорским Сухопутным Шляхетным Кадетским Корпусом», а с 1800 года «Первым Кадетским Корпусом». Открытие Корпуса состоялось в Меншиковском дворце 17 февраля 1732 года. Первым поступившим в Корпус кадетом был Новосильцев, сын сенатора. Вскоре после передачи дворца в ведение Кадетского Корпуса были внесены новые изменения во внешний облик здания. В 1744 году Корпусную церковь перенесли в большой зал центрального здания с окнами на Неву. В царствование Имп. Екатерины ІІ, по введении нового устава 1766 года, начали увеличивать помещение Корпуса возведением новых и больших построек. При переделке церкви во второй половине 18-го века окна второго этажа дворца были расширены и получили полуциркульное завершение, а окна третьего этажа были превращены в овальные. Изменениям подверглись и помещения, но часть из них сохранила отделку петровского времени. Так, например, осталась изразцовая облицовка стен в некоторых комнатах второго этажа, голландские изразцовые печи и живописный плафон в бывшем кабинете Меншикова. С 1967 года ведутся археологические и реставрационные изыскания и работы по восстановлению здания Первого Кадетского Корпуса, бывшего дворца сподвижника Петра Великого, князя Меншикова.

 

допускались только маленькие дети, начиная с 5-6 летнего возраста, и пребывание их в Корпусе должно было длиться 15 лет, до 21 года. Кадеты самого младшего возраста, первого, подчинены были женскому надзору. При переходе в четвертый возраст предоставлялось, по желанию или по склонности, право выбора готовить себя или для военной, или для гражданской службы. Кроме того, каждый возраст делился на камеры, по 20 человек в каждой. При них, начиная со второго возраста, состояли гувернеры из иностранцев, так называемые «аббаты», французы и немцы. Они постоянно были с кадетами и даже спали вместе с ними, когда дежурили по две недели подряд. Какой национальности был дежурный аббат, на том языке должны были все говорить.

Новое административное деление Кутузов начал вводить постепенно, еще при Императрице Екатерине II, вскоре после прихода в Корпус. Уже в документах начала 1795 г. мы встречаем наряду с упоминанием «кадетов военных возрастов» и упоминание рот. Новая организация подготовлялась и введением в летних лагерях воинского распорядка, и серьезным обучением кадет «военной экзерциции». Новая организация была оформлена Императором Павлом I 16 января 1797 года. Аббаты были уволены, и их заместили офицерами. Кадеты младших возрастов составили малолетнее отделение, а всех прочих разделили на пять рот, из которых одна была гренадерской, а четыре мушкетерских. Такая организация, хотя и с некоторыми изменениями, просуществовала до 1863 года. Главнейшие изменения в ней заключались в том, что число мушкетерских рот было уменьшено до трех, одно время существовала еще резервная рота, а малолетнее отделение с 1830 года было переименовано в неранжированную роту. Кроме того, с 1811 года в гренадерскую роту стали переводить не по росту, как раньше, а по нравственному достоинству и по успехам в науках.

Портрет Имп. Екатерины II

Портрет Имп. Екатерины II, которая изволила принять Кадетский корпус под свое непосредственное ведение 7-го марта 1765 года.

 Введение воинской организации Кутузовым отразилось на всех сторонах жизни Корпуса. Современники отмечали, что Кутузову «Корпус обязан учреждением строгой дисциплины, сообразной с воинскими правилами». Соблюдением крепкой дисциплины, основанной на субординации, служило в глазах Кутузова одним из главных залогов нравственного воспитания. «Дисциплина и субординация есть душа службы», говорил он и перед строем кадет добавлял: «Граф Ангальт обходился с вами, как с детьми, а я буду обходиться с вами, как с солдатами». Однако, напоминая о значении дисциплины, он никогда не поддерживал ее жестокостью.

Требовательность директора к своим воспитанникам отражалась в его аттестациях выпускников. В одном из списков выпускников из 80 человек 7 получили следующую характеристику: «В науках пред протчими весьма отстали, а потому наравне с другими и не аттестуются. Представляются в унтер-офицеры». В своем рапорте Императору Павлу I Кутузов писал, представляя выпускников Корпуса: «В списке поставлены они не по какому другому старшинству, как по наукам и поведению». («М.И. Кутузов». Документы, том I, стр. 371)..

В своих воспоминаниях о Кадетском Корпусе Сергей Николаевич Глинка отмечает объективность директора и там, где склонности его учеников не были связаны с военной специальностью. Однажды, присутствуя при чтении сочинений выпускников Корпуса, он заинтересовался сочинением Глинки и, когда тот кончил, обнял его и сказал: «Нет, брат! Ты не будешь служить, ты будешь писателем!»

Современники отмечали беспримерную «попечительность Кутузова о благе вверенного ему юношества». Для него не существовало мелочей. Особое внимание уделял он качеству питания воспитанников и требовал подавать ему «ежедневно записки, какое прошедшего дня для господ воспитаников было кушанье, и объяснить во оных о доброте припасов» (Документы», том I).

14 декабря 1798 года, после Кутузова, главным начальником Корпуса был назначен Великий Князь и впоследствии Цесаревич Константин Павлович, который до 1812 года был почти всегда неразлучен с Корпусом. Однако методы и нововведения Кутузова-педагога и воспитателя оставили свой отпечаток еще на десятилетия в Корпусе и оправдали себя блестящими подвигами бывших воспитанников Кутузова в Отечественную войну 1812 года.

Юрий Солодков

 

Материалы к статье:

  • 1. А.И. Михайловский-Данилевский «Отечественные записки» СПБ 1820.
  • 2. А.Н. Антонов «1-й Кадетский корпус» СПБ. 1906.
  • 3. Л.Г. Бескровный «М.И. Кутузов». Документы. Москва. 1951.
  • 4. «Записки Сергея Николаевича Глинки» СПБ. 1895.
  • 5. Л.Г. Бескровный «Примечания о пехотной службе вообще и о егерской особенно». Москва. 1955.

Добавить отзыв