Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Thursday September 21st 2017

Номера журнала

Несколько слов в защиту России и Русской Императорской армии. – Е. Янковский



В русском народе существует поверье, что у каждого есть своя «планида». Если это так, то надо признаться, что нашей военной «планидой» попалась какая-то гулящая особа.

Ведь каждая наука, каждая специальность и даже ремесло требуют своих, особых знаний. Никому и в голову не придет указывать атомным ученым, как надо делать расчеты при запуске на луну. Никто из простых смертных не будет учить художника, как надо накладывать краски на полотно и даже профессор с мировым именем, отдавая в починку свои ботинки, не рискнет поучать того же сапожника, как надо ставить подметки.

Только в нашем, военном деле каждый клерк, каждый журналист, не имеющий никакого понятия о военном деле, неспособный отличить карабина от гардемарина, берется поучать военачальников, критиковать действия полководцев, утверждая, что даже и Петр Великий не имел понятия об управлении войсками.

Нам нередко приходилось читать и выслушивать, в разговорах и докладах о 1-ой Мировой войне, авторитетные заявления совсем не авторитетных экспертов о том, что «мы не были готовы к войне».

Невольно задаешь себе вопрос, почему только мы, русские, с каким-то особым сладострастием, с каким-то непонятным легкомыслием, не будучи всесторонне осведомлены о данном вопросе, делаем свои скороспелые выводы, стремясь охаять все наше, русское: Царский режим, и администрацию, и нашу доблестную Армию, несмотря на то, что при всех этих так называемых «недочетах», именно МЫ, русские, на глазах у всего мира, за сравнительно короткий период своего государственного существования создали из маленького, ничтожного московского царства величайшую в мире Империю, раскинувшую свои владения на двух материках, заняв одну шестую часть мирового пространства, тогда как все окружающие нас специалисты, образцово ведущие свой государственный корабль, сойдя с мировой сцены, разыгрывают на провинциальных подмостках жалкую роль политических Хлестаковых.

Прежде чем разбирать вопрос о нашей неподготовленности к войне, необходимо выяснить: о какой неподготовленности идет речь? Была ли не подготовлена к войне Россия как государство или же не была готова наша русская Императорская армия?

Вопрос о полной готовности к войне государства, вообще, а в особенности такого обширного, как страна наша Российская, настолько сложен, настолько многогранен, что для правильного и всестороннего его освещения необходимо иметь не малый запас как теоретических, так и практических знаний во многих областях. Необходимо знать не только государственное устройство, законы, порядки, но и быть в курсе государственных дел, знать экономическое состояние страны, ибо подготовка государства к тотальной войне затрагивает решительно все отрасли государственного управления.

В наш грозный век невероятных открытий, при постоянном усовершенствовании техники военного искусства, сложной военной индустрии, обширности пространств нашей государственной территории, сравнительной слабости сети железных дорог, при многомиллионной армии, требующей для своего снабжения колоссальных денежных ассигнований, при 200-миллионном населении и пр., может ли культурноуправляемое государство быть всегда готово к тотальной войне?

Ведь с объявлением мобилизации нормальная жизнь государства замирает, и жизненный уклад страны переходит на рельсы военного времени. Получается страшная встряска всего государственного организма. Подготовка к войне требует огромных затрат. В то же время, считаясь с требованиями политической экономии, все расходы государственного бюджета в мирное время, вне зависимости от их насущной потребности, рассматриваются как расходы производительные и непроизводительные, а к этим последним как раз и относятся расходы на армию, почему каждое государство стремится возможно больше сократить военный бюджет, что, конечно, должно отразиться на готовности к войне, как государства, так и армии.

Только тоталитарное государство может позволить себе такую роскошь, посадив своих граждан на голодный паек, одев их в рубище, закабалив на бесплатный принудительный труд, лишив их самых примитивных жизненных удобств ради создания мощи своего военного потенциала. Но даже и при таких условиях, как показал опыт 2-ой Мировой войны, ни армия, ни государство, СССР, не были готовы к войне.

А разве Германия, начавшая 1-ую Мировую войну и выбравшая самый удобный для себя момент начала военных действий, разве она не испытывала с первых же месяцев войны недостатка в продовольствии и в необходимых для армии металлах, как медь, алюминий и проч.?

Не говоря уже о полной неподготовленности к войне всех малых держав, разве та же богатая Франция не выступила на войну с армией без защитного обмундирования, в красных штанах, с винтовками времен чуть ли не покорения Крыма, что привело ее в первые месяцы войны к огромным потерям в людском составе. А те же Англия и Америка, эти богатейшие страны, не имевшие даже своей постоянной армии, на создание которой понадобилось немалое количество времени, чтобы начать нормальные боевые действия. Разве они были готовы?

Нельзя измерять Россию одним масштабом, а все остальные государства другим. Нельзя забывать и особенностей нашей необъятной страны, с ее сравнительно слабо-развитой индустрией, страны сельскохозяйственной, с ее огромными пространствами, тысячеверстными границами и буферным расположением западного плацдарма.

Понятие о «полной готовности государства к тотальной войне» вещь черезчур растяжимая. При всей своей так называемой неподготовленности Россия с первого же момента объявления мобилизации выставила на защиту своих границ многомиллионную, отлично обученную, вооруженную и снаряженную армию. Не будучи страной индустриальной Россия развернула свою промышленность до невероятных размеров, нисколько не уступая своим богатым партнерам. Почти заново создав обширную химическую индустрию, Россия, как о том повествует в своих воспоминаниях генерал Ипатьев, построила немалое количество заводов и фабрик. С первых же дней войны, когда перед державами согласия встал острый вопрос нехватки особо огнеупорного медицинского стекла: реторт, пробирок и пр., главным и, пожалуй, единственным поставщиком которого была Германия со своим крон и флин глясом, кто как не Россия нашла выход из этого тяжелого положения, оборудовав Императорский фарфоровый завод для изготовления этих специальных медицинских приборов. Этот завод начал выделывать такое высококачественное стекло, что показав первые его образцы своей союзнице Англии, мы тотчас же получили от нее заказ на покупку даже в неограниченном количестве всех этих прекрасно выделанных приборов, нисколько не уступающих по качеству выделки немецким фабрикатам. Эти сведения мне сообщил генерал Волков, главноуправляющий собственным Его Величества имуществом.

Но не будем углубляться в сферу малоизвестной нам области государственного управления, подражая всем этим некомпетентным экспертам и критикам. Предоставим всесторонне осветить вопрос о готовности России к войне нашим сведущим экспертам, политикам, стратегам, экономистам и прочим государственных дел мастерам, обратив лишь их внимание на то, что полная готовность к войне может быть только у государства-агрессора, а подобным эпитетом уж никак нельзя наградить Россию при завязке 1-ой Мировой войны.

Кроме того, государство может вести войны локальные и тотальные. Если к локальной войне государство не может быть готово в любой момент, то является еще большим вопросом, может ли великая держава при современных условиях, когда в войне принимают участие миллионные армии, когда учет выпускаемых снарядов и патронов, как и количество потребного для войны оружия и снаряжения, по многим причинам не поддается никакому предварительному подсчету, может ли государство быть готово к тотальной войне в любой момент? А ведь таковой именно и была 1-ая Мировая война.

Лишь с момента объявления войны весь государственный аппарат приводится в движение, для чего нужны, главным образом, деньги, сильно развитая промышленность и индустрия, каковой, конечно, у России, как у страны земледельческой, в нужных размерах не было и быть не могло.

По сравнению со всеми прочими державами Россия блестяще выполнила свою задачу, вздыбив весь государственный аппарат и, несмотря на то, что вся мощь удара противника была направлена, главным образом, на нее, Россия все же справилась с этой непосильной для нее задачей в тотальной войне. В течение четырех лет, сдерживая на своих плечах главный натиск врага, будучи страной не индустриальной, Россия для снабжения своей 15-ти миллионной армии, естественно требовала от своих союзников поддержки в виде разных военных фабрикатов, но не следует забывать и то, что пожертвовав для спасения Парижа, а вместе с ним, возможно, и всей Франции, целой армией в Восточной Пруссии, она получила взамен никчемные Ньюпоры.

Не будь революции, вспыхнувшей не без помощи тех же союзников, Россия одержала бы блестящую победу, поставив на оба колена своего мощного врага.

О какой же неподготовленности России к 1-ой Мировой войне может быть речь?

Но будем и дальше терпеливо ждать, пока справедливые, сведущие и честные эксперты не

нарисуют нам правдивую картину готовности России к войне.

Вторым вопросом является готовность к войне русской Императорской армии. К сожалению и на этот вопрос, спустя пол-века не представляется возможным дать исчерпывающий ответ уже потому, что все действующие лица, все близко стоявшие к делу реорганизации армии высшие военачальники уже покинули наш грешный мир, а если и остались еще 2-3 маститых генерала, утомленных жизнью душевно и телесно, то мы не вправе возлагать на них столь сложную задачу по восстановлению полной картины давно минувших дел.

Остается лишь небольшое число старых кадровых офицеров, тоже уже марширующих по восьмому десятку лет, долг которых в доступных для них рамках сказать пару слов во имя торжества правды и справедливости, защитить нашу старую родную русскую Императорскую армию от тех нападок и клеветы, которые сыпятся на нее как из рога изобилия.

Не следует, однако, забывать, что до начала 1-ой Мировой войны мы, старые кадровые офицеры, стоящие теперь уже у последней черты, были в то время лишь старыми субалтернами или, в лучшем случае, молодыми ротными и эскадронными командирами, всецело поглощенными честным и самоотверженным выполнением своего маленького дела, не будучи в состоянии находиться в курсе всех дел по реорганизации армии. Даже и убеленные в настоящее время сединой офицеры Генерального штаба к началу 1-ой Мировой войны, едва закончив нелегкий курс Николаевской Академии, начали работу на первых ступенях своей специальной службы.

Для более полного и всестороннего освещения вопроса о готовности нашей армии к 1-ой Мировой войне будем надеяться, что и остальные кадровые офицеры пополнять пробелы этого длинного, но далеко не полного списка нововведений.

Японская война, закончившаяся в 1905 году, показала нам немало недочетов в организации армии. Не следует, однако, так легко бросать упрек русской армии за эти недочеты, ибо немало было к тому причин, не зависящих от военного командования, но этот вопрос уже выходит за пределы намеченной темы.

С первого же момента окончания Японской войны, русское военное командование встрепенулось, приступив к спешной реорганизации нашей армии:

1. Началось разворачивание кадрового состава армии с одного до полутора миллионов бойцов, то есть на 50% больше. К моменту начала 1-ой Мировой войны состав армии был уже доведен до 1.200.000 человек.

2. Запас армии был разделен на две категории, что дало возможность, в случае войны, призвать в первую голову более молодых, пополняя мобилизуемые части более сильным элементом, что увеличивало боеспособность частей войск.

3. Введена защитная форма одежды в военное время.

4. Расширена программа постройки казарм для войск.

5. Реорганизованы военные заводы.

6. Улучшено производство по изготовлению вооружения и снаряжения, с уменьшением количества брака до 2½ (В Германии, во время войны, брак доходил до 15%).

7. Введен институт сверхсрочнослужащих 2-м категорий: 1-ой — подпрапорщиков, по 3 на роту, с хорошим окладом жалованья, что дало возможность иметь хороших инструкторов в армии (содержание подпрапорщиков было 45 рублей в месяц на всем готовом — казенное обмундирование, вещевое довольствие, пища и кров) и 2-ой категории — сверхсрочных унтер-офицеров.

8. Учреждены должности инспекторов по каждому роду оружия.

9. Введено офицерское походное снаряжение.

10. Установлен более быстрый способ мобилизационной готовности частей войск с более частыми поверочными и опытными мобилизациями.

11. Введена остроконечная пуля, увеличившая дистанцию прямого выстрела с 400 до 600 шагов, как равно и дальность полета пули до 3.200 шагов.

12. Переделаны прицелы на винтовках и сделаны ствольные накладки против ожога.

13. Сделано приспособление для носки винтовок на ремне для облегчения бойца.

14. Проведена новая организация обозов в частях войск.

15. Введены призматические бинокли.

16. Сформированы при пехотных и кавалерийских полках пулеметные команды с улучшенной системой пулеметов Максима (взамен прежних пулеметных дивизионных рот).

17. Сформированы при пехотных и кавалерийских частях команды связи с полным комплектом телефонного имущества.

18. Сформированы полковые прожекторные команды.

19. Введены штатные команды разведчиков, вместо охотничьих команд.

20. Введены в полках пехоты велосипедисты.

21. Установлен один общий образец кавалерийского седла для всей армии.

22. Введена семафорная сигнализация флажками и фонарями по азбуке Морзе.

23. Увеличено количество шанцевого инструмента и расширено окопное дело.

24. Создан новый род оружия — воздухоплавательные и авиационные отряды.

25. Введена новая форма одежды для всей армии.

26. Введены пики в регулярной кавалерии.

27. Улучшен порядок ремонта лошадей с повышением нормы денежного отпуска на лошадь для улучшения конского состава.

28. Закончено перевооружение артиллерии скорострельными пушками.

29. Сформированы мортирные и гаубичные батареи.

30. Артиллерия снабжена более точными оптическими приборами для стрельбы.

31. Артиллерия перевооружена кинжалами и карабинами взамен шашек и револьверов.

32. Улучшены способы артиллерийской стрельбы, управление огнем, телефоны, наблюдательные пункты и стрельба с закрытых позиций, что по отзывам противника дало возможность нашей артиллерии занять первое место.

33. Расширена программа в кадетских корпусах, военных и юнкерских (с незаконченным средним образованием) училищах.

34. Повышен образовательный ценз для поступления в юнкерские училища молодых людей со стороны с расширением курса обучения в них до 3-х лет: общеобразовательный, 1-й и 2-ой специальные курсы. Прекращен прием с 4-мя классами среднего образования и установлен прием с 6-тью классами.

35. Введен обязательный 3-ий дополнительный класс в военных училищах специальных родов оружия.

36. Введен 3-ий дополнительный класс в Академии Генерального Штаба.

37. Увеличено число вакансий для приема офицеров в специальные офицерские школы: стрелковую, артиллерийскую, кавалерийскую и электро-техническую.

38. Увеличено количество военно-гимнастических и фехтовальных школ.

39. Проведена полная реорганизация интендантской части армии с возглавлением всех управлений офицерами-специалистами, окончившими курс Военно-Интендантской Академии (с правами инженера-технолога).

40. Произведена реорганизация военно-санитарной службы армии.

41. Введена новая, расширенная программа обучения новобранцев.

42. Изданы новые воинские уставы по всем отраслям военного дела с применением опыта японской компании.

43. Введены регулярные офицерские занятия, военные игры, полевые поездки и чтение лекций на разные военные темы, как строевых, так и Генерального Штаба офицеров.

44. Введен новый курс стрельбы в пехоте и артиллерии со стрельбой по закрытым целям, зимние и боевые стрельбы и введены знаки отличия за отличную стрельбу, как мера поощрения.

45. Старые сомкнутые строи заменены рассыпным строем.

46. Установлены регулярные летние и зимние маневры, тактические учения и прочие практические занятия.

47. Увеличено жалованье офицерам и солдатам.

48. Увеличен отпуск казенных денег на обмундирование при производстве в офицеры юнкеров с выдачей им от казны шашек, призматических биноклей и револьверов, а также и уставов.

49. Учрежден офицерский заемный капитал с ничтожным процентом уплаты.

50. В больших городах открыты офицерские экономические общества.

51. Издан закон, строго карающий за рукоприкладство, с донесением каждого случая рапортом на Высочайшее Имя.

52. Обязательный периодический опрос претензий, как солдат, так и офицеров.

53. Увеличен отпуск на солдатское довольствие (3 фунта хлеба, ¾ фунта мяса и прочих продуктов. Ежедневная выдача чая и сахара).

54. Установлена выдача солдатам одеял, постельного и прочего белья и двух пар сапог.

55. Устройство для солдат дешевых буфетов и чайных с продажей в них разной необходимой солдату мелочи по дешевым ценам в частях войск.

56. В инженерных частях введены искроные и телеграфные роты.

57. Ускоренное офицерское производство.

Чтобы правильней оценить все то, что было сделано за столь сравнительно короткий 8-ми летний срок, от японской кампании до 1-ой Мировой войны, не следует упускать из виду, что каждая пуговица, каждый лишний крючек, пришитый на мундир нашей доблестной многомиллионной армии, требовал немало времени и денежных средств. И все это было сделано попутно с залечиванием кровавых ран японской войны, колоссальных затрат на восстановление утраченной мощи нашего флота, наряду с невероятным ростом общего благосостояния страны.

Е. Янковский

 

Добавить отзыв