Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Thursday September 21st 2017

Номера журнала

Обзор военной печати (№86)



Генерал-Лейтенант П. К. КОНДЗЕРОВСКИЙ — В Ставке Верховного (1914-1917) Воспоминания Дежурного Генерала при Верховном Главнокомандующем. «Военно-Историческая Библиотека «ВОЕННОЙ БЫЛИ» № 11. Париж 1967 г.

Генерал Петр Константинович Кондзеровский, в бытность свою, в мирное время, Дежурным Генералом Главного Штаба, пользовался большой популярностью среди офицеров, за свою доступность и постоянное желание сделать все что было в его власти, всем к нему обращавшимся. Особый интерес приобретают воспоминания этого генерала еще и потому что они чужды всякой тенденциозности и в них нет и следа желания сводить с кем-нибудь личные счеты, что, к сожалению, довольно обычно в нынешних книгах воспоминаний. Покойный генерал Тихменов, читая или слушая эмигрантские воспоминания, часто, скептически заявлял: «это было давно и при том это неправда».

О воспоминаниях генерала Кондзеровского этого никак сказать нельзя. Он исключительно правдиво и подробно описывает жизнь в Ставке и тогда когда она помещалась в Барановичах и после перехода ее в Могилев. В служебной жизни Ставки, к сожалению, не было полного благополучия. Генерал Янушкевич, чувствуя свою полную неподготовленность к роли Начальника Штаба Верховного Главнокомандующего, всецело подпал под влияние Генерал-Квартирмейстера генерала Данилова, уверенного в своих стратегических талантах. Данилов, подчас, совершенно игнорировал распоряжения уступчивого генерала Янушкевича и, в то же время, не сумел ужиться и был в тягость Великому Князю Николаю Николаевичу, настолько, что был даже проэкт его замены генералом H. Н. Головиным. Но, и сам генерал Янушкевич непрочно сидел на своем месте. Когда же Государь Император принял непосредственное командование войсками, то, по выбору нового Начальника Штаба генерала М. В. Алексеева, назначен был Генерал-Квартирмейстером совершенно неспособный генерал Пустовойтенко. Выбор пал на него, так как генералу Алексееву, нужна была, на этой должности, совершенно бесцветная креатура. Кроме Пустовойтенко, генерал Алексеев привез с собой в Ставку еще и некоего генерала Борисова, производившего на всех крайне странное впечатление, почти юродивого и роль которого в Ставке была совершенно неопределенной. Иногда, этот генерал подавал генералу Алексееву частные советы по оперативной части.

Только во время болезни генерала Алексеева и временной замены его генералом Гурко, на должность Генерал-Квартирмейстера был призван достойный человек — генерал Лукомский. Однако, вскоре после выздоровления и возвращения генерала Алексеева, генерал Лукомский ходатайствовал о назначении его на строевую должность и вступил в командование 1-м Армейским корпусом.

В этих воспоминаниях, читатель найдет много интересного, характеризующего быт и жизнь Ставки но я остановлюсь на одном только моменте передачи власти Верховного — Государю Императору: Великий Князь тяжело но молча переживал этот удар по самолюбию. Государь, как и обычно, был таким же как всегда. Великий Князь, сдавши должность, собирался уехать на другой же день, Его Величество сказал: «ну зачем же завтра? Это будет иметь вид что ты от меня убегаешь…»

В генерале Кондзеровском подкупает отношение его к своему Императору. Он говорит что все, кто близко видели Государя Императора не могут отрицать что он был исключительно обворожительным человеком и буквально пленял все сердца, а в самые трагические минуты поражал всех своей необыкновенной выдержкой. Когда нужно, Государь умел деликатно показать свою немилость, которой, совершенно справедливо, подвергся генерал Поливанов.

Генерал Кондзеровский признается в своем обожании Царя и на нем тяжко отозвались все события, связанные с революцией. Исключительно патетически написана им глава о сцене прощания Государя, после которой Царь, уже на положении арестованного, уехал из Ставки.

Вот тут-то и появились генералы с красными бантами на груди, из которых первый генерал Поливанов, с сияющим лицом, прискакал в Ставку, после отречения Государя. Он был главой тех офицеров Генерального Штаба, которых называли младотурками или гучковскими молодцами». В сердцах своих, они давно таили измену, понятия долга и благородства им были «не поплечу».

Приезжал в Ставку и новый военный министр, уже Временного Правительства, Гучков, сопровождаемый генералами Филатовым и Новицким (Василием). Его главной заботой было обновление командного состава. У него были какие-то списки с «крестиками» и «минусами» против фамилий генералов. Естественно что эта скороспелая реформа внесла страшный беспорядок в армию. Приехавший по приказу Государя Императора в Ставку, для вступления в должность Верховного Главнокомандующего, Великий Князь Николай Николаевич, по распоряжению Временного Правительства, не вступил в командование а сменивший его генерал Брусилов «завершил цикл». Поздоровавшись за руку с солдатами почетного караула, он прошел мимо встречавших его высших чинов Штаба Главнокомандующего.

А. Левицкий

 

«КОРНИЛОВЦЫ» юбилейная памятка (1917-1967 гг.). Издание Объединения чинов Корниловского Ударного полка. Париж 1967 г.

Труд этот выпущен сорок семь лет спустя, после окончания боевой службы полка Отечеству. Какой неистощимый источник сознания долга и исполнения его во что бы то ни стало! Какая преданность идее и верность ей на протяжении полувека, какое прекрасное желание запечатлеть службу Родине и отдать честь Ее воинам! Воистину, беспредельное стремление по нашему девизу: «К Высокому и Светлому знай верный путь!»

В предисловии, возглавляющий объединение полковник Левитов пишет:

«10 июня исполняется 50-летие служения доблестного Корниловского Ударного полка нашей многострадальной Родине, Матери-России… Мы в боях не имели времени на всестороннее обдумывание плана боя, атаковали в ударном порядке и неизменно имели успех. Эта Корниловская книга тоже издана в «ударном порядке» — надеюсь она будет иметь успех.»

В книге помещена подробная боевая история полка, сформированного Генерального Штаба капитаном Неженцевым, кадровым офицером 58 пехотного Прагского полка, с благословения Командующего 8-ой армией генерала Корнилова, а также и всей, родившейся из него трехполковой Корниловской дивизии.

Даю выдержку из статьи Ген. Штаба полковника Месснера: «Первый бой Корниловского полка, 25 июня 1917 года у деревни Павелче был для капитана Неженцева и первым экзаменом по трудному предмету «командование в бою». И полк и командир блестяще выдержали экзамен. Корниловский Ударный полк, самый молодой полк Российской армии, через полгода стал самым старым полком Добровольческой армии.». Прибытием своим в Добровольческую армию, полк как бы символически дал ей преемственность Императорской армии.

Полковники Леонтьев, Гец, Левитов и Рябинский дали описание боевых действий пехотных и артиллерийских частей и бронепоездов Корниловской дивизии. Трогательна глава о сестрах милосердия, с приведением их списка. Книга эта должна находиться в частных и общественных библиотеках зарубежья. Приобретая ее, каждый из нас окажет благодарность доблестным воинам за их службу России и окажет им моральную поддержку, так необходимую в наше время.

Полковник Шайдицкий

 

 

ПОЛУЧЕНО ДЛЯ ОТЗЫВА:

Незабываемое прошлое Южной Школы. Нью-Йорк 1965 г.

Железный Хромец истор. роман М. Д. Каратеева. Изд. «Танаис» Париж 1967 г.

 /p

© ВОЕННАЯ БЫЛЬ

Добавить отзыв