Статьи из парижского журнала "Военная Быль" (1952-1974). Издавался Обще-Кадетским Объединением под редакцией А.А. Геринга
Tuesday May 17th 2022

Номера журнала

Письма в редакцию



“Военной были”
Стал я старым, слезятся глаза
Иль, быть может, попала в них пыль?
Вот, читаю, из глаз вдруг скатится слеза,
Упадет на «ВОЕННУЮ БЫЛЬ».
Н.З.

Я читаю, как наша пехота дралась,
Нанося штыковые удары,
Как казацкая лава в атаку неслась
И рубились лихие гусары,

Как уланские пики кололи врага,
А драгуны врагов не считали,
Как пальба пушкарей всем была дорога,
Как они побеждать помогали,

Как полки отличались в тяжелых боях,
Заграницу свершали походы,
Как Андреевский флаг гордо реял в морях,
Не страшась ни врага, ни природы.

Я читаю про быт юнкеров и кадет,
Про военные школы родные
И грущу я о том, что их больше уж нет,
Что теперь они все уж «былые»!

Да, журнал этот НАШ, наше прошлое, —
«БЫЛЬ»,
Быль Российских солдат, офицеров,
На страницах его не столетняя пыль,
А вся летопись долга примеров.
Иван Звездкин

 

Пользуясь любезно предоставленной читате­лям страницей для их писем и запросов, я хотел бы получить сведения о «Скобелевском Ко­митете», нагрудный знак которого я приобрел у лица, не смогшего мне дать точных сведений по этому вопросу.

В. Хороманский

 

Прекрасно пишет В. Кочубей, всегда чита­ется с интересом, легко и свободно. К его ста­тье «Козловорудские леса», где он говорит о крепости Ковно, мне, как свидетелю этой тра­гедии, хотелось бы добавить несколько строк

В июле 1915 года, по всему русскому фрон­ту, немцы перешли в общее наступление, угро­жая крепостям Ковно, Осовец и Новогеоргиевск. Штаб 10-й армии, для разведки впереди Ковно и для связи между крепостью и флангом армии, выслал вперед Отдельную Терскую ка­зачью бригаду, под командой генерала Хитро­во. Генерал Попов, вероятно вспомнив о моей службе в кавалерии ген. Новикова, дал мне предписание отправиться в эту бригаду и всту­пить в должность Начальника Штаба.

Пользуясь отсутствием, почти полным, в русской армии снарядов и патронов, немцы те­снили наши армии все дальше к востоку. Штаб армии перебрался из Ковно в Вильно.

Терские казаки генерала Хитрово отлично сражались, когда надо — спешивались и рыли окопы, задерживая продвижение неприятеля, подходившего уже к крепостным фортам Ков­но. А к моменту штурма, крепость Ковно была занята какими-то второочередными частями, никогда прежде, в глаза не видевшими крепо­стных верков.

Для выяснения обстановки, я лично отпра­вился из бригады в Ковно, с намерением узнать у коменданта о положении дел. Уже при при­ближении к Ковно, слышны были глухие раз­рывы тяжелых снарядов, которыми обстреливался уже самый город. Великолепно, еще по мирному времени, зная Ковно, я, без труда, в сопровождении вестового, нашел дом коменданта крепости генерала Григорьева и сразу же нат­кнулся на него и на одного из высших чинов его штаба, они мирно беседовали впереди террассы, перед цветником.

Представившись, я доложил, что хотел бы знать в каком положении находится дело обо­роны крепости. «Да вот, говорят, что немцы об­стреливают госпиталь», был ответ генерала Григорьева. »А каково положение на фортах, Ваше Превосходительство?» «На фортах? Ка­жется еще держатся… Я сведений не имею», от­ветствовал комендант. В это время, из дома вы­бежала кошка и кинулась в цветник. Григорьев бросился за нею, стараясь ее выгнать, чтобы не испортила цветы. Покончив с кошкой, очень довольный, он вернулся и, обращаясь к офице­ру Штаба крепости спрашивает: «А как наша артиллерия хорошо стреляет?» «Я думаю что хорошо, отвечает тот, а вот посмотрите какой осколок я нашел возле дома», и протягивает своему начальнику кусок железа.

С брезгливым чувством, я распрощался с двумя защитниками крепости. Во главе одного из главных укрепленных пунктов Российской Империи находится такое ничтожество как этот комендант Григорьев, накануне штурма, гоня­ющий из цветника кошек и мирно беседующий о всяких пустяках со своим подчиненным.

Генералу Попову было послано донесение где, в осторожных выражениях, было высказа­но мое мнение, что крепость Ковно едва-ли дол­го продержится.

Оно так и случилось. Несмотря на всю доб­лесть крепостных артиллеристов, до конца ос­тавшихся при своих пушках, немцы через два дня взяли Ковно штурмом.

Комендант крепости не дождался конца и за день до ее сдачи, попросту из нее уехал. Пре­данный Военно-полевому суду, он был разжалован в солдаты и приговорен к заключению на десять лет.

В. фон-Дрейер

 

К статье З. Балтушевского «Трагедия XX арм. корпуса в Августовских лесах», «Военная Быль» № 60.

Позволю себе отметить некоторые неболь­шие неточности в этой статье. 1) стр. 29 строчка 19-я снизу «полков, ген. штаба Белолипецкий».

Я знал его пять лет в 1908-13 гг., когда мой отец командовал 108 пех. Саратовским полком. Владимир Ерофеевич Белолипецкий, сперва командир батальона, а затем старший штаб-офицер полка, окончил Академию Генерально­го штаба, два курса, получил право на знак и некоторые преимущества по службе и вернул­ся в строй, в пехоту. Он принял Саратовский полк после смертельно раненого в первых же боях полк. Струсевича, закончил войну в чине ген. лейтен., а после войны остался в Москве, был членом Военно-Исторической комиссии и, между прочим, написал книжку «Гибель XX арм. корп. в Августовских лесах».

2) стр. 31 2-й абзац сверху верен только ка­сательно полк. ген. штаба Дрейера. Что каса­ется полк. Белолипецкого с частью его штаба, то он прятался на месте под деревьями и, как только немцы ушли, стал продвигаться к Не­ману. Продвижение это шло наперерез путям 10-й германской армии, после того, как она уже прошла на юг, оставив на Немане кое-какое охранение. Местные крестьяне помогали груп­пе чем могли. Однажды они, совершенно изне­моженные, подошли к хате, открыли дверь и увидели, что она полна спящих немцев. Они прикрыли дверь и шарахнулись в лес. К сча­стью, немцы не проснулись. В окрестностях м. Друскеники, они вышли к Неману, был ледо­ход, и попасть на тот берег было невозможно. Однако, ночью случилось чудо — «смелым Бог владеет» — приплыла огромная льдина и за­стряла поперек реки. По ней, как по мосту, они, незаметно для немцев, перешли на восточный берег реки. Встретили их как героев и в салон-вагоне повезли командира полка в Ставку для личного доклада и получения им Ордена Свято­го Георгия.

В. Е. Милоданович

Добавить отзыв