Статьи из парижского журнала "Военная Быль" (1952-1974). Издавался Обще-Кадетским Объединением под редакцией А.А. Геринга
Wednesday May 18th 2022

Номера журнала

Хроника «Военной Были» (№ 63)



ПЕРВЫЙ ВЫСТРЕЛ ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

Генерал Александр Владимирович Геруа, командир лейб-гвардии Волынского полка, с которым полк вышел на войну 1914 года, дал следующие сведения о судьбе унтер-офицера Кирпичникова, служившего в 1917 году, в За­пасном батальоне лейб-гвардии Волынского полка, в Петрограде.

Прежде чем приступить к его рассказу, я позволю себе напомнить историю этого «героя революции». 27 февраля 1917 года, Учебная Команда Запасного батальона была построена в помещении, в ожидании прихода своего Начальника капитана Лашкевича. Нужно заме­тить что окна этого помещения выходили во двор, в глубине которого находилась канцеля­рия командира батальона.

Войдя в помещение, капитан Лашкевич два­жды поздоровался с командой но не получил ответа, тогда, он подошел к правофланговому унтер-офицеру и поздоровался с ним. Тот так­же не ответил на приветствие. Капитан Лашке­вич повернулся спиной, спустился по лестнице и вышел на двор, направляясь в батальонную канцелярию. Когда он находился, примерно, на середине двора, из окон помещения Учебной команды раздался выстрел, которым он был убит наповал.

Этот выстрел послужил сигналом к началу восстания Запасного батальона Волынского полка, который вышел на улицу и поднял бли­жайшие войсковые части. Как позже выясни­лось из показаний солдат Учебной команды, стрелял унтер-офицер Кирпичников, спрово­цировав им выступление своей команды. Я, лично, слышал от нескольких солдат, участво­вавших в этом восстании, что им после этого пришлось выйти на улицу — выбора не было — или смерть на улице или полевой суд за убийство капитана Лашкевича.

В своих воспоминаниях, генерал Геруа при­водит описание конца этого «героя», по сведе­ниям, полученным им от генерала Штейфона, находившегося в Галлиполи в штабе генерала Кутепова.

Генерал Штейфон говорил следующее: «Разсказ Кутепова я запомнил отчетливо. Помню в Галлиполи мы ехали вдвоем из города в лагерь. Разговор зашел о революции и первых днях белой борьбы. Я спросил Кутепова, не приходи­лось ли ему встречать в Добровольческой Ар­мии кого-либо из «героев» революции, убежав­ших от большевиков, под охрану доброволь­цев. Кутепов оживился и рассказал, что, когда он командовал Корниловским полком, к нему, однажды, явился «наниматься» какой-то офи­цер. Офицер этот сразу же назвал себя прапор­щиком Кирпичниковым и, видимо, ожидал, что его имя произведет впечатление на Кутепова. Кутепов просто не обратил внимания на фами­лию прапорщика. Заметив это, Кирпичников вынул из кармана сверток газетных вырезок с портретами и статьями, прославлявшими его геройский подвиг. Кутепов заинтересовался ими и, узнав с кем имеет дело, сказал: «А, вы тот унтер-офицер Кирпичников, который убил своего Начальника Учебной команды». Почув­ствовав в вопросе Кутепова, что-то скверное для себя, Кирпичников побледнел. После чего, Кутепов приказал адъютанту «Распоряди­тесь»…

Прекрасно сохранившаяся в моей памяти де­таль — эпизод с газетными вырезками, свиде­тельствует, что речь шла, действительно, о том самом Кирпичникове.

Волынец

МОЙ СТАРЫЙ ЗНАКОМЫЙ

В одной американской газете, я прочел сле­дующие строки, навеявшие на меня некоторые воспоминания:

Вблизи Константинополя — Истанбула, в од­ной из бухт Малоазиатского берега, устроена военная база O.T.A.N., обслуживающаяся тур­ками и американцами. В этой-то тихой бухте, на двух якорях стоит «ГЕБЕН», линейный крей­сер, некогда славного, германского флота. По своему внешнему виду, он сохранил прежний могучий, красивый облик. На его корме, все та же надпись «GEBEN», сделанная ярко начи­щенными медными буквами, а рядом, белой краской сделана марка В. 70, что обозначает Battleship N. 70.

Мачты, трубы, 11-дюймовые башни, шлюпки, прожектора и прочее — все на месте. На бак­штове — паровой катер, с медной трубой. На шканцах привинчена бронзовая доска, с над­писью, что корабль получил пять попаданий самодвижущихся мин в Черном море, в Вели­кую войну, с указанием мест попаданий и вре­мени. В жилых помещениях никто не живет, но все поддерживается в порядке и чистоте. В ад­миральском помещении адмирала Сушона, все осталось как было, даже его ночной бинокль лежит на столике, возле койки. В кают-компа­нии хранится куча осколков от снарядов, по­лученных им в боях с Русскими кораблями, в Черном море.

На баке, установлен деревянный барак, где помещается турецкая команда, охраняющая корабль и делающая приборку. Турки хранят его, как музей и воспоминание о германо-ту­рецкой дружбе, но, O.T.A.N. установил на его верхней палубе массу противоаэропланной ар­

тиллерии и, таким образом, он является одной из главных защит их базы.

В этом году, кораблю исполнилось 52 года.

Я плавал на «ЕВСТАФИИ», и участвовал в двух боях против «ГЕБЕНА», командуя носовой 12-дюймовой башней. Мы получили от него пять 11-дюйм. снарядов, которыми было убито пять офицеров и 39 человек команды. Вот при­чина, по которой я называю его «старым знако­мым».

Н. Гаттенбергер

ОТ РЕДАКЦИИ

Лейб-гвардии Кирасирского Ее Величества полка полковник Иван Филиппович РУБЕЦ предпринял огромный труд по регистрации всех конных атак, имевших место в Великую войну 1914-1917 г.г.

Не имея в своем распоряжении никаких архи­вов, он обращается ко всем участникам войны и конных атак, с просьбой дать ему сведения о та­ковых. Необходимые сведения: 1) Число, месяц, год; 2) Название части; 3) Какой силой атака произведена; 4) Под чьим командованием; 5) Место или хотя бы район; 6) Противник; 7) Результаты; 8) Потери и награды.

В настоящее время, полковник Рубец прислал в редакцию описание свыше 200 конных атак. Прежде чем приступить к печатанию, Редакция просит сообщить ей некоторые дополнительные данные, которых не хватает в присланном спи­ске.

1915 год:

13 февраля — атака 15 гусар. Украинского п. — фамилия командира полка?

20 мая — атака 2 лейб-гусар. Павлоградского полка — фамилия командира полка?

20 мая — атака 5 гусар. Александрийского полка под Шавлями. Фамилия командира пол­ка?

26 мая — атака Текинского п. под командой полковника Зыкова. Где? В каком районе?

25 июня — атака 1 Кавказского полка у г. Дупган. — Фамилия командира полка?

? сентября — атака 7 уланск. Ольвиопольско- го полка, у ст. Салы. Дата и фамилия команди­ра полка?

? октября — атака 1 Полтавского полка под командой полк. Нальгиева. Дата?

? апреля — конная атака 17 гусар. Чернигов­ского и 18 гусар. Нежинского полков у с. Прухникова. Нет никаких данных.

29 мая — атака 4-х сотен Заамурского пол­ка под командой? в районе Залещики. Подроб­ности известны.

? декабря — конная атака Команды Развед­чиков 2 Сибирской стрелковой дивизии. Об этой атаке только вскользь было упомянуто в печати.

? — Атака пяти разъездов 32 Донской От­дельной сотни, под командой сотника Талалаева, у м. Космич на мадьярских гусар. Дата?

? — Атака сотника Бабиева под Даранине.

? — Атака Дагестанского и Татарского пол­ков на р. Днестре у дер. Грайворонки.

? — Две атаки частей 13 улан. Владимирско­го полка, под командой корнета Балка у м. Сленце. Корнет Балк убит и награжден Орд. Св. Георгия 4-ой ст.

Все сведения и ответы просьба направлять на адрес Редакции «ВОЕННОЙ БЫЛИ».

В следующем номере будут помещены вопро­сы по атакам 1914 и 1916 г.г.

Письма в Редакцию

К СТАТЬЕ В. ЯГЕЛЛО «КНЯЖЕКОНСТАНТИНОВЦЫ»

Мне хотелось бы внести в эту статью ма­ленькую поправку. На востоке, в период Граж­данской войны, кроме 1-го Сибирского Импера­тора Александра I и Хабаровского Графа Му­равьева-Амурского кадетских корпусов, снача­ла в своих городах а затем в Иркутске, находи­лись следующие корпуса: Симбирский, Оренбургский-Неплюевский, 2-й Оренбургский, ту­да же из Казани был переведен Псковский корпус и пребывал в своих зданиях — Иркут­ский.

При крушении Сибирской армии, все эти корпуса попали к красным, в Иркутске же. По­следний вице-фельдфебель Псковского кадет­ского корпуса проживает, в настоящее время, в Канаде.

Л. Радцевич-Плотницкий

В №60 «ВОЕННОЙ БЫЛИ» помещена не­большая статья Глеба Бенземана — «Мальтий­ские святыни». В этой статье упоминается чу­дотворная икона, поднесенная мальтийскими рыцарями Императору Павлу I 12 октября 1799 года. Не откажите, если найдете возможным, поместить некоторые дополнительные сведе­ния к этой статье.

В 1961 году, в Историко-Генеалогическом Обществе «Адлер», в г. Граце, в Австрии, одним из видных мальтийских австрийских рыцарей графом Гоес, был сделан доклад о Мальтийском Ордене и, между прочим, граф Гоес говорил о том, что когда Наполеон занял остров Мальту и ограбил Мальтийских рыцарей, то он увез с со­бой и мальтийскую святыню — Образ Божьей Матери, написанный по преданию Апостолом Лукой и, в XV веке, привезенный на Мальту из Турции. На иконе был золотой венчик, укра­шенный драгоценными камнями а, уже на Мальте, на фоне иконы был написан мальтий­ский крест.

Когда икона эта была передана Императору Павлу I, тот приказал возстановить золотой венчик с камнями и, вообще, всю икону вновь украсить драгоценностями. Икона эта находи­лась в часовне Зимнего дворца, а последнее вре­мя вплоть до революции, — в часовне Анички­на дворца, у Императрицы Марии Федоровны. Уезжая из России, Императрица взяла эту ве­ликую святыню с собой и, до ее кончины, ико­на находилась при Императрице в Дании. Пе­ред смертью, якобы, Императрица передала икону какому-то православному священнику?? Где она сейчас — Мальтийским рыцарям неиз­вестно».

Граф Гоес имел фотографию иконы и лю­безно разрешил мне сделать с нее фото-копию, которую при сем прилагаю. (От Ред.: фотоко­пия находится в Редакции.) Мне показалось сомнительным, чтобы Императрица передала чудотворную икону «какому-то православному священнику» и я начал всюду писать и старать­ся узнать дальнейшую судьбу иконы.

Оказалось, что икона была передана Импе­ратрицей, перед смертью, Королю Александру Сербскому и находилась в Дворцовой церкви, в Белграде, о чем было известно и нашему мест­ному русскому духовенству. Когда немцы оку­лировали Белград, то один из высших его пред­ставителей, с разрешения немецкого командо­вания, отправился в Дворцовую церковь, чтобы забрать эту икону. Но, ее там уже не оказалось. Существует две версии этого дела: одни гово­рят, что она была вывезена с вещами Короля Петра, при его бегстве из Белграда, другие — что ее увезли немцы, еще до получения русски­ми от них разрешения взять икону.

Как мне сообщили из кругов Мальтийских Рыцарей, Ватикан все время продолжает поис­ки иконы но, до сих пор, безуспешно. По непро­веренным сведениям, она находится где-то в Америке.

А. Ракович

Встретив серьезные затруднения в моей ра­боте над 11 томом «Знамена и штандарты Импе­раторской Армии», я прошу всех имеющих нужные данные, сообщить мне таковые.

Мне нужно знать: какие знамена пожалова­ны при Императорах Александре II, Александ­ре III и Николае II Военным училищам и ка­детским корпусам? По возможности, точные даты или хотя бы год пожалования и краткое описание. О знаменах образца 1883 г. с иконой или образца 1900 г. с Нерукотворенным Спасом, достаточно указать, какая икона и какого цве­та кайма.

В. Звегинцов

ОТ РЕДАКЦИИ.

В статью В. П. Родзянко «Эпизоды моих пла­ваний на судах Гвардейского Экипажа», по ви­не редакции, вкралась ошибка. Отец автора Павел Владимирович Родзянко командовал не Кавалергардским полком, а эскадроном Ее Ве­личества названного полка.

Принося глубокоуважаемому Владимиру Павловичу наши извинения, мы просим читателей исправить в своих экземплярах эту оплош­ность.

Добавить отзыв