Статьи из парижского журнала "Военная Быль" (1952-1974). Издавался Обще-Кадетским Объединением под редакцией А.А. Геринга
Saturday October 1st 2022

Номера журнала

Загадки должны быть разгаданы. – В. Борисов



Для современного поколения имя Алексан­дра Ксаверьевича БУЛАТОВИЧА говорит очень мало. Более или менее известны три его путе­шествия в Эфиопию (Абиссинию). А был он од­ной из самых интересных фигур конца про­шлого и начала этого столетия. Он, первый из европейцев, исследовал последнее прибежище фараонов — таинственную Каферу. Он первый — решил вопрос водораздела речных систем Нила и оз. Рудольф. И несмотря на такие боль­шие заслуги перед обществом, жизнь и судьба его оставались неизвестными. Несколько лет поисков помогли приоткрыть страницы его би­ографии, но и сейчас многие из них еще не раз­гаданы.

Как удалось точно установить, А. К. БУЛА- ТОВИЧ родился 26 сентября 1870 года в семье командира 143 пехотного Дорогобужского пол­ка. 14-ти летним мальчиком, в феврале 1884 г., его отдают в Императорский Александровский лицей. Вступительные экзамены Александр сдал хорошо но, видно по иронии судьбы, буду­щий выдающийся географ и путешественник еле-еле натянул на удовлетворительную оцен­ку по географии (6 при 12-ти балльной системе). Учится он отлично и переходит из класса в класс с похвальными листами и наградами-кни­гами.

Лицей Александр оканчивает отлично, прав­да без медали, в числе первых учеников и вы­пускается с чином ІХ-го класса, получая наз­начение в Собственную Е. И. В. канцелярию по учреждениям императрицы Марии. Но перспек­тива сидеть в канцелярии, не могла увлечь жи­вого, очень любознательного и горячего юношу и он поступает рядовым на правах вольноопре­деляющегося I разряда лейб-гвардии в Гусар­ский полк. После года службы и лагерных сбо­ров 19 августа 1892 года он производится в пер­вый офицерский чин — корнета.

Очень интересно и своеобразно пишет о нем в газете «Русское слово» от 29 августа 1913 г. некто, скрывшийся под инициалами «А. Р.»: «В полку он сразу выдвинулся среди товарищей лихим нравом и специальной кавалерийской удалью… «Военная косточка», «забубённая го­лова», «рубаха-парень» — все эти термины как нельзя больше шли к знаменитому «Сашке Булатовичу». Особенно отличался А. К. Булатович в верховой езде. Он неоднократно брал призы на лошадях собственного завода.

В это время, в Африке вспыхнула итало-абиссинская война. Вся русская общественность стояла на стороне народов Эфиопии, боровших­ся за свою свободу и независимость. Российское

Лейб-гвардии Гусарского Его Величества пол­ка корнет Александр Ксаверьевич БУЛАТОВИЧ

общество Красного Креста приняло решение о командировании на фронт итало-абиссинской войны санитарного отряда. Это вызвало массу заявлений с просьбой о зачислении в отряд, а также большое поступление денежных пожерт­вований. Конечно, не могло это пройти мимо мо­лодого, горячего, ищущего приключений гусара. Подав рапорт, А. К. Булатович был зачислен в состав отряда, как частное лицо.

С первых своих шагов в Эфиопии он приоб­ретает небывалый авторитет у местных наро­дов. 18 апреля 1896 года, отряд прибыл в Джи­бути. Приближался сезон дождей. Это вызвало необходимость быстрого перехода из Джибути в Харрар. Предстояло, через гористую почти безводную пустыню провести оргомный, тяже­ло навюченный караван с имуществом отряда. И, конечно, впред опять выскочил наш неуго­монный корнет. Александр Ксаверьевич попро­сился впред для рекогнисцировки и оповещения харрарских властей. Переход от петербургских морозов к тропической жаре под жгучими лу­чами солнца, абсолютное незнание местности, языка и даже незнакомый способ передвижения на верблюде не остановили его.

21 апреля в 20.00 он выехал из Джибутик и в 14. 25 прибыл в Харрар, затратив на переход в 350 верст трое суток и 18 часов. Из них он на­ходился в движении 76 часов и 14 часов отды­хал. В тех условиях, это был небывалый по сво­ей смелости и выносливости подвиг, который сразу сделал его личность легендарной в Эфи­опии.

Русским санитарным отрядом была проде­лана колоссальная работа. За 195 приемных дней было принято около 27 тысяч больных и раненых, сделано около тысячи операций. Де­ятельность отряда способствовала росту дове­рия и симпатии к русским в Эфиопии. Слава русских «хакимов» обошла всю страну. МЕНЕ- ЛИК II, за самоотверженную работу по оказа­нию помощи раненым и больным, награждает весь личный состав отряда грамотами и ордена­ми.

После окончания работы отряда, А. К. Булатович остается в Эфиопии и предпринимает пу­тешествие в, никем до сих пор не исследован­ные, западные ее области. Он быстро изучает местные языки и завоевывает любовь и распо­ложение коренного населения. Здесь впервые начинают проявляться его задатки большого ис­следователя, географа и этнографа. Результат этой экспедиции был изложен в его книге «От Энтото до реки Баро». В декабре 1896 г. его про­изводят в очередной чин поручика. За экспеди­цию и за работу в отряде он был награжден ор­деном св. Анны 3-ей степени.

Деятельность русских врачей, приезд в Рос­сию эфиопского посольства создали предпосыл­ки для установления дипломатических отноше­ний между Россией и Эфиопией. Поэтому, в конце 1897 г. в Эфиопию была отправлена офи­циальная миссия во главе с действительным статским советником П. М. Власовым. В состав миссии, на должности начальника конвоя, во­шел и А. К. Булатович. Впрочем, он был отпра­влен в Эфиопию задолго до отъезда миссии, еще в сентябре, с извещением императора Менелика II о ее выезде.

К этому времени, император Эфиопии, обес­покоенный продвижением других государств к границам Его страны, организует поход своих армий к западным и юго-западным границам го­сударства для их защиты. С армией, которой командовал Рас Вальде Георгис, выступил в по­ход и А. К. Булатович.

Александр Ксаверьевич добивается разре­шения находиться в передовом отряде и, факти­чески, почти весь поход возглавляет его. Поми­мо задач разведки, рекогносцировки, он был у Раса за главного военного советника и даже за­нимался врачеваньем больных и раненых. В по­ходе Булатович проявляет себя человеком отча­янной храбрости. С конвоем в 20-30 человек он не раз уходил далеко вперед. О его храбрости, самообладании, выносливости и мужестве ходи­ли легенды. Походная боевая жизнь не мешает его научным исследованиям. Он регулярно ве­дет геодезическую съемку местности и путевые записи, которые и в наше время ценятся как бо­гатый этнографический материал.

27 марта 1898 года, недалеко от оз. Рудольф, Александром Ксаверьевичем был подобран весь израненный мальчонка.

«Мальчик молча стоит передо мной, широко расставив ноги, он был страшно окровавлен, но кровь большей частью присохла. Маленький страдалец не стонал и не плакал, а только крот­ко глядел на всех нас. Когда я его положил для перевязки на спину, он, увидев в моих руках ножницы, стал отбиваться, всеми силами и жа­лобно кричать: «Ай! Ай! Ай», ударяя себя ла­дошками в грудь. Я очистил рану, обмыл ее… и, сделав перевязку, уложил мальчика в моей па­латке. Васька, как я почему-то назвал его, ока­зался хорошеньким, здоровым, пузатым маль­чуганом».

С тех пор, вплоть до пострижения Булатовича в монахи, «Васька» неотлучно сопровож­дал его всюду. Как память об этом на северо-за­падном берегу оз. Рудольф осталась гора под названием «Васькин мыс».

После возвращения из похода, за выдающи­еся заслуги перед Эфиопией, он был награжден высшей военной наградой золотым щитом и саб­лей.

По материалам, которые Булатович собрал во время своего второго путешествия, и по дли­не маршрута (около 8000 км) это путешествие являлось одним из наиболее выдающихся путешествий в Эфиопию конца XIX века. Им была подготовлена подробнейшая карта исследован­ного района. Точно определено устье р. Омо, впадающей в залив Рус оз. Рудольф. Им был А. К. Булатович и Васька.

В Петербурге  открыт большой горный хребет, названный им именем «Императора Николая II», являющийся водоразделом речных систем Нила и озера Ру­дольф. Он был первым из европейцев, кто пере­сек таинственную Каффу, прибежище послед­них фараонов, родину кофе. Он первым дает подробное описание народов Каффского на­горья,, племен юго-западной Эфиопии и побе­режья оз. Рудольф. 13. января 1899 года он де­лает доклад об экспедиции на общем собрании Императорского Русского Географического об­щества и, по предложению академика Ю. М. Шокальского, награждается серебрянной ме­далью общества. По рекомендации начальника Военно-топографического отдела Главного шта­ба генерал-лейтенанта О Э. Штубендорфа и на­чальника Геодезического отделения генерал-ма­йора И. И. Померанцева он был принят в дейст­вительные члены Императорского Русского Ге­ографического общества.

Помимо этого, по приезде из экспедиции, его ждала приятная весть о производстве в очеред­ной чин штабс-ротмистра, а также орден св. Станислава 2-й степени. В том же году, он за­канчивает свою книгу с путевыми записями о походе «С войсками Менелика II».

В марте 1899 года А. К. Булатович был ко­мандирован в Эфиопию и снова отправился в экспедицию, исследовав, на этот раз, западные районы страны. За большие заслуги в этих ис­следованиях он был вторично награжден Импе­раторским Русским Географическим обществом большой серебряной медалью им. П. П. Семенова-Тян-Шанского.

Неизвестно, почему он не написал книгу о своем новом путешествии. Можно только пред­полагать, что этому помешал его неугомонный характер, т. к. 1900 год застает его уже на горя­щих полях Манчжурии в должности помощни­ка командующего 3-м Верхнеудинским полком, входившего в Хайларский отряд генерала Н. А. Орлова.

А. К. Булатович участвует во многих риско­ванных операциях и проявляет мужество и от­вагу. Так, 18 июля 1900 г., с разъездом казаков, он вступает в Хайлар и двое суток сдерживает наступление большого отряда китайских войск, до подхода главных сил Хайларского отряда. 8 августа он лично руководит ночной разведкой Хинганских позиций противника. На следую­щий день, благодаря его удачному обходному маневру, противник был сбит с перевала и рас­сеян. В конце августа он с несколькими казака­ми прорывается через половину Манчжурии на розыски отряда генерала Сахарова.

После окончания военных действий, Петер­бург восторженно встретил лихого гусара — шампанское, награды, чин ротмистра и груда дамских сердец, сложенная к его ногам. Все шло как нелья лучше, но Булатович, неожиданно для всех, уходит от мира сего и постригается в монахи. Что послужило этому причиной? Пока точно сказать невозможно.

Бывший тренер его лошадей говорит, что здесь замешана его любовь к княжне или кня­гине Васильчиковой. Эта фамилия встретилась и в метрической книге Софийского собора в Цар­ском Селе в записи о крещении «Васи» в 1889 г. Княгиня Мария Николаевна Васильчикова бы­ла крестной «Васи». По-видимому, это было же­на генерал-майора князя Сергея Илларионови­ча Васильчикова. Из всего этого можно сделать только предположение о неразделенной любви, приведшей А. К. Булатовича к пострижению.

В 1906 году отец Антоний (А. К. Булатович) едет опять в Эфиопию и отвозит «Васю» на ро­дину. К сожалению, дальнейшая судьба этого мальчика, воспитанного в России, не известна. На обратном пути, А. К. Булатович заезжает на Афон и остается там в русском Свято-Андреев­ском ските. Принимает там схиму, становится иеромонахом и занимает место соборного ста­росты.

В 1911 году он снова едет в Эфиопию, где проводит почти год. Об этих двух его последних путешествиях ничего неизвестно, кроме дат, т. к. до сих пор не найдены следы его личного ар­хива.

В 1913 году иеромонах Антоний становится во главе так называемой «имяславской ереси», которая закончилась знаменитым «Афонским разгромом», когда русских монахов, силой ору­жия, выдворяли с Афона на кораблях в Россию. Кстати, участвовала в этом 6-я рота 50-го пе­хотного Белостокского полка из охраны русско­го посла в Константинополе.

О. Антоний удаляется к себе в имение под Сумами и ведет большую полемику в печати с Святейшим Синодом.

Вспыхнувший пожар первой мировой вой­ны опять подхватил неугомонного Отца Анто­ния и бросил его на фронт, уже в качестве про­стого полкового священника. Рассказывают, что и там, на фронте, он совершил небывалый по­двиг. Узнав, что во вражеских окопах находят­ся славяне, мобилизованные в Австрийскую ар­мию, он не побоялся пойти к ним и уговорил их сдаться в плен. Под огнем противника он руко­водил перебежкою целого подразделения в на­ши окопы. В 1916 году, в связи с обострившей­ся болезнью глаз, вернулся к себе домой. В де­кабре 1919 года он был убит, как это сейчас точ­но установлено, бандитами, пытавшимися его ограбить.

Так кончилась жизнь замечательного геог­рафа, неутомимого исследователя, офицера без­заветной храбрости.

Но он не исчез бесследно, сейчас, когда люди открывают роман И. Ильфа и Е. Петрова «Две­надцать стульев», то на его страницах они встречают вставной «рассказ о гусаре-схимни­ке», где под именем графа Алексея Буланова выведен Александр Ксаверьевич Булатович. Нельзя требовать от писателей-сатириков, что­бы они шли путем историка-исследователя, по­этому не удивительно, что некоторые черты А. К. Булатовича и «графа Алексея Буланова» расходятся. Одно бесспорно, что сюжет взят ими из жизни.

Всех, кого заинтересует судьба А. К. Була­товича и кто сможет хоть чем-либо помочь в розысках о нем сведений, а также сведений о его младшей сестре Марии Ксаверьевне, вышед­шей замуж за князя Алексея Митрофановича Орбелиани и проживавшей после революции в Париже, а также о княгине Марии Николаевне Васильчиковой и о их потомках, просят сооб­щить в редакцию журнала.

В. Борисов

Добавить отзыв