Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Saturday September 23rd 2017

Номера журнала

Церковь Морского Корпуса. – Н. П. Солодков



(из готовящейся к печати книги Н. П. Солодкова)

Войдя в главный подъезд Морского корпуса, что в Петербурге на Васильевском острову, и скинув пальто или шинель на руку одетому в парадную ливрею солидному, бородатому швейцару, вы подымаетесь по лестнице, покрытой ковром, во второй этаж. Перед вами аванзал с гости ной — «приемными», спокон веков их знали. В старинной мебели царит здесь дух былых годов. Но не входя в этот приемный зал, а повернув налево, где начинается «Звериный коридор» с развешанными по стенам носовыми украшениями старых парусных судов, изображающими различных зверей, богинь и витязей, вы попадаете на следующую лестницу, ведущую в третий этаж, где помещалась церковь Морского Корпуса.

В церкви было на что обратить внимание, и не только в парадный день Св. Павла Исповедника, 6-го ноября, когда все блистало яркостью освещения и ризами духовенства, лентами и звездами высших чинов Империи и орлами на эполетах адмиралов, а также с иголочки одетыми в черные мундиры первого срока гардемаринами. Впрочем, на литургии присутствовала только одна очередная рота, а весь Корпус, в составе, двух батальонов, уже выстраивался в Столовом зале, где по окончании богослужения в церкви пелся торжественный молебен в присутствии всех гостей, которых маленькая, сравнительно, домовая церковь не могла вместить.

Итак — церковь. Прежде всего иконостас, сооруженный в самом конце XVIII века, перед окончательным переездом корпуса, по приказанию Императора Павла 1, из Кронштадта в

Санкт-Петербург. Иконостас светлый, в стиле классицизма, с золотыми украшениями, являл собой строгий и привлекательный вид. У левого клироса, против директорского места, два старых, обветшалых знамени. Одно — времен Императрицы Анны Иоанновны, другое — Императора Николая Павловича. Третье знамя, пожалованное к 200-летнему юбилею, простреленное картечью в 1905 году на Иордане перед Зимним Дворцом и тщательно залатанное, в церкви не стояло, а помещалось в кабинете директора Корпуса и оттуда выносилось знаменщиком прямо на парад в Столовый зал.

Но присутствовавших в церкви гардемарин и кадет больше привлекал не иконостас и не мелодичное пение хора, а созерцание попадавших в их поле зрения черных мраморных досок, висевших по всем стенам храма. Сколько на них отразилось боев и сражений, сколько записано было имен убитых и погибших при исполнении долга бывших воспитанников корпуса. Все имена, имена в различных чинах и званиях, названия судов, даты годов и числа месяцев, наименования местностей, разбросанных по морям и океанам всего земного шара… Можно было простоять совершенно для себя незаметно всю церковную службу в созерцании этих надписей. Вспоминались сражения, походы, осады, кораблекрушения и отдельные яркие эпизоды из подвигов личного состава флота или отдельных лиц, вошедших в историю. Какое разнообразие местностей, природы и условий, в которых происходили трагедии, сколько неисчислимых разновидностей судьбы и сопротивления, принесших смерть в большинстве случаев молодым, полным жизни и энергии людям. При наличии воображения и известной доли фантазии, а также при небольшом знакомстве с историей флота, от чтения кратких записей, отмеченных на этих траурных досках, вставали образы давно минувших дней и событий.

Направо от Царских Врат образ Христа Спасителя в голубых, светлых одеждах, с таким добрым и ласковым взглядом. Дальше, на южных дверях Архангел Михаил, поражающий дракона. А еще правее, совсем у клироса, расположен большой образ Святого Павла Исповедника, икона Храмового праздника церкви Морского Корпуса, празднуемого Шестого ноября. И вспоминается читающему надписи на ней, что, когда Царственный Генерал-Адмирал Флота, Цесаревич Павел Петрович, шестого ноября 1796 года вступил на престол, одним из первых его повелений было распоряжение вернуть Морской Корпус из Кронштадта в Санк-Петербург на свое старое место, в бывший «Минихов дом».

По этому поводу 8 декабря 1796 года был дан рескрипт на имя Главного Директора Корпуса, адмирала Голенищева-Кутузова —

«принять в свое ведение дом Корпуса Чужестранных Единоверцев, временно пребывавших в старом здании Морского Корпуса в Петербурге, и обратить оный под Морской Шляхетный Корпус». Через три дня часть Морского Корпуса уже переселилась в Санкт-Петербург.

15 марта 1797 года церковь, только что сооруженная во вновь отстроенном третьем этаже здания, была торжественно освящена, и адмирал Голенищев-Кутузов 16 марта донес Императору Павлу I:

«Имею честь всеподданнейше донести Вашему Императорскому Величеству, что вчерашнего дня в Морском Шляхетном Корпусе освящена церковь во имя Святого Исповедника Архиепископа Павла, коего память празднуется в день всерадостнейшего Вашего Императорского Величества на Всероссийский Престол Восшествия. Освящение совершал преосвященный Иннокентий, Архиепископ Псковский, и к тому приглашены были: Главнокомандующий в городе, граф Буксгевден, члены Адмиралтейств-Коллегии и начальствующие над училищами столицы. Архимандрит Ксенофонт, законоучитель в Корпусе, сказал по этому случаю проповедь». Вот первоисточник праздника Шестого Ноября, и с этого времени свято чтится этот день храмового праздника училища, основанного Петром Великим и воспитавшего все поколения морских офицеров Русского Императорского Флота.

Вещественным доказательством тому служила упомянутая выше икона у правого клироса церкви Морского Корпуса, которую весьма интересно рассмотреть поближе. На ней наверху надпись: «Архиепископ Павел, — а внизу; «день всенародного восшествия на престол Его Императорского Величества, шестого ноября 1796 года». На груди же Архиепископа изображен привешенный по желанию Императора на золотой цепочке крест Ордена Святой Анны. Этот любимый Орден Императора Павла является его первой наградой Патрону Морского Корпуса, а в лице последнего и самому Морскому Шляхетному Корпусу».

Н. П. Солодков

© ВОЕННАЯ БЫЛЬ

Добавить отзыв