Статьи из парижского журнала "Военная Быль" (1952-1974). Издавался Обще-Кадетским Объединением под редакцией А.А. Геринга
Tuesday May 17th 2022

Номера журнала

Лейб-Егеря в войну 1914 года. – В. А. Каменский



ПЕРВЫЕ ДНИ МОБИЛИЗАЦИИ

12 июля 1914 года. — По случаю субботы занятия в полку были лишь до обе­да. У нас, в четвертой ро­те, была прикладка впере­ди лагеря, после чего еге­ря занялись уборкой, а офицеры разъехались кто куда. Я отправился на мотоциклете к себе в Царское Село, где и пред­полагал провести субботу и воскресенье, но уже в тот же день, то есть в субботу, на поли­тическом горизонте стали собираться тучи, а к вечеру того же дня состоялось досрочное про­изводство молодых офицеров.

В виду того, что уже и на улицах стало ска­зываться некоторое нервное возбуждение, я спешно выехал обратно в Красное Село. По до­роге, мне навстречу, уже тянулись войска с артиллерией (Гвардейская Стрелковая брига­да), возвращавшиеся к себе в Царское Село. Из разговоров с ее чинами я выяснил, что зав­тра весь Гвардейский Корпус спешно перево­дится в Петебург.

Уже подъезжая к лагерю, я заметил, что что-то случилось. Мирный его вид, каким я его оставил сегодня утром, сменился картиной взбудораженного муравейника: все куда-то неслись, укладывались, ругались, а в проме­жутках проносились самые фантастические новости. Факт был налицо — произошло что- то серьезное, из-за чего весь этот блестяще организованный аппарат, с расписаниями ма­невров и занятий, составленными до самого конца сбора, подняли с насиженного места, чтобы завтра перевести в Петербург. Офице­ры совещались между собой, обсуждая слухи, носившиеся по лагерю, в ротах, их обступали егеря, жадно ловившие каждое их слово.

13 июля. — В 6 ч. утра полк, под пролив­ным дождем, выступил за лагеря в Петербург, куда дошел без большого привала. По приходе к нам, на Рузовскую улицу, перед храмом Св. Мирона был отслужен мобелен, а затем егерей развели по их ротам, где еще не был закончен обычный летний ремонт казарм. В следующие дни, в казармах начались обыденные занятия, и полк нес гарнизонную службу в городе, как в мирное время.

15 июля. — По случаю объявления Сербией войны Австрии, в городе, главным образом, на Невском проспекте, произошли большие па­триотические манифестации. Толпы народа восторженно приветствовали офицеров, оста­навливали извозчиков, на которых те ехали, и качали офицеров с криками ура! До позднего вечера по всему городу раздавалось пение гим­на. Все лучшие рестораны столицы были пере­полнены гвардейскими офицерами, которые, очутившись в разгаре лета в городе в отсутст­вии своих семей и знакомых пользовались (увы, для многих последними) минутами кра­сивой жизни русской столицы.

16 июля. — Назначенная (ошибочно) моби­лизация была вскоре отменена, но уже на сле­дующий день, вернувшись вечером домой, я нашел у себя секретный пакет с объявлением мобилизации и с предписанием на следующий день, в 6 ч. утра, явиться в полк. Можно с уве­ренностью сказать, что в этот день все офице­ры явились без малейшего опоздания.

Я был назначен помощником к полковнику Бурману в Михайловский манеж, где был устроен 2-й Центральный пункт по приему за­пасных города С.-Петербурга. В тот же день мы, с назначенными егерями, прибыли туда и оставались там в продолжении десяти суток, с очень короткими промежутками для отдыха. Через наши руки прошло около ста тысяч за­пасных; их надо было прокормить, выдать им необходимое обмундирование, сделать каждому в книжке пометку о его явке на сборный пункт и отправить, в большинстве случаев в тот же день, на вокзал, согласно получаемому утром каждого дня особому расписанию. Уже в пер­вый день нашего пребывания в манеже мы пришли к убеждению, что при таком наплыве запасных совершенно невозможно заниматься никакой канцелярщиной, и потому стали про­сто отбирать у призванных их книжки и со­хранять у себя, до сдачи их со всеми делами и отчетами в Управление Воинского Начальни­ка.

По нашему требованию, вокруг главного фа­са манежа был построен дощатый забор, охра­нявшийся городовыми. Эта мера была направ­лена, главным образом, против баб, которые, несмотря на все запреты, лезли вместе с запас­ными в манеж, неистово причитали и голоси­ли, лезли ко всем с глупейшими вопросами и просьбами и вносили хаос в и без того запутан­ное дело по отправке запасных.

В это время в Петербурге толпа народа, подстрекаемая, несомненно, какими-то хулига­нами, разгромила сначала ряд магазинов, вла­дельцы которых носили немецкие фамилии, а затем проникла к зданию Германского Посоль­ства и сбросила на мостовую четырех камен­ных коней, стоящих на крыше посольства.

В полку в это время шла лихорадочная ра­бота по подготовке к выступлению в поход. Каждый день прибывали все новые и новые запасные, которых спешно натаскивали, об­мундировывали, вообще же все старались со­хранить то лицо полка, которое существовало, в мирное время. Офицеры полка были боль­шею частью в разгоне: кто уехал в провинцию, в командировку по приему лошадей, кого ко­мандировали за запасными а кто отправился с командой на охрану побережья Финского за­лива от возможного десанта. А время шло и надо было в свободное время, которого у всех было очень мало, позаботиться и о своих лич­ных делах, связанных с походом-

Наконец, приток запасных в Михайловский манеж прекратился. Мы с полковником Бурманом сдали 30 июля всю сложную отчетность и инвентарь в Управление Воинского Началь­ника и прибыли в полк, который к этому време­ни представлял внушительную картину и, по количественному составу, равнялся чуть ли не дивизии мирного времени.

1 августа. — В храме Св. Мирона, была об­щая исповедь по батальонам, а затем, после трогательного слова Отца Михаила Доброволь­ского, — причастие.

2 августа. — На Клинском проспекте был отслужен напутственный мобелен и затем ге­нерал Данилов пропустил полк церемониаль­ным маршем. Мне запомнились слова генераль. штаба полковника M. Н. Суворова, обо­дрявшего, родных ему, уходящих егерей сло­вами, что через три месяца полк вернется до­мой. На молебне присутствовал также бель­гийский посланник, который пришел в восторг от внушительного вида лейб-егерей и сказал, что «такие солдаты не могут не победить».

В. А. Каменский

Добавить отзыв