Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Thursday September 21st 2017

Номера журнала

О бронепоездах Добровольческой армии (Продолжение, №109) – Анд. Алекс. Власов



ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ

22 марта 1920 года генерал Врангель всту­пил в должность Главнокомандующего Воору­женными силами Юга России. В своем прика­зе войскам он объявил, что сделает все, для то­го чтобы вывести армию и флот с честью из создавшегося положения. В это время в Кры­му находилось около 5.000 чел. наших войск, отступивших туда раньше, и около 35.000 чел. (включая и тылы), привезенных по морю по­сле оставления Новороссийска. Численный со­став советской 13-ой армии, подошедшей к северным выходам из Крыма, не превосходил тогда численности наших войск. Но можно было ждать прибытия на фронт против Кры­ма многочисленных советских подкреплений, ввиду прекращения военных действий на Кав­казе. Вместе с тем приходилось считаться и с состоянием наших воинских частей, доставлен­ных в Крым из Новороссийска. Они были рас­строены долгим отступлением и находились под тяжким впечатлением только что пережитого.Главнокомандующий решил произвести некоторые переформирования, чтобы достиг­нуть большей стройности в организации на­ших войск и устранить чрезмерную многочи­сленность совсем мелких войсковых частей.

Не было надежды построить вскоре новые бронеплощадки для замены боевых составов наших бронепоездов, погибших у Новорос­сийска и позднее — у Туапсе. Поэтому после­довали приказы о расформировании многих бронепоездов. Команды их были назначены на пополнение личного состава уцелевших бро­непоездов и разных батарей. Из трех оказав­шихся в Крыму батарей 1-го дивизиона Мор­ской тяжелой артиллерии были образованы три тяжелых бронепоезда. Они получили на­звания: «Москва», «Иоанн Калита» и «Еди­ная Россия». Находившийся в Крыму легкий бронепоезд «Слава Кубани «был расформи­рован 24 марта с передачей личного и боевого состава легкому бронепоезду «Офицер»,, бое­вая часть которого была приведена в негод­ность при оставлении Новороссийска.

Занятые нашими войсками до конца марта оборонительные позиции у северных выходов из Крыма были неудобны. Главнокомандую­щий решил безотлагательно улучшить распо­ложение наших войск коротким наступлением с целью овладеть выходами из Перекопского и Сальковского дефилэ. В этом наступлении наши бронепоезда могли участвовать лишь на правом фланге нашего расположения, где че­рез Сивашский мост и Сальково проходила же­лезнодорожная линия Севастополь Харьков. В то время она представляла единственную железнодорожную связь Крыма с остальной территорией России.

Короткое наступление наших войск нача­лось 31 марта. На правом фланге части Алексе­евской бригады были высажены на северный берег Азовского моря у Кирилловки, примерно в 40 верстах к северо-востоку от Геническа. Этим войскам надлежало двинуться к Геническу навстречу частям 13-ой пехотной дивизии под командой генерала Ангуладзе. Части этой дивизии входили в состав Крымского корпуса и должны были начать наступление из рай­она Сивашского моста вдоль железной дороги. Легкий бронепоезд «Святой Георгий Победоно­сец» нес в это время, попеременно с легким бронепоездом «Волк», службу сторожевого охранения на Сивашской дамбе, находясь на расстоянии около 150 верст от Севастополя (считая по прямой линии) и примерно в 25 вер­стах к северу от узловой станции Джанкой. 31 марта команда бронепоезда «Офицер» отпра­вилась на фронт. Часть команды была назна­чена на бронеплощадку с двумя зенитными 3-дюймовыми орудиями образца 1914 года, вхо­дившую раные в состав бронепоезда «Слава Кубани» и находившуюся на станции Джан­кой для обороны от неприятельских аэропла­нов. Большая часть команды бронепоезда «Офицер» прибыла на позицию у Сивашского моста и приняла там боевую часть в составе одной бронеплощадки с 3-дюймовым орудием образца 1902 года и с 75-милиметровым ору­дием, которое было неисправным, а также од­ной пулеметной площадки и небронированно­го паровоза. 1 апреля бронепоезд «Святой Геор­гий Победоносец «поддержал сосредоточенным огнем первую атаку нашей пехоты на стороже­вое охранение красных у Сивашского моста. С развитием нашего наступления к станции Си­ваш бронепоезд продолжал обстреливать не­приятеля. Станция Сиваш была занята нашей пехотой, которая подверглась там нападению бронепоезда красных. Бронепоезд «Святой Георгий Победоносец» открыл по нему огонь и подбил паровоз противника. С наступлением темноты бронепоезд «Офицер» вышел для сторожевого охранения на Сивашскую дамбу.

2 апреля был починен Сивашский мост. Это дало возможность нашим бронепоездам продви­гаться вместе с нашей наступающей пехотой. Бронепоезд «Святой Георгий Победоносец» вы­бил своим огнем пехоту красных из окопов у первой будки к северу от станции Сиваш и вступил в бой с подошедшими неприятельски­ми бронепоездами. Затем бронепоезд «Святой Георгий Победонесец» был вынужден остано­виться из-за порчи пути, и продвижение нашей пехоты в сторону следующей станции Чонгар прекратилось. С поддержкой своих бронепоез­дов неприятельская пехота перешла в контр­атаку. Задержав противника своим огнем, бро­непоезд «Святой Георгий Победоносец» был вынужден отойти из-за порчи орудий. Его сменили подошедшие в это время на станцию Сиваш бронепоезда «Офицер» и «Волк «. Утром 3 апреля железнодорожный путь был починен, и бронепоезд «Офицер» двинулся в наступление совместно с шедшими за ним бро­непоездами «Волк» и «Святой Георгий Побе­доносец». После боя два неприятельских бро­непоезда были отогнаны, и станция Чонгар за­нята нашими войсками. Таким образом с нача­ла наступления наши войска продвинулись вдоль железной дороги примерно на 10 верст.

С утра 4 апреля наше наступление продол­жалось в сторону следующей станции Джимбулук. Бронепоезд «Святой Георгий Победоно­сец» двинулся сначала впереди наших броне­поездов. За ним шел бронепоезд «Офицер», боевой частью которого командовал в этот день поручик Хмелевский. Вследствие порчи пути наши бронепоезда должны были остановить­ся под сильным артиллерийским огнем неприя­теля. Навстречу им вышли со станции Джимбулук два бронепоезда красных. С нашей сто­роны подошел тяжелый бронепоезд «Моск­ва «. При его поддержке бронепоезд «Святой Георгий Победоносец» двинулся на сближение с противником, не стреляя, как только желез­нодорожный путь был починен. Только сой­дясь с бронепоездами красных на близкую ди­станцию, наши бронепоезда «Святой Георгий Победоносец» и «Офицер» открыли частый огонь. Паровоз головного неприятельского бро­непоезда был подбит, и после этого бронепоезда красных ушли за станцию Джимбулук. Их нельзя было сразу преследовать из-за ново­го повреждения железнодорожного пути. В бою у станции Джимбулук участвовал в этот день также тяжелый бронепоезд «Иоанн Калита». Им командовал капитан Норенберг, состояв­ший перед тем командиром батареи Морской тяжелой артиллерии. Боевая часть бронепо­езда «Иоанн Калита «состояла в это время из одной бронеплощадки с 6-дюймовым морским орудием системы Кане и одной бронеплощад­ки с 5-дюймовым английским орудием. При­бывший на фронт Главнокомандующий генерал Врангель подъехал на автомобиле к нашим остановившимся легким бронепоездам и благо­дарил их командиров и команды. Главнокоман­дующий наградил Георгиевскими крестами наи­более отличившихся нижних чинов, а именно: 5 человек из команды бронепоезда «Святой Георгий Победоносец» и 4 человек из команды бронепоезда «Офицер».

Войдя после этого на станцию Джимбулук, бронепоезд «Святой Георгий Победоносец» оказался под сильным артиллерийским обстре­лом и получил попадание в контрольную пло­щадку. Были ранены на бронепоезде два офи­цера. Для дальнейшего наступления наши бро­непоезда поменялись местами. Первым шел бронепоезд «Офицер», затем — бронепоезд «Волк» и за ним бронепоезд «Святой Геор­гий Победоносец». Преследуя с боем бронепо­езда противника, наши бронепоезда заняли станцию Сальково, примерно в 25 верстах к северу от станции Сиваш. Затем наши бронепо­езда продвинулись от станции Сальково до следующей станции Ново Алексеевка. При этом был подбит бронепоезд красных, вывезен­ный из боя под нашим огнем. В то же время наши бронепоезда подвергались сильному об­стрелу неприятельской артиллерии Бронепо­езд «Офицер» получил попадание в крышу артиллерийской кабинки и должен был отой­ти на станцию Сальково. Бронепоезд «Волк», которым командовал поручик Лагутин, полу­чил два попадания в тендер паровоза и одно попадание в крышу пулеметной площадки. Главнокомандующий генерал Врангель произ­вел поручика Лагутина в чин штабс-капитана и наградил Георгиевскими крестами шесть наиболее отличившихся чинов команды броне­поезда «Волк». 5 апреля наши пехотные час­ти генерала Ангуладзе заняли станцию Саль­ково, и этим закончилось предпринятое корот­кое наступление. Главнокомандующий мог объ­явить, что «мы овладели плацдармами Крыма и прочно их за собой обеспечили».

В последующие дни бронепоезда «Святой Георгий Победоносец», «Офицер» и «Волк» выходили по очереди с наступлением темноты к окопам наших войск и проволочным заграж­дениям. Днем бронепоезда возвращались к станции Сальково. Часто происходили перест­релки с приближавшимися бронепоездами про­тивника. Будучи хорошо видимой целью, наши бронепоезда подвергались обстрелу батарей красных, стоявших на закрытых позициях. В ночь на 18 апреля бронепоезд «Офицер «был оставлен на позиции, ввиду предполагавшего­ся нашего частичного наступления. Но в 4 ча­са 18 апреля красные предупредили наши войс­ка и сами перешли в наступление под прикры­тием сильного артиллерийского огня и при под­держке трех бронеавтомобилей. Бронепоезд «Святой Георгий Победоносец» получил два попадания в паровоз и должен был отойти для его замены. Бронепоезд «Офицер» вышел за станцию Сальково и попал под сильный обст­рел 42-линейных орудий противника и дально­бойного 6-дюймового орудия, которому содей­ствовал аэростат. Несмотря на огонь красных, бронепоезд «Офицер» остановился и стал рас­стреливать из орудий и пулеметов неприятель­ские цепи, подходившие к нашим окопам. Крас­ные отхлынули назад, потеряв один из броне­автомобилей, под названием «Молния». 42-ли­нейный снаряд попал в контрольную площадку бронепоезда «Офицер», на котором был ранен один из нижних чинов. После этого неудавшего­ся советского наступления наши бронепоезда несли сторожевую службу, переходя от линии передовых окопов у станции Сальково в резерв на станцию Чонгар.

В течение апреля 1920 года легкий броне­поезд «Дмитрий Донской» находился в Керчи для охраны побережья на случай неприятель­ского десанта с Таманского полуострова. 3 мая командиром бронепоезда «Дмитрий Донской» был назначен полковник Моралин. 14 апреля команда бронепоезда «Единая Россия» приня­ла боевой состав батареи Морской тяжелой ар­тиллерии. Командиром бронепоезда «Единая Россия» был назначен капитан Смирнов, со­стоявший до того командиром означенной бата­реи. 27 апреля тяжелый бронепоезд «Единая Россия» выехал на фронт к станции Сальково.

Отдельный бронепоезд «Севастополец но­мер 2», состоявший в распоряжении начальни­ка артиллерии Севастопольской крепости, по­лучил новое название: «Севастополец» и был включен в состав 1-го бронепоездного дивизио­на. В апреле прибыли в Крым вывезенные с Кавказского побережья команды бронепоездов «Вперед за Родину» и «Степной «и были на­значены на пополнение команды бронепоезда «Севастополец». Командиром этого бронепоез­да был назначен полковник Юрьев, командо­вавший раньше бронепоездом «Вперед за Ро­дину». Боевая часть бронепоезда «Севастопо­лец» состояла из одной бронеплощадки с мор­ским 75-милиметровым орудием и одной броне­площадки с 3-дюймовым орудием образца 1895 года на тумбовой установке. Эти бронеплощад­ки были отправлены для ремонта на завод Се­вастопольского порта. Ремонт производился весьма медленно. Команда тяжелого бронепо­езда «Грозный» прибыла в Крым вместе с отошедшим жилым поездным составом своей базы после того, как боевой состав бронепоез­да погиб при отходе в Донецком бассейне. 23 марта командиром бронепоезда «Грозный» был назначен полковник Карпинский, а 10 ап­реля команда с составом базы перешла на станцию Симферополь. Команда легкого бронепоезда «Генерал Алексеев «перешла 3 апре­ля на станцию Бахчисарай, где получила по­полнения из состава команд других бронепоез­дов Была получена блиндированная площад­ка с тремя пулеметами, а затем еще 9 пулеме­тов. Команда бронепоезда «Генерал Алексеев» приняла участие в действиях против «зеле­ных». Этими действиями (облавы, ловля дезер­тиров, подавление бунтов) руководил генерал Бутович. Отряды из состава команды бронепо­езда отправлялись обычно в указанные им рай­оны на подводах с пулеметами.

Для того чтобы скорее восстановить в сво­их частях строгую дисциплину и полный поря­док, некоторые частные начальники прибега­ли к резким обращениям в своих приказах. Можно привести примеры таких обращений в приказах, отданных в мае 1920 г. начальником бронепоездных дивизионов. — «Замечено мною, что не только дивизионы, но и отдельные бро­непоезда самым разнообразным образом вы­водят на смотры, парады и на пеший строй господ офицеров, находящихся не на команд­ных должностях. В большинстве случаев на левом фланге построившейся части выстраива­ется до бесконечности длинная линия офи­церов, сплошь и рядом фантастически одетых, без оружия, с парикмахерскими прическами и дьяконскими шевелюрами, но не имеющих за­частую на погонах офицерских отличий…» (Следовало приказание обозначать на погонах офицерские просветы, хотя бы при помощи хи­мических карандашей, и ставить офицеров в общий строй с винтовками). — «…До сведения моего дошло, что на некоторых бронепоездах образовались какие-то группы избранных и не избранных, старо служащих и ново прибыв­ших, между которыми чувствуется какая-то рознь… Приказываю всеми средствами стара­ться устранить означенное явление, памятуя, что отношение командного состава должно быть ровное, одинаковое, строгое, справедливое ко всем… Затрагивать самолюбие хотя бы и да­леко младших чинов категорически запрещаю. В это дело внутренней спайки приказываю внес­ти живую душу… За весьма малыми исключе­ниями я заметил, что командиры дивизионов мало интересуются как внутренней, так и нрав­ственной стороной жизни бронепоездов… Из ряда рассмотренных мною дознаний и сообще­ний начальствующих лиц я заметил, что неко­торые командиры бронепоездных дивизионов и бронепоездов, неся великолепно свою службу до утверждения в должности, — начинают ман­кировать своими обязанностями по утвержде­нии и даже злоупотребляют предоставленной им властью. Объявляю, что явление это недопу­стимо и будет караться мною самым строгим образом».

В мае 1920 года наши несколько отдохнувшие в Крыму и переформированные войска были сведены в четыре корпуса. В составе этих корпусов было весьма мало конных частей, так как при перевозке с Кавказского побережья в Крым лошади кавалерийских и казачьих ча­стей были оставлены. Таким образом числен­ное превосходство советской конницы над на­шей представлялось неизбежным. Из находив­шихся в Крыму бронепоездов и команд, еще не имевших боевых составов, были образованы четыре бронепоездных дивизиона, по три бро­непоезда в каждом дивизионе.

Разрабатывался план общего наступления наших войск в пределы Северной Таврии. 13-я советская армия, находившаяся перед вывода­ми из Крыма, усиливалась вновь прибываю­щими войсками. Можно было ждать ее попытки проникнуть в Крым. Было поэтому желатель­но предупредить неприятеля нашим наступле­нием и оттеснить его возможно дальше к севе­ру. Крым был всегда беден местными средст­вами, и только занятие части плодородной тер­ритории Северной Таврии могло позволить про­кормить наши войска и население полуострова.

Согласно директиве Главнокомандующего от 21 мая 1920 года, общее наступление должно было начаться высадкой войск 2-го корпуса генерала Слащева в районе Кирилловки, на бе­регу Азовского моря. Этим войскам надлежа­ло наступать на северо-запад, прервать сооб­щения противника по железной дороге между фронтом у станции Сальково и Мелитополем и затем действовать в тыл Перекопской груп­пе войск красных. Войска Сводного корпуса генерала Писарева должны были сменить ча­сти 2-го корпуса на позициях около станции Сальково, на правом фланге нашего расположе­ния. После смены, войска генерала Писарева должны были при содействии наших бронепо­ездов атаковать находящиеся против них час­ти 13-ой советской армии. Одновременно с этим и войскам 1-го корпуса генерала Кутепова, на левом фланге нашего расположения, надлежа­ло перейти в решительное наступление на се­вер от Перекопского перешейка, с целью от­бросить красных за Днепр.

В ночь на 25 мая бронепоезд «Офицер», в составе одной бронеплощадки с двумя 3-дюй­мовыми орудиями образца 1914 года и одной пулеметной бронеплощадки, вышел на линию наших позиций у станции Сальково. Бронепо­езд получил задачу двинуться вперед с нача­лом нашего наступления в голове колонны бро­непоездов. За ним должен был идти легкий бро­непоезд «Святой Георгий Победоносец» и на некотором расстоянии — тяжелый бронепоезд «Единая Россия». От маленькой станции Джимбулук, к югу от станции Сальково, тяже­лый бронепоезд «Иоанн Калита» мог под­держивать наше наступление дальним огнем.

Около 4 часов наши части пошли в атаку. По всему фронту началась сильная артиллерий­ская и пулеметная стрельба, и бронепоезд «Офицер» двинулся в сторону узловой стан­ции Ново -Алексеевка, в 5 верстах к северу от станции Сальково. После остановки для почин­ки поврежденного пути, бронепоезд «Офицер» стал приближаться, когда уже рассвело, к стан­ции Ново Алексеевка. При этом он настигал отходивший перед ним по главной линии же­лезной дороги неприятельский бронепоезд. В это время другой бронепоезд противника под­ходил к узловой станции Ново Алексеевка по короткой ветке (примерно в 15 верст дли­ной), соединявшей станцию Ново Алексеевка с портом Геническ. Бронепоезда красных и бро­непоезд «Офицер» открыли огонь из орудий. После нашего третьего выстрела на одном из неприятельских бронепоездов начался пожар и его орудия замолчали. Этот бронепоезд продол­жал отходить, несмотря на то, что на нем был пожар, и скрылся на станции Ново Алексеев­ка. Бронепоезд «Офицер» ворвался на стан­цию и на станционных путях сблизился на короткую дистанцию с другим бронепоездом красных. Несколькими нашими выстрелами была разбита неприятельская головная броне­площадка. Противник, отстреливаясь с уцелев­ших бронеплощадок из пулеметов и винтовок, стал быстро отходить дальше. В этот момент на бронепоезде «Офицер «заклинился снаряд в головном орудии. Пользуясь этим, еще один (третий) неприятельский бронепоезд подошел к стоявшему подбитому бронепоезду красных, взял его на фаркоп и полным ходом двинулся в сторону Мелитополя. В то время, как броне­поезд «Офицер» исправлял задержку в орудии, к нему подъехали три советских разведчика, приняв его за свой. Во время начавшейся пе­рестрелки с ними на бронепоезде был убит штабс-капитан Салов. При выходе со станции Ново Алексеевка для дальнейшего наступле­ния, первым продвигался бронепоезд «Святой Георгий Победоносец», а бронепоезд «Офицер» шел за ним вторым. Огнем бронепоезда «Свя­той Георгий Победоносец» были рассеяны близ селения Ново Алексеевка части отступавше­го советского саперного полка. Наши бронепоез­да заняли без боя станцию Рыково, примерно в 15 верстах к северо-востоку от станции Ново-Алексеевка. Там бронепоезда поменялись ме­стами, и бронепоезд «Офицер» прошел снова первым на некоторое расстояние в сторону сле­дующей станции Юрицыно. Пришлось остано­виться у разобранного пути, и тогда наши бро­непоезда попали под сильный обстрел неприя­тельской батареи. Наши бронепоезда верну­лись на станцию Рыково. Было установлено, что бронепоезд «Офицер» подбил в этот день 25 мая следующие два бронепоезда противника: тяжелый бронепоезд номер 4, воруженный тремя тяжелыми орудиями (площадка с 6-дюй­мовым орудием была разбита и воспламени­лась), и легкий бронепоезд «Гром», вооружен­ный тремя 3-дюймовыми орудиями (головная бронеплощадка была разбита, и вся команда на ней погибла). В этот день легкий бронепо­езд «Волк» был отправлен через станцию Но­во-Алексеевка для занятия станции Геническ, в конце короткой ветки.

26 мая наши бронепоезда «Офицер» и «Святой Георгий Победоносец» снова двину­лись в сторону станции Юрицыно. После не­скольких остановок из-за испорченного пути наши бронепоезда попали под сильный огонь батареи красных. Однако бронепоездам уда­лось пройти за фронт батареи и начать ее обст­рел в свою очередь Батарея противника по­спешно снялась с позиции и отошла. Затем на­ши бронепоезда прошли оставленную противни­ком станцию Юрицыно и приблизились к сле­дующей станции Сокологорное, примерно в 20 верстах от станции Рыково. Таким образом за два первых дня наступления нашим бронепоез­дам удалось продвинуться почти на 40 верст. Около станции Сокологорное бронепоезд крас­ных открыл огонь по бронепоезду «Офицер» из 42-линейного орудия. Бронепоезд «Офицер» продолжал двигаться на сближение, в свою оче­редь открыв огонь. Вскоре наше попадание в головную бронеплощадку противника произ­вело на ней взрыв снарядов. На неприятель­ском бронепоезде начался пожар, и он стал поспешно отходить. Бронепоезд «Офицер» преследовал противника, но был вынужден остановиться для починки пути после взрыва фугаса в 100 шагах впереди бронепоезда. Не­смотря на стрельбу 48-линейной гаубицы крас­ных, наши бронепоезда прошли станцию Соко­логорное и в одной версте за станцией обнару­жили брошенную красными боевую площадку с двумя 42-линейными орудиями. Эта броне­площадка принадлежали советскому бронепо­езду номер 4, подбитому в бою накануне. Она была совершенно разбита нашими попаданиями и сошла с рельс, загромоздив путь. Поднять эту бронеплощадку с рельс своими средствами не было возможности. Поэтому наши бронепоезда вернулись на станцию Сокологорное. На стан­ции была обнаружена другая брошенная про­тивником бронеплощадка с 3-дюймовым ору­дием. Бронепоезд «Офицер «прицепил ее к своему составу. На станции Сокологорное остал­ся также неприятельский поездной состав с аэропланными бомбами, другим авиационным имуществом и нефтью. Его паровоз был сбит на стрелке и опрокинут поспешно отходившим зажженным бронепоездом красных. К ночи бронепоезд «Офицер» ушел на станцию Ново-Алексеевка, где создалось тревожное положе­ние. Для противодействия нашему наступлению советская конная дивизия Блинова, силой в 2.500 всадников, охватила левый фланг войск Сводного корпуса генерала Писарева. Пере­довые конные части красных подошли на 10 верст к узловой станции Ново Алексеевка, угрожая отрезать наши бронепоезда, прошед­шие дальше к северо-востоку.

К вечеру 27 мая части 2-го корпуса генерала Слащева заняли город Мелитополь, примерно в 90 верстах от позиций у станции Сальково, считая по железнодорожной линии. Но поло­жение на участках этой железнодорожной ли­нии между Мелитополем и Крымом представ­лялось еще надежным. Бронепоезд «Офицер» охранял 27 мая важный участок протяжением около 5 верст между станциями Сальково и Но­во-Алексеевка. Бронепоезд «Святой Георгий Победоносец» оставался на станции Соколо­горное. Туда же прибыл в качестве подкрепле­ния тяжелый бронепоезд «Единая Россия» с десантом из 40 кубанских казаков. 28 мая бро­непоезда «Офицер» и «Святой Георгий Побе­доносец» дошли до станции Большой Утлюг, к северо-востоку от станции Сокологорное, и прикрывали починку моста около нее. Затем они были спешно отозваны на юго-запад к станции Ново-Алексеевка, то есть на расстоя­ние около 50 верст, для поддержки наших ча­стей, которые вели бой с вновь подошедшей конницей красных. В тот же район прибыл из тыла тяжелый бронепоезд «Иоанн Калита». Около станции Рыково бронепоезд «Офицер» поддерживал своим огнем наступление Назаровского донского казачьего полка.

ГЛАВА ТРИДЦАТАЯ

После четырех дней сражения, начавшего­ся наступлением наших войск в Северную Тав­рию, на фронте создалось следующее положе­ние: к 29 мая 1920 года части 1-го корпуса генерала Кутепова продвинулись на нашем левом фланге, примерно на 40 верст к северу от Перекопа. В этом районе им пришлось стол­кнуться с встречным наступлением только что подведенной 15-ой советской стрелковой диви­зии численностью около 4.500 чел. пехоты и 800 чел. конницы. На нашем правом фланге части 2-го корпуса генерала Слащева дошли до Мелитополя и должны были отражать там атаки резервов красных, подвозимых с севера, от Александровска. В центре, где было нача­то наступление наших войск под командой ге­нерала Писарева, отдельные неприятельские части были еще недалеко от железнодорож­ной линии Сальково Мелитополь.

Легкие бронепоезда «Офицер» и «Волк» находились 29 мая на участке между станция­ми Ново Алексеевка и Рыково, протяжением около 15 верст, и обстреливали артиллерий­ским огнем части неприятельской конницы, приближавшиеся с запада к железной дороге. К вечеру кавалерия красных была принужде­на отойти на север. По приказанию начальни­ка группы бронепоездов полковника Гадда, лег­кий бронепоезд «Святой Георгий Победоносец» и тяжелый бронепоезд «Единая Россия» дви­нулись к станции Акимовка, примерно в 25 верстах к юго-западу от Мелитополя, с зада­чей установить связь со штабом 2-го корпуса генерала Слащева. После нескольких остано­вок для починки поврежденного пути наши бронепоезда прибыли на станцию Акимовка лишь в 16 часов. Вечером было получено при­казание генерала Слащева идти дальше в Ме­литополь и поступить там в распоряжение на­чальника 13-ой пехотной дивизии. После но­вых задержек из-за повреждений пути наши бронепоезда вошли около 23 часов на станцию Мелитополь, находящуюся примерно в 115 верстах от станции Сиваш.

На следующий день 30 мая Главнокоман­дующий отдал директиву о преследовании ча­стями трех наших корпусов войск 13-ой со­ветской армии, потерпевших поражение и от­ступающих к Днепру. Во время сражения на­шими войсками были взяты 8.000 пленных и 30 орудий. Только на нашем правом фланге у Мелитополя войска 2-го корпуса продолжали вести упорный оборонительный бой против подходивших свежих советских резервов. При­бытие наших бронепоездов на станцию Мели­тополь позволило им оказать нашим обороняю­щимся войскам ценную поддержку. Красные повели наступление на Мелитополь с рассве­та 30 мая. Четыре неприятельских бронепоез­да открыли сильный артиллерийский огонь по станции. Бронепоезд «Святой Георгий Победо­носец» стал у северных стрелок, а бронепоезд «Единая Россия «занял позицию в районе са­дов у южных стрелок. До 14 часов наши бро­непоезда вели успешную борьбу с бронепоез­дами красных, не позволяя им приблизиться к станции. После этого в тылу, со стороны бли­жайшей к юго-западу станции Тащенак ста­ла слышна усиливающаяся артиллерийская стрельба. Бронепоезда «Единая Россия» и «Святой Георгий Победоносец» получили при­казание отходить. Между станциями Тащенак и Акимовка ими был встречен наш Таганрог­ский полк 34-ой пехотной дивизии. Полк шел в наступление на деревню, занятую неприяте­лем в 3 верстах от железной дороги. Наши бро­непоезда поддержали наступление артиллерий­ским огнем, и красные отошли. По прибытии на станцию Акимовка тяжелый бронепоезд «Единая Россия получил приказание идти дальше — на станцию Рыково, примерно в 70 верстах от станции Мелитополь.

Утром 31 мая легкий бронепоезд «Святой Георгий Победоносец» выдвинулся со станции Мелитополь для поддержки нашей пехоты, ко­торая подвергалась атакам противника на во­сточной окраине города Мелитополя. Около станции Мелитополь бронепоезд «Святой Геор­гий Победоносец» попал под усиленный обст­рел неприятельских бронепоездов и батарей. Осколком снаряда был убит на бронепоезде подпоручик Пешехонов. Бронепоезд «Святой Георгий Победоносец» продолжал двигаться дальше, расстреливая цепи пехоты противника. При поддержке бронепоезда наша пехота по­шла в контратаку. Поражаемый пулеметным огнем с бронепоезда «Святой Георгий Победо­носец», противник стал отходить к востоку от железной дороги. В это время бронепоезд по­лучил прямое попадание во 2-ую бронеплощадку. Три солдата были убиты, два — ранены, и контужен один офицер. При дальнейшем про­движении головная бронеплощадка сошла с рельс на разбитом снарядами пути. Подъем бронеплощадки своими средствами не удался, и ввиду отступления вспомогательного поезда, а также вследствие загромождения пути впере­ди двумя сваленными паровозами, бронепло­щадка была временно оставлена. Бронепоезд «Святой Георгий Победоносец» отошел на стан­цию Мелитополь, продолжая вести перестрел­ку с бронепоездами красных. Затем было по­лучено приказание командира бригады 13-ой пехотной дивизии отойти на 5 верст к юго-за­паду от Мелитополя, ввиду нового обхода го­рода неприятелем с запада. Приказание было исполнено, и бронепоезд «Святой Георгий По­бедоносец» отошел от станции Мелитополь. В тот же день 31 мая бронепоезд «Офицер» после необходимого ремонта паровоза перешел на участок железной дороги между станциями Акимовка и Тащенак. В последние дни мая легкие бронепоезда «Волк» и «Дмитрий Дон­ской» и тяжелый бронепоезд «Иоанн Кали­та» были тоже отправлены на фронт к Ме­литополю.

1 июня бронепоезд «Святой Георгий Победо­носец «возвратился на станцию Мелитополь и открыл огонь по району моста, на который про­тивник продолжал вести настойчивые атаки. Неприятельские бронепоезда подходили к стан­ции на 5 верст и обстреливали станцию и же­лезнодорожный поселок. В трех верстах к се­веру от выходного семафора путь между нашим и неприятельским расположением был загро­можден паровозами, которые были пущены в виде так называемых «брандеров» против непри­ятеля нашей пехотой еще в день занятия ею станции. Бронепоезд «Офицер» прибыл на станцию Мелитополь около 17 часов 1 июня и оставался ночью в сторожевом охранении. Ночью бронеплощадка, оставленная накануне бронепоездом «Святой Георгий Победоносец», была поднята подошедшим вспомогательным поездом. Бронепоезд «Единая Россия» передви­гался в течение этого дня по участку желез­ной дороги длиной, примерно в 15 верст меж­ду станциями Рыково и Ново Алексеевка. К западу от последней станции и не дальше чем в 10 верстах от позиций у станции Сальково, с которых началось наше наступление, — были якобы обнаружены конные части красных. По­этому бронепоезду «Единая Россия» было при­казано оставаться ночью в полной боевой го­товности.

На рассвете 2 июня с бронепоезда «Единая Россия» был обнаружен отступающий Кал­мыцкий полк, вслед за которым в трех верстах от станции Ново Алексеевка двигалась лава конницы красных при двух батареях. Броне­поезд «Единая Россия «тотчас открыл огонь, и кавалерия красных отошла на север. 2 июня утром на станции Мелитополь собрались лег­кие бронепоезда «Офицер», «Святой Георгий Победоносец» и «Дроздовец». Позднее подо­шли и тяжелые бронепоезда «Иоанн Калита» и «Единая Россия «. После отхода пехоты крас­ных была начата спешная постройка обводного пути у сброшенных паровозов для того, что­бы наши бронепоезда могли двинуться на се­вер, к узловой станции Федоровка. В течение дня бронепоезд «Офицер» прикрывал произ­водство работ, неоднократно выезжая вперед. Тогда неприятель открыл сильный артиллерий­ский огонь с закрытых позиций из 42-линей­ных и 6-дюймовых орудий. Бронепоезда «Офи­цер» и «Единая Россия» в свою очередь стре­ляли по предполагаемому месту позиций крас­ных. На следующий день 3 июня обводный путь был построен. Но пришлось приступить тогда к сбрасыванию целого состава товарных вагонов, оставленных красными в 6 верстах к северу от Мелитополя.

4 июня легкие бронепоезда «Волк» и «Дроз­довец» и тяжелый бронепоезд «Единая Рос­сия» поддерживали наступление частей нашей 34-ой пехотной дивизии на узловую станцию Федоровка, примерно в 20 верстах к северу от станции Мелитополь. Шедший впереди бро­непоезд «Дроздовец «остановился у южных стрелок станции и открыл огонь по занимав­шей ее неприятельской пехоте. Находившийся севернее станции Федоровка неприятельский бронепоезд в свою очередь открыл огонь по бронепоезду «Дроздовец», который вскоре по­лучил попадание в заднюю бронеплощадку. Подошедший бронепоезд «Волк» стал обстре­ливать станцию из двух орудий. Между тем было замечено движение другого неприятель­ского бронепоезда, который подходил к стан­ции по линии с востока и вероятно стремился прорваться через станцию на север. Тяжелый бронепоезд «Единая Россия» открыл огонь по этому бронепоезду красных с дистанции около 5 верст. Когда же пехота противника была вы­теснена со станции, то бронепоезд «Волк» также начал стрелять по тому же бронепоезду противника, подходившему с востока. Через некоторое время бронепоезд красных остано­вился. Наступающие части нашей пехоты по­дошли к подбитому и оставленному командой неприятельскому боевому составу из двух бронеплощадок с двумя легкими орудиями в баш­нях на каждой площадке и паровоза. Этот бро­непоезд красных носил название «Армии совет­ской Латвии». Вечером бронепоезду «Дроздо­вец» было приказано вывезти брошенный бро­непоезд красных в Мелитополь. Он был мало поврежден. Существовали разногласия по во­просу о том, считать ли бронепоезд красных подбитым выстрелами бронепоезда «Единая Россия» или выстрелами бронепоезда «Волк». Вероятно, бронепоезд «Армия советской Лат­вии» не мог продолжать свой отход из-за раз­рушения железнодорожного полотна. Легкий бронепоезд «Святой Георгий Победоносец» от­правился 4 июня в резерв Главнокомандующе­го и оставался в ближайшие дни на станциях Ново-Алексеевка и Геническ.

Взятие узловой станции Федоровка позво­лило нашим бронепоездам действовать по двум направлениям: восточному и северному. В во­сточном направлении от станции Федоровка шла железная дорога в сторону Донецкого бассей­на через узловые станции Верхнетокмак, Цареконстантиновка и Волноваха. В северном на­правлении от станции Федоровка шла желез­ная дорога в сторону Харькова через узловые станции Александровск, Синельниково и Лозо­вая.

Анд. Алекс. Власов

(Продолжение следует)

© ВОЕННАЯ БЫЛЬ


Голосовать
ЕдиницаДвойкаТройкаЧетверкаПятерка (Не оценивали)
Loading ... Loading ...




Похожие статьи:

Добавить отзыв