Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Monday April 24th 2017

Номера журнала

О бронепоездах Добровольческой армии (Продолжение, №105). – Анд. Алекс. Власов



Прибывший в Харьков 24 ноября легкий бронепоезд «Желбат 1» (которому позднее бы­ло дано название: «Студент») получил прика­зание отходить при оставлении Харькова по­следним и разрушать Харьковский железнодо­рожный узел. 25 ноября бронепоезд «Святой Георгий Победоносец» перешел через Люботин на железнодорожную линию Харьков — Пол­тава. Бронепоезду было приказано задерживать движение красных через эту линию между станциями Ковяги и Огульцы, находящимися примерно в 55 и 40 верстах к западу от Харь­кова, считая по железной дороге. Противник стремился выйти к узловой станции Мерефа, к югу от Харькова. Днем 25 ноября на станцию Огульцы подошли части Терской казачьей бри­гады. 26 ноября красные повели наступление от Золочева в сторону Харькова. Бронепоезд «Грозный» прикрывал своим огнем отход на­ших частей, а также обстреливал неприятель­ские батареи, обнаруженные к западу от желез­ной дороги. К вечеру 26 ноября бронепоезд «Грозный» отошел на станцию Куряж, к севе­ру от Харькова, а ночью успел пройти на стан­цию Основа, в 5 верстах к юго-востоку от Харькова. Состав базы бронепоезда был отпра­влен на станцию Краматорская, в Донецком бассейне. В тот же день бронепоезд «Святой Георгий Победоносец» участвовал в бою у стан­ции Огульцы. Наступление частей Терской ка­зачьей бригады развивалось там сначала ус­пешно, но затем были обнаружены в нашем ты­лу, у самой станции, части двух советских пол­ков: 1-го Латышского и Червонного. Красные рассыпались цепью у самого полотна железной дороги, чтобы отрезать казаков и бронепоезд от станции Огульцы. Бронепоезд «Святой Ге­оргий Победоносец» открыл огонь из орудий «на картечь» и из пулеметов и отбросил непри­ятеля.

27 ноября утром бронепоезд «Грозный» вы­шел со станции Основа и отправился на пози­цию. Бронепоезд стрелял по карте по району станции Дергачи, в 10 верстах к северу от Харь­кова, где передвигался бронепоезд красных. К вечеру станция Дергачи была занята противни­ком. Бронепоезд «Грозный» отошел на станцию Основа. В тот же день бронепоезд «Святой Ге­оргий Победоносец» участвовал в арьергардном бою у станции Буды, примерно в 20 верстах к юго-западу от Харькова, совместно с отступа­ющими частями 5-го Конного корпуса.

28 ноября рано утром красные после упор­ного боя оттеснили части Дроздовской дивизии. Бронепоезда «Дроздовец» и «Грозный» вышли

на позицию к станции Куряж и обстреливали наступающего неприятеля. Днем начальник Дроздовской дивизии приказал бронепоездам отходить с этого направления, с тем чтобы кружным путем перейти к станции Мерефа, куда должны были отступать части Дроздов­ской дивизии. Непосредственно из Харькова уже нельзя было пройти на станцию Мерефа, ибо, по отношению к общему отходу наших войск, отступление частей Дроздовской дивизии очень запоздало. Пути на станцию Мерефа бы­ли уже перерезаны, так как части соседнего 5-го конного корпуса отходили весьма быстро. Под вечер бронепоезд «Грозный» прибыл на станцию Основа, к юго-востоку от Харькова. Станция была переполнена поездными соста­вами, отходившими постепенно на юг. Во время производившихся маневров и вследствие умы­шленно неправильного перевода стрелки, бронепаровоз бронепоезда «Грозный» сошел с рельс. Командир вспомогательного поезда пору­чик Дизинский сразу принял надлежащие ме­ры, бронепаровоз был снова поставлен на рель­сы, и бронепоезд «Грозный» двинулся в сторону узловой станции Славянск. В тот же день бро­непоезд «Святой Георгий Победоносец» под­держивал у станции Мерефа 1-ый Дроздовский полк, упорно отражавший атаки красных на Мерефу.

Исполняя полученное приказание, бронепо­езд «Желбат 1» отошел поздно вечером 28 ноя­бря последним от станции Харьков Южных же­лезных дорог и двинулся вслед за недавно сформированными легкими бронепоездами «Казак» и «Мстислав Удалой». Командиром бронепоезда «Мстислав Удалой» состоял под­полковник Ергольский. При оставлении Харь­кова были взорваны стрелки станции Харьков-Сортировочная. В ночь на 29 ноября бронепоезд «Грозный» продвигался весьма медленно по направлению к Донецкому бассейну. Его задер­живали шедшие впереди поездные составы. Не­смотря на полученную боевую задачу, броне­поезд был направлен вслед за другими поезда­ми по четному пути, между тем как нечетный путь_ оказался свободным. Во время остановки ночью в поле на хвост бронепоезда наскочил эшелон с пехотой Марковской дивизии, кото­рый вышел из Харькова одним из последних. При столкновении были разбиты несколько ва­гонов. При помощи вспомогательного поезда и рабочего поезда, прибывшего с юга, из Славянска, путь был очищен. Утро 29 ноября прошло в тревожной обстановке, ввиду близости про­тивника. Чины Марковской дивизии оставили свой эшелон и продолжали отступление пешим порядком. Около 14 часов поездные составы по­дошли к разъезду. После долгих переговоров по телефону со станцией Славянск, бронепоезду «Грозный» было разрешено перейти на нечетный путь. В ночь на 30 ноября бронепоезд при­был на станцию Изюм, примерно в 120 верстах к юго-востоку от Харькова. На этой станции стоял штаб корпуса. Командир корпуса, узнав, что бронепоезд «Грозный» имеет боевую зада­чу, приказал ему немедленно следовать дальше на станцию Славянск. Бронепоезд прибыл туда утром 30 ноября и был отправлен дальше, “по линии Славянск — Лозовая, на станцию Барвенково, примерно в 40 верстах к западу, чтобы не загромождать железнодорожного узла стан­ции Славянск. С разрешения Инспектора ар­тиллерии корпуса боевые площадки бронепоез­да «Грозный» были затем посланы в депо стан­ции Славянск для ремонта ходовых частей. В то же время, 29 и 30 ноября, бронепоезд «Свя­той Георгий Победоносец» вел бой у станции Мерефа. Были взорваны мосты к северу и к югу от станции.

Занимавший должность командующего До­бровольческой армией генерал Май-Маевский и его начальник штаба были отчислены от этих должностей в конце ноября 1919 года.

Бронепоезд «Дмитрий Донской» прибыл 3 ноября на узловую станцию Александровск, на весьма важной железнодорожной линии Харь­ков — Севастополь, и действовал совместно с частями Терской казачьей дивизии, освобождая район Александровск — Мелитополь от махнов­цев, которые прервали сообщения с Крымом и отрезали Крымскую группу наших войск. Были получены три новые бронеплощадки усовер­шенствованной системы полковника Голяховского с 3-дюймовыми орудиями во вращающих­ся башнях и одна пулеметная площадка, по­строенная на Юзовском заводе. 7 ноября бро­неплощадка номер 1 бронепоезда «Дмитрий Донской» отправилась под командой подпору­чика Ларионова на узловую станцию Федоровка, где находились передовые части Терской ка­зачьей дивизии. Приняв там десант из 20 каза­ков, бронеплощадка номер 1 вошла вечером на станцию Мелитополь. Махновцы были прогна­ны со станции, и связь с Крымской группой на­ших войск таким образом восстановлена. 21 но­ября бронепоезд «Дмитрий Донской» перешел на станцию Большой Токмак, примерно в 40 верстах к востоку от станции Федоровка. После этого, до конца ноября, происходили выезды отдельных бронеплощадок бронепоезда для ох­раны железнодорожных линий. Бронеплощадка номер 1 выезжала через узловые станции Фе­доровка и Александровск к Кичкасскому мосту, на расстояние около 135 верст. Бронеплощадка номер 2 выезжала через узловую станцию Вер­хний Токмак до Бердянска, находящегося в 110 верстах. Бронеплощадка номер 3 охраняла станцию Большой Токмак.

Директива штаба Южного фронта от 27 ок­тября предписывала советской 12-ой армии за­нять к западу от Днепра — Киев, а к востоку от Днепра — Нежин. Это привело в ноябре 1919 года к боям на Киевском направлении, где лег­кий бронепоезд «Доблесть Витязя» задержи­вал наступление противника, постепенно отхо­дя по железнодорожной линии Киев — Полта­ва, от станции Яготин, находящейся примерно в 95 верстах от Киева, до станции Дарница, в 15 верстах от Киева. В направлении на Нежин действовал легкий бронепоезд «Баян», участ­вуя в оборонительных боях совместно с частя­ми Олонецкого и Белозерского пехотных пол­ков. На ?том же направлении бронепоезд «До­блесть Витязя» вел бой с красными у станции Бровары, примерно в 30 верстах к востоку от Киева. Наконец, бронепоезд «Доблесть Витя­зя» выезжал также на позицию к станции Ирпень, примерно в 20 верстах к северо-западу от Киева, и к станции Боярка, примерно в 20 вер­стах к юго-западу от Киева.

11 ноября тяжелый бронепоезд «Богатырь» отправился на Киевское направление из Таган­рога. Боевая часть его состояла из одного 5-дюймового английского орудия и одного 6-дюй­мового орудия системы Кане. Имелось также 6 пулеметов. Получив по телеграфу приказание Начальника бронепоездных дивизионов, легкий бронепоезд «Доброволец» после капитального ремонта в Кременчуге двигался к Киеву по же­лезнодорожным линиям вдоль западного берега Днепра. Когда бронепоезд прибыл на станцию Ракитно, примерно в 120 верстах от Киева (счи­тая по линии железной дороги), то оказалось, что узловая станция Фастов, к юго-западу от Киева, занята повстанцами. Путь к Киеву был таким образом прегражден. Не получая точных указаний, бронепоезд «Доброволец» отошел тогда на узловую станцию Бобринская, то есть примерно на 140 верст обратно по только что пройденному пути. На станции Бобринская бы­ло получено по телеграфу приказание команди­ра 2-го армейского корпуса о том, чтобы бро­непоезд отправился на узловую станцию Христиновка для установления связи с частями 5-ой пехотной дивизии. Затем бронепоезду на­длежало пройти дальше, на станцию Липовец, и поступить в распоряжение начальника 5-ой пе­хотной дивизии. 5 ноября бронепоезде Доброво­лец» прибыл на станцию Липовец, пройдя око­ло 250 верст. Начальник 5-ой пехотной дивизии приказал бронепоезду произвести разведку на Казатинском направлении. 7 ноября, после ис­правления поврежденного пути и небольших мостов, бронепоезд прибыл на узловую станцию Казатин, на важной железнодорожной линии Киев — Одесса, выдвинувшись таким образом на 90 верст из района расположения наших

войск. На этом участке противник не был встре­чен. В то время как бронепоезд «Доброволец» стоял на станции Казатин, там было получено по телефону сообщение о том, что с соседней в сторону Киева станции Чернорудка вышел на Казатин за дровами состав базы бронепоезда повстанцев под названием «Великий Луг». Ког­да этот состав подошел, бронепоезд «Доброво­лец» открыл по нему огонь, и повстанцы разбе­жались. В тот же день бронепоезд «Доброво­лец» вернулся на станцию Липовец и привез туда захваченный состав повстанческой базы. Через два дня, 9 ноября, бронепоезд «Доброво­лец» снова пришел на станцию Казатин вместе со штабом 5-ой дивизии и пехотными частями, посаженными в вагоны. Вечером бронепоезд по­лучил приказание отправиться на разведку к станции Бердичев, примерно в 25 верстах к се­веру от станции Казатин. Для разведки был принят на бронепоезд десант от Симферополь­ского офицерского полка. На рассвете 10 ноября бронепоезд подошел ко входным стрелкам стан­ции Бердичев. Не доезжая до них, была бесшу­мно снята застава красных с пулеметом. Однако затем на станции заметили приближение бро­непоезда, и там началось волнение. Бронепоезд «Доброволец» открыл огонь по станции из ору­дий и пулеметов. Стоявший между составами бронепоезд противника «Лейтенант Шмидт» не был сразу замечен и ему удалось уйти по на­правлению к узловой станции Ровно. Оправив­шись от первоначального замешательства, не­приятельская пехота открыла по бронепоезду сильный пулеметный и ружейный огонь. Бро­непоезд и десант отвечали своим огнем. Пробыв на станции Бердичев около четырех часов и за­хватив военную добычу, бронепоезд «Доброво­лец» возвратился на станцию Казатин. На сле­дующий день бронепоезд снова вел перестрелку у станции Бердичев.

13 ноября бронепоезд «Доброволец» отпра­вился на разведку в направлении на узловую станцию Фастов. Близ станции Попельня, при­мерно в 50 верстах от Казатина, бронепоезд «Доброволец» вступил в бой с тремя бронепо­ездами противника. Один блиндированный де­ревянный поезд сгорел от наших снарядов, а два других были повреждены. Тогда против­ник пустил на бронепоезд «Доброволец» в ка­честве брандера состав из 38 груженых вагонов. Однако этот состав удалось остановить, а затем он был уведен в целости в расположение на­ших войск.

На крайнем западном фланге Добровольче­ской армии продолжалось продвижение легко­го бронепоезда «Коршун». После коротких пе­рестрелок с бронепоездами петлюровцев броне­поезд «Коршун» около 10 ноября занял узло­вую станцию Жмеринка. На станции было мно­го пустых, покрытых снегом поездных составов. Станционных служащих почти не было. По все­му району станции, на платформах и на путях лежали тела людей, умерших от сыпного тифа. Среди них были солдаты-петлюровцы и просто беженцы. Некоторые были засыпаны снегом или золой от печей. Никто не хотел убирать мертвых, и по ним даже ходили. Дважды по но­чам через станцию Жмеринка прошли поезда со стороны Киева. Бронепоезд «Коршун» и прибывшие вслед за ним немногочисленные ча­сти Симферопольского полка этому не препят­ствовали. Не было возможности разобраться без помощи железнодорожных служащих в слож­ной сети путей большой узловой станции. 14 ноября бронепоезд «Коршун» получил прика­зание двигаться дальше к северо-западу, на станцию Проскуров. На следующий день были встречены два бронепоезда петлюровцев, кото­рые охраняли участок с разобранными желез­нодорожными путями. При приближении броне­поезда «Коршун» эти два бронепоезда против­ника отошли и стали за пределами дальности артиллерийского огня. Была начата починка пу­ти, и пришлось заночевать на месте этой рабо­ты. 16 ноября бронепоезд «Коршун» двинулся дальше и подошел к станции Проскуров, при­мерно в 95 верстах к северо-западу от станции Жмеринка. Вся станция Проскуров, начиная от входа в нее, была заполнена составами пасса­жирских и товарных поездов. Между ними сто­яли в беспорядке отдельные вагоны, груженые и пустые. На двух путях рядом стояли петлю­ровские бронепоезда: «Верный сын Украины» и «Хортица». Они были брошены своими ко­мандами и горели. Когда бронепоезд «Коршун» остановился, то справа и слева от станции поя­вились редкие цепи курсантов советских воен­ных училищ. Они пытались наступать, но бы­ли отогнаны пулеметными огнем с бронепоезда. Далеко за станцией, в сторону станции Волочиск, уходили последние эшелоны петлюров­цев. Бронепоезд «Коршун» открыл по ним ар­тиллерийский огонь, но вскоре прекратил стрельбу из-за плохой видимости. Остатки пе­хотных частей петлюровцев отошли пешим по­рядком в северном направлении, к станции Староконстантинов. Прибывшая вслед, за бронепо­ездом «Коршун» рота Симферопольского пол­ка начала занимать станцию. Однако раньше ее прибытия сбежалась из города толпа и на­чала грабить брошенное петлюровцами имуще­ство, — военное, казенное и частное.

17 ноября бронепоезд «Коршун» вернулся на станцию Жмеринка, а оттуда был вызван на узловую станцию Казатин. После 20 ноября в районе Казатина были постепенно сосредоточе­ны шесть бронепоездов: «Непобедимый», «Бо­гатырь «Коршун», «Генерал Марков», «Пластун» и «Новороссия». Бронепоезд «Не­победимый» получил две новые бронеплощад­ки с 6-дюймовыми орудиями и прибыл из Се­вастополя через узловую станцию Бобринская.

Бронепоезд «Богатырь» подошел к станции Казатин со стороны станции Фастов. На этом участке погиб около 22 ноября недавно сфор­мированный наш бронепоезд «Ураган», Ново­российского нештатного дивизиона. В конце но­ября на бронепоезд «Богатырь» поступил же­лезнодорожный служащий со станции Бердичев. Он бежал оттуда, так как подлежал аресту и расстрелу. Желая освободить свою семью, ос­тавшуюся в Бердичеве, и отомстить красным, он находился на бронепоезде «Богатырь» во время всех боевых выездов к Бердичеву. На наблюдательном пункте бронепоезда бывший железнодорожный служащий точно указывал места батарей красных, здания советских уч­реждений, пункты водоснабжения паровозов. Благодаря этому обстрел Бердичева нашими бронепоездами происходил со значительным ус­пехом. В это время были получены сведения о том, как погиб от несчастного случая полков­ник Журавский, командир бронепоезда «Ново­россия». Бронепоезд возвращался с фронта к своей базе, а по соседнему пути шел навстречу, в сторону фронта, вспомогательный поезд. Пол­ковник Журавский хотел сказать что-то коман­диру вспомогательного поезда, открыл для это­го дверь бронепаровоза и высунулся. Командир вспомогательного поезда тоже стоял на своем паровозе у открытой им двери. Эта дверь паро­воза вспомогательного поезда задела за дверь бронепаровоза. Дверь резко захлопнулась, и го­лова полковника Журавского была раздавлена.

С 23 ноября легкий бронепоезд «Доброволец» был отозван в Киев и нес там службу охране­ния около большого моста через Днепр. 27 но­ября в Киеве была закончена постройка боевой части для бронепоезда «Аскольд». По прика­занию начальника группы войск генерала Драгомирова этот бронепоезд получил тогда новое название: «Генерал Духонин» и был передан в подчинение командира 3-го бронепоездного дивизиона.

Почти в это же время в другой части фрон­та Добровольческой армии был оставлен наши­ми войсками город Харьков. Развивалось безо­становочно наступление красных в сторону Ро­стова. Между тем группа хорошо вооруженных наших бронепоездов, исполняя полученные приказания, обстреливала город Бердичев, как бы уходя прочь от важнейшего для исхода вой­ны района боев. Такое положение крайне не­благоприятно отразилось на дальнейшей судьбе шести наших бронепоездов. Они находились да­леко к западу (примерно в 130 верстах, считая по прямой линии) от водной преграды реки Днепр. На территории, занятой в то время вой­сками Добровольческой армии, было лишь 5 железнодорожных мостов, по которым наши бронепоезда могли бы отойти на восток от Дне­пра, на присоединение к главной части Добро­вольческой армии или в Крым. К концу ноября 1919 года наступающие советские войска на­ходились не дальше 20 верст от наиболее север­ного моста у Киева. Двум следующим мостам, у городов Черкассы и Кременчуг, тоже угрожали красные. Заняв 1 декабря Полтаву, советские войска оказались на расстоянии около 150 и 100 верст от вышеуказанных мостов, считая по прямой линии. Ниже по течению, район около моста близ Екатеринослава был занят отряда­ми махновцев. Только наиболее южный мост между Кичкасом и Александровском предста­влялся еще сравнительно надежным под охра­ной наших войск. Но этим мостом следовало бы воспользоваться для отхода на восток от Дне­пра в самом спешном порядке. Вместо этого об­стрел бронепоездами города Бердичева, на да­лекой западной окраине, продолжался и после 1 декабря 1919 года.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ

В конце ноября 1919 года генерал Врангель был назначен командующим Добровольческой армией. Он оказался перед крайне трудной, по­чти невыполнимой задачей. Войска правого фланга Добровольческой армии понесли во вре­мя долгого отхода громадные потери и были расстроены. Между тем требовалось остановить наступающие советские войска и в том числе сильную конную армию Буденного. При выходе красных к Ростову и к берегам Азовского моря Вооруженные силы Юга России были бы разре­заны на две части. Для борьбы с конной армией Буденного было начато в двадцатых числах но­ября сосредоточение частей нашей конницы около Купянска. В командование этой конницей вступил 5 декабря генерал Улагай. Однако на­дежды на успех нашей обороны было мало, так как численный перевес красных, наступающих в этой части фронта, был очень значителен: не менее 25.000 человек, в том числе 8.000 кавале­рии, против наших 9.000 человек, в том числе 4.700 сабель.

Надлежало решить вопрос о дальнейшем на­правлении отхода для ядра Добровольческой армии, ее 1-го корпуса. Простейшим, географи­чески, представлялось направление отхода пря­мо на юг, в сторону Крыма, вдоль важной же­лезнодорожной линии Харьков — Севастополь. Если бы по этой линии было направлено и боль­шинство наиболее сильно вооруженных броне­поездов Добровольческой армии, то они могли бы принести громадную пользу при обороне Та­врии и Крыма. Другое направление для отхода — на юго-восток, через Донецкий бассейн к Ро­стову, приводило к необходимости весьма труд­ного флангового марша при натиске с севера ча­стей советской конницы. Главнокомандующий Вооруженными силами Юга России выбрал это, второе, направление для того, чтобы сохранить непосредственную связь с казачьими войсками.

В директиве Главнокомандующего, отданной около 15 декабря, имелось требование возможно дольше удерживать при отходе железнодорож­ные узлы в Донецком бассейне, в частности станции Чистяково, Криничная и Доля, «хотя бы бронепоездами с десантами». При беспоря­дочной эвакуации множества поездных соста­вов, при медленности, задержках и расстрой­стве железнодорожного движения позади фрон­та — слишком долгие арьергардные бои наших бронепоездов создавали для них обстановку ве­личайшей опасности.

Приближение красных к Ростову и посте­пенный отход войск Донской армии создали трудное положение и для частей Кавказской армии, занимавших фронт к северу от Царицы­на. Кавказская армия была в это время ослабле­на перебросками многих ее частей на фронт Добровольческой армии, и поэтому было решено оставить Царицын и отводить войска армии ближе к Кубанской области, вдоль железнодо­рожной линии Царицын — Тихорецкая. 19 де­кабря 1919 года бронепоезда «Генерал Алексе­ев» и «Вперед за Родину» получили приказ об оставлении Царицына. Было приказано разру­шать при отступлении станции, водокачки, мо­сты, телеграфные линии и пути. К вечеру 19 декабря была оставлена станция Гумрак, в 20 верстах к северу от Царицына. 20 декабря бро­непоезд «Вперед за Родину» был послан в рас­поряжение командира 2-ой пластунской брига­ды, которая прикрывала отход частей 4-го Ку­банского корпуса, и прибыл на станцию Кривомузгинская, примерно в 50 верстах к западу от Царицына. Отход для бронепоезда был возмо­жен тогда только через Царицын. Тем не ме­нее бронепоезд «Вперед за Родину» произвел разведку в сторону следующей к западу стан­ции Ляпичев. Ночью бронепоезд успел возвра­титься на станцию Царицын и здесь поступил в подчинение командиру 1-го бронепоездного ди­визиона. 21 декабря, после эвакуации станции Царицын, отхода наших последних частей из города и взрыва станционных сооружений, бро­непоезда «Генерал Алексеев», «Вперед за Ро­дину» и недавно сформированный легкий бро­непоезд «Степной» отошли от Царицына и при­были около 20 час. к станции Ельшанка, на 5 верст южнее. 22 декабря наши бронепоезда про­пустили рано утром последние поезда с ране­ными и грузами и около 10 час. отошли на стан­цию Сарепта, примерно в 25 верстах к югу от Царицына. Там бронепоезда «Генерал Алексе­ев» и «Вперед за Родину» участвовали до ве­чера в упорном арьергардном бою, поддерживая части Сводно-гренадерской дивизии. В это вре­мя бронепоезд «Степной» охранял следующий по направлению на юго-запад разъезд Чапурники. Бронепоезд «Вперед за Родину» и его вспомогательный поезд производили на следу­ющий день, 23 декабря, перевозку по частям 1-ой пластунской бригады на станцию Абганерово, приблизительно в 80 верстах от Царицы­на. На соседней, в сторону Царицына, станции Тингута был оставлен бронепоезд «Степной» с задачей отойти с этой станции лишь на рассве­те, взорвав водокачку. 24 декабря бронепоезда «Генерал Алексеев» и «Вперед за Родину» на­ходились на станции Абганерово. Около 16 ча­сов конница красных, около 300 всадников при двух пулеметах, произвела внезапное нападе­ние на эту станцию. Кроме бронепоездов, на станции Абганерово находились также части 1-ой пластунской бригады, Сводно-гренадер­ской дивизии, дивизионные и корпусные обозы. Неожиданный набег кавалерии вызвал замеша­тельство, и станция вскоре опустела. Начальник Сводно-гренадерской дивизии генерал Чичинадзе был убит. Бронепоезда «Генерал Алексеев» и «Вперед за Родину» открыли огонь. Неприя­тельская конница отошла, и наша пехота воз­вратилась на станцию. Однако красные успели увести до 400 пленных и часть обозов. Бронепо­езд «Вперед за Родину» и его вспомогательный поезд перевезли затем части Сводно-гренадер­ской дивизии на станцию Жутово, в 40 верстах примерно от станции Абганерово. Вечером бро­непоезд получил приказание отправиться неме­дленно к большому железнодорожному мосту через реку Сал. примерно в 220 верстах от Ца­рицына, и охранять этот мост до прохода всех эшелонов и частей Кавказской армии. Затем на­длежало мост уничтожить. В конце декабря 1919 г. бронепоезд «Генерал Алексеев» поддер­живал наши отступающие части на участке около 130 верст между станциями Абганерово и Ремонтная.

Формировавшийся в то время в Таганроге легкий бронепоезд «За Русь Святую» получил там старые бронеплощадки из боевых составов бронепоездов «Витязь» и «Дмитрий Донской». Открытые артиллерийские бронеплощадки де­лали трудными условия службы для команд при морозных зимних ветрах, часто случаю­щихся в степной полосе юго-востока России. 7 декабря 1919 года формирующийся бронепоезд отошел на станцию Батайск к югу от Ростова. В это время командиром бронепоезда «За Русь Святую» состоял капитан Каньшин.

Тяжелый бронепоезд «Единая Россия» на­ходился в ремонте на станции Енакиево в До­нецком бассейне. В ночь на 10 декабря на бро­непоезд было передано через коменданта горо­да Енакиево приказание о спешной эвакуации. Все орудия и бронеплощадки бронепоезда «Единая Россия» были вывезены, и около по­лудня 10 декабря бронепоезд отошел со станции Енакиево на юг. В последующие дни движение по железной дороге было весьма трудным, и долго нельзя было получить точных распоря­жений о том, куда именно должен отходить бронепоезд. Только в Таганроге было получено приказание отправиться в Новороссийск. По при­бытии туда бронеплощадки были поставлены для окончания ремонта на завод «Судосталь». Между тем состав базы бронепоезда, отходив­ший со станции Луганск, не имел возможности пройти на узловую станцию Иловайская. При множестве скопившихся на этой станции поезд­ных составов, она уже не принимала новых по­ездов с севера, и поэтому состав резерва, или базы, бронепоезда «Единая Россия» отошел в Крым.

Команды бронепоездов «Иоанн Калита» и «Москва», вынужденные покинуть свои боевые составы у Льгова 6 ноября, получили вскоре возможность снова участвовать в арьергардных боях наших войск. Одно из орудий тяжелого бронепоезда «Иоанн Калита» находилось в ты­лу, и, кроме него, было получено еще одно 42-линейное орудие. С этим вооружением бронепо­езд «Иоанн Калита» поддерживал в первой по­ловине декабря наши отступающие войска во время боев у станций Краматорская и Константиновка, в Донецком бассейне. Принадлежав­шая бронепоезду «Москва» бронеплощадка с тяжелым орудием находилась на станции Бел­город, и команда могла присоединиться к этой части бронепоезда. За участие в бою у станции Яма в Донецком бассейне, в первой половине декабря, бронепоезд «Москва» получил лич­ную благодарность командира корпуса генерала Кутепова. Затем бронепоезд вел арьергардные бои у станций Соль, Бахмут, Никитовка, Хацепетовка и, по-видимому, вышел из Донецкого бассейна на восток. Это позволило бронепоезду «Москва» отходить к Ростову по более свобод­ной железнодорожной линии Лихая — Ростов. Последние бои бронепоезда на этой линии про­изошли у станций Аксай и Нахичевань, пример­но в 25 и 10 верстах к востоку от Ростова. Бро­непоезду «Москва» удалось после этого отойти по мосту на южный берег реки Дон.

Бронепоезд «Грозный» находился 3 дека­бря на станции Тройчатая, между узловыми станциями -Харьков и Лозовая. Необходимая связь с Дроздовской дивизией еще не была установлена. В этот день полковник Федоров сдал командование бронепоездом капитану Коссовскому. 4 декабря бронепоезд двинулся в сто­рону Харькова, но мог дойти только до станции Борки, приблизительно в 40 верстах к югу от Харькова. На станции находились легкие бро­непоезда «Святой Георгий Победоносец» и «Дроздовец». Удалось установить связь с Дро­здовской дивизией, которая на следующий день 5 декабря начала отходить к станции Борки. После обстрела наступающего неприятеля бро­непоезд «Грозный» перевез в этот день весь Самурский полк на станцию Тройчатая, при­мерно в 30 верстах к югу от станции Борки. С 6 по 9 декабря бронепоезд «Грозный» содейство­вал отходу Дроздовской дивизии, охраняя от­дельные участки железной дороги. Начальник Дроздовской дивизии приказал бронепоезду отойти на станцию Бантышево, в 20 верстах к западу от Славянска. Бронепоезд оставался на станции Бантышево вплоть до 11 декабря.

По приказанию Инспектора артиллерии кор­пуса бронепоезд «Грозный» отправился затем на узловую станцию Бахмут в Донецком бассей­не, где он должен был поступить в распоряже­ние командира нашей конной группы генерала Улагая. 12 декабря вечером бронепоезд прибыл на станцию Бахмут. Но там не удалось устано­вить связь с частями конной группы генерала Улагая. 13 декабря бронепоезд «Грозный» на­ходился с утра на станции Бахмут, по-прежне­му не имея связи со штабом генерала Улагая. После телефонных переговоров со штабом 1-го корпуса, бронепоезд получил приказание пе­рейти на узловую станцию Дебальцево, так как предполагалось, что штаб генерала Улагая при­был в тот район. Двигаясь к станции Дебальце­во, бронепоезд «Грозный» дошел под вечер до узловой станции Никитовка. На этой станции стоял легкий бронепоезд Донской армии «Гене­рал Бакланов». Командир его сообщил, что он уже около трех суток не имеет связи со штабом генерала Улагая, хотя и состоит в его распоря­жении. Полагая, что бронепоезд «Грозный» прибыл для смены его, бронепоезд «Генерал Бакланов» ушел на юг. Состав базы бронепоез­да «Грозный» получил в этот день приказание идти со станции Дебальцево на узловую стан­цию Иловайская. При этом состав базы захва­тил с собой находившиеся на станции Дебальце­во две пулеметные бронеплощадки. Пройдя че­рез узловую станцию Криничная, состав базы в дальнейшем не мог продвинуться дальше стан­ции Иловайская. Повернув поэтому на запад, состав базы бронепоезда «Грозный» с трудом прошел к станции Ясиноватая, а затем через узловые станции Караванная и Волноваха ото­шел в Крым.

Бронепоезд «Орел» прикрывал с 1 по 9 де­кабря отступление наших войск от Полтавы на Константиноград и узловую станцию Лозовая и сдерживал с боями натиск преследующего про­тивника. Затем бронепоезд перешел на станцию Константиновка в Донецком бассейне, в распо­ряжение командира 4-го бронепоездного диви­зиона полковника Селикова. 10 декабря были получены три новые артиллерийские бронепло­щадки системы полковника Голяховского. 15 декабря в районе узловой станции Никитовка встретились тяжелый бронепоезд «Грозный» и легкий бронепоезд «Орел». Продвинувшись утром до станции Роты, к северо-востоку от станции Никитовка, эти бронепоезда не могли установить связи ни с какими нашими частями. Только начальник станции Роты передал запи­ску от одного ротмистра, командира эскадрона в конной группе генерала Улагая. В записке сообщалось, что командир эскадрона оставляет станцию Роты под давлением противника. Бро­непоезд «Орел» выезжал в бой к станции Ма­йорская, к северу от станции Никитовка, чтобы сдерживать наступление красных.

16 декабря бронепоезда «Орел» и «Гроз­ный» доходили до станции Доломит, к северо-востоку от станции Никитовка. Там бронепоез­да встретили Черкесский конный полк, который продолжал свое отступление на юг. В течение дня не было связи ни с какими нашими войска­ми. Около 14 часов бронепоезд «Грозный» ото­шел, по приказанию командира 4-го бронепоезд­ного дивизиона, к станции Горловка. Там было получено переданное из Юзово приказание Ин­спектора артиллерии корпуса — идти на узло­вую станцию Дебальцево для прикрытия отхода Марковской дивизии. Первым двинулся в этом направлении легкий бронепоезд «Орел». Од­нако подойдя около 18 час. к станции Хацепетовка, бронепоезд был встречен артиллерий­ским огнем противника. Были получены сведе­ния, что конница красных обошла эту станцию и идет южнее, к станции Волынцево. Обстре­ляв противника, бронепоезд «Орел» был вы­нужден уходить в южном направлении, к узло­вой станции Криничная. Оттуда он перешел дальше на узловую станцию Иловайская. Перед уходом со станции Горловка тяжелому броне­поезду «Грозный» было необходимо произве­сти маневры. Поэтому состав базы бронепоезда «Орел» успел уйти на восток к станции Де­бальцево, вслед за своей боевой частью, раньше ухода бронепоезда «Грозный». Между тем об­становка на станции Горловка становилась все более тревожной. Стало известно, что красные ведут наступление от станции Бахмут. С этой стороны, с севера, слышалась сильная артилле­рийская и пулеметная стрельба. На станцию Горловка прибыл легкий бронепоезд «Слава Офицеру» с задачей жечь цистерны с нефтью и взрывать мосты, после чего этот бронепоезд должен был отходить на юг, к станции Кринич­ная. Выяснилось, что в направлении на восток, по линии Горловка — Дебальцево, существует связь лишь с ближайшей станцией Государев Байрак. Когда бронепоезд «Грозный» прибли­зился к станции Государев Байрак, командир бронепоезда включился для выяснения обста­новки в телеграфную линию и подслушал пе­реговоры станций Хацепетовка и Горловка. По­следняя была, очевидно, уже занята красными, как и первая. Кто-то из красных передал по проводу: «Поймали двух». Вскоре был встре­чен состав базы бронепоезд «Орел». Пройдя несколько верст за станцию Государев Байрак, состав базы должен был остановиться перед участком пути с разобранными рельсами и дви­нулся обратно на запад. Так как красные уже вели наступление на станцию Государев Бай­рак с востока, то командир бронепоезда «Гроз­ный» решил вернуться к станции Горловка, чтобы пробиться через нее для отхода на юг, к узловой станции Криничная. Бронепаровоз, шедший до этого «толкачем» в хвосте состава бронепоезда, оказался теперь впереди состава. Со станции Горловка красные пустили навстре­чу бронепоезду брандер-паровоз. Он двигался под уклон с большой скоростью и наскочил на бронепаровоз бронепоезда «Грозный». При столкновении бронепаровоз стал как бы «на ды­бы», несколько вагонов и цистерн сошли с рельс. Батарея противника начала обстреливать место крушения. Разведчики, посланные к стан­ции Горловка, были тоже встречены пулемет­ным огнем. На холмах к северу от железнодо­рожного полотна появилась неприятельская ка­валерия. Ввиду неизбежности оставления бро­непоезда стоявшие еще на рельсах вагоны с бронеплощадкой 6-дюймового орудия были от­цеплены. Команда бронепоезда вынула стреля­ющее приспособление и сняла пулеметы. Затем боевой состав бронепоезда «Грозный» был пу­щен на состав базы бронепоезда «Орел», сто­явший под уклоном. Сваленные с пути цистер­ны были подожжены. После этого команда бро­непоезда «Грозный» и находившаяся на базе часть команды бронепоезда «Орел» двинулись на юг пешим порядком. Им пришлось идти в те­чение всей ночи при сильном морозе. Когда прибыли наконец на станцию Криничная, то оказалось, что у многих офицеров и солдат от­морожены уши и пальцы рук и ног. Чины бро­непоезда «Орел» присоединились к боевой ча­сти своего бронепоезда на станции Иловайская. На этой станции бронепоезд «Орел» получил приказание отправиться в восточном направле­нии, на станцию Чистяково, для поддержки ча­стей Марковской дивизии. До рассвета 19 дека­бря бронепоезд прибыл на станцию Чистяково, где принял больного начальника дивизии гене­рала Тимановского и затем вернулся на стан­цию Иловайская.

Несколько наших бронепоездов постепенно отходили по железнодорожной линии Харьков — Севастополь. Находившийся на охране же­лезнодорожного участка Нижнедевицк — Синельниково легкий бронепоезд «Слава Кубани» сначала попытался пройти через Донецкий бас­сейн к Ростову. Однако это не удалось. На стан­ции Авдеевка к боевому составу бронепоезда «Слава Кубани» была прицеплена бронеплощадка с двумя зенитными орудиями образца 1914 года. Она была предназначена для вновь формируемого бронепоезда «Олег» и согласно рапорту офицеров, сопровождавших означен­ную бронеплощадку, сдана бронепоезду «Слава Кубани». Легкий бронепоезд «Волк» совмест­но с легким бронепоездом «Генерал Шифнер-Маркевич» охранял железнодорожные линии на правом и левом берегу Днепра, от станции Пятихатки до станций Синельниково и Александровск. После этого бронепоезд «Волк» ото­шел в Крым. Легкий бронепоезд «Дмитрий Дон­ской» отошел в Крым из района станции Боль­шой Токмак в Северной Таврии, прикрывая на­ши отступающие части.

Легкий бронепоезд «Святой Георгий Победо­носец» отходил с 6 по 11 декабря по линии Харьков — Севастополь на участке от станции Беспаловка до станции Лозовая, протяжением около 80 верст, поддерживая наши отступаю­щие войска совместно с недавно сформирован­ным бронепоездом «Кавалерист». 12 и 13 дека­бря эти бронепоезда вели арьергардный бой у станции Павлоград, примерно на 55 верст юж­нее станции Лозовая. 15 декабря бронепоезд «Святой Георгий Победоносец» отошел на уз­ловую станцию Синельниково” и около 25 дека­бря прибыл в Крым.

Легкий бронепоезд «Желбат 1» продвигался после оставления Харькова через узловые стан­ции Лозовая — Синельниково — Чаплино до станции Рутченково, на западном краю Донец­кого бассейна. Идя в хвосте отходящих эшело­нов, бронепоезд задерживал противника, пор­тя железнодорожное полотно, и разрушал со­оружения, часто оставляя станции уже под ог­нем преследующих красных. Со станции Рут­ченково бронепоезд «Желбат 1» произвел но­чью нападение на узловую станцию Юзово, ко­торая была внезапно занята неприятелем нака­нуне. Красные были выбиты со станции, а все брошенные паровозы, пути и сооружения были взорваны. При этом бронепоезд «Желбат 1» захватил одну бронеплощадку бронепоезда «Слава Офицеру», которая шла из ремонта в составе эшелона, доставшегося красным. Затем бронепоезд «Желбат 1» вернулся на станцию Рутченково и отошел в Крым.

4 декабря 1919 года после упорных боев на­ступающие советские войска заняли Киев. Вскоре после этого наши войска Киевской и Но­вороссийской областей были подчинены одно­му начальнику — генералу Шиллингу, штаб которого находился в Одессе. В оборонительных боях у Киева приняли участие наши легкие бронепоезда «Витязь», «Доблесть Витязя» и «Генерал Духонин». 2 декабря бронепоезд «Ге­нерал Духонин» находился около большого же­лезнодорожного моста через Днепр. На следу­ющий день 3 декабря бронепоезд «Генерал Ду­хонин» по приказанию начальника боевого участка командира 16-го стрелкового полка пол­ковника Удовиченко перешел на пост Волын­ский, к западу от Киева. 4 декабря у поста Во­лынского произошел бой наших бронепоездов «Витязь», «Доблесть Витязя» и «Генерал Ду­хонин» против двух советских бронепоездов. Нашим огнем бронепоезда противника были принуждены отойти. Затем наши бронепоезда I обстреливали цепи пехоты красных, которые Приближались к предместьям Киева. 5 декабря,

после оставления Киева, бронепоезда «Доблесть Витязь», «Баян» и «Генерал Духонин» нахо­дились у станции Боярка, примерно в 20 верс­тах к юго-западу от Киева. Оттуда бронепоезд «Генерал Духонин» был вызван на узловую станцию Фастов для сопровождения поезда ге­нерала Драгомирова и эшелонов интендантства.

Начиная с 6 декабря, бронепоезд «Баян» прикрывал отступление наших войск, постепен­но отходя по железнодорожной линии от узло­вой станции Фастов до узловой станции Цветково. Бронепоезд действовал самостоятельно, без связи с нашими пехотными частями, которые уходили в эшелонах иногда на расстоянии до 100 верст в тылу бронепоезда. По той же ли­нии отходил в сторону станции Цветково и бронепоезд «Доблесть Витязя», задерживав­ший преследование красных.

Между тем два наших тяжелых бронепоезда и не менее трех легких бронепоездов продолжа­ли находиться в начале декабря около Берди­чева, примерно в 130 верстах к западу от Киева. 2 и 3 декабря производилась усиленная бомбар­дировка Бердичева тяжелыми бронепоездами «Богатырь» и «Непобедимый», в то время как наши легкие бронепоезда часто выдвигались на близкое расстояние к станции Бердичев и не да­вали советским бронепоездам возможности вы­ходить навстречу дальше стрелок пассажир­ской станции. В один из этих дней по «тому же пути шли все три бронепоезда 5-го дивизиона: впереди тяжелый бронепоезд «Непобедимый», а за ним легкие бронепоезда «Коршун» и «Ге­нерал Марков». Бронепоезд «Непобедимый» открыл огонь из 6-дюймовых орудий с расстоя­ния около 5 верст, главным образом по вокза­лу на окраине города. Со стороны неприятеля не было замечено стрельбы тяжелых орудий. К этому времени прибыли в район Бердичева на­ши части 14-ой пехотной дивизии, Симферо­польского офицерского полка и пехотная часть из галичан. Среди команд наших бронепоездов распространился слух о том, что военные дей­ствия у Бердичева вызваны главным образом решением наказать этот город. В 1917 году гене­ралы Деникин и Марков были арестованы в Бердичеве за свое стремление помочь генералу Корнилову. Арестованных генералов вели под конвоем на вокзал по улицам города. Находив­шаяся под влиянием большевиков толпа вся­чески их оскорбляла и им угрожала. Теперь, че­рез два с лишним года, обитатели города дол­жны были понести наказание в виде артилле­рийского обстрела. 4 декабря обстрел Бердиче­ва был весьма действителен. По словам бежав­ших из города жителей, красные начали эва­куацию и даже увезли часть своей артиллерии. Если бы наши пехотные части предприняли ре­шительное наступление, то город вероятно был бы взят. Однако назначенная атака наших войск не состоялась. Вечером было получено известие о взятии советскими войсками Киева.

Легкий бронепоезд «Доброволец» охранял в начале декабря участок железной дороги Ки­ев — Фастов, а после занятия красными Киева начал отходить в сторону узловой станции Ка­затин. Когда бронепоезд подходил к станции Кожанка, на одной из бронеплощадок произо­шел взрыв. Был ранен один офицер. Около 10 декабря несколько наших бронепоездов нахо­дились на узловой станции Казатин, примерно в 140 верстах к юго-западу от Киева и в 25 вер­стах к юго-востоку от Бердичева. Бронепоезд «Доброволец» выезжал в течение нескольких дней на разведку в сторону Бердичева, в то время как происходила эвакуация станции Ка­затин. Вероятно, с целью прикрыть эту эвакуа­цию были отправлены для нападения на стан­цию Бердичев легкие бронепоезда «Коршун» и «Новороссия». В раннее туманное утро эти бронепоезда незаметно подошли к станции Бер­дичев и стали около виадука, прикрываясь на­сыпью, в ожидании прибытия нашей пехотной части, которая по выработанному плану долж­на была содействовать бронепоездам. Выясни­лось, что на станции Бердичев стоят два совет­ских бронепоезда. До 14 часов наша пехота не прибыла, и никаких известий о ней не было. Командиры бронепоездов «Коршун» и «Ново­россия» решили отходить под прикрытием ту­мана к станции Казатин. Однако, когда парово­зы задымили, то красные открыли по ним ча­стый огонь. Место остановки за виадуком было, по-видимому, пристреляно, и первые же снаря­ды разорвались в непосредственной близости от бронепоезда «Новороссия», на котором двое чи­нов команды были ранены. Бронепоезд «Ново­россия» двинулся скорым ходом назад. Броне­поезд «Коршун» в это же время двинулся впе­ред, чтобы оттеснить бронепоезда противника и обеспечить себе потом свободный отход. Когда контрольная площадка, орудийная бронеплощадка и пулеметная бронеплощадка бронепоез­да «Коршун» вышли из-под виадука, между паровозом и тендером взорвалась мина. Крас­ные произвели взрыв при помощи индуктора. Паровоз, тендер и задняя орудийная бронепло­щадка частью колес сошли с рельс, передняя же часть бронепоезда осталась на рельсах. Взрывом сорвало часть брони и оторвало тендер от паровоза, который стал сильно парить. Несмо­тря на трудное положение, переднее орудие и пулеметы бронепоезда «Коршун» открыли ча­стый огонь по неприятелю. Советские бронепо­езда вскоре отошли и скрылись за городскими домами. Бронепоезд «Коршун» в свою очередь пристрелял железнодорожное полотно перед со­бой, на насыпи были установлены пулеметы, и команда неподвижного теперь бронепоезда из­готовилась к обороне, в надежде на помощь со стороны каких-либо наших войск. Примерно через час был замечен далеко в поле кавале­рийский разъезд в австрийской форме. Не­сколько человек из состава команды бронепо­езда поспешили к нему навстречу, приглашая знаками подъехать. Оказалось, что разъезд вхо­дит в состав так называемого галицийского кор­пуса под командой генерала Митякина, который перешел в начале декабря на сторону Добро­вольческой армии. Начальник разъезда сооб­щил, что для бронепоезда уже выслано прикры­тие. Ночью прибыл ремонтный поезд инженера Рашевского. Сошедшая с рельс часть бронепо­езда «Коршун» была поставлена на рельсы, поврежденный путь починен, и боевой состав бро­непоезда отведен на станцию Казатин.

Перед оставлением станции Казатин тяже­лый бронепоезд «Непобедимый» отправился на узловую станцию Знаменка, в распоряжение ге­нерала Слащева, для участия в военных дей­ствиях около Екатеринослава. Тяжелый броне­поезд «Богатырь» отошел по линии Киев — Одесса и находился около 10 декабря на узло­вой станции Жмеринка, приблизительно в 100 верстах к юго-западу от станции Казатин. Лег­кий бронепоезд «Доброволец» получил на стан­ции Казатин бронеплощадку с двумя орудиями из боевого состава петлюровского бронепоезда «Хортица». Около 15 декабря бронепоезд «До­броволец» также прибыл на станцию Жмерин­ка. Затем бронепоезда: «Богатырь» и «Добро­волец» отошли на узловую станцию Вапнярка, на расстоянии около 285 верст к северу от Одес­сы.

(Продолжение следует)

Анд. Алекс. Власов

© ВОЕННАЯ БЫЛЬ


Голосовать
ЕдиницаДвойкаТройкаЧетверкаПятерка (Не оценивали)
Loading ... Loading ...



Девчурка

Девчурка

devchurka.ru

полезная информация

Похожие статьи:

Добавить отзыв