Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Thursday June 29th 2017

Номера журнала

О бронепоездах Добровольческой армии (Окончание). – Анд. Алек. Власов.



Глава тридцать четвертая

Превосходные силы советских армий пере­шли 26 октября 1920 года в новое наступление с целью вторгнуться в Крым. Атаки красных позволили им овладеть северной частью на­ших позиций на Перекопском перешейке в первый же день наступления. На следующий день 27 октября наши войска были оттеснены на последние Юшуньские позиции, защищав­шие Крым с северо-запада. Постройка летом 1920 года короткой железнодорожной ветки от узловой станции Джанкой на северо-запад к Юшуни, около 50 верст длиной, должна была позволить нашим бронепоездам принять уча­стие в оборонительном бою у Юшуни. Но по­сле упорных боев в течение нескольких меся­цев в Северной Таврии бронепоездов оказа­лось уже мало и вооружение их было недоста­точно сильным.

Бронепоезд «Святой Георгий Победоносец» нес службу сторожевого охранения на Юшунь­ской ветке в течение около двух недель до 26 октября. Бронепоезд «Дмитрий Донской» при­был 26 октября к Юшуньской позиции под командой полковника Подопригора и вел бой против наступающих красных совместно с ча­стями Марковской и Дроздовской дивизий. На рассвете 27 октября бронепоезд «Святой Геор­гий Победоносец» отошел к Армянску, север­нее Юшуни, уже занятому противником. Там бронепоезд оказался среди наступающих ча­стей кавалерии красных. Эта кавалерия, под­держанная артиллерийским огнем и бронеав­томобилями, атаковала бронепоезд несколькими лавами, окружив его со всех сторон. Бро­непоезд «Святой Георгий Победоносец» пора­жал неприятеля пулеметным и картечным ог­нем в упор. Красные несли большие потери, но все-таки не прекращали своих атак. Не­приятельский разъезд попытался взорвать же­лезнодорожное полотно на пути отхода броне­поезда. Но метким пулеметным огнем с броне­поезда разъезд был целиком истреблен. В это время бронепоезд «Святой Георгий Победоно­сец» попал под обстрел советской батареи. Попаданием снаряда в паровоз бронепоезда был поврежден его котел и были контужены один офицер и механик. С затухающим паро­возом бронепоезд «Святой Георгий Победоно­сец» двигался назад, не прекращая боя с ба­тареями и конницей красных. На северных стрелках разъезда подбитый паровоз затух. До наступления темноты бронепоезд, не имея воз­можности маневрировать, все-таки отбрасывал своим огнем подходивших красных. Вечером исправный паровоз отвел боевой состав броне­поезда на станцию Юшунь. Во время боя 27 октября на бронепоезде «Дмитрий Донской» было разбито головное орудие. Из состава его команды был ранен один офицер и убит воль­ноопределяющийся.

28 октября бронепоезд «Святой Георгий По­бедоносец» вышел на позицию с небронирован­ным паровозом. Красные вели наступление большими силами, заняли две линии окопов и преследовали наши отступающие части. Бро­непоезд внезапно врезался в густые цепи крас­ных и расстреливал их пулеметным и картеч­ным огнем с дистанции до 50 шагов. Красные осыпали наш бронепоезд пулями и с небыва­лым упорством бросались на него в атаку. На­конец, понеся очень большие потери, против­ник не выдержал и стал отходить. Бронепоезд «Святой Георгий Победоносец» преследовал неприятеля. Благодаря этому наша пехота пе­решла в контратаку. Между тем продвинувший­ся вперед бронепоезд был снова атакован све­жими силами неприятельской пехоты. Цепь красных залегла у полотна железной дороги. Здесь неприятельскими пулями были ранены 4 солдата команды бронепоезда и механика, а также перебит единственный исправный ин­жектор паровоза. Вследствие этого подача воды в котел паровоза прекратилась. Броне­поезд «Святой Георгий Победоносец» все же отбросил своим огнем цепи красных, нанеся им большие потери. После прибытия к цепям на­шей пехоты бронеавтомобиля «Гундоровец», бронепоезд отошел на станцию Юшунь с поту­хающим паровозом.

Между тем стало известно о том, что крас­ные подготовляют вторжение в Крым других своих войск с северо-востока, вдоль главной линии железной дороги, проложенной по дам­бе близ станции Сиваш. Тяжелый бронепоезд «Единая Россия» находился 28 октября у Сивашского моста, на участке 134-го пехотного Феодосийского полка, и вел перестрелку с не­приятелем. Легкий бронепоезд «Офицер» прибыл в утро того же дня на узловую стан­цию Джанкой. По приказанию начальника шта­ба 1-го корпуса бронепоезд отправился оттуда на станцию Таганаш, примерно в 20 верстах от станции Джанкой, для участия в обороне Сивашских позиций.

29 октября в 9 часов бронепоезд «Офицер» вышел на Сивашскую дамбу в составе одной бронеплощадки с двумя 3-дюймовыми орудия­ми, одной площадки с 75-милиметровым ору­дием и небронированного паровоза. Несмотря на огонь стоявших укрыто на противополож­ном берегу батарей неприятеля, бронепоезд «Офицер» двинулся к мосту. Когда бронепо­езд был в расстоянии около 150 сажен от мос­та, под его второй предохранительной пло­щадкой взорвался фугас. Взрывом был вы­рван кусок рельсы около 2 футов длиной. По инерции через взорванное место прошла одна бронеплощадка и тендер паровоза. Остановив­шийся бронепоезд «Офицер» картечью и пу­леметным огнем частью перебил, частью разо­гнал красных, находившихся у взорванного моста. Затем бронепоезд открыл огонь по по­зициям неприятельской артиллерии, продол­жавшей его обстреливать. Несмотря на по­вреждение пути, бронепоезд «Офицер» благо­получно вернулся к нашим окопам. Там бро­непоезд оставался до 13 часов, передвигаясь под огнем легких и тяжелых неприятельских ору­дий. После этого, по приказанию начальни­ка группы бронепоездов полковника Лебедева бронепоезд «Офицер» отошел на станцию Та­ганаш. В это время красным удалось про­рваться по Чонгарскому полуострову, и они вели наступление с востока, в обход станции Таганаш. Бронепоезд обстреливал колонны противника, наступавшие со стороны селения Абаз-кирк. Огнем наших бронепоездов (в том числе — тяжелого бронепоезда «Единая Рос­сия»), а также позиционной и полевой артил­лерии, красные, атаковавшие большими сила­ми, были остановлены к вечеру южнее селе­ния Тюп-Джанкой. До темноты бронепоезд «Офицер» оставался на станции Таганаш.

После 18 часов 29 октября бронепоезд «Офи­цер» спешно вышел снова к Сивашской дам­бе по приказанию начальника группы броне­поездов полковника Лебедева, ввиду создав­шегося там тяжелого положения. Были по­лучены сведения, что красными заняты без выстрела атакой, произведенной в темноте, — 4-я позиционная батарея, помещавшаяся в траншеях для обороны дамбы, а также и ли­ния наших окопов. Части Феодосийского пе­хотного полка, занимавшие этот участок, ото­шли по направлению к станции Таганаш. На­ступавшая ночь была особенно темной: в де­сяти шагах нельзя было различить фигуру человека. Поэтому командовавший бронепо­ездом «Офицер» капитан Лабович выслал вперед трех нижних чинов с фонарем для осмотра пути. Выйдя на линию окопов и не обнаружив противника, бронепоезд «Офицер» обстрелял, однако, дамбу и прилегающую ме­стность, оставленную нашей пехотой. После этого бронепоезд «Офицер» отъехал назад и связался с начальником группы бронепоездов полковником Лебедевым, находившимся на станции Таганаш. Ему было доложено о по­ложении. У железнодорожной будки нашли в это время солдата Феодосийского полка, ча­сти которого раньше занимали окопы. Этот солдат показал, что он видел двух неприя­тельских пехотинцев матросского полка. Чи­сленность прорвавшегося противника он ука­зать не мог. Начальник группы бронепоез­дов полковник Лебедев приказал капитану Лабовичу отойти назад и встретить тяжелый бронепоезд «Единая Россия», которому сооб­щить обстановку. После встречи бронепоезда «Офицер» и «Единая Россия» двинулись вперед в полной темноте с задачей занять пози­цию при входе на Сивашскую дамбу. Ввиду боевой обстановки сигнальные огни не были зажжены. После того как бронепоезда медлен­но прошли около 2 верст, были встречены от­ходившие части Феодосийского пехотного пол­ка, во главе с командиром этого полка. Ко­мандир полка переговорил с командовавши­ми нашими бронепоездами капитаном Лабовичем (бронепоезд «Офицер») и полковником Окушко (бронепоезд «Единая Россия») и ре­шил снова занять на берегу Сиваша свои остав­ленные окопы. Для этого он хотел наступать цепями справа и слева от полотна железной до­роги. Бронепоезда должны были идти в цент­ре боевого порядка, поддерживая наступление. Бронепоезд «Единая Россия» шел позади бро­непоезда «Офицер» на расстоянии около 100 сажен. Не доезжая саженей 200 до линии наших передовых окопов, капитан Лабович остановил бронепоезд «Офицер», так как по­лучил предупреждение от проходившего в это время по полотну железной дороги офицера Феодосийского полка. Этот офицер предупре­дил, что красные, по-видимому, готовятся по­дорвать путь, так как были слышны удары кирки по рельсам. Приняв меры предосто­рожности, бронепоезд «Офицер» стал мед­ленно отходить, чтобы обнаружить место под­копа. Внезапно раздался сзади взрыв, про­исшедший под предохранительными площад­ками следовавшего вторым бронепоезда «Еди­ная Россия». Силою взрыва две предохрани­тельные площадки были подброшены в воз­дух. Бронепоезд «Единая Россия» был от­брошен назад по рельсам, отошел и остано­вился на расстоянии около полуверсты. В образовавшуюся от взрыва яму провалилась задняя площадка с 75-милиметровым оруди­ем бронепоезда «Офицер», который не успел затормозить. Бронепоезд остановился. Тогда, при полной темноте, красные открыли огонь из семи пулеметов, стоявших главным обра­зом с левой стороны полотна. Бронепоезд «Единая Россия» также подвергся обстрелу. Вви­ду темноты, с наших бронепоездов не было видно, что делала наша пехота. Впоследствии, только у станции Таганаш, были встречены от­дельные чины Феодосийского пехотного полка. Бронепоезд «Единая Россия» открыл орудий­ный огонь в сторону неприятеля. На броне­поезде «Офицер» два орудия не могли стре­лять: заднее 75-милиметровое орудие не мог­ло стрелять из-за наклонного положения бое­вой площадки, провалившейся в яму, а у сред­него 3-дюймового орудия не было достаточного количества номеров — артиллеристов. Таким образом бронепоезд «Офицер» открыл огонь только из одного головного 3-дюймового орудия и всех пулеметов. Тогда же командующий бро­непоездом «Офицер» капитан Лабович послал одного офицера к бронепоезду «Единая Рос­сия», чтобы сообщить о случившемся. С про­валившейся боевой площадки и с паровоза бы­ли вынесены раненые. Пулеметным огнем бро­непоезда красные были сначала отбиты. Но через некоторое время они возобновили атаку на бронепоезд «Офицер» и подошли к нему почти вплотную. С криками «ура» красные обстреливали боевой состав бронепоезда и ме­тали ручные гранаты. Когда неприятель ата­ковал в третий раз, пулеметные ленты на бронепоезде «Офицер» были израсходованы. Тогда командующий бронепоездом капитан Ла­бович приказал головному орудию капитана Д. Д. Иванова*), при котором оставались три артиллериста, задерживать противника, стре­ляя «на картечь». Два офицера и помощник механика были тяжело ранены. Тяжело ранен­ного капитана Соколова не удалось вынести. Большая часть команды с ранеными вышла из боевого состава и стала отходить в сторону бронепоезда «Единая Россия». Противник, ве­роятно, понес большие потери и на несколько минут скрылся в темноте. Воспользовавшись этим, командующий бронепоездом с чинами ко­манды, остававшимся при нем, покинули бое­вой состав бронепоезда. Вскоре красные с кри­ками «ура» заняли покинутый боевой состав. Капитан Лабович и два офицера шли послед­ними. Вдруг из темноты показалась совсем близко пулеметная тачанка. Когда ее окликну­ли, оказалось, что в тачанке сидят красные. Между тем бронепоезд «Единая Россия» на­чал медленно идти вперед, чтобы в темноте не наскочить на взорванные предохранительные платформы. Когда была встречена отступаю­щая команда бронепоезда «Офицер», ее погру­зили на боевой состав бронепоезда «Единая Россия». После этого бронепоезд отошел на стан­цию Таганаш. Там начальник группы броне­поездов полковник Лебедев сначала приказал бронепоезду «Единая Россия» вернуться к боевому составу бронепоезда «Офицер» и по­пытаться вывезти его материальную часть. Однако после доклада командующего броне­поездом полковника Окушко это приказание было отменено. Бронепоезд «Единая Россия» получил приказание прикрывать отход наших войск и оставаться на станции Таганаш до ее эвакуации. Команда бронепоезда «Офицер» с ранеными присоединилась к своему резер­ву также на станции Таганаш.

В тот же день 29 октября находившиеся на Юшуньской ветке бронепоезда «Дмитрий Дон­ской» и «Святой Георгий Победоносец» всту­пили в бой с наступающими советскими ча­стями с 7 часов и сдерживали продвижение противника со стороны Карповой Балки. Около полудня бронепоезд «Дмитрий Донской» был подбит. Его бронеплощадки были настолько повреждены, что он не мог продолжать боя и отошел в сторону узловой станции Джанкой. Бронепоезд «Святой Георгий Победоносец» ос­тался один. Однако ему удалось задержи­вать противника своим огнем до тех пор, по­ка наши отступающие войска вышли на боль­шую Симферопольскую дорогу. Затем броне­поезд «Святой Георгий Победоносец» отошел на станцию Юшунь и с этой станции отражал атаки кавалерии красных, которая пыталась начать преследование наших частей. Совет­ские войска долго не могли войти в селение Юшунь и были задержаны бронепоездом «Святой Георгий Победоносец» на несколь­ко часов. При отходе бронепоезда сошла с рельс одна его предохранительная площадка. Поз­дно вечером примерно в 2 верстах от узловой станции Джанкой произошло столкновение составов наших бронепоездов «Святой Геор­гий Победоносец» и «Дмитрий Донской». Бро­неплощадки при этом не пострадали, а сошли с рельс лишь вагон резерва бронепоезда «Святой Георгий Победоносец» и три вагонамастерские, которые были прицеплены к бро­непоезду «Дмитрий Донской». Вероятно, в ту же ночь тяжелый бронепоезд «Иоанн Кали­та» прошел через станцию Джанкой по же­лезнодорожной линии на Керчь, имея зада­чей прикрывать отход в сторону Керчи ча­стей Донского корпуса. 29 октября была закон­чена спешная починка старых бронеплощадок, принадлежавших бронепоезду «Дмит­рий Донской». Этот боевой состав отправил­ся на фронт из Феодосии под командой ка­питана Делова, также для прикрытия отступаю­щих войск Донского корпуса.

30 октября утром бронепоезд «Святой Геор­гий Победоносец», присоединив к себе одну боевую площадку бронепоезда «Единая Рос­сия», двинулся вместе с резервом со станции Джанкой в сторону Симферополя. Примерно в пяти верстах к югу от Джанкоя состав ре­зерва бронепоезда был брошен, так как ока­залось, что его паровоз не успел получить снаб­жения. Бронепоезд «Единая Россия» оставил станцию Таганаш, к северу от станции Джан­кой, последним. Когда бронепоезд «Единая Рос­сия» подошел к станции Джанкой, ему при­шлось остановиться и ждать починки повреж­денного пути. Бронепоезду «Единая Россия» удалось двинуться дальше, когда часть го­рода Джанкой была уже занята противни­ком. На разъезде к югу от станции Джанкой бронепоезда «Святой Георгий Победоносец» и «Единая Россия» соединились и пошли даль­ше соединенным составом. Около 14 часов бро­непоезда подошли к станции Курман-Кемельчи, в 25 верстах к югу от станции Джанкой. В это время неожиданно появились конные части красных, которые шли со стороны Юшуньской позиции в обход наших отсту­пающих войск. Наши соединенные бронепо­езда открыли огонь по неприятельской кава­лерии, отбросили ее и дали возможность на­шим частям в порядке отходить дальше. При дальнейшем движении к Симферополю сое­диненные бронепоезда «Святой Георгий По­бедоносец» и «Единая Россия» оказались перед препятствием из наваленных на рельсы кам­ней и шпал. По нашим бронепоездам стреля­ла 4-орудийная батарея противника, а совет­ская конница находилась в тысяче шагов от железнодорожного пути. Красные кавале­ристы двинулись в атаку на наши броне­поезда, но были отброшены с потерями. При дальнейшем отходе командам наших бро­непоездов приходилось несколько раз рас­чищать путь от шпал и камней, которые крас­ные успевали набрасывать с целью вызвать крушение. К ночи на станцию Симферополь прибыли бронепоезд «Дмитрий Донской» и со­став резерва бронепоезда «Офицер». Позд­нее пришли на ту же станцию соединенные бронепоезда «Святой Георгий Победоносец» и «Единая Россия». На мосту около Симферо­поля был спущен паровоз.

Команда бронепоезда «Генерал Алексе­ев» выступила 30 октября из Симферополя походным порядком и прибыла в город Бах­чисарай, пройдя около 30 верст. Отступившая в Севастополь команда бронепоезда «Севасто­полец» получила приказание от командира 1-го бронепоездного дивизиона идти в порт для погрузки и была принята на пароход «Сегет».

31 октября в 11 часов бронепоезд «Святой Георгий Победоносец» отошел со станции Симферополь последним. По прибытии на станцию Бахчисарай был спущен на ее север­ных стрелках паровоз. Затем, по приказанию командующего 1-ой армией генерала Кутепова был произведен взрыв железнодорожно­го моста через реку Альма и сожжен мост на шоссе. Ночью было получено приказание отходить в Севастополь для погрузки на суда.

На рассвете 31 октября бронепоезд «Дмит­рий Донской» и состав резерва бронепоезда «Офицер» подошли к станции Севастополь и остановились близ первых пристаней. Даль­ше нельзя было двигаться, так как на поворо­те сошла с рельс боевая площадка бронепо­езда «Дмитрий Донской» и требовалась почин­ка пути. Между тем были получены сведения, что у соседней пристани уже производит­ся погрузка войск на пароход «Саратов». На этот пароход была принята команда бронепоез­да «Грозный», которая перед посадкой привела в негодность только что полученные из ремон­та два орудия и сбросила в море замки. На том же пароходе находился командир 2-го бро­непоездного дивизиона полковник Баркалов. В 23 часа команда бронепоезда «Офицер», имея при себе стяг бронепоезда, панорамы, при­целы, затворы и шесть пулеметов, погрузи­лась на пароход «Саратов». Команда броне­поезда «Генерал Алексеев», в числе около 70 человек, прибыла в Севастополь поход­ным порядком около 21 часа. В этот вечер не удалось выяснить, на какой именно пароход надлежит грузиться. Поэтому команда броне­поезда «Генерал Алексеев» поместилась для ночлега в брошенном помещении этапного ко­менданта.

1 ноября около 9 часов бронепоезда «Святой Георгий Победоносец» и «Единая Россия» до­шли до Севастополя, в район Килен-бухты. По пути была испорчена материальная часть на бронеплощадках. Около 10 часов было произ­ведено крушение для того, чтобы составы бронепоездов не достались в целом виде не­приятелю. Боевые составы бронепоездов «Свя­той Георгий Победоносец» и «Единая Россия» были пущены возможно быстрым ходом на­встречу друг другу. Команда бронепоезда «Свя­той Георгий Победоносец» с шестью пулеме­тами погрузилась на пароход «Бештау». Ко­манда бронепоезда «Единая Россия», прибыв­шая на боевой части, была также погружена на пароход «Бештау». Часть команды, нахо­дившаяся в составе резерва, была погружена раньше на пароход «Херсон».

Команда бронепоезда «Генерал Алексеев», дошедшая до Севастополя накануне походным порядком, прибыла в 8 часов 1 ноября на Граф­скую пристань. Там от штаба, еще находив­шегося в здании гостиницы «Кист», было получено распоряжение грузиться на линей­ный корабль «Генерал Алексеев». Однако по наведенным в порту справкам оказалось, что линейный корабль уже ушел в Феодосию. Около полудня было получено новое распоря­жение: грузиться на миноносец «Цериго», ко­торый стоял против Графской пристани. На миноносец были перевезены частными лодка­ми около 25 человек из состава команды бро­непоезда «Генерал Алексеев». После этого миноносец «Цериго» был выведен на буксире на внешний рейд. Остальная часть команды бронепоезда «Генерал Алексеев», не успевшая погрузиться, прибегла к помощи частных ло­док. Эти лодки вывозили чинов команды на внешний рейд, где их принимали на разные су­да.

Тяжелый бронепоезд «Иоанн Калита» при­был 1 ноября в Керчь, прикрывая шедшую в арьергарде Донского корпуса бригаду под ко­мандой генерала Фицхелаурова. Так как не было разрешено взорвать боевой состав бро­непоезда, то его материальная часть была при­ведена в негодность без взрыва. В ночь на 2 ноября 1920 года команда бронепоезда «Иоанн Калита» была погружена на «Маяк номер 5-ый». Бронепоезд «Дмитрий Донской» при­был 2 ноября в Керчь, где уже находился бро­непоезд «Волк». Команды этих двух броне­поездов сняли замки с орудий и испортили материальную часть на боевых площадках, после чего были погружены на суда.

Заключение

Прогремели последние выстрелы войны белых против красных. Ушли в Черное море пароходы с офицерами и солдатами Добро­вольческой армии. И на необъятных простран­ствах Юга России, вдоль всех железнодорож­ных линий остались могилы. Могилы тех, ко­торые пали в неравной борьбе.

Их похоронили не одинаково. Одних хо­ронили торжественно: с отданием воинских почестей, с оркестром музыки, игравшим похо­ронный марш, с венками из цветов, в присут­ствии тысячной толпы. Других хоронили по­спешно: на кладбище близ бараков для ране­ных и сыпно-тифозных больных, соблюдая только самый простой церковный обряд. А некоторых хоронили еще более торопливо, около семафора маленькой разбитой станции, под крестом, наскоро сколоченным из двух тон­ких досок.

И теперь, через пятьдесят лет, никто не придет к этим могилам. Никто не преклонит перед ними голову. Никто не принесет к ним цветов. Только песня ветра в мрачную ночь напомнит, может быть, о людях, которые бы­ли молоды и полны сил и которые отдали Рос­сии самое дорогое, что у них было: свою жизнь.

Но остается еще невещественное и вечное. Со всей Единой России собрались Офи­церы, чтобы по призыву Генерала Алек­сеева идти в бой Вперед за Родину. Им не суждено было дожить до победы. Но со­вершенные подвиги от этого не менее прекрас­ны. Ими создана неувядаемая слава.

Анд. Алек. Власов.

_________________
*) В порядке исключения начальные буквы имени и отчества капитана Д. Д. Иванова приведены потому, что на бронепоездах служили несколько его однофамильцев.

Эмблема команд бронепездов?

© ВОЕННАЯ БЫЛЬ


Голосовать
ЕдиницаДвойкаТройкаЧетверкаПятерка (1 votes, average: 4.00 out of 5)
Loading ... Loading ...




Похожие статьи:

Добавить отзыв