Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Thursday June 29th 2017

Номера журнала

О бронепоездах Добровольческой армии (Продолжение, №110). – Анд. Алекс. Власов



На восточном направлении бронепоезд «Офицер» подошел 5 июня после починки пути к станции Светлодолинская, примерно в 15 верстах от станции Федоровка. Не доходя до станции Светлодолинская, была обнаруже­на вполне исправная бронеплощадка с 6-дюй­мовой гаубицей, брошенная красными. На бро­неплощадке имелся запас снарядов. Она вхо­дила в состав неприятельского бронепоезда «Армии советской Латвии» (захваченного на­ми накануне) и сошла с рельс, наскочив на взорванный нашей кавалерией путь. По ис­правлении пути бронепоезд «Офицер» вывез неприятельскую бронеплощадку, прошел стан­цию Светлодолинская и примерно в 5 верстах от нее приблизился к окраине немецкой коло­нии Шенау. Там оказался отряд советской пе­хоты, расположившийся поблизости от желез­нодорожного полотна. Приняв наш бронепоезд за свой, красные были застигнуты врасплох. Им было предложено сдаться. Ближайшие к броне­поезду около пятидесяти пехотинцев сдали свои винтовки и один пулемет. Другие стояли сначала в нерешительности. Но увлекаемые своими комиссарами, эти неприятельские пе­хотинцы стали убегать и скрываться во ржи. По группе конных красных бронепоезд «Офи­цер» открыл пулеметный огонь, и они ускака­ли. Продвинувшись затем дальше, бронепоезд «Офицер «обстреливал части противника, от­ступавшие к следующей станции Большой Токмак. Бронепоезд не мог дойти до этой станции из-за взорванного железнодорожного моста. В ближайшие после этого дни наши наступаю­щие войска продвинулись до станции Стульнево, в 60, примерно верстах к востоку от станции Федоровка. 10 июня бронепоезд «Офицер» при­крывал работы по починке железнодорожного моста в нескольких верстах к востоку от стан­ции Стульнево. Боевой частью бронепоезда ко­мандовал в этот день штабс-капитан Симмот. В 17 часов бронепоезд «Офицер» отошел вмес­те с ремонтным поездом на станцию Стульне­во по спешному вызову командира бригады 13-ой пехотной дивизии. Разведчики от роты Брестского пехотного полка, занимавшей стан­цию, донесли о приближении с востока кон­ницы красных с батареей. Тогда бронепоезд «Офицер» пошел навстречу противнику и по­пал под огонь двух орудий, стоявших на от­крытой позиции. После артиллерийской пере­стрелки одно неприятельское орудие было под­бито снарядом с бронепоезда, а другое орудие снялось с позиции и отошло. Отогнав тогда своим огнем и конницу красных, бронепоезд «Офицер» вернулся на станцию Стульнево для доклада командиру бригады. В это время отшедшее орудие противника стало на закры­тую позицию и повело пристрелку железнодо­рожного полотна на том месте, где раньше стоял бронепоезд. Начальник боевого участка гене­рал Стошинский приказал бронепоезду ото­гнать и второе орудие красных, хотя уже на­ступил вечер. Исполняя полученное приказа­ние, бронепоезд «Офицер» подошел к своей прежней позиции. Тотчас же неприятельское орудие открыло огонь с закрытой позиции на дистанции в 3 версты по пристрелянному уча­стку. Бронепоезду пришлось маневрировать, ввиду меткости обстрела. Когда он медленно двигался назад, обстреливая противника, не­приятельский снаряд попал в рельсу рядом с орудийной бронеплощадкой номер 4. Из-за не­исправности тормоза не удалось остановить бронепоезд сразу. Орудийная бронеплощадка сошла с рельс, сцепилась буферами с пулемет­ной площадкой и стащила с рельс также и ее. На рельсах остались: паровоз, бронеплощадка с двумя орудиями и две предохранительные платформы. Но не было возможности отцепить эту часть боевого состава своими средствами, так как буфера и сцепки сильно заели. При движении с целью порвать фаркоп можно бы­ло ожидать еще большего крушения. На фронте не было тогда нашей артиллерии, которая мог­ла бы обстреливать противника. Ввиду создав­шегося тяжелого положения командовавший бронепоездом «Офицер» штабс-капитан Сим­мот приказал снять стреляющие приспособле­ния, прицелы, панорамы и пулеметы и отошел с частью команды на станцию Стульнево. В это время другая часть команды осталась в по­луверсте от покинутого боевого состава, чтобы пулеметным и ружейным огнем не позволять красным захватить его. Затем подошли наши подкрепления. 5-я рота Брестского пехотного полка, две сотни нашей конницы и команда бронепоезда заняли позицию вблизи от потер­певшего крушение бронепоезда. В 3 часа 11 ию­ня прибыл ремонтный поезд, но не приступил к работе из-за недостатка технических средств и рабочих рук и ждал рассвета. Утром 11 июня красные открыли сильный артиллерий­ский и ружейный огонь и принудили команду бронепоезда отойти. При этом был смертельно ранен командир пулеметного взвода бронепо­езда «Офицер «поручик Новицкий. Отступив на полверсты, команда бронепоезда залегла и продолжала не подпускать противника к боево­му составу. В 13 часов батальон Брестского полка перешел в наступление и потеснил крас­ных, которые прекратили свой артиллерийский огонь. Ремонтный поезд начал постройку обвод­ного пути для вывоза бронепаровоза и броне­площадки с двумя орудиями. Около 20 часов команда бронепоезда «Офицер» получила при­казание отступать вместе с батальоном Брест­ского полка, ввиду прорыва конницы красных на нашем правом фланге. Под сильным пуле­метным огнем команда бронепоезда отошла на станцию Стульнево. Однако в 23 часа пере­шли в наступление части соседней Донской кон­ной дивизии, отбросили противника и восста­новили положение. 12 июня была закончена постройка обводного пути по насыпи высотой в полтора аршина. Бронепаровоз и бронепло­щадка с двумя орудиями были вывезены, пос­ле чего команда бронепоезда «Офицер» от­правилась с ними на станцию Светлодолинская, где стояла «база» бронепоезда.

13 июня бронепоезд «Офицер» и прибыв­ший с другого направления тяжелый броне­поезд «Единая Россия» выходили за станцию Большой Токмак, примерно в 40 верстах от станции Федоровка, и обстреливали неприяте­ля, находившегося на буграх к северу от же­лезной дороги. Прибывший в тот же день из резерва легкий бронепоезд «Святой Георгий Победоносец» прошел дальше на станцию Сту­льнево, приблизительно в 20 верстах к восто­ку от станции Большой Токмак. На обводном пути поблизости от станции Стульнево орудий­ная бронеплощадка, пулеметная бронеплощадка и паровоз бронепоезда «Святой Георгий Побе­доносец» сошли с рельс. Подошедший вспо­могательный поезд приступил к их подъему. Для этой работы потребовалось около 8 часов. 14 июня бронепоезд «Святой Георгий Победо­носец» прикрывал между станциями Большой Токмак и Стульнево фланг Донской дивизии, а затем вел бой с советской пехотой, которая наступала к станции Стульнево. В тот же рай­он прибыл с северного направления тяжелый бронепоезд «Иоанн Калита» в составе двух боевых площадок с тяжелыми орудиями.

На северном направлении наступление на­ших войск, после взятия узловой станции Фе­доровка, было поддержано сначала тяжелым бронепоездом «Единая Россия». Он содейство­вал частям 34-ой пехотной дивизии 7 июня при взятии станции Пришиб, на расстоянии около 20 верст к северу от станции Федоровка. При­мерно в то же время командиром бронепоезда «Единая Россия» был назначен полковник Окушко. 11 июня легкие бронепоезда «Дмит­рий Донской» и «Волк» приняли участие в бою близ станции Чокрак, примерно в 15 вер­стах к северу от станции Пришиб, совместно с частями 135-го пехотного Керчь Еникальского полка. Пехота и кавалерия красных были выбиты из селения Васильевка, находившегося около железной дороги. В этот же день произо­шло несчастье на тяжелом бронепоезде «Иоанн Калита «, прибывшем на позицию у станции Чокрак. Входившая перед тем в состав бронепо­езда «Иоанн Калита» бронеплощадка с 5-дюй­мовым английским орудием была отправлена в ремонт в Севастополь. Ввиду экстренного тре­бования отправить означенное орудие на фронт, ремонт был закончен слишком поспешно и не была произведена полагающаяся пробная стре­льба. Когда бронепоезд «Иоанн Калита» дол­жен был 11 июня открыть огонь у станции Чок­рак, то при первом выстреле 5-дюймового ору­дия из него вырвало стреляющее приспособ­ление. Воспламенились приготовленные для дальнейшей стрельбы 9 зарядов. (В этой систе­ме орудий снаряды и заряды вкладывались в ствол орудия отдельно). Стреляющим приспо­соблением была перебита нога канонира Поля­кова. Воспламенившимся порохом он был си­льно обожжен и умер на следующий день, не приходя в сознание. Канонир Косарев был то­же сильно обожжен. У него вытекли глаза и обгорело все тело. Не потеряв сознания, он умолял о том, чтобы его пристрелили. Это бы­ло исполнено одним из офицеров бронепоезда. Еще 4 нижних чина получили тяжелые ожо­ги. С большими трудностями удалось потушить пожар на боевой площадке, между тем как не­приятельские батареи и бронепоезда усилили обстрел бронепоезда «Иоанн Калита». 13 июня было заменено стреляющее приспособление в 5-дюймовом орудии, и бронепоезд отправился через узловую станцию Федоровка на восточ­ное направление. 14 июня легкие бронепоезда «Дмитрий Донской» и «Волк» поддерживали в бою у селения Васильевка части 34-ой пехот­ной дивизии. Огнем бронепоезда «Дмитрий Донской» был подбит паровоз бронепоезда красных, вследствие чего отошли и другие не­приятельские бронепоезда. Бронепоезд «Дмит­рий Донской также перебил своим огнем почти всю прислугу и лошадей 3-орудийной батареи красных. По свидетельству начальника 34-ой пехотной дивизии генерала Теплова, этим бро­непоезд оказал решающее содействие выпол­нению нашей боевой задачи.

Команды трех бронепоездов, еще не полу­чивших в то время своих бронеплощадок, долж­ны были оставаться в тылу. Команда бронепо­езда «Генерал Алексеев «продолжала оста­ваться на станции Бахчисарай, примерно в 45 верстах от Севастополя. Отряды из состава ко­манды, посылавшиеся в отдельные села, иног­да захватывали так называемых «зеленых». Наиболее важные преступники доставлялись в город Бахчисарай, где заседал военно-полевой

суд. Менее важные преступники и дезертиры подвергались телесному наказанию на месте. Надлежало также выезжать на помощь нашим караулам в случае нападения на железнодо­рожные мосты. Команда бронепоезда «Севастополец» находилась на станции Бельбек, при­мерно в 25 верстах от Севастополя, и участво­вала в боевых действиях против «зеленых». В бою против них 23 мая были убиты из состава команды бронепоезда подпоручик Наркусский и один нижний чин. 30 человек из состава ко­манды при четырех пулеметах были откоман­дированы позднее в Бахчисарай, в распоряже­ние начальника гарнизона, командира лейб-гвардии Атаманского полка генерала Хрипунова. Команда бронепоезда «Грозный» перешла в город Севастополь и была включена в состав его гарнизона. Она стала нести гарнизонную службу и выполняла некоторые наряды на ра­боты, в частности — производила разгрузку снарядов в Килен бухте. Постройка боевых площадок для бронепоезда «Грозный» происхо­дила весьма медленно из-за частых забасто­вок на заводе и недостатка рабочих рук.

Глава тридцать первая

К середине июня 1920 года, после успешного наступления в Северную Таврию наши войс­ка были развернуты на широком фронте про­тяжением до 180 верст. Фронт шел от района к западу от Бердянска, на Азовском море, до станции Попово, примерно в 60 верстах к се­веру от Мелитополя, и дальше — вдоль берёга Днепра, до его устья. Вопрос о продовольствии для армии и населения был таким образом разрешен. Но на занятой территории не было достаточных резервов и пополнений для то­го, чтобы продолжать без остановки наступ­ление с далекими целями. Между тем со­ветское командование подготовило маневр си­льной конной группы. 15 июня советский кон­ный корпус под командой Жлобы, числен­ностью до 7.500 чел. кавалерии и 6.000 чел. пе­хоты, усиленный еще другими конными частя­ми, атаковал близ узловой станции Верхнетокмак части 3-ей Донской дивизии. После упор­ного боя конный корпус Жлобы стал продви­гаться с востока на запад, в сторону Мелито­поля. Совершая главным образом ночные пе­реходы, войска корпуса Жлобы достигли к 20 июня района к югу от станции Большой Токмак, продвинувшись вглубь нашего распо­ложения примерно на 50 верст.

На восточном направлении от узловой стан­ции Федоровка бронепоезд «Офицер» находил­ся 16 июня на станции Стульнево, примерно в 20 верстах к западу от узловой станции Верхнетокмак. Бронепоезд снял стрелки и разобрал путь у семафора станции и здесь подвергся нападению неприятельского аэроплана, кото­рый сбросил три бомбы. Эти бомбы не при­чинили бронепоезду вреда. Затем были об­наружены колонны и обозы красных к юго-востоку от станции Стульнево. Приблизив­шийся к станции разъезд противника был от­брошен огнем с бронепоезда. В 18 часов бронепоезд «Офицер» погрузил батальон Бре­стского пехотного полка и отошел примерно на 5 верст к западу. Батареи красных оказались там вблизи от железной дороги, и бронепоезд вел с ними перестрелку до наступления темно­ты. 17 июня утром бронепоезд «Офицер» дви­нулся со станции Большой Токмак в сторону станции Стульнёво совместно с ремонтным по­ездом, чтобы снять 3-дюймовое орудие с бро­неплощадки, потерпевшей крушение 10 июня. Был обнаружен неприятельский бронепоезд, ко­торый открыл огонь, но отошел после пер­вых ответных выстрелов бронепоезда «Офи­цер». После успешного снятия орудия бро­непоезд «Офицер» оставался некоторое время на станции Стульнево, которую начал обстре­ливать из 6-дюймового орудия неприятельский тяжелый бронепоезд. Снаряды противника не причинили вреда бронепоезду «Офицер». Ре­зерв бронепоезда оставался на станции Свет­лодолинская, на которую кавалерия красных из состава корпуса Жлобы произвела внезап­ное нападение на рассвете 18 июня. Вероятно, в этот день или накануне на станцию Светло­долинская прибыл с северного направления тя­желый бронепоезд «Единая Россия». Во время боя у станции Светлодолинская на бронепоезде «Единая Россия» был убит поручик Харитонович. Неприятельская кавалерия была от­брошена с помощью частей Корниловской ди­визии.

20 июня главные силы конного корпуса Жлобы были охвачены с трех сторон в рай­оне к югу от станции Большой Токмак наши­ми войсками 2-ой и 3-ей Донских дивизий, Корниловской дивизии и Дроздовской дивизии. Наши войска перешли в наступление рано ут­ром 20 июня. Бронепоезд «Святой Георгий По­бедоносец» находился в это время на стан­ции Большой Токмак. При приближении не­приятельской кавалерии бронепоезд вышел со станции навстречу противнику и отбросил красных своим огнем. Неприятельская кон­ница изменила направление и стала поспеш­но отходить на восток, параллельно линии же­лезной дороги. Бронепоезд «Святой Георгий Победоносец» преследовал кавалерию огнем из орудий и пулеметов вплоть до станции Стуль­нево и нанес красным большие потери. Затем другая группа неприятельской кавалерии, шед­шая наперерез железнодорожного пути, окру­жила бронепоезд «Святой Георгий Победоно­сец». Бронепоезд открыл по окружавшим его красным огонь в упор из пулеметов и из орудий «на картечь». Под жестоким обстрелом с бронепоезда эта группа неприятельской кава­лерии не могла прорваться к северу от желез­ной дороги и поскакала в сторону. Бронепо­езд «Святой Георгий Победоносец» обстрелял при этом неприятельский взвод артиллерии и бронеавтомобиль, которые пытались поддер­живать свою кавалерию. Орудия противника поспешно снялись с позиции, и бронеавтомо­биль быстро ушел. Третью группу неприя­тельской кавалерии преследовали наши кон­ные части генерала Морозова. Бронепоезд «Святой Георгий Победоносец» принял участие в преследовании, обстреливая скачущие кон­ные части красных, и снова подошел к стан­ции Стульнево. В южном направлении от этой станции были во время боя ясно видны раз­рывы от выстрелов наших батарей, усиленно обстреливавших противника при его попытках пробиться на юг. За день боя бронепоездом «Святой Георгий Победоносец» были взяты 18 пленных.

В тот же день 20 июня тяжелый бронепоезд «Иоанн Калита» находился также на участ­ке Большой Токмак — Стульнево, протяже­нием около 20 верст, поддерживая около стан­ции Большой Токмак части нашей 13-ой пехот­ной дивизии. Боевая площадка с 6-дюймовым орудием бронепоезда «Иоанн Калита» была поставлена за семафором станции. Нашему тяжелому орудию пришлось вести огонь по стремительно наступающей коннице против­ника с минимальным прицелом в два с поло­виной кабельтова, то есть на дистанции около 200 сажен.С боевой площадки обстреливали не­приятеля и пулеметным огнем. Боевая пло­щадка бронепоезда «Иоанн Калита» с 5-дюй­мовым орудием передвигалась во время всего боя по железнодорожному участку, расстре­ливая красных на малых прицелах. Конный корпус Жлобы потерпел в этот день тяжелое поражение. Нашими войсками были взяты 2.000 пленных и 40 орудий, а также 3.000 коней. Это позволило снабдить конским составом несколь­ко кавалерийских и донских казачьих полков, которые до того были вынуждены действовать в пешем строю.

На следующий день 21 июня советские вой­ска, находившиеся к северу от Большого Токмака, попытались поддержать пострадавший конный корпус Жлобы и перешли в наступле­ние. С утра после артиллерийской подготовки начались атаки красных на расположение час­тей нашей 13-ой пехотной дивизии у окраины города Большой Токмак. Бронепоезд «Святой Георгий Победоносец» задерживал неприятеля своим огнем и помог частям 13-ой пехотной ди­визии отойти к железной дороге. Подошедши­ми частями Дроздовской дивизии противник был выбит из города Большой Токмак. При этом бронепоезд «Святой Георгий Победоносец» обстреливал из пулеметов и из орудий «на кар­течь» окраину города, на которой были вы­ставлены пулеметы красных.

22 июня бронепоезд «Святой Георгий Побе­доносец» двинулся к станции Стульнево и не­ожиданно встретил пехотный полк красных. По­дойдя к цепи противника, находившейся близ железной дороги, бронепоезд своим огнем заста­вил ее отойти. За станцией Стульнево был встречен неприятельский бронепоезд. Броне­поезд «Святой Георгий Победоносец» подошел к нему без выстрела на дистанцию в пол­торы версты и лишь тогда открыл огонь. Со­ветский бронепоезд быстро отошел. Преследо­вать его было невозможно из-за порчи пути. На следующий день 23 июня бронепоезд «Свя­той Георгий Победоносец» снова вступил в бой у станции Стульнево, ведя перестрелку с ба­тареями и бронепоездом красных. После на­ступления темноты бронепоезд «Святой Геор­гий Победоносец» потерпел крушение на взор­ванном красными в ту же ночь пути. Сошли с рельс одна орудийная бронеплощадка и (одним скатом) пулеметная бронеплощадка.

24 июня наши бронепоезда «Офицер», «Свя­той Георгий Победоносец» и «Единая Россия» получили задачу взорвать мост и пути к во­стоку от станции Стульнево. Шедший впереди бронепоезд «Святой Георгий Победоносец» наскочил на фугас, не доезжая одной версты до этой станции. Одна его бронеплощадка сошла с рельс. Позднее нами был сброшен паровоз с це­лью преградить путь бронепоездам красных. После этого бронепоезд «Офицер» подошел в ночь на 25 июня к станции Стульнево и при­крывал работы для подъема контрольных пло­щадок бронепоезда «Святой Георгий Победоно­сец». Затем был исправлен железнодорожный путь в трех местах. В это время части Кор­ниловской дивизии овладели железнодорож­ным мостом и взорвали его, после чего ото­шли на свои прежние позиции. Днем 25 июня бронепоезд «Офицер» подходил ко взорван­ному мосту и вел перестрелку с бронепоез­дами красных, стоявшими по другую сторону этого моста. В конце июня 1920 года наши бро­непоезда «Офицер», «Святой Георгий Победо­носец» и «Единая Россия» оставались в районе станций Большой Токмак и Стульнево, на боевом участке Корниловской дивизии. Ночью один из наших бронепоездов стоял в заста­ве. Бронепоезд «Святой Георгий Победоно­сец» несколько раз стрелял с закрытой пози­ции, как батарея, и помогал таким образом на­шим батареям при отражении неприятельских атак на Большой Токмак. 29 июня бронепоезд «Офицер» стоял вблиз станции Стульнево, в то время как у селения Черниговка шел бой между донскими частями и красными. Ввиду неясности положения бронепоезд «Офицер» огня не открывал.

На северном (считая от узловой станции Фе­доровка) направлении бронепоезд «Дмитрий Донской» поддержал 16 июня две роты 135-го пехотного Керчь-Еникальского полка, которые были окружены кавалерией противника. В этом бою бронепоезд «Дмитрий Донской» получил два попадания в головное орудие и одно по­падание в паровоз. Были убиты два вольно­определяющихся и тяжело ранен командовав­ший в этот день боевой частью бронепоезда капитан Лагутин. После этого боя бронепо­езд «Дмитрий Донской» выезжал в составе толь­ко двух орудийных бронеплощадок и одной пу­леметной бронеплощадки. 19 июня бронепоезда «Дмитрий Донской» и «Волк» прикрывали от­ход нашей пехоты у станции Бурчацк, при­мерно в 30 верстах от станции Федоровка, а 22 июня бронепоезд «Дмитрий Донской» под­держивал части 135-го пехотного Керчь-Ени­кальского полка во время боя у станции При­шиб, примерно в 20 верстах к северу от стан­ции Федоровка, и своим огнем заставил отой­ти бронепоезд красных. После этого наши вой­ска перешли в наступление, и 23 июня произо­шел бой у станции Чокрак, в 15 верстах к северу от станции Пришиб. В этом бою уча­ствовали наши легкие бронепоезда «Дмитрий Донской», «Волк и тяжелые «Единая Россия» и «Иоанн Калита», прибывшие в это время с восточного направления. Станция Чокрак бы­ла взята нашими войсками, и бронепоезда кра­сных принуждены отойти на север, к стан­ции Попово. С 25 июня бронепоезд «Дмит­рий Донской» состоял в распоряжении на­чальника артиллерийского участка Дроздов­ской дивизии и выходил на позицию между станциями Чокрак и Попово.

В начале июля 1920 года 1-ый корпус ге­нерала Кутепова занял обращенный к северо-востоку фронт, примерно в 25 верст между железнодорожными линиями на Верхнетокмак и Александровск. Был образован конный кор­пус из трех дивизий, Но советские войска, к которым продолжали подходить свежие ча­сти, усиливались в смысле численности ско­рее наших войск. Около 5 июля в 13-ой со­ветской армии состояло до 35.000 чел. пехоты и 10.000 чел. конницы. Кроме того, в близ­ком тылу красных собирались части 2-ой кон­ной армии под командой Гая, с численностью до 5.000 чел. кавалерии.

На восточном направлении бронепоезд «Офицер» стоял 1 июля в сторожевом охране­нии, когда был замечен аэроплан, снизивший­ся около железнодорожной будки. Бронепоезд немедленно подошел к будке и выслал часть команды к аэроплану. Оказалось, что это наш аэроплан, у которого испортился мотор. Чины бронепоезда вывезли аэроплан в наше расположение, несмотря на артиллерийский огонь противника. 3 июля бронепоезд «Офи­цер» был спешно вызван к станции Полу­город, примерно в 30 верстах от станции Фе­доровка, ввиду прорыва красных в проме­жутке между частями Корниловской и Дроз­довской дивизий. Днем наши бронепоезда «Офицер» и «Единая Россия» обстреливали селение Мунталь, занятое противником. Вече­ром положение на фронте наших войск бы­ло восстановлено. В ночь на 5 июля броне­поезд «Офицер» двинулся вместе с вспомога­тельным поездом в сторону противника с за­дачей сбросить холодный паровоз для загро­мождения пути, ввиду ожидавшегося наступ­ления красных. Задача была выполнена. Днем 5 июля бронепоезд «Офицер» обнаружил на­ступление пехоты противника силою около полка с большим количеством пулеметных тачанок. Двинувшись на сближение с непри­ятелем, бронепоезд должен был остановиться перед испорченным путем, откуда открыл артиллерийский и пулеметный огонь по пехо­те красных, пытавшейся развернуться в бое­вой порядок. Когда красные отступили, бро­непоезд вернулся на свою прежнюю позицию, под огнем неприятельской батареи, стреляв­шей со стороны станции Стульнево.

Между тем Главнокомандующий поставил генерала Кутепова во главе трех наших кор­пусов, Донского, 1-го армейского и конного, с задачей выделить из этих войск сильную ударную группу для нового короткого наступ­ления. Сосредоточенная близ Большого Токмака наша ударная группа должна была сна­чала наступать на север, чтобы нанести пора­жение Александровской группе красных. Затем часть войск ударной группы должна была дви­нуться на юго-восток и атаковать во фланг и тыл Пологскую и Верхнетокмакскую груп­пы красных. Наступление нашей ударной группы началось 12 июля.

14 июля на рассвете бронепоезд «Офицер» занял позицию у будки, приблизительно в 10 верстах к востоку от станции Большой Ток­мак. Наблюдатели с бронепоезда были выс­ланы вправо и влево от линии железной доро­ги. Утром красные повели наступление на расположение 1-го Корниловского полка. Не­приятельская трехорудийная батарея стала на открытую позицию и открыла частый огонь. Одна из Корниловских батарей была принуж­дена сняться с позиции, понеся большие потери людьми и лошадьми. Как только с левого на­блюдательного пункта заметили открыто стояв­шую неприяетельскую батарею, бронепоезд «Офицер» открыл по ней огонь из трех орудий. Артиллеристы противника поспешно оставили свои орудия. Затем бронепоезд не прекра­щал наблюдения за этими оставленными ору­диями и своими меткими выстрелами не позво­лял противнику их вывезти и даже снять за­творы. Во время боя днем часть советской пе­хоты незаметно подошла к нашему левому наблюдательному пункту, но затем артилле­рийским огнем бронепоезда и стрельбой его пулеметной команды, присоединившейся к це­пи нашей пехоты, противник был отброшен. Когда красные были оттеснены, части Корни­ловского полка вернулись на свои прежние позиции. Советские бронепоезда подошли к станции Стульнево, но были отогнаны огнем тяжелого бронепоезда «Единая Россия».

16 июля бронепоезда «Офицер» и «Единая Россия» находились на позиции к востоку от станции Большой Токмак, когда началось насту­пление красных. В районе, который могли обстреливать наши бронепоезда, неприятель был быстро остановлен их огнем. Вскоре после это­го неприятельские батареи начали обстрел бронепоезда «Офицер», который был прину­жден маневрировать на участке в 100 са­жен между железнодорожной будкой и тяже­лым бронепоездом «Единая Россия». Несмот­ря на свою меткость, артиллерийский огонь красных был в этот день м ало действителен, так как многие неприятельские снаряды не разрывались. На следующий день 17 июля наши бронепоезда «Офицер», «Святой Геор­гий Победоносец» и «Единая Россия» подошли к мосту у станции Стульнево, ввиду начавше­гося успешного наступления войск Донского корпуса. 18 июля части Донского корпуса за­няли узловую станцию Верхнетокмак, пример­но в 20 верстах к востоку от станции Стуль­нево, захватив при наступлении одну броне­площадку советского бронепоезда «Товарищ Троцкий». В бою у станции Верхнетокмак огнем тяжелого бронепоезда «Единая Россия» и легкой донской батареи был подбит неприя­тельский бронепоезд «Большевик». Две бро­неплощадки этого советского бронепоезда бы­ли вывезены бронепоездом «Единая Россия» на станцию Большой Токмак. Под вечер бро­непоезд «Офицер» с помощью присланного паровоза-толкача продвинулся по обводному пу­ти, построенному красными. Уклон этого пу­ти был не одинаковый с западной и восточ­ной стороны. Бронепоезд «Офицер» прошел станцию Верхнетокмак в сторону следующей к востоку станции Бельманка. В два последу­ющие дня вследствие быстрого отступления неприятеля военных действий не было. 21 ию­ля бронепоезд «Офицер» подошел в 9 часов ко входному семафору узловой станции Цареконстантиновка, в 40, примерно верстах к восто­ку от станции Верхнетокмак, и должен был здесь остановиться у разобранного пути. Бронепоезд противника открыл по нему огонь из четырех орудий со станции Цареконстантиновка, Екатерининской железной дороги. После нашего попадания в тендер его паровоза, броне­поезд противника отошел. Но стоявшая укрыто неприятельская батарея начала пристрелку по бронепоезду «Офицер». Он отошел к будке 10-ой версты и оставался там до вечера, уста­новив связь с донскими частями. В течение дня красные вели по бронепоезду «Офицер» ред­кий огонь, однако попаданий не было. В тот же день бронепоезд «Святой Георгий Победо­носец» находился на станции Бельманка, меж­ду станциями Верхнетокмак и Цареконстантиновка, и вел бой с батареей красных. Но­чью бронепоезд перешел на станцию Кирилловка, примерно в 15 верстах к северу от стан­ции Верхнетокмак.

На рассвете 22 июля бронепоезд «Офицер» занял позицию у десятой версты между стан­циями Бельманка и Цареконстантиновка. Ког­да рассеялся утренний туман, бронепоезд под­вергся обстрелу неприятельской батареи, стояв­шей укрыто на окраине слободы Бельманка. Во время этого обстрела был смертельно ра­нен вольноопределяющийся бронепоезда, сни­мавший телефонную линию связи перед дви­жением бронепоезда. Ввиду предполагавшего­ся наступления донских частей, бронепоезд «Офицер вышел днем вперед, остановился у разобранного пути в 2 верстах от станции Ца­реконстантиновка и открыл огонь по неприя­тельскому бронепоезду и по батарее. Постепен­но отходя после этого к станции Бельманка, бро­непоезд «Офицер» оказался снова под обстре­лом и получил попадание гранатой в пулемет­ную башенку на 1-ой орудийной бронеплощад­ке. Осколком разорвавшегося снаряда был ра­нен один офицер. В тот же день утром броне­поезда «Святой Георгий Победоносец» и «Еди­ная Россия» отправились в сопровождении вспомогательного поезда от станции Верхнеток­мак по ветке к узловой станции Пологи, пример­но в 35 верстах к северу от станции Верхнеток­мак. В этом районе действовали части Кор­ниловской и Донской дивизий. После боя с пехотой противника бронепоезд «Святой Геор­гий Победоносец» занял станцию Пологи и взор­вал мост к северо-западу от нее. При обстре­ле станции Пологи бронепоездом противника были ранены два нижних чина из числа ко­манды бронепоезда «Святой Георгий Победо­носец».

23 июля бронепоезд «Офицер» получил за­дачу оттеснить бронепоезда красных от стан­ции Цареконстантиновка для поддержки на­ступления Донской дивизии. На рассвете бро­непоезд подошел к разобранному пути на 5-ой версте, починил повреждения посредством за­мены четырех рельс и вошел на станцию Цареконстантиновка, Екатерининской железной до­роги. За час до прихода бронепоезда «Офи­цер» там были взорваны красными входная стрелка и водонапорная башня. После нового ис­правления пути бронепоезд «Офицер» и подо­шедший тяжелый бронепоезд «Единая Россия» прошли около 5 верст к востоку от станции Цареконстантиновка и обнаружили два броне­поезда противника. Бронепоезд «Офицер» атаковал неприятеля и своим огнем заставил его поспешно отойти. Не было возможности продолжать преследование из-за взорванно­го впереди моста. По возвращении на стан­цию Цареконстантиновка бронепоезд «Офи­цер» получил приказание отходить, разрушив железнодорожный узел и испортив пути на станции Бельманка. До полудня следующего дня 24 июля бронепоездом были сняты и погру­жены: 13 стрелок, 9 рельс и 12 телеграфных столбов. 23 июля наши части начали отход от узловой станции Пологи. Бронепоезд «Святой Георгий Победоносец» взорвал на станции стрелки и ушел последним, вслед за отходом нашей пехоты. При дальнейшем отходе наших войск бронепоезд «Офицер» охранял 26 июля работы вспомогательного поезда номер 2, Мар­ковской инженерной роты, при разборке пу­тей на станции Стульнево.

На северном от узловой станции Федо­ровка направлении действовал в июле месяце 1920 года бронепоезд «Дмитрий Донской». В ночь на 24 июля три советских бронепоезда за­няли станцию Попово, примерно в 45 верстах к северу от станции Федоровка. Бронепоезд «Дмитрий Донской» получил приказание вы­бить неприятеля и вышел еще ночью с бли­жайшей станции Чокрак под командой пору­чика Ассеева. Не доходя двух верст до стан­ции Потово был замечен в темноте силуэт не­приятельского бронепоезда. Бронепоезд «Дмит­рий Донской» тотчас открыл по нему огонь с расстояния около версты. Противник отвечал стрельбой из четырех орудий, но снаряды его не попадали в цель. После четырех минут боя на неприятельском бронепоезде произошел взрыв снарядов. Бронепоезд красных стал по­спешно отходить, Вместо того чтобы пропу­стить на станции этот подбитый бронепоезд в тыл и продолжать бой двумя остальными бронепоездами, красные отвели и эти свои бро­непоезда на следующую станцию Плавни, примерно на 10 верст севернее. Бронепоезд «Дмитрий Донской» занял станцию Попово. Но на следующий день 25 июля начался отход наших частей, и бронепоезд «Дмитрий Дон­ской» прикрывал отступление, передвигаясь на юг. Во второй половине июля на северном на­правлении действовал также тяжелый броне­поезд «Иоанн Калита».

Вдали от районов, где действовали наши бронепоезда, произошло между тем событие, по­влиявшее потом весьма неблагоприятно на исход вооруженной борьбы в Северной Таврии: 25 июля 1920 года красным удалось перепра­виться на левый берег Днепра и занять селение Каховка, напротив Бериславля. Вскоре у Ка­ховки были построены сильные укрепления, и в распоряжении советских войск оказалась предмостная позиция, которую наши войска не смогли отобрать. Считая по прямой линии, от Каховки было только 70 верст до Перекоп­ского перешейка и примерно 100 верст до стан­ций Ново-Алексеевка и Сальково, через кото­рые проходила единственная железная дорога, связывавшая Северную Таврию с Крымом. Так создавалась постоянная угроза для левого флан­га всего расположения наших войск в Северной Таврии.

(Продолжение следует)

Анд. Алекс. Власов

© ВОЕННАЯ БЫЛЬ


Голосовать
ЕдиницаДвойкаТройкаЧетверкаПятерка (Не оценивали)
Loading ... Loading ...




Похожие статьи:

Добавить отзыв