Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Sunday April 23rd 2017

Номера журнала

О бронепоездах Добровольческой армии (Продолжение, №104). – Анд. Алекс. Власов



28 октября бронепоезда «Офицер» и «Ио­анн Калита» выдвинулись со станции Возы, примерно в 50 верстах к северу от Курска, в на­правлении станции Поныри. В 6 верстах от станции Поныри бронепоезда были обстреляны укрыто стоявшей легкой батареей противника. Бронепоезд «Офицер» продолжал двигаться дальше и рассеял пехотную заставу красных у станции Поныри выстрелами из орудий. Затем наши бронепоезда начали отходить под огнем неприятельского 42-линейного орудия, которое оказалось справа от полотна. Вспомогательный поезд номер 2 под командой подпоручика Губа­рева следовал по одной колее с бронепоездами. Он был подбит заградительным артиллерий­ским огнем красных, сошел с рельс и загорелся, преградив нашим бронепоездам обратный путь. Бронепоезда «Офицер» и «Иоанн Калита» оказались отрезанными на небольшом участке в 2-3 версты, в тылу красных. Команда вспомо­гательного поезда номер 2 вынесла из своего горящего состава подрывной матерьял. Против­ник продолжал вести артиллерийский огонь по месту крушения и успел поставить на укры­тую позицию весьма близко к нашим бронепо­ездам два своих легких орудия. Советские раз­ведчики открыли ружейный огонь по команде вспомогательного поезда. В исключительно тя­желых условиях, под непрекращающимся ар­тиллерийским и ружейным обстрелом, команда под руководством подпоручика Губарева в те­чение трех часов строила на промерзшем грун­те переводный путь, чтобы пропустить наши бронепоезда на соседнюю, незагроможденную колею. По окончании работы бронепоезда были проведены на соседнюю колею, расцепленные в своих составах. Это было необходимо вслед­ствие весьма крутого изгиба временного пути. Затем подпоручик Губарев приступил к испра­влению пути, вновь разбитого неприятельскими снарядами. К нему присоединилась под началь­ством подпоручика Сергеева команда вспомо­гательного поезда номер 5, который прибыл на помощь из Курска. Красные вели непрерывный артиллерийский огонь, стремясь окончательно разбить путь в нашем тылу. Работа велась в непосредственной близости к пламени пожара. Несколько человек из команд вспомогательных поездов были обожжены. Около 20 часов тяже­лый бронепоезд «Иоанн Калита» благополуч­но отошел за место пожарища. Противник за­метил движение бронепоезда, ясно видного на фоне горящего состава, усилил артиллерийский

огонь и снова повредил путь. Однако под ру­ководством подпоручика Губарева и подпоручи­ка Сергеева путь был снова восстановлен. В 21 час бронепоезд «Офицер» отошел за загради­тельную полосу, только по счастливой случай­ности не получив повреждений, так как крас­ные успели точно пристреляться и вели частый огонь. Ночью наши бронепоезда вернулись на станцию Курск. На следующий день 29 октя­бря бронепоезд «Офицер» выехал к станции Возы и содействовал отражению атак двух пе­хотных полков красных, пытавшихся вытес­нить части Корниловского полка из района се­ления Архангельское. Подошедший бронепоезд противника был отогнан нашим огнем. Прикры­вая дальнейшее отступление, бронепоезд «Офи­цер» отошел 31 октября на станцию Золотухи­не, примерно в 35 верстах к северу от Курска, и вел там перестрелку с двумя бронепоездами противника. Мост через реку Оскол был нами взорван. Попаданием неприятельского 48-ли­нейного снаряда был подбит паровоз вспомога­тельного поезда номер 5, и бронепоезд «Офи­цер» вывез вспомогательный поезд за пределы обстрела.

Отходивший из района узловой стации Ка­сторная легкий бронепоезд «Генерал Корни­лов» должен был перейти на фронт у Курска. Для этого пришлось продвигаться по кружному пути через узловые станции: Купянск, Белго­род и Ржава, на расстоянии примерно 500 верст. В Харькове было закончено 17 октября форми­рование бронепоезда «Москва», которым ко­мандовал полковник Соллогуб. В боевой части этого бронепоезда были две бронеплощадки с легкими орудиями и одна бронеплощадка с тя­желым орудием. Поэтому бронепоезд «Моск­ва» мог разделяться как бы на два бронепоез­да, когда начальники боевых участков давали одному бронепоезду такие задачи, для выпол­нения которых требовался бы целый дивизион. С 18 октября бронепоезд «Москва» участвовал в боях в районе к востоку от Курска, отходя постепенно через станции Ливны, Мармыжи, Щигры, Охочевка и Отрешково, вплоть до Кур­ска, на расстоянии свыше 150 верст. Бронепоезд «Москва» состоял в распоряжении Инспектора артиллерии 1-го корпуса и считался нештат­ным. На этом основании ему приходилось вы­езжать в бой без вспомогательного поезда. 18 октября прибыл в Харьков нештатный бронепо­езд «Брянский» — дар рабочих Екатеринославского Брянского завода. Нештатный бронепоезд был сформирован в середине сентября приказом генерала Ревишина, командующего северной группой войск Екатеринославского направления. По прибытии же из Екатерино­славского района в Харьков бронепоезд «Брян­ский» был расформирован. Личный состав его был назначен для пополнения команды броне­поезда «Слава Кубани», а боевая часть и ре­зерв распределены между бронепоездами «Сла­ва Кубани» и «Волк». Эти бронепоезда вместе с легким бронепоездом «Генерал Шифнер-Маркевич», сформированным раньше, должны бы­ли составить 10-ый бронепоездной дивизион. Командиром бронепоезда «Слава Кубани» был назначен лейтенант Чижов. Предполагалось, что бронепоезд будет тяжелым. Однако в труд­ных условиях формирования была получена материальная часть легкого бронепоезда, а именно — одна боевая площадка, вооруженная одним 75-милиметровым орудием и четырьмя пулеметами системы Люиса. Вскоре бронепло­щадка была отправлена на станцию Люботин, близ Харькова, где на ней было установлено дополнительно одно 3-дюймовое орудие образца 1902 года. Таким образом, бронепоезд «Слава Кубани» нес в дальнейшем службу легкого бро­непоезда. Формирование легкого бронепоезда «Волк» было начато 14 октября. Командиром его был назначен подпоручик Лагутин. Боевая часть этого бронепоезда состояла из двух ору­дийных бронеплощадок, вооруженных тремя 3-дюймовыми орудиями и одним 75-милиметро­вым орудием, а также одной пулеметной пло­щадки. Имелось 9 пулеметов. Впоследствии чи­сло пулеметов было доведено до 14 и была по­лучена еще одна бронеплощадка с 3-дюймовым орудием образца 1902 года.

В Киеве было закончено около 15 октября сооружение боевой части для бронепоезда «Аскольд». Две бронеплощадки были захвачены у противника в боях под Киевом, а одна была по­строена на заводе Гретера. Вооружение броне­поезда состояло из пяти орудий. На головной площадке было одно 42-линейное орудие и одно 3-дюймовое орудие в башенных установках. На тендере находилось горное орудие. На двух ос­тальных площадках находилось по одному 3-дюймовому орудию, укрытому щитом. Пулеме­ты были установлены в крытых частях броне­площадок. Паровоз был постоянный, брониро­ванный. 20 октября бронепоезд «Аскольд» был спешно вызван на станцию Боярка, примерно в 20 верстах к юго-западу от Киева, для восста­новления железнодорожного пути, разобранно­го повстанцами. После исправления пути броне­поезд должен был восстановить связь с группой наших войск, которая действовала в районе Фастова и была в то время отрезана красными у станции Мотовиловка, примерно в 40 верстах к юго-западу от Киева. Бронепоезд отправился с десантом, состоявшим из 7-ой инженерной роты и взвода от 5-ой роты Киевского офицерско­го полка. Задача была получена после наступле­ния темноты, и поэтому в боевой состав был включен прожектор. Бронепоезд «Аскольд» вышел по неправильному пути, так как пра­вильный путь был разобран и загроможден со­шедшим с рельс поездом недалеко от станции Боярка. Вскоре лучами прожектора была обна­ружена на поле у деревни Боярка цепь повстан­цев. Будучи освещены прожектором, повстанцы частью разбежались. Орудийный и пулеметный огонь бронепоезда и обход флангов цепи нашим десантом рассеял и остальных повстанцев. По­сле этого на бронепоезде «Аскольд» произошел несчастный случай: из-за засорения водомер­ной трубки и недосмотра механика, в трубах котла паровоза были выплавлены пробки. Ког­да же механик начал еще качать воду в котел, то получился прогиб всей системы труб котла. Таким образом паровоз был сожжен. Бронепо­езд не мог идти дальше и был отведен обрат­но в Киев вспомогательным поездом.

По железнодорожной линии Одесса — Киев продвигался в конце октября легкий бронепо­езд «Коршун». Около 28 октября бронепоезд двинулся в наступление на узловую станцию Вапнярка, совместно с ротой Симферопольского офицерского полка. К югу от станции Вапнярка был встречен петлюровский бронепоезд «Пом­ета», который открыл сильный артиллерийский огонь. Бронепоезд «Коршун» остановился око­ло железнодорожной будки, окруженной топо­лями. Началась перестрелка бронепоездов. Не­приятельская граната ударилась в ствол дерева и разорвалась. Осколки осыпали паровоз и тен­дер бронепоезда «Коршун». Командир броне­поезда капитан Магнитский стоял в это время на крыше паровоза, чтобы лучше наблюдать за стрельбой. Два осколка пробили его шинель. Стоявший же на ступеньках тендера офицер связи, поручик Хлебнинский, был смертельно ранен. Часа через два неприятельский бронепо­езд «Помета» начал отходить, и бронепоезд «Коршун» следовал за ним. Около полудня уз­ловая станция Вапнярка была занята. От же­лезнодорожников узнали, что бронепоезд «Пом­ета» и два эшелона пехоты недавно ушли на соседнюю к северу станцию Журавлевка, нахо­дившуюся за лесом, примерно в 10 верстах от станции Вапнярка.. Преследуя противника, бро­непоезд «Коршун» прошел лес, и тогда стали видны уходящие петлюровский бронепоезд «Помета» и эшелоны. После нескольких выстре­лов бронепоезд противника и один из эшело­нов скрылись за станцией Журавлевка и взор­вали за собой путь. Другой эшелон петлюров­цев остался на станции, так как машинист с не­го сбежал. Бронепоезд «Коршун» вошел на станцию Журавлевка и остановился у платфор­мы. По станции бродили петлюровские пехотин­цы, не предпринимая никаких враждебных действий. Через некоторое время к командиру бронепоезда пришел начальник станции и сооб­щил, что солдаты петлюровцы хотят о чем-то просить. Их было примерно 200 человек. Капи­тан Магнитский вызвал представителя этих солдат и узнал от него, что петлюровцы не со­бираются ехать дальше и хотели бы вернуться к себе домой. Им было предложено поступить в Симферопольский полк, в котором был к тому времени значительный некомплект. Желающим было приказано идти с винтовками и патрона­ми по шоссе на Вапнярку и присоединиться там к роте Симферопольского полка. Остальным же петлюровцам было сказано уходить со станции Журавлевка куда им угодно. После этого бро­непоезд «Коршун» отправился обратно на станцию Вапнярка. Когда бронепоезд подходил к этой станции, из леса вышла застава от Сим­феропольского полка, около 10 человек, и сооб­щила, что в отсутствие бронепоезда петлюров­цы напали на роту Симферопольского полка, которая стояла около станции. После короткой перестрелки рота отошла в эшелоне и останови­лась в 2 верстах за станцией Вапнярка. Путь на станции был разобран петлюровцами. Бронепо­езд «Коршун» подошел к станции и открыл огонь из пулеметов. Но так как уже темнело, то командир бронепоезда решил отойти и стать на ночь между станцией Вапнярка и лесом. Кру­гом никого не было, и ночь в поле прошла спо­койно. Ночью чины заставы Симферопольского полка хотели пробраться к своей роте, но по­пали под обстрел и вернулись на бронепоезд. Утром 29 октября сквозь туман было замечено движение поездов через лес. По числу дымков можно было предположить, что идут три пет­люровских бронепоезда. Они, вероятно, почи­нили ночью путь к северу от станции Жура­влевка и хотели внезапно напасть на бронепо­езд «Коршун». Наш бронепоезд вошел в лес и занял закрытую позицию. Вскоре показался шедший впереди других петлюровский броне­поезд «Хортица», и бронепоезд «Коршун» от­крыл по нему огонь. Через несколько минут у бронепоезда «Хортица» было подбито головное орудие. Все петлюровские бронепоезда поспеш­но отошли, а бронепоезд «Коршун» пришел к полудню на станцию Вапнярка и приступил к починке железнодорожного пути. Посланное капитаном Магнитским пополнение из бывших петлюровцев благополучно прибыло и вошло в состав Симферопольского полка. Особенность борьбы с петлюровцами и их бронепоездами со­стояла в том, что каждый день вдоль железно­дорожного пути медленно шли многочисленные группы так называемых «мешочников». Одни шли в Крым за солью, а другие возвращались в сторону Киева, в районе которого соли не хва­тало. От них можно было получать сведения о петлюровцах, но «мешочники», вероятно, осве­домляли и петлюровцев о бронепоездах и частях Добровольческой армии.

На обширных пространствах вокруг Екатеринослава продолжалась в конце октября борь­ба с махновцами. Все больше говорили о «вну­треннем фронте», на который командование Добровольческой армии посылало войска, сни­мая их с главного фронта, где шло в это время наступление советских армий. 24 октября бро­непоезд «Дмитрий Донской» получил приказа­ние поддержать отряд Государственной стражи при наступлении на Екатеринослав. Боевой ча­стью бронепоезда командовал в этот день капи­тан Герасимов. Он отправился в сторону вок­зала Екатеринослава на бронеплощадке с 75-милиметровым орудием еще в темноте. Бронеплощадка продвигалась очень медленно, в пол­ной тишине, стараясь скрыться от махновцев за стоящими поездными составами. На вокзале не оказалось бронепоезда махновцев, с кото­рым ожидалась встреча. От начальника стан­ции узнали, что этот бронепоезд должен вер­нуться на вокзал, предполагая, что он никем не занят. Капитан Герасимов решил тогда под­пустить неприятельский бронепоезд как можно ближе, чтобы он весь вышел из-за небольшого поворота при входе на вокзал. На рассвете стал слышен звук приближающегося поезда. Затем на расстоянии около 100 сажен стал виден и весь силуэт бронепоезда противника. 75-милиметровое орудие бронепоезда «Дмитрий Дон­ской» открыло огонь. После двух орудийных выстрелов открыли стрельбу и пулеметы с на­шей бронеплощадки. Наш первый снаряд попал в переднюю ось головной бронеплощадки про­тивника, почему бронепоезд махновцев должен был остановиться. Второй снаряд попал в баш­ню головного неприятельского орудия. Пора­женная неожиданностью команда бронепоезда махновцев не сделала ни одного выстрела и вы­скакивала из боевых площадок. Пулеметным огнем командир бронепоезда махновцев и не­сколько человек из числа его команды были убиты. После этого чины бронепоезда «Дми­трий Донской» соскочили со своей бронепло­щадки и бросились на подбитый неприятель­ский боевой состав, захватив его окончательно. Этот боевой состав раньше принадлежал суще­ствовавшему недолго бронепоезду Доброволь­ческой армии «Полковник Запольский». Он был взят махновцами в районе станции Пологи. На одной из бронеплощадок противника была аккуратно выведена белыми печатными буква­ми надпись: «Кайдача». По-видимому, это бы­ла фамилия или прозвище одного из предводи­телей махновцев. Бронеплощадка бронепоезда «Дмитрий Донской продолжала занимать вок­зал Екатеринослава, в то время как город был постепенно занят нашей Государственной стра­жей. Но 27 октября махновцы снова заняли Екатеринослав. Бронепоезд «Дмитрий Дон­ской» отошел на узловую станцию Синельниково на железнодорожной линии Харьков — Се­вастополь. Станция Синельниково была занята незадолго перед тем частями 1-ой Терской каза­чьей дивизии.

Между тем обстановка вокруг Курска стано­вилась все более тревожной. Вечером 2 ноября бронепоезд «Офицер» получил приказание ид­ти к большому железнодорожному мосту через реку Сейм, южнее Курска, и выяснить положе­ние там. За мостом бронепоезд дошел до бли­жайшей маленькой станции Конарево, связал­ся по аппарату с Курском и донес, что конницей красных занято селение Долгая Клюква, в 4 верстах от Конарево. Находившиеся там наши части — Черноморский конный полк, 3-ий Мар­ковский полк с восемью орудиями и Марков­ская инженерная рота — были застигнуты врас­плох, понесли потери и отошли в разных напра­влениях, частью — через станцию Полевая, примерно в 25 верстах к югу от Курска. Сведе­ния были получены от отдельных чинов Черно­морского конного полка. Начальник штаба Корниловской дивизии приказал бронепоезду «Офицер» нести охрану мостов на участке станция Конарево — станция Полевая.

3 ноября днем бронепоезд «Офицер» оста­вался на станции Конарево. За это время было отражено нашим огнем нападение конницы красных на мост через реку Сейм. Вечером бро­непоезд получил извещение, что на смену ему послан из Курска бронепоезд «Генерал Дроз­довский». Тогда бронепоезд «Офицер» пошел на станцию Полевая для снабжения водой и то­пливом. У входного семафора этой станции бро­непоезд «Офицер» наскочил на разобранный путь, замаскированный слоем снега, и всем сво­им составом сошел с рельс. Разведка установи­ла, что станция Полевая и соседнее селение за­няты красными. В паровозе вспомогательного поезда оставалось воды и топлива не более как на два часа. Работы же по поднятию бронепоез­да требовали более долгого срока. Поэтому с бронеплощадки с морским орудием было снято все вооружение и перенесено на бронеплощадку номер 3, которая была поставлена на рельсы тя­гою паровоза и сцеплена с вспомогательным по­ездом. Когда это удалось сделать, состав неме­дленно отошел на станцию Конарево. Оттуда по аппарату было сообщено о случившемся на­чальнику штаба Корниловской дивизии. Коман­дующий бронепоездом «Офицер» просил дать десант из числа 300 человек пополнения, нахо­дившихся на станции Конарево, чтобы вместе с десантом выехать к станции Полевая для по­дъема бронепаровоза и бронеплощадки. В де­санте было отказано, и было получено прика­зание возвращаться на станцию Курск.

На рассвете 4 ноября бронепоезд «Офицер» прибыл в Курск, в составе бронеплощадки но­мер 3 и паровоза, взятого от эшелона с попол­нением, и в сопровождении вспомогательного поезда. Утром бронепоезд передвигался на уча­стке между Курском и станцией Рышково, про­тяжением около 15 верст, в направлении на за­пад от Курска, по железной дороге на Льгов. Бронепоезду была поручена охрана пути на случай прорыва конницы красных. Артилле­рийским огнем бронепоезд поддерживал корот­кое наступление наших частей на село Лебя­жье. Вечером бронепоезд получил распоряже­ние произвести разведку в направлении на Льгов и войти в связь с нашей 3-ей дивизией. По прибытии на станцию Дьяконово, примерно в 25 верстах от Курска, бронепоезд «Офицер» установил связь с частями Дроздовского полка. На станции Лукашевка, в 50 верстах от Кур­ска и в 25 верстах от Льгова, бронепоезд встре­тил большой разъезд красных, скрывшийся по направлению к железнодорожному мосту в двух верстах от станции. Не имея возможно­сти выставить охранение тыла, бронепоезд «Офицер» вернулся на станцию Дьяконово и доложил начальнику штаба Корниловской ди­визии о положении. По слухам, город Льгов был уже занят красными, на вокзале еще держа­лись части Добровольческой армии, а мост-виа­дук Северо-Донецкой железной дороги был взор­ван и обрушился на полотно железной дороги Курск-Ворожба.

В полночь на 5 ноября Курск был оставлен нашими войсками. Три легких бронепоезда — «Офицер», «Генерал Дроздовский» и «Моск­ва» и тяжелый бронепоезд «Иоанн Калита» — получили приказание пробиваться в Льгов, на соединение с 1-ой бригадой Дроздовской диви­зии. Около 16 часов 5 ноября, двигаясь в голо­ве колонны бронепоездов, бронепоезд «Офи­цер» подошел ко взорванному мосту Северо­-Донецкой железной дороги. Мост упал концом фермы на железнодорожное полотно, прегра­див путь нашим бронепоездам. Разведка, выс­ланная к станции Льгов, была обстреляна про­тивником. Из опроса жителей выяснилось, что накануне после горячего боя наши части ото­шли на юг, вдоль линии Северо-Донецкой же­лезной дороги. Предполагалось, что наши вой­ска находятся в районе селения Вышне-Деревеньки, примерно в 15 верстах от Льгова.

Предполагая пробиваться через Льгов даль­ше на запад, к узловой станции Ворожба, ко­мандующий бронепоездом «Офицер» приказал командиру вспомогательного поезда номер 5 взорвать упавший мост и расчистить железно­дорожный путь. После долгих попыток взрыв не удался, .вследствие недостатка и плохого ка­чества взрывчатых матерьялов. Между тем красные, установив свою артиллерию на закры­той позиции, открыли огонь по колонне бронепоездов. Бронепоезд «Москва» налетел на хвост поездов и потерпел крушение. Поэтому стало невозможно маневрировать. Раненые, на­ходившиеся в эшелоне Корниловской дивизии, стали расходиться, спасаясь от обстрела. В это время телефонисты бронепоезда «Офицер», включившись в провод, связались со штабом Дроздовской бригады и 1-го Дроздовского пол­ка. Сначала было обещано прислать на выручку бронепоездов батальон под командой полковни­ка Туркула и легкий бронепоезд «Дроздовец» с командой подрывников. Через час, действи­тельно, прибыл с юга бронепоезд «Дроздовец» и сообщил, что пехота прислана не будет, а по­дрывники прибудут позднее. Из переговоров со штабом бригады выяснилось, что следующие за Льговом железнодорожные станции в сторону Ворожбы заняты противником. Командующий бронепоездом «Офицер» доложил, что без по­дрывников от Дроздовской бригады мост взор­вать нельзя. Тогда командир бригады полков­ник Кельнер приказал разбирать мост при по­мощи кирок и мотыг. Таким образом, бронепо­езда были поставлены в безвыходное положе­ние. Воды в паровозах оставалось только до двух часов ночи. В случае прибытия подрывни­ков, их работы заняли бы не меньше четырех часов. Значит путь был бы освобожден лишь к тому времени, когда паровозы бронепоездов замерзли бы. Между тем бронепоезд «Дроздо­вец» погрузил на свой вспомогательный поезд раненых и пошел в тыл за водой и топливом. Он мог прибыть обратно не ранее рассвета. Крас­ные, выслав разведчиков и наблюдателей, про­должали и ночью вести артиллерийский об­стрел бронепоездов и моста. Из штаба бригады было предложено командирам бронепоездов са­мим принять решение.

6 ноября, около 2 часов утра подрывники еще не прибыли, связи с бронепоездом «Дроз­довец» не было, как не было и сообщения о его возвращении. Паровозы бронепоездов стали за­мерзать, а противник приближался и начал ок­ружать бронепоезда. Ввиду создавшегося поло­жения командиры четырех бронепоездов при­няли решение взорвать бронепоезда, сняв под­вижное вооружение и ценное имущество. На рассвете, около 4 часов, команды бронепоездов сняли прицелы и замки орудий, а также пуле­меты, и оставили боевые составы, отходя под обстрелом красных в сторону станции Дере­веньки, находящейся примерно в 15 верстах к югу от Льгова. Через час прибыл бронепоезд «Дроздовец» с командой подрывников и при­ступил ко взрыву боевых составов. Бронепло­щадка номер 3 бронепоезда «Офицер» была разрушена взрывом до основания.

В этот же день 6 ноября и на следующий день бронеплощадка номер 2 бронепоезда «Офицер» выходила со станции Ржава, при­мерно в 70 верстах к югу от Курска, в сторону станции Полевая, в надежде помочь своему бро­непоезду, попавшему в тяжелое положение. Од­нако оказалось, что красные ведут наступление большими силами от станции Полевая на юг.

Бронеплощадка должна была возвращаться под артиллерийским огнем противника на стан­цию Ржава, не получив сведений о судьбе на­ших четырех бронепоездов.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ

Обстановка в разных частях обширного фронта Вооруженных сил Юга России сложи­лась в ноябре 1919 года не одинаково. На фрон­те Кавказской армии в районе к северу от Ца­рицына было сравнительно спокойно. В состав Кавказской армии возвратились в ноябре после продолжительного ремонта в Донецком бассей­не легкие бронепоезда 1-го дивизиона «Генерал Алексеев» и «Вперед за Родину». Бронепоезд «Генерал Алексеев», которым командовал пол­ковник Шамов, прибыл в Царицын 6 ноября и во второй половине ноября участвовал в боевых действиях совместно с частями 4-го конного корпуса в районе станции Котлубань, примерно в 40 верстах к северо-западу от Царицына. 20 ноября прибыл в район Царицына и бронепоезд «Вперед за Родину», которым командовал пол­ковник Юрьев. Этот бронепоезд тоже отправил­ся к станции Котлубань, где ему была поруче­на сторожевая служба у железнодорожного мо­ста через реку Котлубань, через сутки, попе­ременно с донским бронепоездом «Генерал Ма­монтов». Было приказано оставаться в сторо­жевом охранении и ночью. Тяжелый бронепо­езд «Единая Россия» отправился 12 ноября для ремонта в Донецкий бассейн на станцию Енакиево, куда прибыл 20 ноября. После ухода бро­непоезда «Единая Россия» из Царицына там был сформирован из 12-ой и 13-ой батарей Мор­ской тяжелой артиллерии с железнодорожны­ми установками орудий — 2-ой Отдельный тя­желый бронепоезд. Временно командовал этим бронепоездом полковник Шмидт.

На Харьковском направлении продолжалось в это время наступление больших сил красных. Находившийся на станции Дербент, на побере­жье Каспийского моря, легкий бронепоезд «Святой Георгий Победоносец» получил 10 но­ября приказание отправиться на фронт к Харь­кову через Ростов. Для этого перехода пример­но в 1400 верст потребовалось 11 дней, и бро­непоезд прошел через Харьков на фронт 21 но­ября. Между тем легкий бронепоезд «Дроздо­вец» и тяжелый бронепоезд «Грозный» нахо­дились 16 ноября на позиции у станции Псел, примерно в 160 верстах к северу от Харькова, на линии Харьков — Льгов. Боевая часть бро­непоезда «Грозный» состояла из бронеплощад­ки с одним 6-дюймовым орудием и пулеметной площадки. В течение нескольких дней бронепо­езд поддерживал связь между штабом Дроздов­ской дивизии, личный состав которой стал весь­ма немногочисленным, и отдельными ее частя­ми. Бронепоезд охранял также железнодорожную линию в тылу и поступал в подччинение командирам 1-го и 3-го Дроздовских полков. Вследствие обхода левого фланга большими си­лами красных, Дроздовская дивизия вместе с бронепоездом «Грозный» отошла 17 ноября к узловой станции Готня. Войска страдали от сильного мороза. 20 ноября был обнаружен об­ход красных в сторону станции Хотмыжск, примерно в 80 верстах к северу от Харькова. Бронепоезд «Грозный» обстреливал с дистан­ции около 8 верст район деревни Березовка, где Дроздовский полк вел арьергардный бой. Утром 21 ноября позиция нашей пехоты проходила че­рез Головчинский сахарный завод. Отряд совет­ской конницы пытался перерезать железнодо­рожный путь в тылу нашей пехоты, но при ви­де быстро подходящего бронепоезда «Грозный» красные отошли. Затем бронепоезд «Грозный» обстреливал город Хотмыжск, занятый совет­скими войсками, и поддерживал своим огнем наши части, оборонявшие сахарный завод. К вечеру бронепоезд отошел вместе с нашей пе­хотой на станцию Золочев, примерно в 55 вер­стах от Харькова. На рассвете 22 ноября наши бронепоезда «Дроздовец» и «Грозный» вышли на позицию близ деревни Одноробовка, где на­ших пехотных частей уже не оказалось. Для содействия Дроздовскому полку бронепоезд «Грозный» вел дальний огонь по колоннам и батареям красных. Бронепоезд «Дроздовец» обстреливал в то же время более близкие не­приятельские цепи. На станции Золочев броне­поезд «Грозный» попал под огонь неприятель­ских батарей, легкой и гаубичной. Они обстре­ливали также находившиеся на станции соста­вы и штаб дивизии. Днем бронепоезд «Гроз­ный» получил от начальника дивизии приказа­ние отойти на станцию Куряж, в 20 верстах от Харькова. В ночь на 23 ноября город Золочев был занят противником. На рассвете было по­лучено приказание начальника дивизии начать обстрел города, в котором скопились красные.

Бронепоезд «Грозный» обстреливал Золочев с дистанции около 8 верст, а затем вел огонь по карте, в направлении селения Казачья Лопань, где двигались неприятельские колонны. Вече­ром бронепоезд вернулся на станцию Куряж.

На железнодорожной линии Харьков — Во­рожба {несколько западнее линии Харьков — Льгов) действовал в те же дни легкий бронепо­езд «Святой Георгий Победоносец». До рассве­та 22 ноября бронепоезд произвел нападение на занятую противником станцию Кириковка, при­мерно в 100 верстах от Харькова. После внезап­ного обстрела станции бронепоездом, красные открыли беспорядочный артиллерийский, пу­леметный и ружейный огонь, продолжавшийся около часа. Утром 22 ноября бронепоезд «Свя­той Георгий Победоносец» сдерживал своим ог­нем наступление красных на части 12-го гусар­ского Ахтырского полка, входившего в состав 5-го Конного корпуса. Прямым попаданием не­приятельского снаряда в бронеплощадку был убит один солдат. Вечером наши части начали отходить к Богодухову. 24 ноября происходило наше короткое наступление от Богодухова на соседнюю станцию Гуты, при поддержке броне­поезда «Святой Георгий Победоносец». Но по­сле занятия станции Гуты бронепоезд должен был снова отойти на станцию Богодухов совме­стно с частями 12-го гусарского Ахтырского полка.

Войска Добровольческой армии были при­нуждены отходить все ближе к Харькову. На­ходившийся в Харькове вместе с одной бронеплощадкой состав базы бронепоезда «Офицер» был отправлен 22 ноября на станцию Тихорец­кая, на Северном Кавказе. Бронеплощадка бы­ла отправлена на станцию Никитовка в Донец­ком бассейне для сдачи ее легкому бронепоезду «Гром Победы».

(Продолжение следует)

Анд. Алекс. Власов

________________________________________________

ОБЩЕСТВО ДРУЗЕЙ «ВОЕННОЙ БЫЛИ»

В воскресенье 28 июня 1970 года, в 14 ч. 30 м., в помещении на 87, Бульвар Эксельманс Париж 16 состоится

Второе открытое собрание общества

с докладами выступят:

Георгий Михайлович фон-Гельмерсен — Действия адмирала Ушакова в Черном море.

Константин Михайлович Перепеловский — Роль и значение Русского фронта в войну 1914-17 гг., по иностранным военным источникам. Вступительное слово редактора «ВОЕН­НОЙ БЫЛИ» Алексея Алексеевича Геринга.

Присутствовать на собрании сердечно приглашаются все интересующиеся русской военной историей.

Холодный Буфет.


Голосовать
ЕдиницаДвойкаТройкаЧетверкаПятерка (Не оценивали)
Loading ... Loading ...



Взято с http://www.saintclements.net

Взято с http://www.saintclements.net

www.saintclements.net

полезная информация

Похожие статьи:

Добавить отзыв