Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Friday October 20th 2017

Номера журнала

О бронепоездах Добровольческой армии (Продолжение, №106). – Анд. Алекс. Власов



ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Войска правого фланга Добровольческой ар­мии, отступавшие в сторону Ростова и понесшие очень большие потери, были сведены 20 декабря 1919 года в Добровольческий корпус, под коман­дой генерала Кутепова. В оперативном отноше­нии корпус был подчинен командующему Дон­ской армией генералу Сидорину. Должность ко­мандующего Добровольческой армией перестала существовать.

Прикрывая отход наших войск, бронепоезд «Орел» находился 20 декабря на железнодо­рожной линии Иловайская — Ростов, на стан­ции Матвеев — Курган, примерно в 40 верстах к северу от Таганрога. Бронепоездом командо­вал в этом время капитан Блавдзевич. Было по­лучено приказание прикрывать составы эшело­нов, отходящие в сторону Ростова по обоим пу­тям, а остающиеся — сжигать. Приказано бы­ло также разрушать мосты, станционные соору­жения и железнодорожное полотно. 22 декабря бронепоезд «Орел» был вызван в Таганрог, где началось восстание местных большевиков. Под прикрытием бронепоезда из Таганрога были вы­ведены оставленные там эшелоны. 24 декабря бронепоезд отправился на небольшую станцию Марцево, к северу от Таганрога, где уничтожил оставленные там вагоны. После этого бронепо­езд отошел на станцию Хапры, в 15 верстах примерно к западу от Ростова. Поздно вечером бронепоезд «Орел» получил приказание идти в обратную сторону, к станции Синявская, при­мерно в 35 верстах от Ростова. К этой станции уже подходили со стороны Таганрога бронепоез­да красных.

В это время наши кавалерийские части, ко­торыми командовал генерал Барбович, отсту­пали под сильным натиском противника в во­сточном направлении к Ростову, по ровной мест­ности, простиравшейся севернее Азовского моря и устья реки Дон. Но обращенные к морю и ре­ке края равнины заканчивались крутыми изре­занными склонами, чиже которых проходила железная дорога Таганрог — Ростов. Для частей в конном строю крутые склоны были недоступ­ны. Между тем занявшие Таганрог красные, ве­роятно, получили там технические средства, ко­торые позволили им чинить железнодорожные пути скорее, чем предполагалось. Быстрое про­движение неприятельских бронепоездов созда­ло угрозу обхода южного фланга нашей отступающей кавалерии, ибо она не могла из-за крутых склонов вести надлежащим образом арьер­гардный задерживающий бой. Нашим бронепо­ездам была дана спешная задача помочь кон­нице и остановить продвижение неприятель­ских бронепоездов или пехоты красных, кото­рая могла бы следовать за ними в поездах.

25 декабря у станции Синявская произошел бой между нашими и неприятельскими бронепо­ездами. После боя бронепоезда красных ото­шли. Ночью на станцию Синявская прибыл, что­бы руководить действиями бронепоездов, пол­ковник Лагода. По его указанию бронепоезда << Орел» и «Мстислав Удалой» взорвали пути и сбросили товарные вагоны к западу от стан­ции Синявская, в сторону Таганрога. Однако красные успели в ту же ночь исправить путь и на рассвете 26 декабря повели наступление на станцию Синявская, где оставался один броне­поезд «Орел». Под натиском противника броне­поезд был вынужден отходить. Когда -он про­шел несколько верст, то прибыл на поддержку со стороны Ростова тяжелый бронепоезд «Ио­анн Калита». Боевая часть его состояла в это время из бронеплощадки с одним 5-дюймовым орудием, установленным на тумбе. Такая уста­новка позволяла более точный прицел и быст­рую стрельбу. Имелось также несколько пуле­метов. Боевой частью бронепоезда «Иоанн Ка­лита» командовал в этот день подпоручик И. В. Борисов 1). Наши два бронепоезда двинулись тотчас к станции Синявская, находясь все время под сильным артиллерийским огнем красных. Бронепоезд «Иоанн Калита» был поставлен между двумя выступами крутого склона, полу­чив таким образом некоторое прикрытие от не­приятельского обстрела. Сначала было трудно установить хорошее наблюдение из-за неров­ностей местности и построек. Но когда это уда­лось, командующий бронепоездом приказал ве­сти частый огонь, по три выстрела 5-дюймового орудия подряд. Один из неприятельских броне­поездов был подбит нашим огнем и увезен своим вспомогательным поездом и противник от­ступил со станции Синявская. Затем бронепо­езд «Иоанн Калита» ушел обратно на станцию Хапры для выяснения обстановки. Бронепоезд «Орел» продолжал занимать станцию Синяв­ская, ведя беспрерывную перестрелку с совет­скими бронепоездами.

Только к вечеру 26 декабря бронепоезд «Орел» был вынужден отойти на станцию Хапры. Вместо состава базы бронепоезда «Орел», оставленного в Донецком бассейне, была обра­зована временная база из нескольких вагонов. Эти вагоны находились 26 декабря в расстоя­нии одной версты к востоку от станции Хапры, в сторону Ростова. Впереди временной базы сто­яли, по-видимому, сплошной лентой до самого Ростова эшелоны с неподвижными паровозами, и представлялось невозможным вывезти вре­менную базу в Ростов. Поэтому, когда по сосед­нему пути проходил в направлении Ростова по­езд — «санитарная летучка», то на него были помещены тяжко больные тифом командир бро­непоезда «Орел» капитан Савицкий и чины ко­манды. Вечером 26 декабря в районе станций Гниловская и Хапры, примерно в 5-15 верстах к западу от Ростова, оказались пять наших бро­непоездов, а именно: легкие бронепоезда «Сла­ва Офицеру», «Генерал Корнилов», «Мстислав Удалой» и «Орел» и тяжелый бронепоезд «Ио­анн Калита». Они все были задержаны слиш­ком долго на железнодорожной линии от Таган­рога к Ростову. Теперь у них оставалось с каж­дым часом все меньше надежды дойти до боль­шого железнодорожного моста через Дон, к югу от Ростова, и отступить вместе с нашими войсками на южный берег Дона. Бронепоездам, стоявшим близ станции Хапры, было приказа­но поджечь все составы на этой станции, в том числе и составы баз бронепоездов. Об общей об­становке не было ясных сведений. Западнее станции Хапры, то есть позади бронепоездов, шел бой. Передавали, что арьергарду Дроздовской дивизии удалось остановить там пресле­дующих красных. После того как составы на станции Хапры были подожжены, бронепоез­дам надлежало отходить к Ростову по левому пути, который казался более свободным. Броне­поезд «Слава Офицеру», находившийся на пра­вом пути, ближе к станции Гниловская, успел осадить и перейти на левый путь у станции Ха­пры. Колонна бронепоездов медленно продвига­лась в сторону Ростову. Потом бронепоездам пришлось остановиться, так как и лёвый путь был занят стоявшими поездными составами. Так колонна бронепоездов стояла некоторое время. Со стороны станции Ростов, то есть впе­реди бронепоездов стала слышна сильная пуле­метная стрельба, и были видны над городом раз­рывы шрапнели. Передавали, что советские войска уже проникли в город Ростов, и что арьергард Корниловской дивизии пробивается через город на юг. По другим сведениям, стрель­ба в Ростове происходила вследствие восстания местных большевиков, с которыми еще можно было бы справиться. Распространился даже слух о том, что состоялось своего рода соглаше­ние между командирами наших бронепоездов и комитетом рабочих-большевиков, образовав­шимся в западном предместье Ростова. Комите­ту было как будто объявлено, что если ростов­ские большевики попробуют препятствовать от­ходу наших бронепоездов и будут их обстрели­вать, то с бронепоездов будет открыт по пред­местью артиллерийский огонь зажигательными снарядами. Таковые якобы имеются в большом количестве, и все предместье будет сожжено. Комитет рабочих-большевиков будто бы обя­зался не препятствовать отходу бронепоездов… Команда одного из бронепоездов пыталась пост­роить в темноте переход на соседний путь для своего боевого состава. Но для этой работы не хватало времени. Близ колонны бронепоездов увеличилось замешательство. Перед бронепо­ездом «Слава Офицеру», который был под ко­мандой капитана Харьковцева и стоял головным в колонне бронепоездов, продолжали находить­ся два неподвижных поездных состава. На плат­формах этих составов были погружены танки. Командир танкового отряда объявил, что он сейчас взорвет танки и уйдет со своими подчи­ненными пешим порядком, так как двигаться дальше по железной дороге нет возможности. Путь к Ростову для наших бронепоездов был таким образом окончательно прегражден. Тогда полковник Селиков, командир 4-го бронепоездного дивизиона, и капитан Харьковцев, коман­дир бронепоезда «Слава Офицеру», приказали взрывать бронеплощадки, сняв с них прицель­ные приспособления и пулеметы. Это приказа­ние было исполнено. Надлежало перейти пеш­ком по льду через реку Дон, чтобы выйти на железнодорожный путь к узловой станции Батайск, примерно в 10 верстах к югу от Ростова. Переход через реку в ночь на 27 декабря ока­зался для команд бронепоездов гораздо труднее, чем предполагалось. Незадолго перед тем по ре­ке Дон прошел ледокол, который проломал по­лосу льда шириной около 2 сажен. Пришлось доставать доски, при помощи которых коман­ды бронепоездов перебрались через препятст­вие. Затем они дошли до станции Батайск. Ко­манда бронепоезда «Слава Офицеру» отправи­лась пешком дальше, на следующую станцию Каяла, примерно в 15 верстах к югу от станции Батайск. Этот переход был тоже трудным, так как пришлось идти по жидкой грязи, неся с со­бой больных чинов команды и пулеметы. Ко­мандир Добровольческого корпуса генерал Кутепов приказал капитану Харьковцеву сформи­ровать бронепоездной батальон из команд бро­непоездов, оставленных у Ростова. Но вскоре каждая из команд получила отдельное назначе­ние.

Советские войска заняли Ростов 27 декабря. Через несколько дней после этого большие си­лы советских 8-ой армии и конной армии Бу­денного переправились через Дон близ Ольгинской, в 10 верстах примерно к северо-востоку от станции Батайск, и атаковали наши войска с целью произвести прорыв в стыке фронта между войсками Добровольческогокорпуса и левым флангом Донской армии. К вечеру 5 ян­варя 1920 года на станцию Батайск прибыл лег­кий бронепоезд «За Русь Святую». На станции уже находился тяжелый бронепоезд «На Мос­кву». Оба эти недавно сформированные броне­поезда входили в состав 6-го бронепоездного ди­визиона, которым командовал полковник Баркалов. В этот же дивизион был включен и сфор­мированный значительно раньше легкий броне­поезд «Генерал Дроздовский», который стоял во второй половине января на станции Тихорец­кая, охраняя штаб Главнокомандующего.

На узловой станции Батайск, к югу от Росто­ва, от главной линии Владикавказской желез­ной дороги отходили две ветки: короткая ветка на Азов и ветка в сторону узловой станции Тор­говая (на линии, Царицын — Тихорецкая). Та­ким образом во время январьских и февраль­ских боев у станции Батайск наши бронепоезда могли выезжать по трем направлениям: на се­вер — в сторону Ростова, на запад — в сторону Азова и на юго-восток по линии к станции Тор­говая. Ближайшая к Батайску станция на этой линии носила название «Злодейская».

Командиром бронепоезда «За Русь Святую» состоял капитан Каньшин. Бронепоезд должен был получить три артиллерийские бронеплощадки усовершенствованной системы полковни­ка Голяховского. Однако вследствие тяжелого положения на фронте нельзя было ждать их готовности. Поэтому в качестве боевой части бронепоезду «За Русь Святую» были переданы три старые бронеплощадки, принадлежавшие летом 1919 года легким бронепоездам «Витязь» и «Дмитрий Донской». На двух бронеплощадках были установлены 75-милиметровые мор­ские орудия, и на одной — 3-дюймовое полевое орудие. Приходилось предвидеть трудности с получением 75-милиметровых снарядов в доста­точном количестве. Условия службы команды на этих площадках подходили больше к летне­му, чем к зимнему времени. В составе боевой части бронепоезда «За Русь Святую» имелся также бронепаровоз и закрытая пулеметная бронеплощадка.

Командиром бронепоезда «На Москву» со­стоял полковник Карпинский. Этот бронепоезд успел получить предназначенное ему вооруже­ние. Его боевая часть состояла из двух бронеплощадок с 5-дюймовыми английскими оруди­ями, двух бронеплощадок с 6-дюймовыми мор­скими орудиями системы Кане, одной закрытой пулеметной бронеплощадки и бронепаровоза. Тяжелые орудия бронепоезда «На Москву» мо­гли быть размещены на некотором расстоянии друг от друга, так как расцепленные бронепло­щадки ставились на многочисленных запасных путях большой станции Батайск. Стрельба ве­лась часто очередями, по два выстрела из тяже­лых орудий того же калибра.

5 января вечером положение на станции Ба­тайск было тревожным. Днем красные потесни­ли наши части и подошли совсем близко к стан­ции. В районе железнодорожного депо станции Батайск оставался только полевой караул от Корниловского полка, который просил о содей­ствии бронепоезда в случае ночной атаки непри­ятеля. При входе на станцию бронепоезд «За Русь Святую» был обстрелян легкой батареей красных. Было приказано изготовиться к уча­стию в ночном обстреле района города Ростова совместно с тяжелым бронепоездом «На Мос­кву». Но это приказание было отменено. Броне­поезд «За Русь Святую» только выезжал к раз­рушенному железнодорожному мосту, к северу от станции Батайск, на участок, занятый свод­ным юнкерским отрядом (или полком). Бронепо­езд простоял там всю ночь и утром 6 января отошел на станцию Батайск для снабжения.

Между тем новые крупные соединения со­ветской конницы переправились с утра 6 янва­ря на южный берег реки Дон, и натиск против­ника усилился. Для борьбы с угрожавшим про­рывом красных была двинута с запада, от Батайска, кавалерийская бригада генерала Барбовича, в которой были соединены многие кава­лерийские части слабой численности, сохранив­шиеся из состава 5-го конного корпуса во вре­мя общего отступления. С востока, со стороны станции Злодейская, были двинуты против кра­сных части Донской армии. Целый день к восто­ку от Батайска на обширных, покрытых сне­гом равнинах шел бой больших конных масс с участием конной артиллерии. Наблюдателям со станции Батайск казалось, что на белом фоне снега происходят -передвижения многочислен­ных частей конницы красных вплоть до самого горизонта. Бронепоезд «За Русь Святую» об­стреливал атакующие конные лавы красных из 75-милиметровых орудий на дистанции до 7 верст. Тяжелый бронепоезд «На Москву» об­стреливал советскую конницу из четырех тяже­лых орудий с большим успехом и на еще более значительном расстоянии. К вечеру бой конни­цы стал затихать. Но тогда неприятельская пе­хота повела наступление вдоль железнодорож­ной линии Ростов — Батайск. Бронепоезд «За Русь Святую» был спешно вызван на этот уча­сток и начал обстреливать из орудий цепи крас­ных, атаковавшие части Корниловского полка. Неприятельские батареи вели сильный огонь по нашему расположению справа и слева от Ба­тайска, но оставили без внимания обращенную к ним окраину селения и бронепоезд «За Русь Святую». Таким образом бронепоезд мог про­должать обстрел наступающей пехоты красных с близкой дистанции. К ночи все атаки против­ника были отбиты и бронепоезд «За Русь Свя­тую» вернулся на станцию Батайск. В тот же день 6 января бронепоезд Донской армии «Ата­ман Платов» выезжал по короткой железнодорожной ветке Батайск — Азов, протяжением около 20 верст.

На следующий день наступали со стороны Ростова на Батайск лишь небольшие пехотные части красных. Под огнем бронепоезда «За Русь Святую» они залегли и с наступлением темно­ты ушли обратно к Ростову. В это время в ра­йон Батайска прибывали кубанские и терские конные части из корпуса генерала Топоркова.

8 января с утра начался бой между нашей конницей и конницей красных к востоку от Ба­тайска. В то же время от Ростова и станицы Гниловской наступала советская пехота. Стан­ция Батайск оборонялась частями Корниловской дивизии и сводным юнкерским отрядом. Западнее находились части Дроздовской диви­зии. Тяжелый бронепоезд «На Москву» усилен­но обстреливал ясно видную на фоне снега к во­стоку от Батайска атакующую конницу крас­ных. Бронепоезд «За Русь Святую» выехал ут­ром на Ростовское направление и открыл артил­лерийский огонь по густым цепям советской пе­хоты, шедшим на Батайск от Нахичеванской пе­реправы. Несколько неприятельских батарей открыли по бронепоезду сильный огонь. Но бро­непоезд «За Русь Святую» оставался на пози­ции у семафора станции Батайск до смены дон­ским бронепоездом «Атаман Платов». Днем бронепоезд «За Русь Святую» принял участие в обстреле конных батарей и конных групп красных к востоку от Батайска. К вечеру бро­непоезд был вызван снова на Ростовское на­правление, где красные перешли в наступление на участке Корниловского полка. Бронепоезд выехал на ту же позицию, на которой он нахо­дился утром, и стал на невысокой насыпи, при­мерно в 200 саженях за редкой цепью лежав­шей на снегу нашей пехоты. Бронепоезд «За Русь Святую» открыл беглый огонь с насыпи через эту цепь по советской пехоте, как раз под­нявшейся для атаки. Тогда цепи противника за­легли за пределами ружейного огня, а броне­поезд продолжал их обстреливать, не позво­ляя продвигаться. Батареи красных заметили выехавший бронепоезд «За Русь Святую» и открыли по нему частый огонь. Несколь­ко снарядов попало в соседний путь рядом с бронепоездом; один снаряд разорвался на контрольной площадке; другие снаряды ло­жились близко от открытых бронеплощадок, засыпая их осколками. Однако бронепоезд «За Русь Святую» продолжал обстреливать пехоту красных. Вечером 8 января стало извест­но, что наступление красных отбито по всему фронту. Генерал Топорков, лично управлявший боем, был ранен. В течение следующих дней на­шим бронепоездам было разрешено стоять на станции Батайск, в готовности к выезду на по­зиции. Происходила лишь редкая артиллерий­ская перестрелка.

На правом фланге Вооруженных сил Юга России войска Кавказской армии постепенно от­ступали вдоль железной дороги Царицын — Ти­хорецкая. Бронепоезд «Генерал Алексеев» уча­ствовал 1 и 2 января 1920 года в боях у станции Котельниково, на расстоянии примерно 325 верст к северо-востоку от станции Тихорецкая. После этого станция Котельниково была остав­лена нашими войсками, и мост через реку Сал сожжен. Во время арьергардного боя 5 января у станции Гашун, приблизительно в 265 верстах от станции Тихорецкая, был убит машинист бронепоезда «Генерал Алексеев». 9 января бро­непоезд отошел до станции Двойная, примерно в 200 верстах от станции Тихорецкая. Бронепоезд «Вперед за Родину» стоял в первые дни января на станции Тихорецкая, на охране штаба Кав­казской армии. Вагон командующего армией ох­ранялся офицерским караулом от бронепоезда. Затем бронепоезд «Вперед за Родину» был от­правлен на станцию Ея, примерно в 45 верстах от станции Тихорецкая. 8 января, после вызова на станцию Тихорецкая, бронепоезд «Вперед за Родину» был послан через 4 часа обратно по то­му же пути и дальше — на станцию Великокня­жеская, в 165 примерно верстах от станции Ти­хорецкая.

На северо-восточном Кавказе находился в это время бронепоезд -Офицер», получивший в декабре взамен погибшей боевой части три бронеплощадки с орудиями и бронепаровоз из ма­стерских станции Тихорецкая. С 28 декабря 1919 г. по 2 января 1920 г. бронепоезд «Офи­цер» нес сторожевую службу на участке око­ло 65 верст между станциями Гудермес и Чир-Юрт, к востоку от станции Грозный. 3 января бронепоезд был отправлен на станцию Мине­ральные Воды, но прошел лишь до узловой станции Прохладная. Там было получено при­казание немедленно следовать по другой желез­нодорожной линии — на Кизляр, — для выручки захваченного красными недавно сформирован­ного бронепоезда «Олег». 4 января бронепоезд «Офицер» вместе с составом своего резерва прибыл на станцию Червленная и двинулся дальше к станции Кизляр. Не имея вспомога­тельного поезда, бронепоезд «Офицер» должен был чинить испорченный во многих местах путь своими средствами. Поэтому он не успел подойти до наступления темноты к боевому сос­таву бронепоезда «Олег», который был подбит и захвачен красными в 15 верстах от станции Кизляр. 5 января бронепоезд «Офицер» атако­вал противника, со стороны которого стреляла батарея и одно орудие с захваченной бронеплощадки бронепоезда «Олег». Вскоре артилле­рийский огонь противника был подавлен, и бронеплощадка с орудием подбита. Тогда бронепо­езд «Офицер» вывез часть боевого состава бро­непоезда «Олег», а именно: одну орудийную и одну пулеметную бронеплощадки и бронепаро­воз. Другая орудийная бронеплощадка бронепоезда «Олег» была ночью увезена красными с помощью впряженных волов на станцию Киз­ляр. 6 января бронепоезд «Офицер» вывез тре­тью орудийную бронеплощадку бронепоезда «Олег», которая находилась у моста через ре­ку Таловка. На следующий день город Кизляр был занят нашими войсками без боя.

На железнодорожной линии к востоку от станции Грозный выполнял сторожевую служ­бу бронепоезд «Терец». В ночь на 4 января при­были со станции Грозный три эшелона с отря­дом для наступления на Андре-аул. Бронепоез­ду была дана задача поддерживать это насту­пление. В случае появления повстанцев со сто­роны аула Костек надлежало задерживать про­тивника, прикрывая тыл отряда и станцию Хасав-Юрт. К вечеру аул был взят и частью сож­жен. Противник отошел в горы. 8 января наш отряд двинулся на аул Костек. Бронепоезд «Те­рец» и недавно сформированный бронепоезд «Апшеронец» получили задачу: в случае от­хода повстанцев в горы не дать им перейти ли­нию железной дороги между станциями Хасав­-Юрт и Чир-Юрт. Эта задача была выполнена.

На левом фланге Вооруженных сил Юга Рос­сии, к западу от Днепра, наши войска отступали в конце декабря 1919 г. и в начале января 1920 г. Б своей директиве Главнокомандующий ге­нерал Деникин указал генералу Шиллингу, ко­мандующему войсками в Новороссии, на необ­ходимость сосредоточить его главные силы бли­же к Днепру с задачей оборонять Северную Та­врию и Крым. Предполагалась даже возмож­ность наступления этих войск дальше к востоку для оказания косвенной помощи Добровольче­скому корпусу при обороне района Ростова. Од­нако вышеуказанное сосредоточение наших войск Новороссии не произошло. Лишь несколь­ко бронепоездов успели прибыть в конце дека­бря 1919 г. в район узловой станции Знаменка, на расстоянии примерно 370 верст к северо-во­стоку от Одессы.

Бронепоезд «Доблесть Витязя» участвовал в конце декабря в течение нескольких дней в упорных боях при обороне переправы через Днепр у станции Черкассы, примерно в 120 вер­стах от станции Знаменка. Бронепоезда «Непо­бедимый», «Генерал Марков» и «Коршун», со­ставлявшие 5-ый бронепоездной дивизион, по­степенно прибыли на станцию Знаменка при­близительно в это же время. 5-ый бронепоезд­ной дивизион должен был поступить в распоря­жение генерала Слащева для действий против занятого махновцами Екатеринослава. Однако вследствие неблагоприятной обстановки было приказано отойти на станцию Елизаветград, в 50 примерно верстах от станции Знаменка, и дальше — на узловую станцию Помощная. Бро­непоезд «Генерал Духонин» находился в конце декабря на станции Вознесенск, примерно в 165 верстах от Одессы, на линии железной дороги

Одесса — Помощная. Надлежало охранять око­ло Вознесенска большой мост через реку Юж­ный Буг. Командиром бронепоезда «Генерал Духонин» был назначен в это время военный летчик капитан Колесников. 3 января бронепо­езд «Генерал Духонин» был вызван на станцию Помощная, а оттуда отправился вместе с броне­поездом «Витязь» к станции Виска, в 50 вер­стах к северу от станции Помощная. Там наши бронепоезда поддерживали наступление гвар­дейской части, и станция Виска была взята.

Около 5 января на станции Знаменка состоя­лось совещание находившихся там начальни­ков наших мелких отрядов и командиров неко­торых бронепоездов. Было решено отступать че­рез Елизаветград в сторону Одессы. Только ге­нерал Слащев решил пробиваться со своим от­рядом в Крым. Разные источники дают неоди­наковые сведения о судьбе легкого бронепоезда «Генерал Марков». По одним сведениям этот бронепоезд двинулся вместе с отрядом генерала Слащева. Однако через некоторое время при­шлось оставить боевой состав, и команда броне­поезда «Генерал Марков» будто бы отошла в сторону Крыма походным порядком. По другим сведениям бронепоезд «Генерал Марков» ото­шел через Елизаветград вместе с другими на­шими бронепоездами и в дальнейшем был оста­влен у Тирасполя, близ границы с Румынией. Около Знаменки и Елизаветграда усилились ме­жду тем отряды повстанцев. Их предводители носили прозвища «Ангел» и «Труп». По ночам повстанцы обстреливали станцию Знаменка ру­жейным огнем. Бронепоезд «Коршун» оставал­ся на станции Знаменка последним, вместе с ко­мендантом этой станции. Около 9 января бро­непоезд ушел со станции Знаменка и двинулся к станции Помощная позади поездов-эшелонов. На станция происходили осложнения между эшелонами из-за снабжения водой и дровами, в которых был большой недостаток. Между тем бронепоезда «Генерал Шифнер-Маркевич» и «Генерал Духонин» получили около 11 января приказание от начальника Елизаветградской группы войск произвести внезапное нападение на станцию Знаменка, уже занятую противни­ком. При подходе к станции Знаменка был об­наружен нашими бронепоездами и подбит то­варный состав, находившийся на “линии Знамен­ка — Николаев. На станции Знаменка был об­стрелян артиллерийским огнем эшелон теле­графной роты красных. Наши бронепоезда за­хватили три паровоза и привели их в Елизавет­град.

Дальше к западу, на узловой станции Вапнярка, примерно в 285 верстах севернее Одессы, находились в начале января 1920 года тяжелый бронепоезд «Богатырь» и легкий бронепоезд «Доброволец», которые входили в состав 8-го бронепоездного дивизиона. В это время прибыл на станцию Вапнярка и третий бронепоезд того же дивизиона — легкий бронепоезд «Пластун», находившийся до того при штабе 2-го армейско­го корпуса. На бронепоезде «Доброволец» рас­пространилась тогда сильная эпидемия сыпного тифа. 7 января станция Вапнярка была нами эвакуирована. В течение суток бронепоезд «Богатырь» лтавачся на станции Вапнярка по­следним. Затем бронепоезд отошел на узловую станцию Бирзула, примерно в 175 верстах к се­веру от Одессы.

(Продолжение следует)

Анд. Алекс. Власов

_____________________________
1) В порядке исключения начальные буквы имени и отчества подпоручика И. В. Борисова приведены потому, что на бронепоездах служили несколько его однофамильцев. На том же бронепоезде служил его родной брат.


Голосовать
ЕдиницаДвойкаТройкаЧетверкаПятерка (Не оценивали)
Loading ... Loading ...




Похожие статьи:

Добавить отзыв