Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Thursday June 22nd 2017

Номера журнала

О бронепоездах Добровольческой армии (Продолжение, №102) – Анд. Алекс. Власов



ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

Наступление правого фланга Добровольче­ской армии, начавшееся взятием Курска, про­должало успешно развиваться в середине сен­тября 1919 года. В частности, войска Корниловской дивизии наступали на север вдоль же­лезной дороги Курск — Орел, а войска Дроздовской дивизии — вдоль железной дороги Льгов — Брянск. Наши войска занимали вновь обширные пространства. Однако эти успехи не были прочны, так как не сопровождались со­ответствующим ростом сил Добровольческой ар­мии. Растянувшийся на громадном протяжении фронт становился, при отсутствии надежных резервов, менее устойчивым. Прорыв около 13 сентября сильного отряда махновцев от Умани в глубокий тыл Добровольческой армии был тре­вожным признаком. Но это обстоятельство еще не могло сразу повлиять на действия наших войск правого фланга на главнейшем, Москов­ском, направлении.

Поддерживая наступление наших войск вдоль линии Курск — Орел, легкий бронепоезд «Офицер» дошел 9 сентября до входных стре­лок станции Коренная Пустынь, примерно в 25 верстах к северу от Курска. Там пришлось про­стоять целый день, производя починку сильно испорченного пути. По-видимому, советское ко­мандование было под впечатлением ночного на­падения наших бронепоездов на Курск, кото­рое привело к захвату двух советских бронепо­ездов и ценных военных грузов, и чтобы из­бежать повторения такого смелого нападения, на советской стороне принимали все меры для задержки продвижения наших бронепоездов. Отходившие части 13-ой советской армии ста­рались портить во многих местах железнодо­рожные пути и особенно мосты. 10 сентября, по­сле исправления пути у станции Коренная Пу­стынь, бронепоезд «Офицер» подошел к боль­шому железнодорожному мосту через реку Тускарь. Он оказался минированным. Чины броне­поезда перерезали провода и сняли мешки с ди­намитом. После этого бронепоезд двинулся дальше и подошел к станции Возы, примерно в 25 верстах к северу от станции Коренная Пу­стынь. Здесь бронепоезд «Офицер» вступил в бой с бронепоездом красных, который после не­долгой перестрелки начал уходить. Бронепо­езд «Офицер» не мог его преследовать вслед­ствие порчи еще одного моста. Приступили к его исправлению. Но в это время находившийся на закрытой позиции тяжелый бронепоезд против­ника открыл сильный огонь по бронепоезду «Офицер» и его вспомогательному поезду. Ско­ро неприятельскими снарядами был перебит путь позади наших поездов, которые не могли больше маневрировать. Однако в это время уда­лось обнаружить наблюдателя красных на входном семафоре станции Возы. Он был сбит шрапнелью, и после этого неприятельский об­стрел прекратился. Во время продвижения к станции Возы с бронепоезда «Офицер» была замечена подвода, двигавшаяся по направлению к красным в сопровождении нескольких всад­ников. Обстрелянные из пулемета, конные ус­какали. Высланные с бронепоезда разведчики нашли у подводы священника местного села, которого большевики собирались увезти в ка­честве заложника, угрожая ему расстрелом.

12 сентября бронепоезд «Офицер» был спешно вызван на линию Курск — Воронеж. На этом направлении легкий бронепоезд «Сла­ва Офицеру» попытался произвести внезапное нападение на узловую станцию Касторная, при­мерно в 150 верстах к востоку от Курска. Од­нако этому бронепоезду не удалось дойти до станции Касторная.

Бронепоезд вышел со станции Курск ночью, для того чтобы пройти под прикрытием темно­ты местность, которая предполагалась никем не занятой. Боевой частью командовал командир бронепоезда «Слава Офицеру» капитан Харьковцев. Боевая часть бронепоезда состояла тог­да из трех артиллерийских бронеплощадок, с одним английским полевым орудием на каждой, и одной пулеметной площадки. Орудия были прикрыты полубашнями, но установка их была не вполне удовлетворительной, так как не поз­воляла кругового обстрела. Качество англий­ских орудий было хуже качества 3-дюймовых орудий образца 1902 года, российского произ­водства. Английские полевые орудия стреляли менее точно, и у них чаще происходили заклинения снарядов. Когда наступил рассвет, то с медленно идущего бронепоезда заметили среди зданий около железнодорожной будки несколь­ко лошадей. Затем было замечено и орудие. Ни­какого движения людей заметно не было. По-видимому, советские артиллеристы считали, что они находятся в глубоком тылу, и спали, не при­няв мер охранения. Бронепоезд «Слава Офице­ру» остановился. С боевой части сошли: капи­тан Козорез, капитан Гитман и поручик Мала­хов в сопровождении примерно десяти человек из состава команды бронепоезда. Они направи­лись в сторону лошадей и орудий, которых ока­залось два. Держа в руке револьвер, капитан Козорез громко приказал красным сдаваться. Едва проснувшиеся советские артиллеристы под впечатлением неожиданности и вида стоя­щего близко бронепоезда с наведенными на них пулеметами не оказали сопротивления. Так бы­ли захвачены два исправных 3-дюймовых ору­дия с передками и полными запряжками. Но по­грузить на боевую часть бронепоезда взятые орудия и лошадей не представлялось возмож­ным. Поэтому командир бронепоезда приказал взятым в плен советским артиллеристам везти в качестве ездовых орудия по дороге, находясь под надзором офицеров бронепоезда. По счаст­ливой случайности дорога шла на восток вдоль железнодорожного полотна. В течение часа или полутора происходило сравнительно медленное движение рядом: бронепоезда — по железной дороге и двух захваченных орудий — по грун­товой дороге. Наконец были встречены наши части из состава 3-го конного корпуса генерала Шкуро, оказавшиеся в районе к западу от стан­ции Касторная.

Пленные и захваченные два орудия были переданы в распоряжение командира корпуса генерала Шкуро. Командир корпуса принял ре­шение оставить при себе бронепоезд «Слава Офицеру» на следующий день. Содействие бро­непоезда было весьма желательно во время ожидавшегося боя с кавалерией красных, кото­рая продвигалась в направлении железнодо­рожной линии Курск — Касторная. Бой про­изошел на следующее утро, и бронепоезд «Сла­ва Офицеру» неоднократно отбрасывал части неприятельской кавалерии сосредоточенным пулеметным огнем.

Между тем красным удалось испортить же­лезнодорожный путь западнее бронепоезда, ли­шив его таким образом возможности возвра­титься в Курск. Починка пути происходила ме­дленно из-за неприятельского обстрела. В Кур­ске были получены сведения о тяжелом поло­жении отрезанного бронепоезда, причем пред­полагалось даже, что он потерпел крушение. Ввиду этого бронепоезд «Офицер» был отправ­лен на помощь, будучи назначен в распоряже­ние генерала Третьякова. Бронепоезд «Офи­цер» подошел к месту прорыва красных рань­ше нашей пехоты, вступил в бой со взводом ар­тиллерии красных и заставил его отойти. Ис­порченный красными путь в тылу бронепоезда «Слава Офицеру» было исправлен, и этот бро­непоезд благополучно прошел к станции Мармыжи. Бронепоезд «Офицер» вернулся вече­ром 12 сентября на станцию Курск для следо­вания снова на Орловское направление. 13 сен­тября бронепоезд «Офицер «находился уже на позиции к северу от станции Поныри, примерно в 15 верстах от станции Возы. Красные загро­моздили путь, устроив круив крушение поездного состава с балластом. Велись работы по очистке пути. На следующий день бронепоезд «Офи­цер» подвергся около места крушения сильно­му обстрелу со стороны двух тяжелых бронепо­ездов и легкой батареи красных, которые пре­пятствовали работам по исправлению пути.

16 сентября бронепоезд «Офицер» поддер­живал своим дальним огнем наступление нашей пехоты на следующую станцию Малоархангельск, примерно в 10 верстах к северу от стан­ции Поныри. Но продвинуться с пехотой броне­поезд не мог, так как работы на путях не были закончены. На следующий день бронепоезд про­шел через станцию Малоархангельск и подошел к станции Глазуновка, еще на 15 верст севернее. Там красные устроили на путях крушение двух паровозов. Под прикрытием бронепоезда рабо­ты по очистке пути велись до наступления тем­ноты. 19 сентября бронепоезд «Офицер» всту­пил в бой с двумя бронепоездами противника и оттеснил их до следующей станции Куракино. Не доезжая до этой станции, был обнаружен брошенный красными состав с двумя паровоза­ми, которые сошли с рельс и оказались между путями. До наступления темноты шли работы по устройству в этом месте обходного пути.

После взятия нашими войсками узловой станции Льгов и починки железнодорожного пути тяжелый бронепоезд «Грозный» продви­нулся 10 сентября к северу от Льгова на разъ­езд Марица, где находились части Олонецкого полка. Там бронепоезд внезапно попал под сильный пулеметный огонь с противоположно­го берега реки Прут, еще занятого красными. Так как площадки с тяжелыми орудиями не были приспособлены для ближнего боя, то бро­непоезду «Грозный» пришлось отойти на 2 вер­сты, чтобы выйти из сферы ружейно-пулеметного огня. На смену ему прошел на разъезд Ма­рица легкий бронепоезд «Генерал Дроздовский», который открыл орудийный и пулемет­ный огонь по окопам противника на противопо­ложном берегу реки. Вскоре из леса, в котором скрывалась линия железной дороги, появился бронепоезд красных и сразу стал обстреливать частым огнем бронепоезд «Грозный». После не­скольких ответных выстрелов с бронепоезда «Грозный» его головное 5-дюймовое англий­ское орудие испортилось. Бронепоезд был вы­нужден отойти с позиции на 3 версты по от­крытой местности, находясь все время под об­стрелом. Легкий бронепоезд «Генерал Дроздовский» также начал отходить под сильным об­стрелом неприятельского бронепоезда и 42-ли­нейной батареи красных. Но ему пришлось оста­новиться из-за взорванного пути. В это время бронепоезд «Грозный успел установить на но­вой позиции 6-дюймовое орудие, и это орудие начало обстреливать бронепоезд красных пря­мой наводкой. Он был принужден отойти в лес.

Это позволило бронепоезду «Генерал Дроздов­ский» починить путь и присоединиться к тяже­лому бронепоезду. Днем 10 сентября на пози­цию прибыл начальник боевого участка полков­ник Штейфон и приказал бронепоездам «ожи­вить поле сражения». Для этого легкому броне­поезду выдвинуться вперед, а тяжелому броне­поезду обстреливать батареи красных. Испол­няя это приказание, бронепоезд «Генерал Дроз­довский» пошел в сторону противника, попал под обстрел 42-линейной батареи и получил не­сколько попаданий. Бронепоезд «Грозный», не видя ни одной стреляющей батареи, ограничил­ся обстрелом расположения противника у де­ревни Ширково. Вскоре дальнобойные орудия 42-линейной батареи красных начали метко от­вечать бронепоезду и принудили его отойти в выемку. После наступления темноты наши бро­непоезда подходили к разъезду для ободрения нашей немногочисленной пехоты, а затем ушли в Льгов.

На рассвете 11 сентября бронепоезд «Гроз­ный» прибыл на разъезд Шерекино, чтобы по­лучить там приказание полковника Зеленина, командира Самурского полка, который сменил начальника боевого участка полковника Штейфона. Было назначено наступление наших ча­стей. Олонецкий полк должен был вести фрон­тальную атаку на переправу при содействии легкого бронепоезда «Генерал Дроздовский», которого в свою очередь должен был поддер­живать тяжелый бронепоезд «Грозный». Ба­тальон Самурского полка под командой капита­на Житкевича должен был выйти в тыл броне­поездам красных у станции Конышевка, при­мерно в 25 верстах от Льгова. Бронепоезд «Ге­нерал Дроздовский» вышел на разъезд Марица и беглым огнем по району переправы заставил красных отходить. Бронепоезд «Грозный» об­стреливал батареи и отходившие колонны не­приятеля. Во время боя наблюдательный пункт бронепоезда «Грозный», расположенный на щитах у железной дороги, был обстрелян 42-ли­нейной батареей красных. Пришлось переме­нить его место. Несмотря на первоначальный успех, части Олонецкого полка, опасаясь обхо­да, отступили вечером в исходное положение. Только 12 сентября, вследствие выхода бата­льона Самурского полка в тыл красным, они оставили свои позиции вдоль реки Прут. Одна­ко железнодорожный мост через эту реку ока­зался взорванным. Достаточно прочная починка моста, позволяющая проезд боевых площадок с тяжелыми орудиями, затянулась на несколь­ко дней, и бронепоезд «Грозный» был принуж­ден оставаться на станции Льгов, не принимая участия в развивавшемся наступлении. 19 сен­тября командир бронепоезда полковник Баркалов был назначен командиром вновь формиру­емого 6-го бронепоездного дивизиона. В коман­дование бронепоездом «Грозный» вступил его старший офицер капитан Каньшин.

Действовавший совместно с частями 5-го конного корпуса легкий бронепоезд «Орел» двинулся на рассвете 8 сентября из района уз­ловой станции Бахмач в северном направлении. Бронепоезду удалось дойти без боя до станции Дочь, примерно в 20 верстах к северу от Бах­мача, между тем как блиндированный поезд «Полковник Гаевский» и тяжелый бронепоезд «Князь Пожарский» находились в нескольких верстах позади. Между станцией Дочь и следу­ющей станцией Бондаревка бронепоезд «Орел» вступил в бой с двигавшимся навстречу броне­поездом красных. После короткой перестрелки неприятельский бронепоезд, по-видимому под­битый, начал отходить. Бронепоезд «Орел» преследовал противника, не дожидаясь подхода остальных наших бронепоездов. За станцией Бондаревка с отходившего неприятельского бро­непоезда стали сбрасывать бревна на полотно железной дороги. Затем бронепоезд красных остановился. Продолжая обстреливать против­ника, бронепоезд «Орел» подошел к препятст­вию на пути и должен был тоже остановиться. До противника оставалось меньше 100 сажен. Не ожидая военной хитрости красных, чины ко­манды бронепоезда «Орел» спустились на по­лотно и стали сбрасывать бревна. В это время из-за поворота двухколейной железной дороги внезапно появился другой бронепоезд красных под названием «Советская Россия», сильно во­оруженный. Он открыл огонь в упор из двух 42-линейных орудий. Один из его первых снарядов попал в орудийную башню головной бронеплощадки бронепоезда «Орел», который не мог больше стрелять вперед. Следующий снаряд противника сорвал командирскую башенку, в которой находился командир бронепоезда капи­тан Муромцев. Обезглавленное тело командира упало на пол площадки. Еще один неприятель­ский снаряд попал в сухопарник паровоза. Ма­шинист был убит, а офицер-механик бронепо­езда выброшен взрывом. Из паровоза стали вы­рываться клубы пара. Противник продолжал яростный обстрел бронепоезда «Орел», кото­рый не мог обороняться. Примерно в двух вер­стах показалась конница красных, рассыпавша­яся в лаву. Команда бронепоезда «Орел» сошла с боевых площадок, взяв с собой раненых, и стала отходить под обстрелом противника. При этом команда вновь понесла потери убитыми и ранеными. Отойдя примерно на 2 версты, ко­манда бронепоезда «Орел» встретила блинди­рованный поезд «Полковник Гаевский», на ко­торый она была посажена и доставлена в Бах­мач. Всего за день 8 сентября из состава коман­ды бронепоезда «Орел» были убиты командир капитан Муромцев и 5 нижних чинов, ранены 2 офицера и 6 нижних чинов. Разбитый боевой состав остался у красных. В скором времени, после занятия нашими войсками станции Бондаревка, тело капитана Муромцева, уже погре­бенное крестьянами, было вывезено и отправле­но в Севастополь. Там оно было предано земле на братском кладбище 13-ой артиллерийской бригады. База бронепоезда с командой первона­чально отошла на станцию Прилуки. Затем бы­ло приказано следовать в Харьков, где находи­лась в ремонте одна орудийная площадка бро­непоезда.

Помощь возможно большего числа бронепо­ездов была необходима нашим войскам, разбро­санным на обширном фронте. Однако не суще­ствовало общей и достаточно быстро выполняе­мой программы строительства бронепоездов для всех Вооруженных сил Юга России. Частные начальники старались формировать новые бро­непоезда при помощи местных средств. Как бое­вые составы, так и подчинение таких бронепо­ездов оказывались более или менее случайны­ми. Это вредно отражалось на борьбе с красны­ми, владевшими главными промышленными центрами России.

Около 12 сентября был сформирован в Ки­еве из оставленных там бронеплощадок новый бронепоезд, который получил название «Баян». Командиром его был назначен полковник Делов. По приказанию начальника бронепоездных дивизионов бронепоезд «Баян» был включен в состав 3-го бронепоездного дивизиона, кото­рым в то время командовал полковник Гадд. Бо­евая часть бронепоезда состояла из одной бронеплощадки с 3-дюймовым орудием, принадле­жавшей раньше бронепоезду «Орел», и одной бронеплощадки, входившей в состав советского бронепоезда «,Карл Либкнехт». Паровоз был обыкновенный, небронированный. В середине сентября бронепоезд «Баян» отправился на фронт по линии Киев — Сарны и действовал у станции Буча, примерно в 30 верстах к западу от Киева, совместно с частями 13-го и 16-го стрелковых полков.

По приказанию начальника Полтавской группы войск генерала Бредова 17 сентября бы­ло начато формирование нового бронепоезда, ко­торый получил сначала название «Аскольд», а потом был назван «Генерал Духонин». Команди­ром его был назначен капитан Долгополов. Этот бронепоезд не был включен в состав какого-либо бронепоездного дивизиона, а был подчинен командиру 2-го железнодорожного батальона, который обслуживал Полтавскую группу на­ших войск. Боевой состав был образован из двух бронеплощадок, захваченных нашими вой­сками у противника в боях под Киевом, и одной бронеплощадки, построенной в Киеве на за­воде Гретера. На вооружении бронепоезда «Ас­кольд» было 5 орудий: на головной бронеплощадке одно 42-линейное орудие и одно 3-дюй­мовое орудие в башенных установках; на тен­дере паровоза — горное орудие; на двух осталь­ных боевых площадках — по одному 3-дюймо­вому орудию, укрытому только щитом. Пулеме­ты разных систем были установлены в крытых частях бронеплощадок. Имелась еще полубро­нированная площадка с прожектором. Паровоз был постоянный, бронированный.

Легкий бронепоезд «Генерал Гейман» при­был около 10 сентября в распоряжение началь­ника 5-ой пехотной дивизии генерала Оссовского на станцию Тальное, в районе примерно в 150 верстах к югу от Киева. Там начались военные действия против петлюровцев. В распоряжении петлюровцев было около 10 бронепоездов, весь­ма отличавшихся друг от друга по постройке и по вооружению. Четыре бронепоезда были по­строены очень тщательно, по-видимому — ав­стрийцами, еще во время войны между Россией и Австро-Венгрией. Бронеплощадки были спе­циального типа, иногда закругленной формы в виде черепахи, а не перестроенные обыкновен­ные вагоны. Благодаря небольшой длине и вы­соте они лучше скрывались на местности. Ору­дия помещались во вращающихся башнях. Про­чие бронепоезда петлюровцев состояли из пло­щадок, блиндированных железнодорожными шпалами. На их вооружении было по одному 3-дюймовому орудию на колесах и по несколько пулеметов. Они назывались временными, на украинском наречии — «тимчасовые потяги».

Вскоре по прибытии на станцию Тальное, на железнодорожной линии Цветково-Христиновка, бронепоезд «Генерал Гейман» вступил в бой с петлюровскими бронепоездами «Хортица» и «Сын вольной Украины» и преследовал их до станции Поташ, примерно в 30 верстах к западу от станции Тальное. Во время одной из перес­трелок с бронепоездом «Хортица» (из числа бронепоездов хорошей постройки) бронепоезд «Генерал Гейман» получил одно попадание, но противник получил 9 попаданий. До 13 сентяб­ря продолжалось наступление наших войск на узловую станцию Христиновка при поддержке бронепоезда «Генерал Гейман». После занятия этой станции бронепоезд «Генерал Гейман» дви­нулся по линии Христиновка-Казатин и дошел 14 сентября до станции Христиновка, не обнару­жив там противника. Приказом Главнокоманду­ющего Вооруженными силами Юга России лег­кий бронепоезд «Генерал Гейман» был переименован в «Доброволец» и включен в состав 8-го бронепоездного дивизиона. В этот же дивизион должны были быть включены также легкий бронепоезд «Пластун» и тяжелый бронепоезд «Богатырь».

Находившийся в районе узловой станции Цветково легкий бронепоезд «Коршун» дви­нулся 12 сентября в южном направлении. Были получены известия, что переговоры с Петлюрой кончились безуспешно и начинаются военные действия. Начальник станции Каменный Мост сообщил на бронепоезд, что находившаяся по­близости рота петлюровцев с двумя орудиями отошла на юг. Следующая станция Заплазы оказалась незанятой. При подходе к находив­шейся еще дальше станции Любашевка броне­поезд «Коршун» попал под обстрел артиллерии петлюровцев. Однако попаданий не было. Для того, чтобы отвечать противнику, бронепоезд был вынужден несколько отойти, ибо с места прежней остановки у головного орудия не хва­тало угла поворота. Через некоторое время было замечено, что через переезд южнее станции Лю­башевка отходят части петлюровцев. Броне­поезд «Коршун» начал их обстреливать. После занятия нами станции Любашевка у переезда обнаружено было брошенное 3-дюймовое орудие с подбитым передком. Под вечер бронепоезд пы­тался продвинуться к следующей станции Же­ребьевка, но это оказалось невозможным: на протяжении около полуверсты железнодорож­ное полотно было разрушено пожаром и взры­вом поездного состава, груженного артиллерий­скими снарядами и патронами. Бронепоезд «Коршун» возвратился на станцию Цветково.

Отходившие перед войсками Добровольчес­кой армии к западу от Днепра отряды махновцев внезапно повернули обратно на восток. Около 13 сентября их главные силы прорвали фронт наших войск близ Умани. Располагая многочис­ленным конским составом и повозками, они с большой скоростью устремились к переправам через Днепр у Кичкаса и Александровска. За 10 дней им удалось продвинуться почти на 350 верст. По — видимому, план такого прорыва был подготовлен заранее. В районе всего пред­стоявшего этим главным силам пути стали сразу действовать другие отряды махновцев.

Находившийся на охране железнодорожной линии Александровск — Пологи легкий броне­поезд «Дмитрий Донской» получил приказание охранять также линию Александровск — Кри­вой Рог, к западу от Днепра, с большим мостом через Днепр у Кичкаса. Бронепоезд был разде­лен на две части: бронеплощадка с 3-дюймовым орудием и пулеметная площадка отправились под командой командира бронепоезда капитана Плесковского на западный берег Днепра. Бро­неплощадка с 75-милиметровым орудием под командой старшего офицера капитана Гераси­мова должна была сменить первую половину бронепоезда 12 сентября. Ввиду того, что полу­бронепоезд с капитаном Плесковским не воз­вращался на станцию Александровск к услов­ленному сроку, бронеплощадка с капитаном Ге­расимовым отправилась к нему навстречу, пе­рейдя Кичкасский мост. Примерно в 10 верстах от него был встречен полубронепоезд, перед ко­торым на железнодорожном полотне было нало­жено заграждение из больших камней. Полу­бронепоезд не мог двигаться из-за недостаточ­ного давления пара в паровозе. Была замечена кавалерия махновцев, числом в несколько сот всадников, двигавшаяся со стороны Кривого Рога. Но она была за пределом дальности огня 75-милиметрового орудия. После того как полу­бронепоезд был вывезен в Александровск, бро­неплощадка с 75-милиметровым орудием вер­нулась к Кичкасскому мосту. Оборона его была поручена Славянскому полку, который в полном составе занял позицию у деревни на западном берегу Днепра. Мост был двухэтажный: обыкно­венный настил находился в нижнем этаже, а железнодорожный путь в верхнем этаже. По­этому с бронеплощадки было трудно наблюдать за деревней, расположенной в глубокой лощине, и за грунтовой дорогой. Дальше по течению ре­ки были видны отдельные всадники, переправ­лявшиеся через Днепр вплавь на нашу, восточ­ную сторону.

Под вечер батарея противника открыла огонь по деревне и по Кичкасскому мосту. Махновцы атаковали Славянский полк, который не оказал большого сопротивления и вскоре присоеди­нился к махновцам. Командир полка был заруб­лен. Кичкасский мост был захвачен махновца­ми. Никаких наших войск у восточного конца моста не было. Бронеплощадка бронепоезда «Дмитрий Донской» постепенно отошла к стан­ции Александровск и в сумерках остановилась у выходных стрелок. Оказалось, что в городе уже не было никаких наших частей. Полубро­непоезд под командой капитана Плесковского ушел, получив приказание отправиться в Екатеринослав. Капитан Герасимов получил при­казание по телефону: охранять железнодорож­ную линию Александровск — Синельниково. Но когда бронеплощадка прибыла на следующий день на станцию Синельниково, примерно в 70 верстах к северу от Александровска, то оказа­лось, что там нельзя установить связь с какими-либо нашими войсками. Таким образом, две узловые станции на одной из важнейших же­лезнодорожных линий юга России, — Харьков — Севастополь, — оказались без защиты. Ка­питан Герасимов решил идти обратно в Алек­сандровск. Но бронеплощадка не могла войти на эту станцию, так как пути перед ней были ра­зобраны. Противника не было видно, но он скрывался где-то поблизости. При обратном движении к станции Синельниково пришлось дважды чинить разобранный путь. На узловой станции Синельниково положение оказалось тревожным. Связи с нашими войсками не было. Группы всадников, вероятно махновцев, подъ­езжали к станции, и их отгоняли выстрелами с бронеплощадки. Между стоявшими поездными составами пробирались подозрительные люди. При возрастающей опасности одна бронепло­щадка на узловой станции не могла принести никакой пользы. Было решено идти на при­соединение к своему бронепоезду «Дмитрий Донской» в сторону Екатеринослава. Внезапно около полуночи начался пожар близ железнодо­рожного мостика именно на этом направлении. Капитан Герасимов скомандовал: «Полный ход!» и паровоз с бронеплощадкой успели пере­ехать по уже горевшему мосту.

ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

Бои на правом фланге Добровольческой ар­мии продолжались в конце сентября и начале октября 1919 года с величайшим напряжением сил обоих противников. Наступательный порыв наших войск еще позволил им взять город Орел на расстоянии 300 верст от Москвы, считая по прямой линии. Взят был и город Воронеж, в 400 верстах от Москвы. Требовались свежие под­крепления, чтобы продолжать решительное нас­тупление войск Добровольческой армии. Но на важнейшем направлении не оказалось резервов.

Между тем советское командование понима­ло грозившую ему величайшую опасность. В конце сентября во главе советского Южного фронта из четырех армий был поставлен новый главнокомандующий Егоров. Западнее Орла со­биралась ударная группа в составе трехбригадной Латышской дивизии и еще двух отдельных бригад, общей численностью около 10.000 чело­век Севернее — Эстонская дивизия составила ре­зерв Южного фронта. Конный корпус Буден­ного, численностью около 8.000 человек, прибли­зился к Воронежу, пройдя походным порядком вдоль восточного берега реки Дон около 250 верст за 10 дней.

В районе Царицына в это время не происхо­дило сильных боев. Из состава 1-го бронепо­ездного дивизиона оставался в Царицынском районе только тяжелый бронепоезд «Единая Россия». По большей части бронепоезд нахо­дился на позиции у Французского завода и про­двигался иногда до станции Котлубань, пример­но на 40 верст к северо-западу от Царицына, на участок дивизии генерала Павличенко. Коман­дир бронепоезда полковник Карпинский был пе­реведен в распоряжение начальника бронепоездных дивизионов, и прибыл назначенный коман­диром бронепоезда «Единая Россия» полковник Окушко. С августа 1919 г. в обороне Царицына приняла участие 12-ая батарея Морской тяже­лой артиллерии Донской армии. Батареей ко­мандовал полковник Шмидт. Боевая часть ее состояла из двух площадок с одним 6-дюймовым английским орудием системы Армстронга на каждой. Войдя в состав артиллерийской группы генерала Подгорецкого для обороны города Ца­рицына, 12-я батарея занимала позицию у Ору­дийного завода и обстреливала суда красных на Волге, а также левый берег реки. Совместно с 12-ой батареей действовали в то время 3-я, 7-я и 8-я батареи Морской тяжелой артиллерии. В сентябре 12-я батарея была подчинена начальнику бронепоездных дивизионов и 28 сентября участвовала в бою с речной флотилией кра­сных, которая подошла к Царицыну по Волге, с севера. Флотилия имела на вооружении около 20 орудий. Огнем 12-ой батареи Морской тяже­лой артиллерии были выведены из строя один пароход и два катера красных. Впоследствии из 12-ой батареи Морской тяжелой артиллерии был образован 2-ой Отдельный тяжелый броне­поезд. Из 7-ой и 8-ой батарей Морской тяжелой артиллерии был образован 1-ый Отдельный тяжелый бронепоезд.

Боевые составы легких бронепоездов 1-го дивизиона «Генерал Алексеев» и «Вперед за Родину» находились между тем в ремонте, в Донецком бассейне. Ремонт производился на заводе близ станции Дебальцево. В октябре резерв бронепоезда «Вперед за Родину» был переведен в Харьков, где в вагонных мастер­ских были получены вагоны-теплушки с постав­ленными печами. Точно также были приспосо­блены для зимы и жилые вагоны бронепоезда «Генерал Алексеев». Эта работа производилась в вагоностроительных мастерских станции Лу­ганск. Примерно с 5 по 20 октября команда бро­непоезда «Генерал Алексеев» должна была содействовать гарнизону Луганска в несении ка­раульной службы. Караулы выставлялись в тюрьме и на гауптвахте, а также высылались патрули по городу и его окрестностям, ввиду имевшихся сведений о готовящемся восстании большевиков на заводе Гартмана. Таким обра­зом, команда бронепоезда, имевшая большой опыт в своей весьма специальной боевой служ­бе, применялась для задач, которые могли быть поручены любой тыловой пехотной части.

На правом фланге Добровольческой армии легкий бронепоезд «Генерал Шкуро» участво­вал в первой половине сентября в наступлении от узловой станции Валуйки на узловую стан­цию Касторная. Резерв бронепоезда был остав­лен на станции Валуйки, а боевая часть выдви­нулась на позицию к станции Новый Оскол, примерно на 70 верст севернее. Там бронепоезд «Генерал Шкуро» вступил в бой с двумя бата­реями противника. Было получено попадание в тендер, вследствие чего бронепоезд отошел при содействии вспомогательного поезда на станцию Валуйки для смены паровоза. На следующий день бронепоезд снова вышел в район стации Новый Оскол и во время разведки опять полу­чил попадание в паровоз. В течение двух дней бронепоезд вел бои с батареями красных. Оскол­ками неприятельских гранат были ранены из состава команды 5 казаков. Затем началось про­движение наших войск на Старый Оскол и стан­цию Касторная. Наступление в этом направле­нии, на расстоянии примерно в 140 верст, проис­ходило тогда почти без боев. Бронепоезд «Гене­рал Шкуро» был задержан несколько раз, пока восстанавлись пути и мосты, поврежденные отходившими красными. Около 20 сентября бро­непоезд был отправлен на Воронежское на­правление кружным путем, через станцию Лис­ки. На станции Давыдовка, примерно в 20 вер­стах к северу от станции Лиски, бронепоезд должен был ждать починки железнодорожного моста. Между тем Воронеж был занят войсками нашего 3-го конного корпуса. Бронепоезд «Ге­нерал Шкуро» присоединился к ним, прибыв на станцию Воронеж под командой лейтенанта Чижова. В конце сентября бронепоезд продви­нулся до станции Трисвятская, примерно в 20 верстах к северу от Воронежа, куда подошли в это время передовые части конного корпуса Бу­денного, и вступил в бой с бронепоездом про­тивника. Неприятельский снаряд попал в колесо паровоза бронепоезда «Генерал Шкуро», кото­рый, однако, оставался на позиции до наступле­ния темноты. На следующее утро после смены паровоза бронепоезд «Генерал Шкуро» снова отправился на станцию Трисвятская. Путь ока­зался разобранным. Во время починки пути бро­непоезд был внезапно обстрелян пулеметным огнем из близкого леса. При этом был убит один казак. Открыв огонь по опушке леса и исправив путь, бронепоезд «Генерал Шкуро» двинулся в наступление на станцию Трисвятская совместно с донским бронепоездом «Азовец» и батальоном стрелкового полка 1-ой Кавказской дивизии. Наступление наших частей на село Орлово было отбито, между тем как бронепоезд «Генерал Шкуро» продолжал вести бой с бронепоездом красных. Через некоторое время стала слышна стрельба в тылу. Опасаясь быть отрезанным, командир бронепоезда лейтенант Чижов прика­зал отходить. Неприятельский бронепоезд пре­следовал. Это был, по-видимому, бронепоезд «Черноморец», весьма сильно вооруженный. Близ станции Сомово, примерно в 10 верстах к северу от Воронежа, пути были разобраны и по­лотно железной дороги занято конницей крас­ных. Артиллерийским и пулеметным огнем бро­непоезд «Генерал Шкуро» рассеял эту группу. Затем была начата работа по восстановлению пути, несмотря на обстрел с бронепоезда противника. 5 человек из состава команды бронепоезда «Генерал Шкуро» были ранены. Бронепоезд «Азовец» был подбит. Одна из его боевых пло­щадок, сошедшая с рельс, была оставлена. Ког­да путь был починен, оба наши бронепоезда отошли на станцию Воронеж. Вскоре после этого большие силы красных проникли в район к югу от Воронежа. На участке около 30 верст, между станциями Отрожка и Масловка, они заняли же­лезную дорогу Воронеж — Лиски, проходящую вдоль восточного берега реки Дон. Это был единственный путь отхода наших бронепоездов в южном направлении. Между тем бронепоезд «Генерал Шкуро» получил приказание выдви­нуться вновь на север, в сторону станции Три­святская, для прикрытия отхода стрелкового батальона, окруженного советской конницей. Около станции Сомово были встречены отхо­дившие части наших стрелковых батальонов. Под огнем бронепоезда преследовавшая их крас­ная конница была принуждена остановиться. Стрелки отошли к Воронежу. Взорвав мост че­рез реку Воронеж, бронепоезд «Генерал Шку­ро» также отошел.

При невозможности для бронепоездов ухо­дить на присоединение к нашим войскам на юг, через узловую станцию Лиски, оставалась сла­бая надежда на отход на запад, к узловой стан­ции Касторная, если бы удалось восстановить железнодорожный мост через реку Дон вблизи Воронежа. В течение примерно недели в пер­вых числах октября бронепоезд «Генерал Шку­ро» выходил на позицию у взорванного моста через реку Воронеж и обстреливал занятую противником равнину за рекой. В это время шли работы по восстановлению железнодорожного моста через Дон к западу от Воронежа. Но ко времени оставления Воронежа 11 октября час­тями нашего 3-го конного корпуса эти работы закончены не были. Поэтому командир корпуса генерал Шкуро приказал командам бронепо­ездов приготовиться к оставлению боевых пло­щадок и отступать за реку Дон вместе с други­ми нашими войсками в направлении на Нижнедевицк. Бронепоезд «Генерал Шкуро» отошел со станции Воронеж последним, прикрывая на­ши отступающие части. С боевых площадок были сняты пулеметы, прицелы и орудийные панорамы. После этого боевые составы броне­поездов «Генерал Шкуро» и «Азовец» и состав вспомогательного поезда были сброшены в Дон. Команда бронепоезда «Генерал Шкуро» при­была в город Нижнедевицк, примерно в 25 вер­стах к западу от Воронежа. Там командир бро­непоезда лейтенант Чижов получил приказание отправиться вместе с командой в Харьков для формирования нового бронепоезда «Слава Ку­бани».

(Продолжение следует)

Анд. Алекс. Власов


Голосовать
ЕдиницаДвойкаТройкаЧетверкаПятерка (Не оценивали)
Loading ... Loading ...




Похожие статьи:

Добавить отзыв