Статьи из парижского журнала "Военная Быль" (1952-1974). Издавался Обще-Кадетским Объединением под редакцией А.А. Геринга
Wednesday May 18th 2022

Номера журнала

Письма в редакцию (№ 80)



В № 71 нашего журнала, я обратил внимание на вопрос В. Пигулевского, относительно инци­дента, имевшего будто бы место на немецкой границе, возле города Сувалки. По этому поводу могу сказать следующее.

24 января 1914 г. мой отец прибыл в Сувалки, куда был переведен из 3 гусар. Елисаветград­ского полка во 2 лейб-драгун. Псковский полк помощником командира полка по строевой ча­сти. Вся наша семья жила в офицерском флиге­ле полка, и я всегда был в курсе всех полковых событий, проводя время, соответственно моему возрасту близ казарм или конюшен. Если бы что либо подобное случилось, я не мог бы об этом не знать. Несмотря на то, что мне тогда не было там и, в частности, день объявления войны. О ней я узнал где-то на казарменном дворе и, со всей возможной скоростью, побежал домой об этом радостно сообщить. Мог ли тогда я, в своей мальчишеской башке, думать о тех событиях, к которым она приведет? На другой день утром, после молебна, полк, походным порядком, вы­ступил в направлении на Вильковишки и пере­шел границу Восточной Пруссии.

Могу с уверенностью сказать что если и бы­ло какое либо столкновение (что совершенно не­вероятно), то, во всяком случае, не с нашими драгунами.

Ю. О-вский

Автор статьи «14-й гусарский Митавский полк», в № 78 журнала «ВОЕННАЯ БЫЛЬ», ошибся Генегал Мошнин не получал бригады на Кавказе, а 2-ю бригаду 9-й кавалерийской дивизии. Затем: «донашивание» формы касалось только войсковых частей, коим была изменена форма одежды, генералы же, штаб и обер-офи­церы, при новом назначении на должность или переводе из одной части в другую, обязаны бы­ли одевать новую форму, сразу же при назначе­нии.

А. Левицкий.

Я прочел в журнале «Военная Быль» относи­тельно знамени 24-го Симбирского полка. Я сам служил в Симбирском полку недолгое время. Когда я в чине прапорщика прибыл в полк, то я слышал о знамени то, что писал генерал Чернавин, но того прапорщика, о котором пишет гене­рал, в полку не было.

Позже, в 1917 году, я встретил в полку под­поручика, которого никогда раньше не видел и, когда я спросил «стариков», кто этот подпору­чик, мне рассказали, что он — бывший знамен­щик в бытность 24-го Симбирского полка в ар­мии генерала Самсонова.

Когда полк попал в окружение, то он, стар­ший унтер-офицер и знаменщик, боясь, чтобы знамя не попало в руки врага, сорвал полотни­ще и зарыл его в землю, хорошо заметив место, где знамя было зарыто, а древко долго еще нес и потом сунул его где-то в кусты. Затем, вместе со 120 человеками, знаменщик вышел все же из окружения и на основании его показаний полк был сформирован вновь. Знаменщик был награ­жден крестом Св. Георгия, произведен в пра­порщики и отправлен в Петроград «на хране­ние», откуда его никуда не выпускали. Теперь же, после революции, удерживать его в Петро­граде было некому и он возвратился в полк.

Подпоручик имел два Георгиевских креста. Лет ему было от 27 до 30, был он высокого роста, довольно стройный, худощавый. По говору это был парень из Малороссии.

О поручике Скрипкине я никогда ничего не слышал и узнал о нем только из Вашего журна­ла.

Между поручиком Скрипкиным и подпору­чиком Г. (мне кажется, что фамилия его была Гаращенко?) ничего не могло быть общего. Если поручик Скрипкин участвовал в боях 1914 года в Восточной Пруссии, значит он был кадровым офицером и, следовательно, интеллигентным че­ловеком, а Г-ко был простым деревенским пар­нем с юга России.

уважающий Вас Мелентьев

ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ

15) Какова была судьба генерала Плеве, пос­ле сдачи им командования 5-й армией?

на 13) Во всех Высочайших приказах о на­значениях и производствах всегда писалось «штабс-капитан» и «штабс-ротмистр», посему мы полагаем правильным именно такое написа­ние.

16) В 1779 г. августа 3 был сформирован Гре­ческий полк из Албанского Войска (учр. в 1775 г.) Происхождение и учреждение этого Войска мне совершенно неизвестно и в труде В. В. Звегинцова упоминается о нем только на стр. 146 и 147 что в турецкую войну 1828-29 гг. участвова­ли конницы: Албанская, Армянская, Гайты, Де­ли, Кентерлиы, Татарская, Эриванская. Нельзя »ли выяснить что это за части?

И. Рубец

ОТ РЕДАКЦИИ

На № 16. 28 марта 1775 года из греков и ал­банцев, поселившихся в России по окончании турецкой войны 1769-1774 гг. было образовано Албанское войско. Когда в порту Витуло выса­дился десант Спиридова (600 человек), к нему немедленно присоединилось около 2.500 греков, которые через три дня уже выступили в составе двух Спартанских Легионов, в каждом из кото­рых был один русский капитан и двенадцать русских солдат. Примеру греков последовали албанцы и под Триполицей в русских отрядах было уже 7-8.000 греков и албанцев. С 1770 по 1774 г. они почти непрерывно принимали уча стие в морских и сухопутных экспедициях и в 1773 г. отряды формировались исключительно из этих добровольцев.

В России войско было поселено близ крепо­сти Керчьи Еникале.

3 августа 1779 г. обязательная лишь в воен­ное время служба войска была заменена служ­бой и в мирное время и сформирован Греческий пехотный полк (1.762 человека), разделенный на 12 рот, или «эскатонархий», которым предпо­лагалось дать названия: Афинская, Спартан­ская, Фивская, Коринфская, Фессалийская, Ма­кедонская, Микенская, Сикионская, Ахайская, Ионическая, Эпирская и Кефалонийская. Но имена эти даны никогда не были, к тому же при Императрице Екатерине в полку не было никог­да более 850 человек и 8-ми рот.

В 1784 роду полк поселен близ Балаклавы. С 1785 года полк нес кордонную службу, охраняя побережье Крымского полуострова. В 1777-1778 гг. Войско участвовало в усмирении Крымских татар. В 1787-91 гг. Войско служило в Черномор­ском Флоте в турецкую войну.

9 ноября 1787 года в армии князя Потемкина из греческих и армянских выходцев были сфор­мированы греческие и армянские вольные диви­зионы. В апреле того же года для приезда Импе­ратрицы Екатерины 2-ой была сформирована из «благородных жен и дочерей Балаклавских гре­ков Амазонская рота, в числе 100 особ». Рота была распущена в мае.

19 апреля 1795 года греки вольных дивизио­нов были присоединены к Греческому пехотно­му полку, а албанцы греческих дивизионов со­ставили особый Албанский, впоследствии — Греческий, дивизион.

30 декабря 1796 года Греческий пехотный полк переформирован в Греческий пехотный ба­тальон.

20 мая 1797 г. Греческий дивизион, поселен­ный близ Одессы, расформирован.

29 октября 1797 г. Греческий батальон пере­веден в окрестности Балаклавы.

22 октября 1803 г. из греков и албанцев упраздненного Греческого дивизиона сформиро­ван Одесский греческий батальон, а существо­вавший уже Греческий пехотный батальон пе­реименован в Балаклавский греческий батальон.

9 ноября 1810 г. Оба батальона обращены в военные поселения.

2,4 ноября 1819 г. Одесский греческий бата­льон присоединен к Балаклавскому греческому батальону.

1854 г. В Севастополе из греков, албанцев, сербов, черногорцев, молдаван и валахов учреж­ден Легион Императора Николая 1-го, по окон­чании войны распущенный.

21 октября 1859 г. Балаклавский греческий батальон упразднен и с ним прекратило суще­ствование Войско.

Добавить отзыв