Статьи из парижского журнала "Военная Быль" (1952-1974). Издавался Обще-Кадетским Объединением под редакцией А.А. Геринга
Tuesday May 17th 2022

Номера журнала

ТРИ АТАКИ (Продолжение). – Полк. Ден



Атака Эскадрона, Его Величества 7 сент. 1914 г. под с. Блашки.

6 сентября 1914 года эскадрон Его Величе­ства, с приданным ему полуэскадроном 4-го эс­кадрона, выступил на разведку в направлении с. Блашки — город Калиш.

На следующий день, 7 сентября, эскадрон имел блестящее чисто-кавалерийское дело, ата­ковав в конном строю, при совершенно исключи­тельных условиях, эскадрон германской кава­лерии. Уничтожив его совершенно, он потерял лишь одного человека, но потеря эта была тя­желая: славной смертью, во главе своего эска­дрона, погиб доблестный командир его ротмистр Люкс.

В виду особого интереса этого лихого дела, приведу подробное описание с слов участника атаки тогда штабс-ротмистра, ныне полковни­ка, князя Голицина.

Выслав по разным направлениям четыре разъезда, три офицерских под командой пору­чика князя Капланова и корнетов Хана Нахичеванского и Панчулидзева и один унтер-офи­церский под командой унтер-офицера Сивола- пова, эскадрон расположился в том же самом имении Волень, где обычно стояли наши раз­ведывательные эскадроны. С эскадроном оста­лись командир его ротмистр Люкс, штабс-рот­мистр князь Голицин и поручик Вольский. Вы­ставив необходимое охранение, офицеры при­нялись закусывать. Вдруг на дворе усадьбы по­слышался топот и к выбежавшему на двор князю Голицину подскакал, на взмыленной и неоседланной лошади какой-то крестьянин. При виде князя Голицина лицо его расплылось в радостную улыбку и он, взволнованным го­лосом, сообщил, что через селение Блашки, на­ходившееся в двух верстах от усадьбы, толь­ко что прошел германский эскадрон в направ­лении на город Серадзь. Крестьянин этот ока­зался жителем с. Блашки, по фамилии Геринг, служившим в нашем полку трубачем в быт­ность штабс-ротмистра князя Голицина полко­вым адъютантом. Заметив прошедший через Блашки германский эскадрон и зная о присут­ствии русского эскадрона в имении Волень, он, в ясном сознании своего воинского долга, немед­ленно поскакал сообщить о виденном и какова же была его радость, когда в тех, кому он ока­зал такую ценную услугу, он узнал своих Ни­жегородцев и своего бывшего начальника. Ге­ринг тут же попросился выступить с эскадро­ном в дело, что ему и было разрешено, а потом, по его же просьбе, он был зачислен в полк, в эскадрон Его Величества.

Между тем, ротмистр Люкс, чтобы отрезать противнику путь отступления, повел эскадрон на рысях к западной окраине с. Блашки, после чего повернул по шоссе на г. Серадзь. В эска­дроне, за вычетом высланных разъездов, оста­валось около 60 человек. Командир эскадрона выслал вперед маленький разъезд из трех дра­гун, под командой унтер-офицера Люфта, с приказанием, в случае встречи с неприятелем, повернуть назад и навести его на наш эскад­рон. При нашем проходе через Блашки жите­ли подтвердили сообщение о проходе герман­ского эскадрона.

По выходе из Блашек шоссе проходит между двумя рядами деревьев, часто переплетаю­щихся между собой ветвями, образующими над шоссе как бы зеленые арки, благодаря ко­торым дальше ста шагов ничего нельзя видеть, кроме того, с обеих сторон шоссе прорыты ка­навы.

Эскадрон двигался в колонне по шести, имея во главе командира эскадрона и штабс-ротмистра князя Голицина. Время шло и в ду­шу уже стало закрадываться сомнение — не повернули-ли немцы в сторону от шоссе, как вдруг впереди раздался конский топот и по­слышались револьверные выстрелы. Не успел командир скомандовать «пики за плечо… шаш­ки к бою… марш-марш!» как показался несу­щийся навстречу эскадрону наш маленький разъезд, а за ним германский эскадрон, с пика­ми на перевес, имея во главе трех офицеров.

Со стороны неприятеля слышны были не­истовые крики «хо-х! хох!» а офицеры беспре­рывно стреляли из парабеллумов по нашему разъезду, высланному, очень осмотрительно, на лучших лошадях. Увлеченные преследова­нием наших драгун, немцы не ожидали такой неприятной встречи и, при виде нашего эска­дрона, победное «хох» быстро стихло. Но, по­ворачивать германскому эскадрону было уже поздно, да и некуда. Оставалось встретиться лицом к лицу и постараться пробиться через внезапно выросшее препятствие.

В первый же момент шока, командиром гер­манского эскадрона был убит ротмистр Люкс, который падая, успел крикнуть «ребята! руби­те! Деньги у трубача…» Почти в то же мгно­вение могучим ударом скакавшего за штабс-ротмистром князем Голициным его вестового Шевченки был убит командир германского эс­кадрона. В дальнейшем, сквозная атака, начав­шаяся на карьере, перешла в медленное проползание друг сквозь друга двух встретивших­ся конных масс.

В этой необычной схватке перевес сразу же обозначился на стороне наших драгун, мощ­ными ударами, легко прорубавших немецкие каски, в то время как германцы беспомощно вертели своими пиками, стараясь всеми спосо­бами защититься от сыпавшихся на них жесто­ких ударов. Взводный унтер-офицер Люфт сильным ударом прорубил каску одному немцу и раскроил ему голову, причем шашка, скольз­нув с головы, рассекла еще круп лошади.

Как только головная часть эскадрона про­шла сквозь гущу немцев, штабс-ротмистр князь Голицин повернул эскадрон и началось беспо­щадное истребление удиравшего врага, пре­кращенное только тогда, когда немногие уце­левшие немцы рассыпались по всему полю, а вдали, на шоссе, показались немецкие велоси­педисты. Во время преследования захвачен в плен юнкер граф Чернецкий, упавший вместе с лошадью, а один из офицеров, скрывшийся при помощи двух евреев, в сторожевую будку и, при его обнаружении, отказавшийся сдать­ся, был убит драгуном Непомнящим, как и оба укрывавшие его еврея. Командир германско­го эскадрона, как сказано выше, был убит в на­чале атаки. Нижних чинов зарублено до 70 че­ловек и 12 раненых взято в плен. В нашем эс­кадроне потери были .невелики. Два драгуна ранено пулями и несколько — пиками. 7 ло­шадей убито и несколько ранено.

Между тем, полученные от разъездов доне­сения говорили о начавшемся наступлении немцев в направлении на г. Серадзь. Поэтому, отправив на подводах в штаб полка тело уби­того ротмистра Люкса, раненых немцев и за­хваченное оружие, вступивший в командова­ние эскадроном штабс-ротмистр князь Голи­цин приказал отходить на наше сторожевое охранение, расположенное впереди Серадзи. Около деревни Смардчево эскадрон остановил­ся, заняв переправу, в ожидании приказаний из штаба полка.

Нельзя не отметить нескольких совершенно исключительных обстоятельств этого дела: 1) Неожиданное появление бывшего Нижего­родца, запасного трубача, с донесением о про­шедшем через его селение неприятельском эс­кадроне. Судьбе угодно было дать ему счаст­ливую возможность еще раз послужить родно­му полку. 2) Встреча в конном поединке эска­дронов двух Шефских полков: Нижегородско­го Его Величества и Конно-Егерского Герман­ского Императора. 3) Смерть обоих командиров в самом начале атаки и 4) Исключительно ред­кая в военной истории, сквозная конная атака в колонне по шести, по узкому дефиле.

Дело это, еще раз, доказало громадное пре­имущество в конной атаке нашей конницы пе­ред неприятельской. Сознание этого превосход­ства еще более подняло дух наших драгун уже не сомневавшихся в том, что в рукопашной схватке — победа им обеспечена. А герман­ская конница, в первые же дни войны, испы­тав на себе могучие удары нашей кавалерии, уже не решалась вступать с ней в конный по­единок и, при встрече, сейчас же спешивалась или пряталась за свою пехоту. Нечего и гово­рить, какое большое значение, для свободы действий нашей конницы, имела эта ее мораль­ная победа над конницей неприятеля.

Обращаясь к двум лихим атакам 5-го эска­дрона — 8 августа и эскадрона Его Величества — 7 сентября, нельзя не обратить внимания на правильность подготовки драгун к боевой ра­боте в Нижегородском полку, так наглядно до­казанную в этих двух атаках. Не пренебрегая остальными отраслями обучения, необходимы­ми кавалеристу, в полку было обращено осо­бое внимание на рубку, в сознании того, что для успеха дела необходимо чтобы конный боец был уверен в своем превосходстве в рукопаш­ной схватке и, хотя пика, иногда, и может быть полезна, но, в большинстве случаев, работать ему придется шашкой, да русскому человеку она и больше по душе. В полку постоянно устраивались состязания в рубке, как в эска­дронах, так и между эскадронами и даже между полками дивизии, причем обращалось внима­ние не только на меткость, но и на силу уда­ра. Потому неудивительно, что на войне слу­чались богатырские удары, прорубавшие на­сквозь германские каски и черепа. Результаты оправдали эту точку зрения, и полк был воз­награжден за свою мирную работу, прославив себя блестящими конными атаками на герман­ском фронте Великой войны.

Полк. Ден

(Окончание следует)

Добавить отзыв