Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Tuesday August 22nd 2017

Номера журнала

О бронепоездах Добровольческой армии (Продолжение, № 97). – Анд. Алекс. Власов



Бронепоезд «Генерал Алексеев» находился 1 марта 1919 г. в центре Добровольческого корпуса и участвовал в бою у станции Доломит, к северо-востоку от станции Никитовка, совместно с ротой Дроздовского полка. Со 2 марта бронепоезд перешел на левый фланг корпуса и там действовал попеременно в районе станции Скотоватая с Белозерским батальоном и в районе станции Рутченково с Самурским полком. Бронепоезд «Дмитрий Донской» отражал 3 марта атаки красных на станцию Рутченково. Затем внезапной атакой бронепоезда была занята станция Мандрыкино, к югу от станции Рутченково. На следующий день 4 марта бронепоезд «Дмитрий Донской» был вызван для обороны станции Авдеевка, к северу от узловой станции Юзово. Но в это время красные обходным движением заняли станцию Рутченково. 5 марта бронепоезд «Дмитрий Донской» участвовал в бою снова у станции Рутченково. После того, как красные были отброшены от этой станции, бронепоезд «Дмитрий Донской» оттеснил бронепоезда красных и продолжал наступление по железнодорожной линии Юзово — Волноваха, вплоть до станции Доля. Там бронепоезд «Дмитрий Донской» вступил в бой с тремя бронепоездами красных. При взятии станции Рутченково разрывом орудия на бронепоезде был убит лейтенант Олтаржевский. В течение девяти дней с 6 по 15 марта бронепоезд «Дмитрий Донской» оставался на позиции, отражая атаки красных на станции Авдеевка и Юзово. Бронепоезд передвигался по треугольнику Авдеевка — Юзово — Ясиноватая, ведя бой то в одном, то в другом направлении с бронепоездами и с батареями красных. В эти дни бронепоезду «Дмитрий Донской» приходилось оставаться в боевой обстановке до 20 часов в сутки. Перерывы были только во время смены паровозов и при погрузке подвозившихся снарядов.

9 марта от центра Добровольческого корпуса прибыл на левый фланг бронепоезд «Генерал Корнилов». Бронепоезд был отправлен на станцию Авдеевка в распоряжение командира Самурского полка. При отступлении полка от этой станции бронепоезд, находившийся в 5 верстах впереди нее, не был своевременно уведомлен. Когда он подошел к станции Авдеевка, эта станция оказалась уже занятой красными, которые взорвали стрелки. Две боевые площадки бронепоезда «Генерал Корнилов» и паровоз сошли с рельс. Вышедшая из боевых площадок команда бронепоезда была окружена красными со всех сторон. Но команда все же пробилась к своим, выведя с собой и всех раненых. В ближайшую ночь боевой состав бронепоезда, за исключением одной площадки, был отбит обратно батальоном Самурского полка, в присутствии командира корпуса генерала Май-Маевского. После этого бронепоезд «Генерал Корнилов» продолжал участвовать в боях на линии Ясиноватая-Скотоватая.

Бронепоезд «Вперед за Родину» был отправлен 2 марта, по приказанию генерала Май-Маевского, из Донецкого бассейна на узловую станцию Волноваха. Там он должен был поступить в распоряжение командира Сводно-Гвардейского отряда полковника Андерсена, которому была поручена оборона подступов к Мариуполю. На перегоне Велико-Анадоль — Волноваха пришлось расчищать путь после крушения поезда с углем, наскочившего на разобранный красными путь. Поэтому бронепоезд прибыл на станцию Волноваха лишь в 10 часов вечера. На следующий день 3 марта бронепоезд «Вперед за Родину» отправился на станцию Хлебодаровка, к западу от Волновахи, для поддержки частей гвардии. Между тем в Мариуполе было закончено формирование легкого бронепоезда «Орел». Командиром его был назначен полковник Вальрос. Бронепоезд «Орел» получил приказание перейти из Мариуполя в Таганрог, куда уже отправился его командир полковник Вальрос. 3 марта бронепоезд «Орел» вышел под командой лейтенанта Полетика со станции Мариуполь двумя эшелонами для следования по назначению через южную часть Донецкого бассейна. Вечером он прибыл на станцию Волноваха. Но в этот день красным удалось произвести глубокий прорыв между участками Сводно-Гвардейского отряда и 3-ей пехотной дивизии. Связь между ними была прервана. Таким образом железнодорожный путь к северу от станции Волноваха был перерезан. Бронепоезда: «Вперед за Родину» и «Орел» не могли больше пройти в Донецкий бассейн на соединение с войсками Добровольческого корпуса.

Командир Сводно-Гвардейского отряда принял решение отходить в сторону Мариуполя. Бронепоезд «Орел» был отправлен прямо в Мариуполь, а бронепоезд «Вперед за Родину» получил задачу прикрывать отход частей Сводно-Гвардейского отряда. Эти части отправились 4 марта в сторону Мариуполя в эшелонах. Команда бронепоезда «Вперед за Родину» взорвала стрелки на станции Волноваха и построила заграждения на пути. После этого станция Волноваха была оставлена. К полудню бронепоезд прибыл на станцию Кальчик, в 30 верстах от Мариуполя, где встретил арьергардные части Сводно-Гвардейского отряда. 5 марта бронепоезда «Вперед за Родину» и «Орел» произвели разведку в сторону Волновахи. С бронепоездом «Вперед за Родину» выехала в качестве десанта 6-я рота Самурского полка, которая отошла к югу при прорыве красных. Было установлено, что станция Волноваха занята полком пехоты красных и одним бронепоездом. Бронепоезд «Вперед за Родину» вел с ним перестрелку, а затем наши бронепоезда отошли на станцию Сартана, в 12 верстах от Мариуполя.

Для того, чтобы обеспечить эвакуацию Мариуполя, наши части должны были задерживаться некоторое время на арьергардных позициях вдоль железной дороги. Под прикрытием этой обороны из Мариуполя должны были эвакуироваться лазареты, артиллерийские и интендантские грузы и частично завод «Провиданс», на котором строились бронеплощадки. Нашим бронепоездам было приказано прикрывать последние отходящие части. Под конец обороны команды должны были привести в негодность боевые части бронепоездов и погрузиться на последний уходящий из Мариуполя пароход. При очень важном значении, которое имел каждый бронепоезд Добровольческой армии для упорной обороны Донецкого бассейна, оставление двух наших бронепоездов в Мариуполе было тяжелым уроном. Скорая гибель боевых частей обоих бронепоездов где-либо около Мариуполя представлялась неизбежной. Тем не менее команды бронепоездов продолжали стойко исполнять свой долг.

9 марта бронепоезд «Орел» выехал из Мариуполя на станцию Карань для поддержки частей Сводно-Гвардейского отряда и вел бой с бронепоездами и пехотой противника. На следующий день, 10 марта, наша пехота стала отходить от станции Карань, так как противник вышел ей в тыл. При оставлении станции Карань бронепоезд «Орел» успел попортить станционные пути. Затем он отошел на станцию Сартана, в 12 верстах от Мариуполя, и вел бой с артиллерией красных, которой удалось выйти в наш тыл. Она весьма метко стреляла по железнодорожному полотну. С 10 по 13 марта бронепоезд «Вперед за Родину» выезжал ежедневно к станции Сартана для поддержки Сводно-Гвардейского батальона полковника Кузьминского. Команда бронепоезда завалила путь в двух верстах восточнее станции Сартана, чтобы помешать внезапному нападению советских бронепоездов на станцию. Бронепоезд «Вперед за Родину» содействовал отражению атак превосходных сил красных. При этом бронепоезд находился под фронтальным огнем бронепоездов противника и под огнем его артиллерии с фланга, ибо фронт нашей пехоты в районе станции Сартана шел параллельно железнодорожному пути. Красные пытались обойти наш правый фланг, дабы лишить наш арьергард возможности отойти к Мариуполю. Но эти попытки удавалось отражать. Каждый вечер бронепоезд «Вперед за Родину» возвращался на станцию Мариуполь-порт для снабжения водой и топливом.

На рассвете 14 марта бронепоезда «Вперед за Родину» и «Орел» снова прибыли на станцию Сартана в распоряжение командира Сводно-Гвардейского батальона полковника Кузьминского. Утром красные повели наступление с фронта, и наши бронепоезда вели бой с советской артиллерией. Около 10 час. утра были получены сведения об обходе станции Сартана с востока большими силами противника. Было приказано отходить к Мариуполю. При отходе бронепоезд «Орел» попал под ружейный огонь пехоты красных, которая подошла к железнодорожной линии и также метала в бронепоезд ручные гранаты. Ружейными пулями были ранены на паровозе машинист и кочегар бронепоезда. Когда бронепоезд «Вперед за Родину» отошел на 3 версты от станции Сартана, то оказалось, что пехота красных уже занимает выемку на его пути. Однако красные не успели испортить железнодорожный путь. Бронепоезд «Вперед за Родину» благополучно прошел эту выемку, затем остановился и выстрелами «на картечь» отогнал советскую пехоту от железной дороги. Это дало возможность Сводно-Гвардейскому батальону отойти по соседнему пути. При приближении к Мариуполю бронепоезд «Вперед за Родину» получил приказание стать у моста и прикрывать там совместно с ротой лейб-гвардии Петроградского полка отход наших войск. Бронепоезд оставался у моста до 2 часов дня. От командира Сводно-Гвардейского отряда не было получено больше никаких распоряжений. В тылу, со стороны города Мариуполя, стала слышаться все более сильная ружейная стрельба. Тогда бронепоезд «Вперед за Родину» стал отходить совместно с вспомогательным поездом. Город оказался занятым восставшими местными большевиками. Они открыли огонь по вспомогательному поезду и бронепоезду. В полутора верстах от станции Мариупольгород вспомогательный поезд наскочил паровозом на разобранный красными путь и потерпел крушение. Командир бронепоезда «Вперед за Родину» полковник Скоритовский приказал тогда команде покинуть боевую часть и отходить пешим порядком вдоль берега моря к станции Мариуполь-порт, совместно с ротой лейб гвардии Петроградского полка. При отходе команда все время вела перестрелку с большевиками, занимавшими город. В полуверсте от станции Мариупольпорт была встречена орудийная боевая площадка бронепоезда «Вперед за Родину». Она была оставлена в этот день на означенной станции и выехала на выручку отступавшей команды бронепоезда. По прибытии в порт команда бронепоезда «Вперед за Родину» была принята на пароход «Олимпиада», куда были также погружены два орудия с башнями, снятые с боевой площадки. На тот же пароход была принята и команда бронепоезда «Орел» со снятыми с боевой части орудиями и пулеметами. Находясь уже под артиллерийским огнем противника, команда бронепоезда «Орел» успела столкнуть в море с помощью паровоза свои оставленные боевые площадки. Пароход доставил команду бронепоезда «Вперед за Родину» в Ейск, а команду бронепоезда «Орел» — в Новороссийск.

Директива Главнокомандующего генерала Деникина от 2 марта 1919 г. предписывала вести активную оборону западной части Донецкого бассейна, между тем как правому флангу Кавказской Добровольческой армии, к которому были подведены конные дивизии, надлежало атаковать главные силы 13-ой советской армии в восточной части Донецкого бассейна. Добровольческий корпус мог выполнить свою задачу активной обороны против превосходных сил красных лишь при помощи приемов «железнодорожной войны». Подвижные резервы в вагонах и бронепоезда быстро перебрасывались с узловых станций Донецкого бассейна на наиболее угрожаемые направления. Более трудная обстановка создалась на левом фланге Добровольческого корпуса. Здесь с юго-запада к нему примыкала лишь численно слабая группа войск генерала Виноградова. Эти войска занимали широкий фронт до 100 верст между Донецким бассейном и Азовским морем и должны были прикрывать направление на Таганрог и Ростов с запада. При успешном продвижении в этом направлении советские войска могли бы обойти весь Донецкий бассейн с юга и перерезать железнодорожную линию, которая связывала его через Гаганрог с Ростовом. Поэтому большинство бронепоездов Добровольческой армии было сосредоточено в первой половине марта 1919 г. в западной части Донецкого бассейна. Туда же прибыли затем и спешно формировавшиеся новые тяжелые бронепоезда «Иоанн Калита» и «Князь Пожарский». Они должны были войти в состав бронепоездных дивизионов. Из тяжелого бронепоезда «Иоанн Калита» и легких бронепоездов «Офицер» и «Генерал Корнилов» был образован 2-й бронепоездной дивизион. Из тяжелого Бронепоезда «Князь Пожарский» и легких бронепоездов «Дмитрий Донской» и «Витязь» был образован 3-й бронепоездной дивизион. В это же время было выработано и «Наставление для действий бронепоездов в бою». В нем было сказано, что только бронепоездной дивизион является тактической единицей. Один бронепоезд представляет собою лишь огневую единицу и самостоятельно решать задачи не может. Однако на деле бронепоездам Добровольческой армии лишь редко приходилось выполнять операции в составе целых дивизионов. Надобность в бронепоездах все возрастала, а их не хватало на все железнодорожные линии, вдоль которых развивались военные действия. Поэтому наши бронепоезда действовали то в составе временных групп, то по одному и даже делились на две части, выполнявшие разные задачи.

В составе Донской армии формировались в начале 1919 г. батареи Морской тяжелой артиллерии с орудиями на железнодорожной установке. Каждая батарея состояла первоначально из двух площадок с одним 6-дюймовым орудием системы Кане на каждой. Две батареи составляли дивизион Морской тяжелой артиллерии. В марте 1919 г. первые сформированные пять батарей Морской тяжелой артиллерии находились на фронте у узловой станции Лихая, к востоку от Донецкого бассейна. Впоследствии некоторые из батарей Морской тяжелой артиллерии были переформированы в тяжелые бронепоезда Добровольческой армии.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Конный корпус генерала Шкуро прорвался сквозь фронт частей 13-ой советской армии в Донецком бассейне и после этого двинулся по советским тылам на запад, в сторону левого фланга Добровольческого корпуса. Это позволило нашим войскам снова занять свои позиции, утраченные в начале марта 1919 г. Но к советским войскам продолжали подходить подкрепления, и вскоре началось новое наступление красных в Донецком бассейне, на тех же направлениях. На правый фланг Добровольческого корпуса прибыл 20 марта с левого фланга легкий бронепоезд «Дмитрий Донской» под командой капитана 2 ранга Бушена. Бронепоезд дошел по линии Иловайская — Дебальцево до станции Чистяково и продвинулся далее до станции Рассыпная, оттеснив с боем бронепоезд противника. Благодаря этому, части Марковского полка получили возможность восстановить свое первоначальное расположение. На следующий день, 21 марта, бронепоезд «Дмитрий Донской» поддерживал наступление частей Марковского полка на станцию Чернухино. Несмотря на сильный артиллерийский огонь противника, эта станция была нами взята. Бронепоезд «Дмитрий Донской» получил при этом несколько незначительных попаданий. 22 марта бой у станции Чернухино продолжался. Большие силы красных вышли в тыл офицерской роте Марковского полка, которая находилась восточнее бронепоезда «Дмитрий Донской» между двумя железнодорожными ветками. Рота стала нести тяжелые потери. Было убито и несколько лошадей пулеметной команды. Несколько бронепоездов красных, в том числе и тяжелый бронепоезд под названием «Черноморец», и несколько батарей противника сосредоточили сильный огонь по бронепоезду «Дмитрий Донской», когда он прикрывал отход частей Марковского полка. Бронепоезд «Дмитрий Донской» все-таки вышел вперед, привлекая на себя огонь противника и обстреливая один из неприятельских бронепоездов. Для спасения многих наших раненых, лежавших на поле, с бронепоезда спустились сестра милосердия Наталия Полякова, мичман князь Шаховской и один казак. Они стали подносить и подводить раненых к железнодорожному полотну. Между тем бронепоезд «Дмитрий Донской» получил попадание в паровоз. Был вызван вспомогательный поезд, которым командовал поручик Заболоцкий. Пока он успел подойти, бронепоезд получил еще шесть попаданий. Одно орудие было разбито 42-линейным снарядом. Когда боевой состав бронепоезда «Дмитрий Донской» был сцеплен с вспомогательным поездом, то командир бронепоезда приказал двигаться вперед, несмотря на потери. Стреляя только из одного орудия, бронепоезд «Дмитрий Донской» оттеснил ближайший бронепоезд красных, который заставил отойти и остальные. После этого цепи советской пехоты были отогнаны пулеметным огнем бронепоезда «Дмитрий Донской», и станция Чернухино очищена от противника. Когда раненые чины Марковского полка были собраны у железнодорожного полотна, командир бронепоезда приказал отходить. По пути были погружены все эти раненые. Части Марковского полка были благополучно выведены из боя. На бронепоезде «Дмитрий Донской» были в этот день убиты помощник механика и один казак, ранены и контужены четыре офицера. В течение следующих дней до конца марта бронепоезд «Дмитрий Донской» продолжал поддерживать Марковский полк, ведя бои с неприятельскими бронепоездами и батареями близ станции Чернухино. К 31 марта нашим войскам пришлось несколько отойти до разъезда 106-ой версты.

В центре Добровольческого корпуса действовали во второй половине марта 1919 г. тяжелый бронепоезд «Единая Россия» и легкий бронепоезд «Офицер». Во время боя бронепоезда «Единая Россия» севернее станции Криничная было замечено попадание в советский бронепоезд под названием «Гроза». Бронепоезд «Офицер» находился 16 марта на линии Криничная — Хацепетовка, близ станции Щебенка. 17 марта части конного корпуса генерала Шкуро, продвигавшиеся на запад, взяли станцию Енакиево. Это позволило бронепоезду «Офицер» продвинуться вперед. Починив железнодорожный путь, который был взорван красными в 24 местах, бронепоезд прошел через станцию Енакиево и занял вечером станцию Хацепетовка. 18 марта бронепоезд «Офицер» в составе двух орудийных и одной пулеметной бронеплощадок вел бой у станции Хацепетовка с советским бронепоездом. Было получено попадание гранатой в крышу пулеметной площадки, и на бронепоезде «Офицер» были два легко раненных. Количество наших бронепоездов было недостаточно для действия на всех железнодорожных линиях Донецкого бассейна, где требовалась их поддержка. Поэтому бронепоезд «Офицер» был разделен 19 марта на две части. Одна бронеплощадка выехала в направлении станции Горловка, а другая в направлении станции Хацепетовка, для содействия конным частям генерала Шкуро. Первый полубронепоезд вел в этот день бой с бронепоездом красных к северу от станции Пантелеймоновка и заставил его отойти. По показанию железнодорожного сторожа было установлено, что наш снаряд попал в паровоз советского бронепоезда «Товарищ Троцкий». На нем были убиты машинист и его помощник. 20 марта первый полубронепоезд «Офицер» вел бой с бронепоездами и пехотой красных у станции Горловка, которая к вечеру была занята частями генерала Шкуро. На следующий день, 21 марта, после починки пути, взорванного в нескольких местах, полубронепоезд прошел станцию Горловка и подошел к узловой станции Никитовка. Там он снова вступил в бой с бронепоездами и пехотой красных. 23 марта бронепоезд «Офицер» участвовал в обороне станции Горловка на участке Дроздовского полка и несколько раз выезжал навстречу атакующей пехоте красных, поражая ее шрапнельным и пулеметным огнем. К ночи наши войска были вынуждены оставить станцию Горловка вследствие обхода левого фланга. В этом бою бронепоезд «Офицер» получил два попадания в орудийную площадку. В ней был вырван пол и сбит угол. 25 марта бронепоезд «Офицер» был снова разделен на две части для действия на двух направлениях. Первый полубронепоезд в составе боевой площадки с 75-милиметровым орудием и пулеметной площадки выходил в направлении на станцию Хацепетовка и участвовал в отражении наступления красных. 75-милиметровое орудие нашего бронепоезда, стреляя на дистанцию до 7 верст, имело перевес над бронепоездом красных, который был вооружен 3-дюймовыми орудиями. Второй полубронепоезд в составе бронеплощадки с 3-дюймовым орудием действовал в направлении на станцию Горловка, оттесняя советский бронепоезд. Вечером 25 марта станция Горловка была занята батальоном Дроздовского полка. 26 марта полубронепоезд «Офицер» с 75-милиметровым орудием выходил за станцию Волынцево на участок Корниловского полка, а полубронепоезд с 3-дюймовым орудием находился на станции Горловка, на участке Дроздовского полка. Красные весь день метко обстреливали станцию Горловка, и полубронепоезду «Офицер» приходилось маневрировать. Разрывом неприятельской гранаты, попавшей в

Упрощение схематическое изображение железнодорожной сети района действий бронепоездов Добровольческой армии весной и летом 1919 г.

борт боевой площадки, был убит начальник орудия поручик Сверчков и ранен один офицер. Вечером наши части отошли от станции Горловка. В ближайшие дни бронепоезд «Офицер» вел бои с красными у станций Енакиево и Волынцево.

30 марта бронепоезд «Офицер» прибыл на рассвете на станцию Волынцево в составе бронеплощадки с 75-милиметровым орудием, пулеметной площадки и бронепаровоза. Боевой частью командовал в этот день штабс-капитан Разумов-Петропавловский. Около полудня было получено донесение, что со стороны станции Хацепетовка показался неприятельский бронепоезд. Штабс-капитан Разумов-Петропавловский немедленно двинул бронепоезд ему навстречу. Пройдя линию нашего расположения, бронепоезд «Офицер» вошел в выемку. По выходе из этой выемки был обнаружен бронепоезд красных, стоявший на дистанции около 1 версты впереди на открытой позиции под углом в 45 градусов. Бронепоезд «Офицер» остановился и открыл огонь раньше противника. Вторым нашим снарядом был разбит цилиндр неприятельского паровоза. Благодаря следующим четырем попаданиям в паровоз, советский бронепоезд был лишен возможности двигаться. Противник направил свои 4 орудия на бронепоезд «Офицер», вооруженный только одним орудием, и в свою очередь открыл огонь. Однако головное орудие красных произвело лишь один выстрел, после чего его команда бежала. Второе неприятельское орудие было разбито нашими попаданиями. Площадка воспламенилась, и произошел взрыв. Советская прислуга этого орудия погибла в пламени. После этого остававшиеся еще на неприятельском бронепоезде красные стали выскакивать из горящего состава на землю. Бронепоезд «Офицер» расстреливал их пулеметным и картечным огнем. Лишь с четвертой неприятельской бронеплощадки было сделано еще два выстрела. Но новым нашим попаданием и это орудие было выведено из строя. Под сильным огнем пехоты и артиллерии красных бронепоезд «Офицер» медленно подошел к горевшему неприятельскому бронепоезду, на котором продолжали взрываться снаряды, взял его на фаркоп и вывез из неприятельского расположения. На станции Волынцево пожар на захваченном советском бронепоезде был потушен, и бронепоезд «Офицер» вновь вышел на позицию к нашим цепям. В этом бою на бронепоезде «Офицер» не было потерь. Израсходовано было при стрельбе по неприятельскому бронепоезду 30 снарядов, из коих 21 дали попадания. Захваченный бронепоезд красных носил название «2-ой Сибирский броневой поезд» и лишь за несколько дней перед тем был переброшен в Донецкий бассейн с Царицынского фронта. Он состоял из четырех бронеплощадок, вооруженных четырьмя 3-дюймовыми орудиями образца 1902 года. Головное и заднее орудие имели обстрел под небольшим углом. Два орудия средних бронеплощадок свободно вращались на металлических дисках и имели круговой обстрел. На вооружении советского бронепоезда было также 18 пулеметов, из коих 6 были взяты в полной исправности. Снарядов было взято около 500. Паровоз был защищен сплошной броней, накладываемой сверху. На неприятельском бронепоезде имелось электрическое освещение, водопровод для постоянной циркуляции воды в кожухах пулеметов и рупорная система передачи приказаний. Командир Добровольческого корпуса генерал Май-Маевский лично благодарил штабс-капитана Разумова-Петропавловского и всю команду бронепоезда «Офицер» за совершенный подвиг. Все офицеры, участники славного боя, были представлены к производству в следующие чины, а нижние чины награждены Георгиевскими крестами. Захваченный состав бронепоезда был сначала оставлен на станции Криничная, а затем отправлен для ремонта на станцию Грозный, на Северном Кавказе. Из отремонтированных боевых площадок предполагалось сформировать новый бронепоезд, которому должно было быть присвоено название «Слава Офицеру».

На левый фланг Добровольческого корпуса, кроме находившихся там ранее наших легких бронепоездов, прибыли около 15 марта вновь сформированные тяжелые бронепоезда «Иоанн Калита» и «Князь Пожарский». В «Наставлении для действий бронепоездов», утвержденном 23 марта 1919 г., был указан нормальный боевой состав легких и тяжелых бронепоездов. Согласно «Наставлению», легкие бронепоезда вооружены тремя скорострельными орудиями калибра не свыше 3 дюймов, установленными в башнях с круговым обстрелом. Боевую часть легкого бронепоезда составляют: три орудийные бронеплатформы, одна пулеметная и бронепаровоз. Кроме того может быть придан десантный вагон. Нормальный порядок расположения боевой части: впереди две орудийные платформы, затем одна пулеметная, бронепаровоз и, наконец, одна орудийная платформа. Если командирская рубка на тендере, то паровоз ставится тендером вперед. Спереди, к боевой части бронепоезда прицепляются две предохранительные платформы обыкновенного типа. Назначение их: предохранять боевую часть от крушения и возить материалы и инструменты для исправления пути. Если неисправность пути не будет во время замечена, то с рельс сойдут только предохранительные платформы. То же случится, если на пути будут заложены самовзрывающиеся фугасы. Боевую часть тяжелого бронепоезда составляют: четыре орудийных бронеплатформы с морскими орудиями, из коих или все четыре — калибра 6 дюймов, или же два 6 дюймов и два 105 милиметров или 120 милиметров, одна пулеметная бронеплатформа и бронепаровоз. Нормальный порядок расположения боевой части: впереди две орудийные платформы с более легкими орудиями, затем пулеметная платформа, бронепаровоз и две орудийные бронеплатформы с более тяжелыми орудиями. Тяжелый бронепоезд, вооруженный дальнобойными орудиями с настильной траекторией, не следует ставить на позицию ближе 5-6 верст от неприятеля. Для стрельбы его платформы должны расцепляться, и откидываются кронштейны. Для изготовления к стрельбе нужно время не менее 10 минут. Таким образом тяжелый бронепоезд лишен возможности маневрировать и представляет собой открытую, хорошо видимую цель. Поэтому он должен ставиться вне досягаемости огня легких орудий противника.

В течение всей гражданской войны эти теоретические требования по большей части не могли выполняться. Немногие заводы, находившиеся на территории, занятой Вооруженными силами Юга России, не могли достаточно быстро строить боевые площадки для бронепоездов. Потребность же в бронепоездах при численной слабости нашей артиллерии все возрастала, в особенности, когда фронт стал весьма широким при нашем наступлении летом 1919 года. Поэтому, по почину частных начальников стали спешно сооружаться новые бронепоезда при помощи местных средств и главным образом из боевых площадок, отбитых нашими войсками у красных. Таким образом боевой состав многих бронепоездов Добровольческой армии, особенно так называемых «нештатных», не соответствовал нормам, указанным в официальном наставлении. К сожалению, некоторые частные пехотные и кавалерийские начальники не вполне отдавали себе отчет в разнице между тяжелыми и легкими бронепоездами. Тяжелым бронепоездам давались иногда задачи, которые совсем не соответствовали их техническим свойствам.

Тяжелый бронепоезд «Иоанн Калита» формировался с февраля 1919 года в Екатеринодаре и Новороссийске. Командиром его был назначен полковник Зеленецкий. Боевая часть его была составлена первоначально из двух бронеплощадок с 6-дюймовыми орудиями системы Кане, одной бронеплощадки с 42-линейным орудием на лафетной установке, пулеметной бронеплощадки и отдельной площадки для хранения 6-дюймовых снарядов, с подъемным механизмом. По прибытии бронепоезда «Иоанн Калита» около 15 марта в Донецкий бассейн, «база» его, то есть вагоны, приспособленные для жилья команды, была оставлена на узловой станции Криничная. На этой же станции находился в поездном составе штаб Добровольческого корпуса. Боевой состав бронепоезда выезжал со станции Криничная в западном направлении для участия в боях, на левом фланге корпуса. Иногда боевой состав был разделен на две части. Перед открытием огня орудийные бронеплощадки разводились на расстояние по крайней мере в 10 сажен друг от друга, дабы избежать поражения двух боевых площадок взрывом одного неприятельского снаряда. Тяжелый бронепоезд «Князь Пожарский» формировался с февраля 1919 года в Новороссийске. Командиром его был назначен капитан 1 ранга Потемкин. Боевая часть его состояла из одной бронеплощадки с 6-дюймовым орудием системы Кане, двух бронеплощадок с 105-милиметровыми орудиями Обуховского завода и одной пулеметной бронеплощадки. 105-милиметровые орудия в 60 калибров длиной могли стрелять на дистанцию в 14 верст. Главным источником пополнения снарядами служили запасы таковых с наших миноносцев, затопленных в Новороссийском рейде. Извлеченные из воды унитарные снаряды поступали сначала в особую лабораторию в Новороссийске, где они переснаряжались, а затем посылались в распоряжение Инспектора артиллерии Добровольческого корпуса. Снабжение бронепоездов тяжелыми снарядами было скудное. Бронепоезд «Князь Пожарский прибыл в Донецкий бассейн на станцию Криничная около 15 марта.

Во время боев в конце марта 1919 года левый фланг Добровольческого корпуса занимал позиции вдоль железнодорожной линии протяжением около 40 верст, соединяющей станции Очеретино — Авдеевка — Юзово — Рутченково — Мандрыкино — Доля. В упорной борьбе эти станции много раз переходили из рук в руки. На расстоянии примерно в 15 верст к востоку от вышеуказанной линии проходила параллельно ей другая железнодорожная ветка, протяжением около 50 верст, соединявшая станции: Железная — Скотоватая — Ясиноватая — Караванная. Около этих станций тоже шли упорные бои. Легкие бронепоезда «Генерал Корнилов» и «Генерал Алексеев» и тяжелый бронепоезд «Князь Пожарский» участвовали в боях в районе станции Скотоватая совместно с Белозерским батальоном. Ввиду недостатка тяжелых снарядов на бронепоезде «Князь Пожарский» часто назначалась норма для стрельбы: по 10 снарядов на орудие в день. Замечено было, что красные, по-видимому, подсчитывали число этих выстрелов. Когда они предполагали, что бронепоезд «Князь Пожарский» больше не станет стрелять, то подводили ближе свою артиллерию и бронепоезда. Впрочем, на бронепоезде «Князь Пожарский» удалось создать некоторый «неофициальный» запас снарядов. Он был использован неожиданно для красных в бою у станции Железная 20 марта. Неожидавшие частого обстрела тяжелыми снарядами красные обратились в бегство. Станция Железная была занята батальоном Дроздовского полка. Бронепоезду «Князь Пожарский» была объявлена благодарность командира Добровольческого корпуса генерала Май-Маевского. Тяжелый бронепоезд «Иоанн Калита» участвовал в боях у станций Авдеевка, Юзово и Рутченково. Бронепоезда «Генерал Алексеев» и «Князь Пожарский» приняли участие в конце марта в боях у станций Рутченково, Мандрыкино и Доля. Во время этих боев бронепоезд «Генерал Алексеев» получил много прямых попаданий снарядами. Все его боевые площадки были сильно повреждены и заменены другими.

Одновременно с наступлением в Донецком бассейне советские войска, среди которых было много так называемых «махновцев», предприняли наступление в сторону Крыма. Часть Северной Таврии оборонялась нашими немногочисленными войсками Крымско-Азовской Добровольческой армии, которой командовал генерал Боровский. После поддержки наших войск во время февральских боев первая половина бронепоезда «Сокол» находилась в ремонте на станции Джанкой. 12 марта была закончена в Симферополе постройка второй половины этого бронепоезда. Этот второй полубронепоезд отправился на фронт под командой полковника Огонь-Догоновского. Боевая часть его состояла из одной орудийной бронеплатформы с двумя морскими орудиями калибра 75 милиметров и одной пулеметной бронеплощадки. В течение трех дней второй полубронепоезд «Сокол» поддерживал наши войска, которые обороняли от красных узловую станцию Пологи. Во время этих боев полубронепоезд доходил до неприятельских цепей. С нашей стороны ощущался недостаток в артиллерии, однако наступление красных на Пологи были отбито. 16 марта советские войска предприняли наступление с севера, перпендикулярно железнодорожной линии Верхний Токмак — Федоровка. Неприятельской коннице удалось захватить станцию Стульнево на этой линии. Таким образом были отрезаны от железнодорожных сообщений с Крымом наши войска у станции Пологи и находившийся с ними второй полубронепоезд «Сокол». Наши части стали отходить к югу, на Бердянск, под прикрытием полубронепоезда. 18 марта Бердянск был эвакуирован. Во время погрузки наших войск на суда в Бердянске второй полубронепоезд «Сокол» передвигался у пристани и вел артиллерийский и пулеметный огонь, прикрывая погрузку от наступающих красных и восставших местных большевиков. По окончании погрузки команда полубронепоезда сняла замки с орудий и пулеметы и спустила боевые площадки с пристани в море. После этого команда была погружена на транспорт и доставлена в Керчь. Между тем первая половина бронепоезда «Сокол» по окончании ремонта отправилась 15 марта на фронт под командой старшего лейтенанта Муромцева. 17 марта первый полубронепоезд «Сокол» был спешно вызван на станцию Большой Токмак. Под напором противника город Большой Токмак был оставлен нашими войсками, которые заняли позицию близ станции, вдоль железнодорожного полотна. Полубронепоезд открыл огонь по пехоте красных, наступавшей на станцию, и по батарее противника, которая стреляла из города. Эта батарея была принуждена замолчать, и наступление советской пехоты было остановлено. По общему плану наши части были затем погружены в поезда, и ночью станция Большой Токмак была нами оставлена. 18 марта первый полубронепоезд «Сокол» прикрывал нашу конницу и артиллерию, отходившие от Большого Токмана. Через некоторое время полубронепоезд был спешно вызван на узловую станцию Федоровка. Красные повели на нее наступление с севера, стремясь окружить наш арьергард. При поддержке полубронепоезда это наступление было отбито. Наша кавалерия и артиллерия успели между тем отступить непосредственно на Мелитополь. 19 марта наши войска отходили от станции Федоровка к Мелитополю. Первый полубронепоезд «Сокол» двигался вслед за ними, ведя непрерывный арьергардный бой с красными. 20 марта первый полубронепоезд «Сокол» участвовал в обороне Мелитополя, поддерживая наши части: Симферопольский офицерский полк, Крымский сводный батальон и Сводный конный дивизион. На следующий день, 21 марта, наши части, к которым присоединился Екатеринославский отряд под командой генерала Васильченко, предприняли короткое наступление и отбросили красных. Это наступление должно было дать возможность эвакуировать город Мелитополь. После оставления Мелитополя большая часть наших войск отошла к Перекопу, а первый полубронепоезд «Сокол» прикрыл отступление и дошел до станции Сиваш. 22 марта прибыла на смену команда второй половины бронепоезда, которая была эвакуирована из Бердянска. В командование бронепоездом вступил полковник Огонь-Догоновский. 23 марта по приказанию полковника Слащева бронепоезд «Сокол» двинулся еще в темноте на линию наших цепей. Вследствие заноса пути бронепоезд сошел с рельс у самой боевой линии, и поднять его до рассвета не удалось. Когда красные заметили бронепоезд, лишенный возможности двигаться, они сосредоточили против него огонь всей своей артиллерии. Боевой состав бронепоезда «Сокол» был разбит. Команда его отошла пешим порядком. В ближайшие дни красным удалось вторгнуться в Крым, и 27 марта ими была занята узловая станция Джанкой. Наши войска отошли в восточную часть полуострова на Ак-Манайские позиции. Штаб Крымско-Азовской Добровольческой армии был после этого расформирован.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Генерал Врангель по выздоровлении от тяжкой болезни снова вступил в командование Кавказской Добровольческой армией в начале апреля 1919 года. К этому времени положение на фронте Вооруженных сил Юга России было трудным. В составе Кавказской Добровольческой армии Добровольческий корпус упорно оборонял в ежедневных боях южную часть Донецкого бассейна, и к правому флангу его снова примкнул после успешного рейда конный корпус генерала Шкуро. Этим нашим войскам приходилось выдерживать натиск частей трех советских армий: 8-ой, 13-ой и 2-ой Украинской советской. Фронт Добровольческого корпуса, когда он был оттеснен от центра Донецкого бассейна к югу, несколько сократился. Но еще больше сократилась и численность частей корпуса от ежедневных боев и потерь. Требовались подкрепления. Однако командование Вооруженными силами Юга России не могло их дать вследствие новой угрозы, возникшей к югу от нижнего течения реки Дон. Левый фланг Донской армии, примыкавший к правому флангу Кавказской Добровольческой армии, успешно оборонялся к югу от города Луганска. Центр Донской армии был прикрыт сильной естественной преградой — нижним течением реки Донец. Против правого фланга Донской армии, к югу от нижнего течения реки Дон, перешла в наступление 10-я советская армия со стороны Царицына. В состав ее входила многочисленная конница. Она стала продвигаться вдоль железнодорожной линии: Царицын — Тихорецкая. Так возникла опасность нового вторжения красных на Кубань или их продвижения к Ростову с юго-востока. Поэтому на фронт к реке Маныч были направлены: сводный отряд из пехоты под командой генерала Кутепова, конный корпус генерала Покровского и другие наши части. Добровольческий корпус не мог, следовательно, получить вскоре подкрепления в южной части Донецкого бассейна. Тем более ценной была поддержка, которую могли оказать войскам корпуса находившиеся при них бронепоезда.

В первой половине апреля 1919 года на правом фланге Добровольческого корпуса действовали легкие бронепоезда «Дмитрий Донской», «Офицер» и — по временам — «Генерал Алексеев», который неоднократно перебрасывался с одного фланга корпуса на другой. Бронепоезд «Дмитрий Донской» поддерживал части Марковского полка на линии Иловайская — Дебальцево. В боях 5 и 13 апреля пулеметная команда бронепоезда спускалась с боевой части для усиления нашей пехоты. За две недели нашим войскам пришлось отойти на расстояние около 20 верст. Однако в бою 13 апреля у станции Чистяково наступление красных было остановлено, и наши войска при поддержке бронепоезда «Дмитрий Донской» перешли в контратаку.

Бронепоезд «Офицер» находился в начале апреля на линии Криничная — Хацепетовка. 4

апреля красные начали наступление на станцию Волынцево, и бронепоезд выехал им навстречу. Боевой частью командовал в этот день штабс-капитан Лабович. В выемке бронепоезд «Офицер» сошелся вплотную, на дистанцию около 15 сажен, с неприятельским бронепоездом под названием «Молния». Выстрелом головного орудия бронепоезда «Офицер» было подбито головное неприятельское 42-линейное орудие. Передняя площадка неприятельского бронепоезда загорелась. Кроме орудия на ней имелись еще 8 пулеметов. Произошел взрыв, от которого погибла вся команда этой площадки. Красным удалось между тем отцепить горевшую бронеплощадку и пустить ее под уклон вместе с двумя предохранительными платформами в сторону бронепоезда «Офицер». Чтобы избежать крушения, бронепоезд «Офицер» был вынужден отходить. Тело 3-дюймового орудия бронепоезда сорвалось при выстреле и вылетело за борт площадки. Неприятельская бронеплатформа, развив скорость, все-таки ударилась о боевой состав бронепоезда «Офицер» и сошла с рельс. В это время сильным огнем батарей противника был подбит паровоз бронепоезда «Офицер». Тем не менее неприятельская бронеплощадка была поставлена на рельсы под личным руководством штабс-капитана Лабовича. Затем боевой состав бронепоезда «Офицер» был отведен на станцию Волынцево. Захваченную советскую бронеплощадку удалось вывести на руках, несмотря на артиллерийский и ружейный огонь наступающих красных, вплоть до стрелок станции Волынцево. Там она была, однако, оставлена, так как не было паровоза, который отвез бы ее дальше. В этом бою из состава команды бронепоезда «Офицер» было ранено и контужено 5 человек. К ночи наши войска были вынуждены отойти. Тяжелый бронепоезд «Единая Россия» также действовал на этой железнодорожной линии и 7 апреля участвовал в оборонительном бою у станции Енакиево. При этом на бронепоезде были ранены три офицера. Наши войска отошли к станции Щебенка. Бронепоезд «Офицер», выходивший 7 апреля на позицию к станции Щебенка, потерпел крушение. Он наскочил на вспомогательный поезд бронепоезда «Единая Россия», который стоял укрыто в выемке и не оградил пути предохранительными сигналами. Три казака из числа команды бронепоезда «Офицер» получили при столкновении тяжкие ушибы. Одна орудийная бронеплощадка была приведена в негодность и сброшена с рельс после того, как орудие с установкой было с нее снято. 8 апреля бронепоезд «Офицер» был отправлен в тыл, на станцию Тихорецкая, для ремонта.

На левом фланге Добровольческого корпуса находились в начале апреля 1919 года бронепоезда «Генерал Алексеев», «Иоанн Калита», «Князь Пожарский», а также вновь сформированный легкий бронепоезд «Белозерец». Упорные бои шли у станции Авдеевка, где 4 апреля бронепоезд «Генерал Алексеев» поддерживал Партизанский полк. Неприятельский снаряд попал в бак с нефтью на тендере бронепоезда, и бронепаровоз его был сожжен. Бронепоезд «Князь Пожарский» находился в этот день на станции Ясиноватая, когда там были получены сведения, что бой у станции Авдеевка принимает неблагоприятный для наших войск оборот. Около полудня бронепоезд «Князь Пожарский» в составе одной бронеплощадки с 105-милиметровым орудием и одной пулеметной бронеплощадки быстрым ходом двинулся навстречу наступающим красным. Боевой частью командовал в этот день капитан Харьковцев. Снаряды противника ложились уже около станции Ясиноватая. Когда бронепоезд миновал разъезд, то около него разорвалась очередь неприятельских снарядов, осыпав боевой состав землей и осколками. Бронеплощадка с 105-милиметровым орудием была тогда отцеплена и поставлена за домом. А бронепаровоз с пулеметной площадкой бронепоезда «Князь Пожарский» продолжал движение вперед. На расстоянии около 300 метров впереди упомянутого дома стоял на соседнем пути бронепоезд «Белозерец». Несмотря на жестокий обстрел неприятельской артиллерии, он не двигался и стрелял по красным, выпуская свои последние снаряды. Под таким же сильным неприятельским обстрелом пулеметная площадка бронепоезда «Князь Пожарский» пошла дальше в расположение противника. Войдя в выемку, окаймленную посадками, бронепоезд «Князь Пожарский» оказался вне наблюдения артиллерии красных. Но возникло опасение, что в посадке окажется советская пехота, которая сможет поражать бронепоезд сверху ручными гранатами. Поэтому прапорщик Белавенец поднялся с ручным пулеметом на крышу пулеметной бронеплощадки, где он не был защищен даже от ружейных выстрелов. Но зато он мог бы обстреливать из своего ручного пулемета посадки по краю выемки. При выходе из выемки бронепоезд «Князь Пожарский» встретился с советской пехотой, которая наступала по лощине справа. Расстояние до нее было около 100 сажен. Красные открыли по бронепоезду частый ружейный огонь. Бронепоезд отвечал пулеметным огнем. Брошенная красными ручная граната разорвалась между платформами бронепоезда, не причинив потерь. От пулеметного огня с близкой дистанции советская пехота понесла очень большой урон и отхлынула, оставив в лощине много трупов. Двигаясь после этого еще дальше в расположение красных, бронепоезд «Князь Пожарский» обстрелял из пулеметов железнодорожную будку. В это время из выемки, до которой оставалось менее 100 сажен, появился неприятельский бронепоезд. На боевой площадке бронепоезда «Князь Пожарский» было лишь 4 тяжелых пулемета против орудий советского бронепоезда. Поэтому был дан полный ход назад. Несмотря на большой перевес в огневой силе, противник не преследовал. При выходе на открытое пространство бронепоезд «Князь Пожарский» снова попал под сильный огонь артиллерии красных, но прошел среди рвущихся снарядов благополучно. Боевая площадка с 105-милиметровым орудием была быстро прицеплена к бронепоезду. Между тем находившийся на соседнем пути бронепоезд «Белозерец» успел погрузить подвезенные ему снаряды. Это позволило обоим бронепоездам предпринять новое наступление в расположение красных. Продвижение пришлось прекратить, когда цепи нашей пехоты остались далеко позади, и противник мог бы взорвать пути в тылу бронепоездов. Но наступление красных на станцию Ясиноватая было таким образом отражено.

Бронепоезд «Генерал Алексеев» поддерживал 5 и 6 апреля Белозерский батальон в районе станции Скотоватая. После уничтожения боевой части бронепоезда «Вперед за Родину» при оставлении нами порта Мариуполь, команда этого бронепоезда находилась в Екатеринодаре, где происходило новое формирование боевой части. 9 апреля бронепоезд «Вперед за Родину» прибыл на станцию Иловайская в Донецком бассейне в составе одной боевой площадки с 3-дюймовым орудием образца 1900 года с полубашенной установкой, одной боевой площадки с двумя 3-дюймовыми орудиями образца 1900 года и одной пулеметной бронеплощадки. Все эти боевые площадки были отбиты у красных на Северном Кавказе. 10 апреля бронепоезд «Вперед за Родину» отправился на левый фланг Добровольческого корпуса по железнодорожной линии Иловайская — Еленовка. На этом участке нашим войскам пришлось отступить. Фронт проходил в это время около станции Караванная. Боевой участок близ железной дороги был занят армейским запасным батальоном. В ближайшие дни происходил сильный натиск красных на этом направлении. Поэтому к станции Караванная были собраны три бронепоезда: «Генерал Алексеев», «Вперед за Родину» и «Единая Россия». Вследствие попадания неприятельского снаряда между орудийными площадками, бронепоезд «Единая Россия» потерпел крушение. 15 апреля на усиление боевой части бронепоезда прибыла площадка со вторым 6-дюймовым орудием. Между тем бронепоезд «Вперед за Родину» был разделен 14 апреля на две половины. Первый полубронепоезд содействовал отражению упорных атак красных на станцию Караванная. От нее оставалось лишь около 30 верст до станции Иловайская, последней крупной узловой станции Донецкого бассейна, остававшейся в распоряжении наших войск для перебросок вдоль фронта. Несколько раз полубронепоезд «Вперед за Родину» выезжал к нашей передовой цепи и отбрасывал противника огнем «на картечь». На полубронепоезде были ранены ружейными пулями два солдата-пулеметчика. 15 и 16 апреля первый полубронепоезд «Вперед за Родину» продолжал поддерживать армейский запасный батальон в боях у станции Караванная. Вторая половина бронепоезда «Вперед за Родину» в составе одной бронеплощадки с двумя орудиями и пулеметной площадки была отправлена 14 апреля на станцию Ясиноватая в распоряжение командира Белозерского полка генерала Будянского. Для прикрытия левого фланга этого полка второй полубронепоезд вышел со станции Ясиноватая по направлению к станции Юзово и вскоре попал под обстрел 48-линейной гаубицы красных. Третий неприятельский снаряд попал в двухорудийную площадку бронепоезда «Вперед за Родину». На ней начался пожар, и произошел взрыв находившихся на ней снарядов. Взрывом были убиты или смертельно ранены: поручик Шереметев, юнкер Наркусский, кадеты Соловьев и Стоянов. Во второй половине апреля бронепоезд «Дмитрий Донской» поддерживал части конного корпуса генерала Шкуро, который примкнул к правому флангу Добровольческого корпуса и предпринял наступление в сторону узловой станции Дебальцево. Ведя ежедневные бои с неприятельскими бронепоездами, бронепоезд «Дмитрий Донской» постепенно продвинулся примерно на 30 верст, от станции Чистяково до станции Чернухино. Но затем наши войска были снова оттеснены. В то же время советское наступление продолжалось и против войск правого фланга Добровольческого корпуса, в направлении от станции Хацепетовка на станцию Криничная. В боя 15 и 16 апреля у станции Волынцево на бронепоезде «Генерал Алексеев» были ранены два офицера. 18 апреля бронепоезд «Генерал Алексеев» поддерживал части Корниловского полка в боях у станций: Енакиево и Щебенка. В бою 21 апреля на бронепоезде был убит машинист Ларский.

Советское командование напрягало все усилия, чтобы окончательно овладеть Донецким бассейном. Около 25 апреля после упорного боя, в котором участвовал бронепоезд «Иоанн Калита», советским войскам удалось взять станцию Криничная. 26 апреля бронепоезд «Князь Пожарский» принял участие в оборонительном бою у станции Ханженково, которую нашим войскам пришлось оставить. На левом фланге Добровольческого корпуса бронепоезд «Вперед за Родину» вел 17 апреля бой близ станции Караванная. Под напором превосходных сил противника станция была оставлена. Бронепоезд отошел к станции Ларино. На этом участке была образована Ларинская группа наших войск, в состав которой вошли: армейский запасный батальон, 3-я батарея Дроздовского артиллерийского дивизиона и эскадрон Владимирского уланского полка. В командование группой вступил полковник Зеленин. Наши войска в течение нескольких дней отражали упорные атаки красных на станцию Ларино, но около 25 апреля им пришлось отойти и от этой станции. 25 апреля вечером красные пустили против бронепоезда «Вперед за Родину» так называемый «брандер-паровоз» с целью вызвать крушение. При столкновении орудийная и пулеметная бронеплощадки были повреждены и отправлены в спешный ремонт. Из состава команды бронепоезда были ранены при столкновении двое.

После боев, продолжавшихся в Донецком бассейне в течение нескольких месяцев, в полках Добровольческого корпуса оставалось в строю примерно по 500 человек. При поддержке бронепоездов Добровольческий корпус удерживал в Донецком бассейне к 25 апреля лишь одну, последнюю, станцию Иловайская, через которую могли производиться рокадные перевозки войск вдоль фронта. В направлении на север от нее оставалось 12 верст до фронта у станции Харцызск. На этом направлении были сосредоточены тяжелые бронепоезда: «Единая Россия», Иоанн Калита» и «Князь Пожарский». В направлении на запад от станции Иловайская оставалось тоже 12 верст до фронта у станции Моспино. На этой железнодорожной линии находились: бронепоезд «Вперед за Родину» и прибывший с правого фланга корпуса бронепоезд «Генерал Алексеев». Начальник штаба Добровольческого корпуса счел своей обязанностью донести штабу армии, что приходится предвидеть решение об общем отходе. В случае, если красным удастся продолжать свой натиск подведенными свежими силами, то лишь при своевременном выходе из боя будет возможно сохранение остатков войск Добровольческого корпуса. Командир корпуса использует, конечно, всякое благоприятное обстоятельство, но приходится считаться и с худшими возможностями. В ответ на это командующий Кавказской Добровольческой армией генерал Врангель выразил уверенность в доблести войск и указал, что лишь при полной невозможности удержать южную окраину Донецкого бассейна со станцией Иловайская он предусматривает отход в направлении на Таганрог. 27 апреля генерал Врангель сам прибыл на станцию Иловайская. Советское командование было, по-видимому, уверено в своем конечном успехе. Штаб Южного советского фронта отдал 28 апреля директиву, в которой предписывалось: 8-ой армии овладеть Луганском, 13-ой армии наступать на станцию Иловайская и далее на Кутейниково, в направлении на Таганрог, 2-ой Украинской советской армии наступать с запада также на Таганрог. Но в этот критический момент у советского командования не хватило свежих резервов, которые могли бы дать новую силу этому наступлению. Стало сказываться новое обстоятельство, а именно восстание против советской власти донских казаков Верхне-Донского округа. Восставшие косвенно повлияли и на борьбу в Донецком бассейне. Часть советских войск оказалась связанной вдали от фронта Кавказской Добровольческой армии.

Упорные оборонительные бои на фронте, прикрывавшем узловую станцию Иловайская, продолжались в последних числах апреля 1919 года. В бою 29 апреля у станции Ханженково на бронепоезде «Князь Пожарский» был убит поручик Кубеницкий. С 28 апреля по 3 мая происходили упорные бои наших войск, поддержанных бронепоездами «Генерал Алексеев» и «Вперед за Родину», между станциями Ларино и Моспино. 3 мая красным удалось занять станцию Моспино, но это был их последний местный успех в весеннем наступлении на Донецкий бассейн. Наступательный порыв трех советских армий был истощен, и начался их постепенный отход из Донецкого бассейна в северном и западном направлении. Так как положение на правом фланге Добровольческого корпуса на направлении Иловайская — Дебальцево оказалось достаточно прочным, то подкрепления из частей конного корпуса генерала Шкуро и пластунская бригада генерала Геймана были направлены на наиболее угрожаемый левый фланг. 4 мая станцию Моспино была взята обратно. 5 мая бронепоезда «Генерал Алексеев», «Вперед за Родину» и подошедший тяжелый бронепоезд «Единая Россия» продвигались с частями корпуса генерала Шкуро в сторону станции Ларино. Они должны были, однако, часто задерживаться для починки путей.

2 мая произошло разделение Кавказской Добровольческой армии на две армии. Из войск, находившихся на Манычском фронте, на направлении Тихорецкая — Царицын, была образована Кавказская армия. Во главе ее был поставлен генерал Врангель. Войска, остававшиеся в Донецком бассейне, образовали Добровольческую армию под командой генерала Май-Маевского. Командиром Добровольческого корпуса вместо него был назначен генерал Кутепов.

В ближайшие дни наши войска начали теснить красных также и в центре фронта Добровольческого корпуса. Около 10 мая тяжелый бронепоезд «Иоанн Калита» поддерживал наши части при наступлении на станцию Ханженково. Подойдя к месту, где железнодорожный путь был сильно поврежден, бронепоезд был вынужден остановиться, однако продолжая обстреливать советский бронепоезд «Карл Маркс», который находился на станции. Под огнем бронепоезда «Иоанн Калита» неприятельский бронепоезд начал отходить. В это время цепи нашей пехоты приближались к станции Ханженково. Снарядом бронепоезда «Иоанн Калита» было испорчено железнодорожное полотно на пути отхода неприятельского бронепоезда, и он тоже остановился. Бой между стоящими бронепоездами продолжался, в время как с обеих сторон старались возможно скорее починить путь. Бронепоезд «Иоанн Калита» стремился продвинуться вперед, а советский бронепоезд старался уйти. К нему попытался подойти на помощь другой бронепоезд красных, но метким огнем бронепоезда «Иоанн Калита» он был отогнан. Тогда наша пехота подошла к советскому бронепоезду «Карл Маркс» и после короткого боя он был захвачен.

На так называемый Манычский фронт, к югу от нижнего течения реки Дон, где развивалось наступление 10-ой советской армии, был отправлен еще 3 апреля легкий бронепоезд «Генерал Корнилов». Ему предстояло сменить на станции Ея, к юго-западу от узловой станции Торговая, наш бронепоезд «Витязь», получивший тяжелые повреждения. За время с 4 по 15 апреля бронепоезд «Генерал Корнилов» действовал вместе с частями Астраханской дивизии в районе станции Торговая. К 25 апреля наступление красных было окончательно остановлено, и станция Торговая вновь занята нашими войсками. После взятия этой станции бронепоезд «Генерал Корнилов» выходил к мосту через реку Маныч и 1 мая вступил в перестрелку с советским бронепоездом «Воля». Неприятельский бронепоезд сошел с рельс. В ночь с 1 на 2 мая на него была предпринята атака, в которой участвовала подрывная команда от нашей пехоты и часть команды бронепоезда «Генерал Корнилов». Находившиеся на своих боевых площадках красные были забросаны ручными гранатами, и советский бронепоезд был взят. В боях с 5 по 8 мая Кавказская армия нанесла 10-ой советской армии сильное поражение, взяла станцию Великокняжеская и начала преследование неприятеля в сторону Царицына. За две недели красные потеряли до 15.000 человек пленными и 55 орудий. Бронепоезд «Генерал Корнилов» участвовал во взятии станции Великокняжеская совместно с частями лейб-гвардии Финляндского полка и Сводно-гренадерского полка, а затем продвигался в направлении на Царицын в течение 4 дней, производя починку пути. Красным удалось взорвать большой железнодорожный мост через реку Сал у станции Ремонтная, примерно в 120 верстах к северо-востоку от Великокняжеской. До починки этого моста дальнейшее продвижение по железной дороге оказалось невозможным.

Между тем формирование новых бронепоездов Добровольческой армии продолжалось. В апреле 1919 года в Керчи, на восточной оконечности Крымского полуострова, был в спешном порядке построен бронепоезд, первоначально названный «номер 3-ий». Из него впоследствии были образованы два легких бронепоезда и тяжелый бронепоезд «Непобедимый», которые вошли в состав 5-го бронепоездного дивизиона. Сначала же было две половины одного бронепоезда «номер 3-ий»: легкая и тяжелая с общей базой. Тяжелая половина бронепоезда состояла из двух переделанных угольных платформ, прикрытых стальными листами. Вооружение состояло из двух 100-милиметровых морских орудий Обуховского завода в 60 калибров длиной, с унитарными снарядами. Установка орудий была низкая, допускавшая стрельбу на дистанцию в 11 верст. Бронепоезд «номер 3-ий» прибыл около 15 апреля, под командой капитана Сипягина на фронт к Ак-Манайской позиции, защищавшей Керченский полуостров. На Северном Кавказе было начато в апреле месяце формирование тяжелого бронепоезда «номер 4-ый». Командиром его был назначен полковник Баркалов. Команда находилась первоначально на станции Грозный, а боевые площадки строились в Новороссийске, на заводе «Судосталь». 4 мая этому бронепоезду было присвоено название: «Грозный». 9 май в Екатеринодаре было начато формирование легкого бронепоезда, который получил название «Святой Георгий Победоносец». Командиром его был назначен полковник Мокрицкий. В мае 1919 года строился также легкий бронепоезд «Генерал Дроздовский», командиром которого был назначен полковник Васильев.

(Продолжения следует)

Анд. Алекс. Власов

 

© ВОЕННАЯ БЫЛЬ


Голосовать
ЕдиницаДвойкаТройкаЧетверкаПятерка (Не оценивали)
Loading ... Loading ...




Похожие статьи:

Добавить отзыв