Издание Обще-Кадетского Объединения под редакцией А.А. Геринга
Saturday September 23rd 2017

Номера журнала

«Похищение» штандарта л.-гв Гродненского гусарского полка. – А. Макарович



Случай этот произошел в середине девяностых годов прошлого столетия, во время командования полком ген.-майора Оскара Яковлевича Зандер (1892-1897), от вдовы которого Ольги Николаевны я и слышал в 1928 году этот рассказ.

Варшава всегда очень торжественно праздновала День Божьего Тела, — праздник соответствующий православной Троице. В костелах шли длинные и торжественные службы, заканчивавшиеся религиозными процессиями, двигавшимися по улицам, сопровождаемые населением, разодетым в самые нарядные одежды; масса цветов, сверкающие на солнце золотом кресты и хоругви, богатое облачение духовенства, — все это создавало исключительную обстановку этого дня. Вечером давались великолепные балы, с той помпой и роскошью, с которыми это так умели делать поляки.

Но наряду с этим, в Варшаву к этому дню съезжались со всех концов Польши любители поживиться тем, что плохо лежит, пользуясь беспечностью веселящегося населения.

* * *

«Мы вернулись с бала после двух часов ночи, — так начала свой рассказ Ольга Николаевна. — Пока откладывали лошадей, убирали карету, а мы с мужем делились впечатлениями бала, могло пройти с полчаса, и около трех везде воцарилась тишина.

Около пяти часов утра няня, спавшая в детской, которая была рядом с кабинетом, вышла из спальни и ужасно испугалась, натолкнувшись на какую-то палку, лежавшую поперек двери. Она закричала и бросилась назад. На ее крик прибежал денщик, который в то утро должен был идти на стрельбу и потому был уже одет. Он попал в кабинет и остолбенел: место, где обычно в стойке под образами находился штандарт, было пусто, — штандарта не было!

С минуту он был в недоумении, а затем, поскольку позволяла полутьма в зале, так как занавеси и шторы были спущены, бросился к спальне и забарабанил изо всех сил в дверь, крича: «Ваше Превосходительство, Ваше Превосходительство, штандарт украли!»

Его отчаянный крик разбудил всех в доме. Отовсюду бежали, кто в чем был, к кабинету.

Трудно, совершенно невозможно, передать состояние всех, а в особенности мужа, когда увидели, что штандарта действительно нет!

Чувствовалось, что случилось что-то ужасное, непоправимое… К счастью, это продолжалось недолго. Из зала раздался крик: «Вот он!» и все гурьбой бросились в зал и увидели там (одну из штор успели отдернуть) лежавший на полу штандарт.

Радости буквально не было границ!

Он был в полном порядке, за исключением маленького кусочка эмали на Георгиевском кресте, отколовшемся при падении.

Теперь только обратили внимание на то, что все серебро, как с полок буфета, так и из полувыдвинутых ящиков, исчезло.

Нужно было немедленно предпринять поиски воров, которые не могли уйти далеко с большой тяжестью при свете наступившего утра.

Вызвали охотников, которыми оказался весь полк. Мало того, уланы и Третья гвардейская конная, узнав о происшествии, тоже полностью явились на помощь.

Оцепили, для верности, очень большой район и стали сходиться, тщательно осматривая все места, куда воры могли бы спрятаться, а в особенности густые кусты и заросли на берегу Вислы, куда прилегал парк.

После сравнительно недолгого времени со стороны реки раздались вопли. Это кричали воры, которых беспощадно били гусары. Били на совесть и не за украденное серебро, которое тут же валялось в мешках, а за то, что они хотели украсть штандарт, как это сразу переделала солдатская легенда.

Если бы не подоспевшие офицеры, решительно вырвавшие воров из рук гусар, их бы там, возможно, и прикончили.

«Да как вы смели, такие-сякие, тронуть штандарт?» спрашивали их офицеры, уже после того, когда, будучи приведены в дом, воры немного оправились после пережитого.

«Да мы и понятия не имели, что это штандарт, а если бы знали, никогда в жизни не тронули бы. Просто мы боялись, что кто-нибудь может выйти из той комнаты, там все время был какой-то шум. Вот мы и поставили два стула перед дверью, а на их спинки положили длинную палку, она показалась нам подходящей, с тем, что идущий с той стороны должен обязательно ее свалить, а мы успеем убежать. А времени у нас уже было мало, так как быстро рассветало, и, когда мы вышли из дома, было совсем светло. Мы поскорее забрались в кусты и решили переждать здесь до вечера, так как переправиться мы не могли, а идти вдоль речки было опасно: нас могли заметить и поймать. Но когда мы услышали крики команд и голоса солдат, мы поняли, что пропали».

При обыске у них оказались ножи и они признались, что зарезали бы всякого, кто застал бы их при краже. Впоследствии няня часто благодарила в молитвах Бога, что воры ее не зарезали.

Вся бригада получила по чарке водки от гусарского командира, а поймавшие воров были щедро награждены, хотя далеко не все серебро было найдено: часть его воры, видимо, успели утопить в камышах, и оно никогда не было обнаружено.

Но случай этот доставил массу неприятностей мужу. Кто-то сообщил о происшествии в Петербург и уже на следующий день пришел запрос: «Что с штандартом Гродненского полка?» Пришлось написать подробный рапорт, а затем муж должен был ехать в Петербург и предстать перед комиссией и ему угрожала каторга. И только заступничество Военного Министра Генерала Ванновского, с которым он был в очень хороших отношениях, помогло ему оправдаться перед комиссией.

Штандарт был перенесен в другую комнату, а вместо одного часового поставлено три, так как одного часового у фронта оказалось недостаточно».

А. Макарович


© ВОЕННАЯ БЫЛЬ

Добавить отзыв