Статьи из парижского журнала "Военная Быль" (1952-1974). Издавался Обще-Кадетским Объединением под редакцией А.А. Геринга
Wednesday May 18th 2022

Номера журнала

Письма в Редакцию (№ 66)



ПОЛЕВЫЕ ЖАНДАРМСКИЕ ЭСКАДРОНЫ

В «Новом Русском Слове», от 4 января с. г., в статье «Быль Военная», а затем в ответ­ном письме ротмистру Н. Петерсу, в той же га­зете, от 27 янв. с. г., г. Н. Вороневич допустил ряд небылиц о Полевых жандармских эскад­ронах. Это не может остаться без ответа. Оче­видно он незнаком с положением о Полевых жандармских эскадронах, объявленном в при­казе по Военному Ведомству в 80-десятых го­дах (точно год не помню). Позволю себе дать вкратце описание этих эскадронов.

Полевых жандармских эскадронов в рус­ской Императорской армии было семь: 6 ар­мейских и один гвардейский. На погонах име­ли нумерацию и состояли при Штабах военных округов. 1 — в Вильне, 2 — в Варшаве, 3 — в Киеве, 4 — в Одессе, 5 — в Тифлисе, 6 — в Гельсингфорсе и Гвардейский — в Петербурге. В мирное время это был кадр из 28 унтер-офи­церов, командира эскадрона и двух офицеров. Комплектовались унтер-офицерами из кавале­рийских полков своего округа. А при объяв­лении мобилизации пополнялись до 200 чело­век из запаса унтер-офицеров и 10 офицеров, от одной из кавалерийских дивизий своего ок­руга.

Развертывался каждый эскадрон в два, один из коих шел в Армию, формировавшуюся из войск тех округов, которые не имели Поле­вых эскадронов. Например: один полуэскадрон 1 эскадрона шел в 4 Армию, состоящую из войск Московского и Казанского округов, ко­торые в мирное время эскадронов этих не име­ли.

Согласно Положению, командир эскадрона, прокомандовав в чине полковника в течении 2-х лет эскадроном, зачислялся в список кан­дидатов на кавалерийский полк. В 1907 году, при возвращении кавалерийским полкам их прежних наименований и старой формы, так­же полевые жандармы получили мундир и вицмундир драгунского полка (кирасирского образца). Гвардейский же эскадрон имел фор­му образца Гвардейских кирасир еще со вре­мени своего сформирования. А унтер-офице­ры, как армейских так и гвардейского эскад­рона, имели белый аксельбант, в отличие от красного — Корпуса жандармов.

Никакого отношения к полицейской и по­литической службе в стране эскадроны эти не имели, принадлежали к Военному Ведомству и несли, преимущественно, службу ординарческую — при Штабах военных округов. А пото­му естественно приводить в исполнение приго­воры (расстрелы) военно-полевых судов, как говорит о том г. Воронович, не было на обязан­ности этих эскадронов.

Также не верно у г. Вороновича, что Поле­вые жандармские эскадроны несли полицей­скую службу на железных дорогах. Там, как всем хорошо известно, были на станциях Жан­дармские отделения Корпуса жандармов, Ми­нистерства внутренних дел. И Полевые эскад­роны к этой службе никакого отношения не имели. Не производили арестов и «заподозрен­ных в шпионаже жителей», как о том пишет г. Воронович. Ибо шпионаж был в ведении Разведовательных и Контр-разведовательных отделений Штаба армии, а не Полевых жан­дармских эскадронов.

И последнее, пожалуй самое главное. Поче­му, спрашивается, в 1917 году, когда вся поли­ция и жандармерия были уничтожены Вре­менным Революционным Правительством, По­левые эскадроны продолжали существовать и никто их не трогал? Не есть ли это наглядное опровержение всего того, что пишет об этих эскадронах г. Воронович?

Сформированные по образцу французской армии, с присвоением неподходящего слова «жандармские», эскадроны эти, как я уже ска­зал выше, несли службу ординарческую, поче­му Временным Правительством, в 1917 году, и были переименованы — в Ординарческие, про­должая существовать — вплоть до полного развала Армии.

Кн. П. Ишеев

ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ

Желая иметь в коллекции рисуемых мною форм и типов Русской Армии последнего цар­ствования, также и формы чинов Конных пол­ков и конно-горных батарей Заамурского Ок­руга Пограничной Стражи, я был бы очень благодарен тем из читателей, которые могли бы мне дать недостающие сведения, а именно: 1) Какого образца были седла у нижних чинов — кавалерийского, казачьего или какого-ни­будь специального для лошадей-монголок? У офицеров, насколько я знаю, были седла ка­валерийские и лошади не монголки. 2) Были ли нижним чинам положены шпоры? 3) Име­ли ли конные части, при парадной форме, флю­гера на пиках? Если имели — то какие? По мо­им сведениям, таковых не было.

А. К. Крыжицкий

ОТВЕТ Г-НУ ЗЕМЕЛЮ

То, что г-н Земель видел в музее л.-гв. Мо­сковского полка и, что он счел за кокарды вре­мени Отечественной войны, на самом деле бы­ли не кокарды, а репейки. Происхождение ре­пейков иное чем происхождение кокард — произошли они от кистей на гренадерских шапках и, подобно последним, были различных в каждом баталионе цветов. Когда в 1803 и 1804 гг., гренадерские шапки и гвардейские каски были заменены киверами, на последних были сохранены репейки прежней расцветки, которые помещались над черной с оранжевой каймой кокардой. Офицерам кивера были впервые даны лишь в 1808 году — «К киверам сим полагались: серебрянные репейки, с таким же по середине Высочайшим вензелем, на по­ле из черных и оранжевых, зубчатых полос» (см. Висковатов «ОДЕЖДА И ВООРУЖЕНИЕ РОССИЙСКИХ ВОЙСК», 1901 г. часть 14, стр. 13). Во время Отечественной войны цвета ре­пейков нижних чинов Тяжелой Гвардейской пехоты была следующая: у гренадер 1-й гре­надерской роты 1-го баталиона — красные; у стрелков — желтые; в 1-й, 2-й и 3-й фузилерных — белые с зеленою серединою (см. там же стр. 17). В музее л.-гв. Московского полка сле­довательно хранились: офицерский кивер эпо­хи Отечественной войны с офицерским репей­ком и кивер гренадера 1-й гренадерской роты 1-го баталиона л.-гв. Литовского полка. Киве­ров нижних чинов других рот и баталионов, по-видимому, не сохранилось. Что касается красного с накладным вензелем репейка, то такого репейка приказами установлено не бы­ло — по всей вероятности, это был репеек нижнего чина с приставленным к нему офи­церским вензелем.

Вензелевые изображения Высочайшего имени с репейников «изъяты» не были — они оставались на репейках, позднее переимено­ванных в помпоны, частей, в коих Государь Император был Шефом и которым полагалось соответствующего рода головные уборы, вплоть до наших дней.

Е. Молло

Добавить отзыв