Статьи из парижского журнала "Военная Быль" (1952-1974). Издавался Обще-Кадетским Объединением под редакцией А.А. Геринга
Saturday October 1st 2022

Номера журнала

Хроника «Военной Были» (№ 79)



ЗАБОТЫ ПОТЕМКИНА О СОЛДАТЕ

Представляя Императрице Екатерине, в 1783 году, свое мнение об обмундировании русских войск, князь Потемкин писал:

«В России, когда вводилось регулярство, во­шли офицеры иностранцы с педантством тог­дашнего времени, а наши, не зная прямой цены вещам военного снаряда, почли все священным и как будто таинственным. Им казалось, что ре­гулярство состоит в косах, шляпах, клапанах, обшлагах, ружейных приемах и проч. Занимая же себя такой дрянью, и до сего времени не знают хорошо самых важных вещей, как-то: мар­шировки, разных построений и оборотов. А что касается до исправности ружья, тут полирова­ние и лощение предпочтено доброте, стрелять же почти не умеют, словом — одежда войск на­ших и аммуниция такова, что придумать почти нельзя лучше к угнетению солдата, тем паче, что он, взят будучи из крестьян, в тридцать по­чти лет возраста узнает узкие сапоги, множест­во подвязок, тесное нижнее платье и пропасть вещей, век сокращающих. Красота одежды во­енной состоит в равенстве и соответствии вещей с их употреблением. Платье чтобы было солда­ту одеждою, а не в тягость. Всякое щегольство должно уничтожить, ибо оно есть плод роско­ши, требует много времени, иждивения и слуг, чего у солдата быть не может…

Завивать, пудриться, плести косы, солдат­ское ли сие дело? На что же пукли? Всяк дол­жен согласиться, что полезнее голову мыть и чесать, нежели отягощать пудрою, салом, мукой, шпильками, косами. Туалет солдатский должен быть таков, что встал то и готов. Если б можно было счесть, сколько выдано в полках за ще­гольство палок, и сколько храбрых душ пошло от сего на тот свет! Простительно ли, чтобы страж Отечества удручен был прихотями, про­исходящими от ветропрахов, а часто и от безразсудных».

В результате трудов Светлейшего Князя Тавриды, русский солдат получил обмундиро­вание, о котором, впоследствии, французский эмигрант на русской службе, генерал Андро-де-Ланжерон писал:

«Я не знаю формы более удобной, легкой и красивой, чем та, которую носит русский солдат.

Он не носит ни косы, ни пуклей, его волосы ко­ротко обстрижены и могут быть мыты каждый день. Не понимаю, почему все европейские ар­мии не ввели у себя русского обмундирования».

После смерти Императрицы, Русская армия вновь была облачена в прусские мундиры. С большой горечью реагировал на эту «реформу» Суворов:

«Нет вшивее пруссаков — писал он — лаузер или вшивень назывался их плащ; в шильтгаузе и возле будки без заразы не пройдешь, а головной их вонью вам подарят обморок. Мы от гадины были чисты, и первая докука ныне сол­дат — штиблеты, гной ногам».

сообщил С. Андоленко

О ВЕЛИЧИНЕ УГЛА

В 1918 году ехали мы с кадетом Андриевичем в Добровольческую армию. На противопо­ложной скамейке вагона оказался лихой, с подусниками, штабс-ротмистр Никотин. Курить он не курил, уверяя, что ему это не нужно, ибо он сам «Никотин», но сыпал анекдотами и слу­чаями из своей жизни. Как например:

«По окончании Елисаветградского училища, был я выпущен эстандарт-юнкером в Ингерманландский драгунский полк. Нам, эстандарт-юнкерам, полагался угол-шеврон, нашитый на ле­вой руке, от обшлага, примерно, до локтя. Я приказал портному сделать его подлиннее и он закатил наверное раза в полтора больше поло­женного. На одной из узловых станций, вышли мы с приятелем промочить горло и только я скомандовал буфетчику — «пол-аршина водки» — как на нас надвигается грозный генерал. Мо­жет быть, будь я один, генерал и не обратил бы внимания на мой угол, но рядом с углом моего приятеля — мой казался просто гигантом. Мы вытянулись. «Юнкер! заревела гроза, — у вас большой угол!» «Никак нет, Ваше Превосходи­тельство! Величина угла не зависит от длины его сторон!» Генерал невольно улыбнулся — «а ведь и правда…», сказал он и гроза миновала».

сообщил А. Макарович

О чесменском бое

Иностранные историки, в своих описаниях Чесменского боя, сплошь да рядом придают слишком большое значение участию в русском флоте английских офицеров. Рассмотрим этот вопрос.

Капитан Грейг, действительно, был прекрас­ным и храбрым исполнителем. Лейтенанты Дугдаль и Мекензи, вызвавшись добровольцами на брандеры, шли на смертельный риск, но Дугдалю не удалось дойти до противника, так как уже на половине расстояния, наперерез ему устремились две галеры. Поняв что ему с ними не справиться, Дугдаль, приказав матросам спа­саться на шлюпке, сам поджег брандер, причем был сильно обожжен и ранен в ноги. Мекензи не довел своего брандера до первой линии, из за своего неудачного маневра. Единственному рус­скому лейтенанту Димитрию Сергеевичу Ильи­ну, неустрашимому и хладнокровному, удалось подвести свой брандер вплотную к 84-пушечному кораблю и поджечь его. От этого взрыва за­пылал весь турецкий флот.

Что же касается до адмирала Эльфингстона то это был заносчивый и высокомерный чело­век, с презрением относившийся ко всему рус­скому. Он только мешал адмиралу Спиридову. В своем письме к Императрице Екатерине, А. Г. Орлов писал: «Ежели контр-адмирал Ельфинстон не переменит своего поведения, я при­нужденным найдусь, для пользы службы Ваше­го Величества, отнять у него команду». Эльфингстон не захотел участвовать в блокаде Дарда­нелл, увел лин. кор. «Святослав» (84-пушечный и самый мощный) и погубил его, посадив на камни у Лемноса. Был уволен из Российского Императорского флота.

сообщил Г. фон Гельмерсен

О происхождении джигитовки

Джигитовка, извечный казачий спорт, экви­либристика на скачущем во весь опор коне, скачушем не в манеже, а несущемся по широкому простору степи. Когда она появилась? От кого переняли ее казаки?

Если слово «казак» — тюрко-татарского про­исхождения и, как стараются доказать некото­рые историки, сами казаки суть выходцы из Азии или смесь южных славян с остатками раз­ных народов, живших на южных и юго-восточ­ных окраинах Европейской России, которые пе­реняли от монголо-татар некоторые способы ве­дения конного боя, вооружение и другие прие­мы, в том числе и джигитовку… то это не так. Мы все хорошо знаем, что все азиатские племе­на России, как и наши Кавказские горцы, отлич­ные наездники, но ни одно из этих племен и на­родов не имело вида конского спорта — джиги­товки, которая была присуща казакам всех войск былой России.

Надо полагать что у казаков джигитовка вы­работалась и установилась только с появлением казачьих полков в Императорской России, но — как, и почему, и когда?.. — Неизвестно. Воз­можно, что произошло это в порядке соревнова­ния с регулярной русской конницей в разных и особых видах наездничества.

Мы, казаки, с ранних лет видим джигитов­ку в своих станицах, восхищаемся выдающими­ся джигитами, но в описаниях этого рода спор­та мы остаемся спокойны и скромны. Для него у нас нет ни особых восторгов, ни красок. Иные же картины получаются при описании ее людь­ми посторонними казачеству или же просто впервые эту джигитовку видящими. Тут они полны и восторга, и красок и удивления перед ее исполнителями…

полковник Ф. Елисеев

Дисциплина

Кавалергардского полка полковник Пашков, вследствие болезни, мешавшей ему ездить на широких аллюрах, ожидая производства в ге­нералы и будучи лично хорошо известен Госу­дарю, обратился к Нему с просьбой — назначить его в пехоту, на что последовало Высочайшее соизволение и он получил лейб-гв. Литовский полк.

Вскоре после его назначения был полковой праздник. Полк был выведен на Мокотовское поле и, в ожидании командующего войсками, была подана команда «стоять вольно». Наконец, махальные дали знак, что командующий вые­хал. Прослуживший всю жизнь в кавалерии ге­нерал Пашков забыл, что за ним стоит пехот­ный полк и могучим голосом подал команду: «полк са-дись!» и, когда он обернулся, чтобы посмотреть в каком состоянии полк, он увидел, что все шестнадцать рот, во главе с штаб-офицера­ми, сидят в пыли Мокотовского поля…

Это произошло в 1903 году. Слышал это от лейб-гв. Уланского Его Величества полка пол­ковника Иордана.

А. Макарович

ИНОСТРАНЦЫ о РУССКОМ СОЛДАТЕ

«…что по натуре русские являются превос­ходными солдатами — исторически неопровер­жимый факт. Два крупных военных авторите­та — Фридрих Великий и Наполеон — призна­ли храбрость и мужество этого великого наро­да. Крепкое телосложение, выносливость, не­прихотливость, редкая ловкость и быстрая со­образительность, в соединении с отвагой и му­жеством, делают русского великолепным сол­датом. К этому следует добавить еще способ­ность быстрой ориентации и любовь к своему императору…

Даже трехмесячное отступление и проигран­ные битвы не смогли сломить дух и деморали­зовать русскую армию в 1812 году. Столь высо­кие боевые качества русские проявили не толь­ко у себя в России, но и при заграничных похо­дах, как против европейцев, так и против азиа­тов».

Генерал-лейтенант Отто дон-Бисмарк (книга его о поездке в СПБ в 1835 г.)


Голосовать
ЕдиницаДвойкаТройкаЧетверкаПятерка (Не оценивали)
Loading ... Loading ...





Похожие статьи:

Добавить отзыв