Статьи из парижского журнала "Военная Быль" (1952-1974). Издавался Обще-Кадетским Объединением под редакцией А.А. Геринга
Wednesday December 13th 2017

Номера журнала

О бронепоездах Добровольческой армии (Продолжение, № 98). – Анд. Алекс. Власов



ЛЕГКИЙ БРОНЕПОЕЗД Орудия во вращающихся башнях, на закрытых бронеплощадках. Пулеметы в башенках на крыше. Между двумя бронеплощадками — контрольная платформа.

 

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

С середины мая 1919 года начался новый период гражданской войны. Войска Кавказской армии генерала Врангеля и Добровольческой армии генерала Май-Маевского выходили из узких пределов Манычского фронта и Донецкого каменноугольного бассейна на широкие просторы Юга России. В это время в армиях советского Южного фронта числилось до 100.000 человек против примерно 50.000 человек Кавказской, Донской и Добровольческой армий. Но это не помешало развитию наступления наших войск. Директива Главнокомандующего генерала Деникина ставила подчиненным ему армиям следующие задачи: Кавказской армии — овладеть Царицыном; Донской армии — разбить Донецкую группу противника и войти в связь с восставшими против красных Донскими округами; прочим фронтам — вести активную оборону. Таким образом Кавказской армии была указана далекая оперативная цель в виде Царицына, находившегося в расстоянии около 300 верст от Великокняжеской. Три конных корпуса, составлявшие главные силы Кавказской армии, соответствовали этой задаче благодаря своей подвижности. Но недостатком Кавказской армии была относительная слабость ее артиллерии и для взятия Царицына Кавказской армии было бы очень важно пользоваться поддержкой бронепоездов. Между тем, до исправления большого железнодорожного моста через реку Сал у станции Ремонтная, взорванного неприятелем, наши бронепоезда не могли принять участия в развитии наступления Кавказской армии вплоть до конца мая.

Осуществляя активную оборону южного края Донецкого бассейна, части конного корпуса генерала Шкуро предприняли встречное наступление на запад от узловой станции Иловайская, отбросив красных. Несмотря на численное превосходство красных, в смысле духа их силы истощились раньше, чем силы войск Добровольческого корпуса. Начавшийся отход неприятеля распространился на войска 2-ой Украинской советской армий. По инициативе частных начальников войск Добровольческой армии было начато преследование на многих участках ее фронта. Уже во время этого преследования директива Главнокомандующего была дополнена, и Добровольческой армии было предписано: отбросить красных к низовьям Днепра и нанести им поражение на путях к Харькову. Таким образом не произошло сосредоточения главных сил Добровольческой армии на одном направлении. Немногочисленные в то время ее войска расходились как бы веером и продвигались в средних числах мая 1919 года к западному и северному краю Донецкого бассейна.

Наступая совместно с бронепоездами на запад от станции Иловайская, части корпуса генерала Шкуро заняли 7 мая станцию Ларино. После этого бронепоезд «Вперед за Родину», получивший большие повреждения в боях, был отправлен в ремонт. В дальнейшем наступлении приняли участие бронепоезда: «Генерал Алексеев», «Единая Россия» и «Иоанн Калита». После занятия следующей станции Караванная эти бронепоезда были направлены по ветке на север, в сторону узловой станции Ясиноватая. 8 и 9 мая они приняли участие во взятии станций Чумаково, Мушкетово и Щегловка. 10 мая 2-ая пластунская бригада генерала Геймана перешла в наступление на станцию Ясиноватая при поддержке бронепоездов: «Генерал Алексеев» и «Единая Россия». Боевая часть бронепоезда «Единая Россия» состояла в этот день из одной бронеплощадки с 6-дюймовым орудием системы Кане и одной пулеметной площадки и была под командой капитана Михайлова. До полудня бронепоезд «Единая Россия» стоял у станции Щегловка 2 и не позволял бронепоездам красных выдвинуться вперед, пока производились работы по починке пути и расчистке его от сваленных вагонов. Когда расчистка пути была закончена, бронепоезд «Единая Россия» подошел на расстояние одной версты к станции Ясиноватая. В это время к станции подходили полукольцом наши пластуны и несколько танков, впервые появившихся в составе войск Добровольческой армии. Бронепоезд «Единая Россия» открыл огонь по неприятельским поездным составам, пытавшимся выйти со станции по единственному железнодорожному пути, который оставался для них свободным, к станции Скотоватая. Оказалось, что в хвосте неприятельских поездов находится советский бронепоезд. Он открыл частый артиллерийский и пулеметный огонь по наступавшим на левом фланге пластунам. Своим вторым выстрелом бронепоезд «Единая Россия» подбил неприятельский паровоз. Тогда советский бронепоезд перенес весь свой артиллерийский огонь на бронепоезд «Единая Россия». После нескольких минут боя еще один наш снаряд попал в бронепоезд красных, и он прекратил огонь. После этого пластуны могли захватить почти без потерь несколько неприятельских поездов и советский бронепоезд «Гром».

После взятия станции Ясиноватая наступление наших войск в северном направлении продолжалось. На линии Никитовка — Славянск находились в это время бронепоезда «Генерал Алексеев» и «Князь Пожарский». В бою 18 мая у станции Кондратьевка метким огнем бронепоезда «Князь Пожарский» был поврежден бронепоезд красных, который поспешно отошел. В бою 19 мая у станции Дружковка на бронепоезде «Генерал Алексеев» был убит прапорщик Коляда. Сильно поврежденные боевые площадки бронепоезда были отправлены в короткий ремонт на станцию Константиновка. На это же направление прибыл и легкий бронепоезд «Генерал Корнилов», возвращенный из Кавказской армии.

Отход красных на правом фланге Добровольческой армии начался 13 мая. Бронепоезд «Дмитрий Донской» продвигался вслед за неприятелем по железнодорожной линии Иловайская-Дебальцево довольно медленно, так как были взорваны железнодорожные мосты и пути. 17 мая бронепоезд «Дмитрий Донской», содействуя продвижению наших войск, вошел на узловую станцию Дебальцево. При дальнейшем движении по линии Дебальцево — Луганск бронепоезд дошел 19 мая до станции Алчевская. Там был встречен разъезд донских казаков, который сообщил, что город Луганск занят войсками Донской армии. После починки пути еще в нескольких местах бронепоезд «Дмитрий Донской» дошел днем до станции Луганск, где уже находились донские бронепоезда.

Между тем бронепоезд «Единая Россия» прибыл на линию Никитовка — Купянск и 19 мая участвовал в бою при взятии узловой станции Попасная. Боевой участок в 5 верстах к югу от станции Попасная был занят 3-им батальоном Дроздовского полка. Ему были приданы: взвод гаубичной батареи, три танка и тяжелый бронепоезд «Единая Россия». Боевой частью бронепоезда командовал в этот день капитан Зиверт. В составе боевой части были: одна бронеплощадка с 105-милиметровым орудием, одна бронеплощадка с 6-дюймовым орудием системы Кане и одна пулеметная бронеплощадка. В 10 часов утра танки двинулись от нашей позиции на бугор, занятый пехотой красных. Бронепоезд «Единая Россия», стоя в лощине перед бугром, прикрывал починку взорванного железнодорожного моста и не позволял бронепоездам красных выдвинуться вперед. Затем бронепоезд «Единая Россия» открыл пулеметный огонь по цепям красных, отступавшим перед нашими танками. Части Дроздовского полка двинулись вперед в то время как починка моста была закончена. Через несколько минут бронепоезд «Единая Россия» подошел к бугру, за которым была слышна сильная артиллерийская, пулеметная и ружейная стрельба. Поднявшиеся на бугор наши танки наткнулись на два советских бронепоезда. Один из танков загорелся от неприятельского снаряда, и пехота красных бросилась к нему. Но бронепоезд «Единая Россия» успел подойти и пулеметным огнем отбросил красных. Головное 105-милиметровое орудие бронепоезда «Единая Россия» открыло огонь по бронепоездам противника, которые стояли вблизи за посадкой. Из-за посадки они были едва заметны. Только пар и вспышки выстрелов выдавали их присутствие. Снаряд бронепоезда «Единая Россия» попал в головную площадку советского бронепоезда, и на ней стали взрываться снаряды. Следующий наш снаряд попал в неприятельский паровоз, и через несколько минут еще один снаряд бронепоезда «Единая Россия» попал в заднюю площадку советского бронепоезда. Пехота красных и второй советский бронепоезд стали поспешно отходить. Бронепоезд «Единая Россия» их преследовал огнем. Бронеплощадка с 6-дюймовым орудием стала затем на позицию около бугра, и орудие начало обстреливать железнодорожные пути станции Попасная. Это заставило второй неприятельский бронепоезд оставить станцию и уйти из сферы огня. Бронепоезд «Единая Россия» в составе бронеплощадки с 105-милиметровым орудием и пулеметной площадки и батальон Дроздовского полка заняли тогда станцию Попасная почти без потерь. Неприятельский бронепоезд «Углекоп», подбитый нашими снарядами и оставшийся на месте, был совершенно разрушен взрывами. Большинство его команды не успело выскочить и погибло. После боя у станции Попасная была получена телеграмма от начальника дивизии генерала Витковского с благодарностью командовавшему боевой частью бронепоезда капитану Зиверту и командиру вспомогательного поезда прапорщику

Братникову.

В юго-западной части Донецкого бассейна: временно остался один тяжелый бронепоезд «Иоанн Калита». База его стояла на станции Караванная, откуда боевая часть выезжала на позиции. Около 20 мая бронепоезд был отправлен на узловую станцию Волноваха, уже за пределами Донецкого бассейна, где должен был находиться батальон Сводно-гвардейского полка. Боевой частью бронепоезда командовал в этот день капитан Федоров. Она состояла из бронеплощадки с 6-дюймовым орудием системы Кане и пулеметной площадки. Бронированный паровоз был накануне отправлен в ремонт. Поэтому бронепоезд отправился с обыкновенным паровозом и гражданским машинистом, образуя один состав с вагонами вспомогательного поезда. Боевые площадки были поставлены впереди; паровоза, а 8 вагонов вспомогательного поезда — позади паровоза. Бронепоезд благополучно прошел станцию Доля, где находилась рота Самурского полка, а затем станции Еленовка и Велико-Анадоль и остановился у входных стрелок станции Волноваха. Командовавший бронепоездом капитан Федоров отправился к командиру батальона Сводно-гвардейского полка за распоряжениями. В это время были замечены дымки, а затем и приближавшийся советский бронепоезд «Спартак», уже известный по предыдущим боям. За ним шли два других поезда. Неприятельский бронепоезд «Спартак», вооруженный двумя морскими 75-милиметровыми орудиями, открыл огонь первым. 6-дюймовое орудие бронепоезда «Иоанн Калита» могло отвечать красным на их частый огонь более редкими выстрелами. Однако после 20 минут перестрелки советский бронепоезд и два других поезда были вынуждены отойти и скрылись за складкой местности. Один из поездов был, по-видимому, вспомогательным, а другой вез неприятельскую пехоту. Через некоторое время было передано по телефону сообщение со станции Велико-Анадоль от начальника казачьего разъезда, что к станции подходят густые цепи советской пехоты. Разъезд был вынужден оставить станцию. Таким образом мог быть перерезан обратный путь бронепоезда «Иоанн Калита» к его базе и к главным силам наших войск. Вскоре в бинокль были замечены цепи пехоты, двигавшиеся издали в сторону станции Волноваха, перпендикулярно железнодорожному полотну. Командир батальона Сводно-гвардейского полка сообщил, что он решил отступать от станции Волноваха, а бронепоезду предоставляет действовать по своему усмотрению. Командовавший боевой частью бронепоезда капитан Федоров спросил мнения своих офицеров. Один из них советовал отойти на юг, по линии на Мариуполь, до станции Карань. На этой станции есть вода и запас угля. Она находится значительно восточнее меридиана Волновахи. Есть основание рассчитывать, что красных там нет. Известно, что наступление войск генерала Шкуро развивается успешно. Поэтому та группа красных, которая угрожает району Волновахи, будет наверное в ближайшие дни отброшена. Можно спокойно переждать на станции Карань несколько дней и после этого вернуться обратно к базе. Однако капитан Федоров решил немедленно прорваться обратно через станцию Велико-Анадоль, рассчитывая на то, что эту станцию успели занять лишь небольшие передовые части красных. Так как нельзя было терять времени на маневры, то при движении бронепоезда обратно впереди оказались обыкновенные вагоны вспомогательного поезда. Передний вагон был блиндирован изнутри шпалами. Впереди в нем было проделано маленькое окошко для наблюдения пути. Этим окошком воспользовались как бойницей для тяжелого пулемета, который был перенесен с пулеметной площадки. Рабочие вспомогательного поезда, у которых были винтовки, также изготовились к бою. Состав бронепоезда «Иоанн Калита» прошел сначала несколько верст среди густого леса, где можно было ждать засады. Затем в 2 верстах от станции Велико-Анадоль он вошел в глубокую выемку. Здесь начался частый ружейный обстрел с обеих сторон. С поезда отвечали пулеметным и ружейным огнем. Миновав семафор и подойдя к станционным стрелкам, состав бронепоезда не только не замедлил хода, но двигался со все возрастающей скоростью. Одной из первых неприятельских пуль была перебита трубка тормаза Вестингауза, а механический тормаз тоже перестал действовать. Поезд подходил к станции под уклон, и возникла большая опасность крушения, если бы красным удалось перевести стрелку на пути поезда вразрез или направить его в тупик. Впоследствии выяснилось, что красные и повернули в тупик стрелку на так называемом «правильном» пути, то есть на том пути, по которому поезд должен был бы идти в этом направлении по железнодорожным правилам. Но при поспешном отправлении со станции Волноваха поезд вышел по «неправильному» пути. Это обстоятельство спасло его от подготовленного красными крушения. Красные пытались вызвать крушение на станции Велико-Анадоль и другим способом. Когда среди беспорядочной перестрелки состав бронепоезда «Иоанн Калита» быстро проходил мимо станционной платформы, передний вагон налетел на препятствие в виде одного ската тележки, которая служит для перевозки рельс. Скат расположили так, что одно колесо было между рельс, а другое на платформе. Теоретически, при быстром ходе поезда крушение было неизбежно. Однако первый скат переднего вагона поезда, наткнувшийся на препятствие, только подпрыгнул и снова стал на рельсы… Ударом второго ската вагона часть препятствия — тележка — была сброшена в сторону, освободив таким образом путь для следующих вагонов. Но второй скат переднего вагона сошел с рельс и катился по шпалам, несмотря на скорость хода. От тряски блиндаж из шпал внутри вагона начал разрушаться, а с полок падали лопаты и прочие рабочие инструменты. После выезда со станции Велико-Анадоль нельзя было все же сразу остановить состав бронепоезда. Из-за деревьев показалась советская конница, шедшая рысью на помощь своей пехоте. С пулеметной площадки по ней был открыт огонь на ходу, и несколько всадников упало. Поезд остановился лишь на расстоянии 2 верст от станции среди открытого поля, позволявшего далекое наблюдение. Оказалось, что второй вагон вспомогательного поезда врезался в передний своими буферами. Под руководством капитана Федорова была начата работа, чтобы сбросить потерпевший аварию вагон с помощью домкратов. Между тем вдали показалась цепь советской пехоты, направлявшейся в сторону бронепоезда «Иоанн Калита». Один из пулеметов был установлен на крышу боевой площадки. Под дальним пулеметным огнем неприятельская цепь была принуждена на некоторое время остановиться. Вторичное наступление пехоты красных сопровождалось попыткой охватить состав бронепоезда слева. Но в это время с другой стороны был замечен конный отряд. Предполагая, что это наши казаки, капитан Федоров послал к отряду одного из солдат бронепоезда верхом на лошади, взятой у проезжавшего мимо крестьянина. Вскоре подошла казачья сотня, командир которой обещал поддержать бронепоезд и рассыпал сотню в лаву. После получасовой уже более спокойной работы неисправный вагон вспомогательного поезда был сброшен с рельс на бок. Но он упал слишком близко от полотна и можно было опасаться, что при проходе поездного состава мимо него может зацепиться паровоз или кронштейны площадки с 6-дюймовым орудием. Состав бронепоезда очень медленно прошел опасное место и благополучно прибыл на станцию Еленовка, а затем и на станцию Караванная. Из состава команды в этот день был ранен один солдат.

На правом фланге Добровольческой армии продолжалось наступление в сторону Купянска. Для поддержки наших войск бронепоезд «Дмитрий Донской» прошел через только что взятую станцию Попасная и прибыл 21 мая на позицию к станции Переездная. Вплоть до 25 мая бронепоезд вел оттуда перестрелки с батареями красных, расположенными на левом берегу реки Северный Донец. 27 мая после ремонта, продолжавшегося свыше месяца, на это же направление прибыл бронепоезд «Офицер». Новая боевая часть бронепоезда «Офицер» состояла из одной бронеплощадки с 75-милиметровым орудием, двух бронеплощадок с одним 3-дюймовым орудием и пулеметами на каждой и бронепаровоза. Во временное командование бронепоездом вступил полковник Лебедев. После того, как исправление моста через реку Северный Донец было окончено, бронепоезд «Офицер» перешел по нему и занял станцию Рубежная, оставленную красными минувшей ночью. Вечером 27 мая бронепоезда «Офицер» и «Дмитрий Донской» поддерживали 2-ой батальон Марковского полка при взятии им станции Кременная, а 28 мая вели бой с неприятельским бронепоездом близ взорванного моста к северу от разъезда Бунчужный. За двое суток наши войска продвинулись таким образом на 20 верст и наступали уже к северу от Донецкого бассейна.

Бронепоезд «Генерал Алексеев» прибыл 28 мая на станцию Гришино, в 25 верстах от западной окраины Донецкого бассейна, и поступил там в распоряжение командира 8-го пластунского батальона полковника Запольского. 29 мая бронепоезд принял участие в бою у станции Межевая, еще на 25 верст западнее.

В резерве Кавказской армии, в ожидании конца ремонта моста через реку Сал, находились в это время: легкий бронепоезд «Орел» и тяжелый бронепоезд «Грозный». После оставления боевой части бронепоезда «Орел» при эвакуации Мариуполя формирование новой боевой части происходило в Новороссийске в течение около полутора месяцев. 3 мая бронепоезд «Орел» прибыл на станцию Тихорецкая, а затем был переведен на станцию Песчаноокопская. В качестве новой боевой части бронепоезда были получены: две бронеплощадки типа Арбеля с одним 75-милиметровым орудием на каждой, одна бронеплощадка с 3-дйюмовым орудием образца 1900 года и одна пулеметная площадка с 8 пулеметами.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Наступление Кавказской армии генерала Врангеля от Великокняжеской к Царицыну в мае 1919 года продолжалось около 3 недель. За это время войска Кавказской армии прошли с боями около 300 верст. Советское командование приняло меры к усилению своей 10-ой армии, отошедшей к Царицыну. Для обороны Царицына туда была подвезена значительная часть войск 11-ой советской армии от Астрахани, прибыла одна дивизия с Восточного фронта и другие подкрепления. Большое значение для обороны могла иметь и неприятельская Волжская речная флотилия. В ее состав входили два миноносца, а также суда и баржи, вооруженные не только легкими, но и тяжелыми орудиями. Приданные Кавказской армии бронепоезда еще не могли принять участие в походе на Царицын до окончания починки железнодорожного моста. Таким образом первая атака Царицынской укрепленной позиции 1 и 2 июня 1919 года была предпринята войсками Кавказской армии без поддержки наших бронепоездов. Атака успехом не увенчалась. Поражаемые сильнейшим артиллерийским огнем советских бронепоездов и речной флотилии, наши войска понесли большие потери. За два дня выбыло из строя свыше 1.000 человек. Части Кавказской армии были отведены после этого в район Сарепты, в 25 верстах к югу от Царицына, в ожидании нового штурма. Законченный ремонт железнодорожного моста через реку Сал позволил, наконец, направить на фронт к Царицыну и наши бронепоезда. Кроме легкого бронепоезда «Орел», уже находившегося на линии Тихорецкая — Царицын, на эту же линию были отправлены начале июня с фронта у Донецкого бассейна тяжелый бронепоезд «Единая Россия» и легкий бронепоезд «Генерал Алексеев». Прибыл из ремонта и легкий бронепоезд «Вперед за Родину». Таким образом на Царицынском направлении сосредоточился весь 1-ый бронепоездной дивизион, состоявший из трех вышеупомянутых бронепоездов. Кроме того, к Царицыну был отправлен из состава 2-го бронепоездного дивизиона тяжелый бронепоезд «Иоанн Калита». Но он не успел подойти к штурму Царицына. Бронепоезд «Генерал Алексеев» был также задержан с 4 по 15 июня на станции Песчаноокопская для содействия проведению мобилизации. За это время бронепоезд получил одну новую бронеплощадку весьма усовершенствованной системы полковника Голяховского с 3-дюймовым орудием в башенной установке.

После повреждений, полученных в майских боях в Донецком бассейне, бронепоезд «Вперед за Родину» был отправлен в ремонт и находился в течение 4 недель на станции Станичная, на железнодорожной линии Екатеринодар — Тихорецкая. Новая боевая часть бронепоезда состояла из трех однотипных орудийных площадок системы полковника Голяховского с 3-дюймовыми орудиями, одной пулеметной бронеплощадки и бронепаровоза. 10 июня бронепоезд «Вперед за Родину» прибыл на станцию Жутово и поступил в распоряжение Инспектора артиллерии Кавказской армии. Бронепоезд «Единая Россия» прибыл 12 июня на станцию Сарепта.

Несмотря на тактические трудности атаки Царицынской укрепленной позиции с юга, вдоль Волги, командующий Кавказской армией генерал Врангель решил нанести главный удар именно в этом направлении. Благодаря этому представлялась возможность использовать при новом наступлении наших войск на Царицын технические средства, зависевшие от железной дороги, и в частности — бронепоезда. Директива командующего армией от 14 июня указывала группе генерала Улагая в составе 2-го и 4-го конных корпусов, 7-ой пехотной дивизии и четырех бронепоездов — прорвать фронт противника и, наступая вдоль железной дороги, овладеть Царицыном с юга. Бронепоезд «Орел» в течение нескольких дней скрытно от противника выезжал к нашим частям, занимавшим фронт у Сарепты, и участвовал в службе сторожевого охранения. С нашей стороны старались скрыть от красных, что железнодорожный мост через реку Сал уже исправлен и что наши бронепоезда смогут участвовать в предстоящем бою. В ночь на 16 июня бронепоезд «Орел» отправился на станцию Сарепта, откуда были вывезены в тыл все поездные составы, загромождавшие пути. Затем бронепоезд «Орел» прикрывал до рассвета роту железнодорожного батальона, которая исправляла путь от станции Сарепта в сторону станции Бекетовка, в 9 верстах к северу от Сарепты. Наступление наших войск началось около 3 часов утра 16 июня. Западнее железной дороги при поддержке трех танков наступали части 7-ой пехотной дивизии. На нашем крайнем правом фланге, непосредственно у железной дороги наступали части 3-ей Кубанской дивизии под командой генерала Мамонова. В колонне бронепоездов первым шел бронепоезд «Орел» в составе трех орудийных и одной пулеметной бронеплощадок. Боевой частью командовал в этот день командир бронепоезда полковник Вальрос. Дальше находился легкий бронепоезд Донской армии «Атаман Самсонов» и за ним тяжелый бронепоезд «Единая Россия». Бронепоезд «Вперед за Родину» был оставлен в резерве на станции Сарепта. Пройдя 2 версты от семафора станции Сарепта до линии наших цепей, бронепоезд «Орел» был встречен сильным артиллерийским огнем советского бронепоезда «Товарищ Ленин», который стоял у станции Бекетовка. Однако под ответным огнем орудия бронепоезда «Орел» красный бронепоезд стал поспешно отходить дальше к северу, в сторону следующей станции Ельшанка. Впоследствии выяснилось, что на этом советском бронепоезде были убиты его командир и механик. Бронепоезд «Орел» двинулся тогда вперед, оставив за собой наши части, и подошел к позиции противника, укрепленной проволокой. Под фланговым артиллерийским и пулеметным огнем бронепоезда красные были принуждены к отступлению в сторону станции Ельшанка. Кубанская конница охватывала красных с запада, оттесняя их к Волге. Бронепоезд «Орел» прошел оставленную противником станцию Бекетовка, не задерживаясь, и преследовал отступавшие неприятельские войска артиллерийским и пулеметным огнем. При этом было взято около 100 пленных. Дойдя до семафора станции Ельшанка, примерно в 10 верстах от станции Бекетовка, бронепоезд «Орел» попал под сильный обстрел 42-линейных и 6-дюймовых орудий неприятельской Волжской флотилии. Кроме того, в бою принял участие советский бронепоезд, вернувшийся на станцию Ельшанка. Бронепоезд «Орел» сильно выдвинулся вперед по сравнению с нашей конницей, и полковник Вальрос решил задержаться, продолжая бой с превосходными силами противника. Через полчаса красные хорошо пристрелялись к полотну железной дороги. Мощность их огня еще усилилась легкой батареей. Так как наши войска были еще далеко позади, то бронепоезд «Орел» начал медленно отходить под сильнейшим артиллерийским огнем красных в сторону станции Бекетовка. В это время оттуда показался вспомогательный поезд, а за ним бронепоезда «Единая Россия» и «Атаман Самсонов» со своими вспомогательными поездами. Вытянувшись в одну линию, они закрыли путь для отхода бронепоезда «Орел». Офицер-механик стал давать тревожные гудки. Но они были, вероятно, плохо слышны из-за канонады. Не успев полностью затормозить, бронепоезд «Орел» столкнулся со своим вспомогательным поездом. Задняя, нагруженная снарядами, платформа бронепоезда сошла одним скатом с рельс, и бронепоезд остановился.

Между тем бронепоезд «Единая Россия» вступил в бой с неприятельской речной флотилией, в составе которой было до 10 судов и барж с орудиями. Несмотря на сосредоточенный огонь флотилии, бронепоезд «Единая Россия» продолжал обстреливать ее из всех своих орудий. На некоторых судах произошли взрывы, и они стали отходить вверх по Волге. Остановившийся вследствие столкновения бронепоезд «Орел» находился под сильным обстрелом с трех направлений. Вскоре команды бронепоезда «Орел» и вспомогательного поезда, которые работали у сошедшей с рельс платформы, стали нести потери. Прямым попаданием 42-линейного снаряда в компрессор 1-го орудия бронепоезда были ранены все чины команды, составлявшие прислугу этого орудия, и оно замолчало. Затем разрывом тяжелого снаряда был убит командир бронепоезда полковник Вальрос и ранены два офицера. В командование бронепоездом вступил капитан Муромцев. Через полчаса потерпевшая крушение платформа была сброшена, и бронепоезд «Орел» отошел в тыл. В этом бою бронепоезд получил 5 попаданий в площадку 1-го орудия, одно попадание в площадку 2-го орудия и два попадания в пулеметную площадку. На площадке 3-го орудия осколками сорвана дверь. Убит командир бронепоезда, ранены и тяжело контужены 5 офицеров и 13 нижних чинов. Из команды вспомогательного поезда убит один и ранено 20 человек. Пропустив вперед другие наши бронепоезда, бронепоезд «Орел» прибыл на станцию Сарепта около 6 часов вечера. Там, на место бронеплощадки с разбитым 1-ым орудием была поставлена площадка со 2-ым орудием. Бронепоезд пополнил запас снарядов и в составе двух орудийных площадок и одной пулеметной отправился вечером к станции Ельшанка. Однако оказалось, что наши войска, дойдя 16 июня до этой станции, еще не могли с наступлением темноты проникнуть в Царицын и были принуждены остановиться перед последней неприятельской позицией.

17 июня бронепоезд «Орел» вышел по направлению к станции Ельшанка снова впереди других наших поездов. Вследствие запоздалого получения распоряжения об участии в наступлении бронепоезд «Вперед за Родину» прибыл на станцию Бекетовка последним и должен был стать в хвосте колонны, позади тяжелого бронепоезда «Единая Россия». После боя с пехотой противника бронепоезд «Орел» прошел через станцию Ельшанка и продвинулся до поврежденного красными железнодорожного моста у окраины города Царицына. Здесь бронепоезд оказался под огнем неприятельской батареи. Пехота красных залегла в овраге у моста, засела в некоторых домах окраины и продолжала стрелять из пулеметов. Выбить красных из этого оврага огнем с бронепоезда было невозможно. Поэтому командовавший бронепоездом капитан Муромцев приказал прапорщику Шабану и двум казакам с пулеметом сойти с боевой части для обстрела красных вдоль оврага. Прапорщик Шабан исполнил это приказание, подошел к оврагу вплотную и выбил из него красных пулеметным огнем. Сам он был при этом ранен пулей в челюсть. К вечеру наши войска стали охватывать правый фланг красных и заставили их отходить к Царицыну. Бронепоезд «Орел» обстреливал артиллерийским огнем пехоту красных на окраине города. Бронепоезд «Единая Россия» перенес свой огонь на станцию Царицын, где были видны дымы паровозов, увозивших составы на север. Нашим огнем было перебито несколько железнодорожных путей и стрелок. В этот день на бронепоезде «Единая Россия» был ранен один офицер. Из-за поврежденного железнодорожного моста наши бронепоезда не могли войти на станцию Царицын в то время, как наша конница проникла в город. К стоявшему бронепоезду «Орел» подъехал между тем начальник штаба Кавказской армии и от имени командующего армией генерала Врангеля благодарил капитана Муромцева за действия бронепоезда в двухдневных боях.

В то время как войска Кавказской армии готовились ко взятию Царицына, войска Добровольческой армии, поддержанные бронепоездами, начали преследование расстроенных частей 8-ой, 13-ой и 2-ой Украинской советских армий. Неприятель отходил в северном и западном направлении от Донецкого бассейна. В начале июня 1919 г. главнокомандующий советским южным фронтом Гиттис приказал подчиненным ему армиям перейти к обороне. Наличные советские резервы направлялись в 10-ую армию для обороны Царицына, и не предвиделось скорого усиления армий, отходивших от Донецкого бассейна. В целях установления в советских войсках более строгого порядка так называемый Украинский советский фронт был упразднен. 2-я украинская армия, в которой было много так называемых «махновцев», была переименована в 14-ю советскую армию. Несколько позднее из 1-ой и 3-ей украинских советских армий была образована 12-я армия. Обе они вошли в состав Южного фронта. Попытка красных нанести из района узловой станции Синельниково фланговый удар наступающим войскам Добровольческой армии, чтобы устранить угрозу Харькову, не имела успеха. После боев с частями конного корпуса генерала Шкуро войска 14-ой советской армии были вынуждены отходить к Днепру. Бронепоездам Добровольческой армии предстояло поддерживать наступление наших войск вдоль многих железных дорог, отходивших от Донецкого бассейна.

На правом фланге Добровольческой армии легкие бронепоезда «Офицер» и «Дмитрий Донской» содействовали наступлению наших войск, продвигаясь по линии Лисичанск-Купянск совместно с частями Марковского полка. Из-за необходимости чинить мост у станции Сватово бронепоездам не удалось принять участие во взятии узловой станции Купянск, которой овладела 1 июня Терская дивизия генерала Топоркова. После этого бронепоездам Добровольческой армии предстояло вести наступление по трем железнодорожным линиям, отходившим от Купянска в сторону противника. Направленный по линии Купянск — Валуйки бронепоезд «Дмитрий Донской» несколько раз производил починку пути. Несмотря на это он продвинулся к 4 июня до станции Уразово, пройдя за 4 дня около 50 верст. Близ станции Уразово бронепоезд «Дмитрий Донской» вступил в бой с бронепоездами красных, в то время как наши войска находились еще в 30 верстах позади. Затем чины бронепоезда были высланы в разведку в селение Уразово. Там им удалось взять в плен командира советской кавалерийской бригады и командира советского «1-го конного имени Ленина» полка с их вестовыми и лошадьми. К концу следующего дня эти пленные были сданы подошедшему разъезду Изюмского гусарского полка. 7 июня бронепоезд «Дмитрий Донской» участвовал совместно с Алексеевским партизанским полком во взятии узловой станции и города Валуйки, а 8 июня поддерживал части Алексеевского полка при взятии станции Мандрово на 15 верст дальше, в направлении на Лиски. 10 июня бронепоезд перешел на другую линию: Валуйки — Касторная и вступил в бой с советскими бронепоездами у станции Принцевка, примерно в 20 верстах от станции Валуйки. На следующий день бронепоезду была дана задача доставить в город Валуйки личный состав перешедшего на нашу сторону 412-го советского пехотного полка. 15 июня бронепоезд отправился на взятую между тем узловую станцию Белгород для переброски на новое направление.

Бронепоезд «Офицер», направленный по линии Купянск — Белгород, предпринял 3 июня глубокую разведку вслед отступавшим красным. Приняв на свой боевой состав команду разведчиков Корниловского полка, бронепоезд прошел от Купянска около 80 верст и к вечеру занял станцию Белый Колодезь. Находившиеся на этой станции части и штаб 9-ой советской дивизии были рассеяны артиллерийским огнем. Затем бронепоезд «Офицер» вел перестрелку на дальней дистанции с подошедшим бронепоездом красных. Ввиду необеспеченности тыла, бронепоезд «Офицер» отошел через некоторое время в сторону Купянска, сняв телефонные и жезловые аппараты станции Белый Колодезь. На обратном пути были захвачены несколько коммунистов, которые производили грабежи и поджоги. 3 июня командиром бронепоезда «Офицер» был назначен полковник Лебедев. 4 июня бронепоезд «Офицер» снова выдвинулся на станцию Белый Колодезь с одной ротой Корниловского полка и подошел затем на расстояние 5 верст к станции Волчанск. Со стороны противника в начавшемся бою действовали два бронепоезда, которые сильным огнем четырех орудий задержали продвижение наших войск. Разрывом неприятельского снаряда на бронепоезде «Офицер» был контужен один из офицеров. В бронеплощадку № 2 было три попадания, и она была отправлена в ремонт. На следующий день 5 июня бронепоезд снова участвовал в бою у станции Волчанск совместно с ротой Корниловского полка. На стороне противника появился уже известный со времени боев в Донецком бассейне бронепоезд «Черноморец». Имея в своем составе два бронепаровоза, он мог по временам разделяться как бы на два бронепоезда. 6 июня красные повели наступление со стороны Волчанска на станцию Белый Колодезь, примерно в 20 верстах от Волчанска, занятую частями Корниловского полка. Для более успешного боя с двумя бронепоездами противника одна из двух оставшихся орудийных бронеплощадок бронепоезда «Офицер» была присоединена к составу вспомогательного поезда с обыкновенным паровозом. Таким образом одна бронеплощадка могла продолжать вести огонь, пока другая маневрировала. После продолжительного боя наступление красных было отбито. Совместно с частями Корниловского полка бронепоезд «Офицер» занял 7 июня станцию Волчанск, оставленную красными в течение ночи. Затем бронепоезд произвел разведку на 18 верст в сторону узловой станции Белгород, находящейся на одной из главных железнодорожных линий Харьков — Курск — Орел, но противника не обнаружил. Вследствие отправки бронепаровоза в ремонт, бронепоезду «Офицер» пришлось 9 июня выйти в бой в составе обыкновенного, не бронированного паровоза и одной орудийно-пулеметной бронеплощадки. У станции Топлинка, примерно в 20 верстах от Белгорода, был высажен десант из одной инженерной роты и двух рот Марковского полка. Огнем с закрытой позиции бронепоезд «Офицер» заставил отойти два бронепоезда красных, и наши части заняли станцию Топлинка. Преследуя противника, бронепоезд «Офицер» подошел к следующей станции Разумная, которая оказалась занятой советской пехотой. Для обороны узловой станции Белгород, находящейся уже к северу от Харькова, красные попытались перейти в короткое наступление и временно потеснили части Корниловского полка. Тогда бронепоезд «Офицер» вышел навстречу цепям советской пехоты и отбросил их картечным и пулеметным огнем с близкой дистанции. К вечеру наши части заняли станцию Разумная и продолжали наступление к Белгороду. В этом бою на бронепоезде «Офицер» неприятельским снарядом был разбит пулемет. 10 июня нашими войсками был взят Белгород, и таким образом был перерезан прямой путь от Харькова на Курск. Следовавший на фронт бронепоезд «Офицер» потерпел в этот день крушение, так как у одной из бронеплощадок вследствие недобросовестного ремонта отлетела шейка оси. Боевой состав бронепоезда был отправлен на несколько дней на станцию Купянск для нового ремонта.

Между тем другие войска Добровольческой армии вели наступление непосредственно на Харьков. Бронепоезд «Генерал Корнилов» был направлен по линии Купянск — Харьков и участвовал с 4 по 8 июня в боях у Чугуева совместно с Белозерским полком. При взятии Харькова 11 июня бронепоезд поддерживал части Дроздовского полка. При выходе наших войск из Донецкого бассейна в начале июня тяжелый бронепоезд «Князь Пожарский» участвовал сперва в наступлении по железнодорожной линии Славянск — Лозовая. Затем он отправился на Харьковское направление и поддерживал наши войска в бою у Змиева, на линии Лиман — Харьков. Чтобы не оставлять наши войска без необходимой им поддержки, бронепоезд «Князь Пожарский» поспешил перейти по мосту через реку Северный Донец, не дожидаясь удаления всех подрывных патронов, которые были оставлены под мостом отступавшими красными. Это позволило бронепоезду участвовать в бою при взятии станции Основа, примерно в 5 верстах от Харькова, а затем 11 июня — содействовать взятию Харькова. На бронеплощадку со 100-милиметровым орудием *) поместились командир корпуса генерал Кутепов и начальник дивизии генерал Витковский и таким образом первыми прибыли на вокзал Харькова. Бронепоезд «Князь Пожарский» успел дать только один выстрел, после чего остававшийся еще на вокзале небольшой отряд красных обратился в бегство. Вскоре к вокзалу Харькова подошли части Дроздовского полка.

Тяжелый бронепоезд «Иоанн Калита» находился к началу июня к западу от Донецкого бассейна и действовал на линии Очеретино — Синельниково. В бою 2 июня у станции Чаплино (в расстоянии примерно 100 верст к западу от Очеретино) на бронепоезде был убит подпоручик Кафтунов. В наступлении на Чаплино принял также участие вновь сформированный легкий бронепоезд «Генерал Дроздовский», командиром которого был назначен полковник Васильев. Бронепоезд «Генерал Дроздовский» продвигался в сторону Чаплино по линии от узловой станции Пологи и 1 июня участвовал в бою при взятии станции Макаренко. В этом бою на бронепоезде «Генерал Дроздовский» были контужены и отравлены неприятельскими химическими снарядами три офицера и ранен один офицер. На следующий день 2 июня при взятии станции Чапливо был ранен командир бронепоезда «Генерал Дроздовский» — полковник Васильев.

Находившийся первоначально в резерве Кавказской армии тяжелый бронепоезд «Грозный» прибыл 2 июня на станцию Авдеевка в Донецком бассейне с задачей сменить тяжелый бронепоезд «Иоанн Калита», который должен был отправиться на Царицынское направление. Смена состоялась 5 июня на станции Магедово, на

*) В разных источниках и историях тяжелых бронепоездов калибр дальнобойных морских орудий указывается различно: то 100 м/м, то 105 м/м. Не представляется возможным установить, что правильно. Или существовали оба калибра?

линии Волноваха — Александровск. После этого бронепоезд «Грозный» отправился на узловую станцию Пологи и поступил там в распоряжение командира 2-ой пластунской бригады генерала Геймана. 7 июня бронепоезд «Грозный» участвовал в бою у станции Ново-Карловка, в присутствии командира 2-го корпуса генерала Промтова. На следующий день 8 июня бронепоезд «Грозный» был отправлен на станцию Верхне-Токмак и вступил там в бой с бронепоездами красных, которые поддерживали советское наступление на наши войска сводного отряда генерала Виноградова. Неприятельские бронепоезда, обстрелянные бронепоездом «Грозный», отошли, а наши части продвинулись вперед. Новый бой с советскими бронепоездами произошел 9 июня у станции Стульнево, которую бронепоезд «Грозный» занял совместно с сотней Лабинского полка Кубанского казачьего войска. Затем бронепоезд «Грозный» был разделен на две части, для действий на двух направлениях. 11 июня полубронепоезд в составе второго шестидюймового орудия и пулеметной площадки участвовал в бою у станции Ново-Карловка совместно со 2-ым пластунским батальоном полковника Науменко. Было получено попадание неприятельским снарядом в бронепаровоз. 12 июня полубронепоезд, состоявший из площадки с первым 6-дюймовым орудием, участвовал в нашем наступлении от станции Стульнево на станцию Большой Токмак, двигаясь за легким бронепоездом «Генерал Дроздовский», который шел впереди. С нашей стороны в этом бою приняли также участие Сводно-гвардейский полк и два танка. 13 июня, после соединения обеих его частей, бронепоезд «Грозный» был отправлен в Харьков.

Войска нашего 3-го корпуса, оборонявшие на Ак-Манайской позиции восточную часть Крыма с городом Керчь, также перешли в наступление 5 июня. В этом наступлении принял участие бронепоезд, сформированный в Керчи и получивший первоначально название «Бронепоезд номер 3-ий». Из него позднее был образован тяжелый бронепоезд «Непобедимый». 11 июня в бою у станции Грамматиково, на линии Керчь-Джанкой, наш бронепоезд подавил своим огнем артиллерийский огонь советского тяжелого бронепоезда «Память товарища Иванова» и тем помог наступлению наших частей.

ГЛАВА ОДИНАДЦАТАЯ

После взятия Царицына войсками Кавказской армии генерала Врангеля, Главнокомандующий Вооруженными силами Юга России генерал Деникин отдал 20 июня 1919 года директиву о дальнейшем развитии летней кампании 1919 г. Эта директива получила известность под названием «Московской директивы». Ввиду успехов наших войск в первой половине июня 1919 г. и взятия Царицына и Харькова Главнокомандующий счел возможным указать в своей директиве на «конечную цель — захват сердца России, Москвы». Для достижения этой цели предписывалось всем армиям Вооруженных сил Юга России продолжать решительное наступление. В частности, Кавказской армии надлежало выйти сначала на фронт Саратов — Балашев, а оттуда продолжать наступление на север. Донской армии предписывалось наступать на Воронеж и Елец. Добровольческой армии была дана важнейшая задача — наступление по кратчайшему оперативному направлению на Москву, через Курск и Орел. Для обеспечения этого наступления с запада, войскам Добровольческой армии предписывалось выдвинуться также на линию рек Десны и Днепра, вплоть до его устья, и занять Киев.

Выполняя «Московскую директиву», войска Кавказской армии продвинулись в течение месяца, с 20 июня по 20 июля, примерно на 230 верст к северу от Царицына и заняли город Камышин на Волге. Добровольческая же армия не имела возможности приступить столь же быстро к выполнению всех возложенных на нее громадных задач. Для общего наступления на широком фронте она не могла получить крупных подкреплений извне, из состава других армий. Между тем протяжение фронта Добровольческой армии уже увеличилось за полтора месяца в три раза. При разделении Кавказской Добровольческой армии в начале мая 1919 г. на две армии, — Кавказскую и Добровольческую, — эта последняя занимала оборонительный фронт в южной части Донецкого бассейна вплоть до Азовского моря протяжением около 150 верст. Через полтора месяца, в середине июня, после взятия городов Валуйки, Белгород и Харьков и наступления к нижнему течению Днепра, протяжение фронта Добровольческой армии дошло до 500 верст. Таким образом для дальнейшего наступления на широком фронте было необходимо усилить войска Добровольческой армии пополнениями и формированием новых частей. Для того, чтобы эти части стали боеспособными, требовалось некоторое время.

Общая численность войск Добровольческой армии возросла за месяц, с 20 июня по 20 июля 1919 г., с 26.000 до 40.000 человек. Но за это время продвижение на важнейшем оперативном направлении — Белгород — Курск — Орел — было незначительным. К северу и северо-западу от Белгорода правый фланг Добровольческой армии продвинулся лишь на 25-50 верст. Быстрее развивалось наступление на левом фланге армии. Там части конного корпуса генерала Шкуро преследовали в западном направлении расстроенные войска 14-ой советской армии. При этом преследовании войска конного корпуса не ограничились предписанным первоначально выходом на линию нижнего течения Днепра. Они переправились на правый берег Днепра, заняли город Екатеринослав и продвинулись за месяц в менее важном западном направлении примерно на 150 верст. Фронт Добровольческой армии от этого еще более расширился. Количество же войск на этом фронте оставалось недостаточным.

Бронепоезда, которые участвовали во взятии Царицына, не имели возможности поддерживать части Кавказской армии при их наступлении на север, к Камышину. Наступление развивалось вдоль берега реки Волги, а железнодорожная линия постепенно отходила от Волги в северо-западном направлении, через пределы Донской области, к узловой станции Поворино. Легкий бронепоезд «Орел», вошедший в состав 4-го бронепоездного дивизиона и особенно отличившийся в двухдневном бою при взятии Царицына, был отправлен в конце июня 1919 г. на станцию Тихорецкая. Там была получена одна бронеплощадка системы полковника Голяховского с 3-дюймовым орудием образца 1902 года. После этого бронепоезд «Орел» перешел через Ростов в Харьков. Бронепоезда 1-го дивизиона «Вперед за Родину», «Единая Россия» и присоединившийся к ним 19 июня бронепоезд «Генерал Алексеев» оставались до последних чисел июля в районе Царицына и ближайших к нему станций. Существовала опасность нападения на Царицын по Волге советских военных речных флотилий, как с севера — от Саратова, так и с юга — от Астрахани. Три эти бронепоезда предназначались для отражения такого нападения, в качестве артиллерийского резерва Кавказской армии.

На правом фланге Добровольческой армии бронепоезда могли действовать на железнодорожных линиях: Белгород — Курск, Белгород — Готня и Харьков — Ворожба. На узловую станцию Белгород прибыли 15 июня легкие бронепоезда «Офицер» и «Дмитрий Донской». На следующий день 16 июня бронепоезд «Офицер» дошел на Курском направлении до станции Гостищево, примерно в 20 верстах севернее Белгорода, и вступил в бой с бронепоездами красных. Оттеснив их, бронепоезд «Офицер» занял следующую станцию Сажное и удерживал ее до вечера. В это время бронепоезд «Дмитрий Донской» был отправлен по линии Белгород — Готня охранять починку моста в 45 верстах северо-западнее Белгорода. 17 июня станция Сажное была занята нашей пехотой. Бронепоезд «Офицер» продвинулся вперед, пройдя линию цепей красных, которые скрывались во ржи. После короткого боя с двумя бронепоездами противника бронепоезд «Офицер» вернулся на станцию Сажное. Там, фланговым обстрелом цепей красных он содействовал отражению атаки на батальон Марковского полка. Между тем наши батареи были вынуждены прекратить огонь, израсходовав свои снаряды. Поддерживая новую атаку своей пехоты, бронепоезда красных вышли тогда на открытую позицию. Бронепоезд «Офицер» оттеснил их своим огнем и прикрывал отход нашей пехоты, обстреливая цепи красных картечью и из пулеметов. К ночи положение наших войск было восстановлено и станция Сажное осталась за нами. В этот день бронепоезд «Офицер» получил четыре попадания: два в предохранительную платформу и два в бронеплощадки. Но броня не была пробита этими попаданиями. Были взяты в плен 3 красноармейца, находившихся в цепи у полотна железной дороги. 18 июня бронепоезд «Офицер» и присоединившийся к нему бронепоезд «Дмитрий Донской» вели бой с бронепоездами и пехотой красных на участке Марковского полка близ селения Тетеревино. К вечеру красные были оттеснены. Бронепоезд «Офицер» получил попадание гаубичным снарядом в головную бронеплощадку. По показаниям перебежчиков, огнем бронепоезда «Офицер» была также подбита орудийная бронеплощадка советского бронепоезда. После этого на Курском направлении наступило затишье, продолжавшееся несколько дней.

Бронепоезд «Офицер» перешел на линию Белгород — Готня и предпринял 26 июня далекую разведку. На протяжении 30 верст противник не был обнаружен. Однако на следующий день 27 июня, подходя к узловой станции Готня, примерно в 70 верстах от Белгорода, бронепоезд «Офицер» был встречен огнем батареи и бронепоезда красных. После перестрелки, выяснив силы противника, бронепоезд отошел к станции Томаровка, примерно в 30 верстах от Белгорода. У станции Томаровка находились части 10-го гусарского Ингерманландского полка. 29 июня бронепоезд «Офицер» вновь произвел далекую разведку и выбил заставу красных со станции Сумовская, примерно в 10 верстах от Готни. После починки пути бронепоезд двинулся дальше, подошел на 5 верст к станции Готня и открыл огонь по станции и неприятельским бронепоездам. Противник отвечал. Затем бронепоезд «Офицер» отошел и обстреливал шрапнелью окраину селения, занятого красными. По показаниям перебежчиков было установлено, что во время перестрелки 27 июня был разогнан митинг большевиков на станции Готня. Снаряды бронепоезда «Офицер» внезапно попали в самую толпу. 30 июня, не доходя до станции Сумовская, бронепоезд «Офицер» был встречен огнем неприятельских бронепоездов, которые стали в посадке на закрытой позиции. После перестрелки бронепоезд «Офицер» отошел на станцию Томаровка. В бою было получено попадание 42-линейного снаряда в пулеметную кабинку бронеплощадки. Осколком был тяжело ранен один казак. 1 июля бронепоезд «Офицер» вел упорный бой с двумя бронепоездами красных, которые заняли станцию Герцовка, в 45 верстах от Белгорода, и обстреливали заставы Ингерманландского гусарского полка. Позади бронепоезда «Офицер» взрывом снаряда был перебит путь. Неприятельские 42-линейные орудия продолжали вести частый огонь, между тем как на головном 75-милиметровом орудии бронепоезда «Офицер» были израсходованы все снаряды, и оно должно было замолчать. Несмотря на такое трудное положение, бронепоезд «Офицер» решительно двинулся на сближение с красными, нестреляя. Под впечатлением этой внезапной атаки неприятельские бронепоезда отошли за станцию Герцовка.

После взятия нашими войсками Харькова 11 июня 1919 г., на линию Харьков — Ворожба был отправлен первоначально один тяжелый бронепоезд «Князь Пожарский». Он поддерживал наступление наших частей вплоть до станции Богодухов, в 50 верстах от Харькова. Затем на ту же линию прибыл легкий бронепоезд «Генерал Корнилов» и действовал совместно с Дроздовским полком и Якутским пехотным полком. 17 июня на Богодуховское направление подошел тяжелый бронепоезд «Грозный» и обстреливал казармы, завод и вокзал в Богодухове. 18 июня наши войска состоявшие из частей Якутского и Белозерского пехотных полков, батальона Самурского полка, батальона Дроздовского полка и конного отряда перешли в наступление на Богодухов. Их поддерживали бронепоезда «Генерал Корнилов» и «Грозный», которые вели бой с неприятельскими бронепоездами и 42-линейной батареей, стоявшей на окраине города. К вечеру город Богодухов был взят, и наши бронепоезда содействовали дальнейшему наступлению. После этого боя бронепоезд «Грозный» получил приказание перейти на Курское направлении. Боевая часть его была усилена двумя бронеплощадками с 5-дюймовыми английскими орудиями на колесных лафетах. Угол обстрела был из-за этого ограничен в 30 градусов. Получивший повреждение бронепоезд «Генерал Корнилов» был отправлен 27 июня в капитальный ремонт на станцию Юзово. Командир тяжелого бронепоезда «Князь Пожарский» капитан 1 ранга Потемкин и все состоявшие на этом бронепоезде морские офицеры по распоряжению Начальника Морского управления адмирала Герасимова были откомандированы в это время в Царицын. В Командование бронепоездом «Князь Пожарский» вступил полковник Федоров.

На левом фланге Добровольческой армии частями 1-ой Кавказской казачьей дивизии был захвачен около 15 июня 1919 г. на станции Синельниково советский бронепоезд «Товарищ Ворошилов». По приказанию командира 3-го Конного корпуса было приступлено к формированию из неприятельского боевого состава — нашего бронепоезда, который был назван «Генерал Шкуро». Формирование этого бронепоезда

происходило на станции Синольниково до 27 июня, Командиром бронепоезда был назначен подпоручик Лагутин. В составе команды было первоначально лишь 11 человек. Боевая часть состояла из бронепаровоза и одной бронеплощадки, вооруженной двумя 3-дюймовыми орудиями образца 1902 года на открытых установках с круговым обстрелом. На бронеплощадке имелось, кроме того, 4 пулемета.

В это время нашими войсками был взят город Екатеринослав. Перед оставлением его красные сильно повредили железнодорожный мост через реку Самару. Поэтому наши бронепоезда долго не имели возможности пройти на станцию Екатеринослав и дальше на запад для содействия нашим войскам. Но так как поддержка наших бронепоездов была необходима для развития дальнейшего наступления, то по почину командира 3-ей Кубанской железнодорожной сотни есаула Гусова было начато спешное формирование в Екатеринославе еще двух новых наших бронепоездов. Первоначально им были присвоены номера 1-ый и 2-ой. От бронепоезда номер 1-ый ведет свое начало легкий бронепоезд «Генерал Шифнер-Маркевич», а от бронепоезда номер 2-ой — легкий бронепоезд «Доброволец». Командиром бронепоезда номер 2-ой был назначен полковник Бурков. Команда состояла первоначально из 11 офицеров и 2 вольноопределяющихся. Бронепаровоз и бронеплощадки предполагалось соорудить на заводе Южно-Русского металлургического Общества из материалов, оставленных красными и предназначавшихся для их бронепоездов.

22 июня были получены сведения, что красные отрезали головные части конницы генерала Шифнер-Маркевича, которые успели продвинуться до станции Верховцево, примерно в 70 верстах к западу от Екатеринослава. Наступление советских войск угрожало якобы даже городу Екатеринославу. Бронепоезду номер 2-ой было приказано отправиться на разведку по направлению на Верховцево. Бронепоезд вышел в 21 час, будучи составлен из обыкновенной платформы, на которой было установлено 3-дюймовое орудие образца 1902 г., и обыкновенного паровоза. Утром 23 июня бронепоезд дошел до района станции Сухачевка, примерно в 15 верстах от Екатеринослава, и установил связь со сторожевым охранением 3-го Кубанского пластунского батальона. Станция Сухачевка была занята противником. Бронепоезд номер 2-ой подошел ко входным стрелкам станции и был встречен огнем советского бронепоезда «Спартак». После короткого боя метким огнем нашего бронепоезда красный бронепоезд был подбит, советская команда бежала, и боевой состав вывезен в наше расположение.

Сформированный в Керчи бронепоезд номер 3-ий, состоявший из двух половин с легкими

и тяжелыми орудиями поддерживал в первой половине июня наступление наших войск в Крыму, вплоть до Сивашского моста. Во время починки этого моста, поврежденного красными, бронепоезд оставался несколько дней на станции Джанкой. Там было получено 17 июня предписание начальника бронепоездных дивизионов о том, что бронепоезд номер 3-ий переформировывается в 5-ый бронепоездной дивизион, в составе двух легких и одного тяжелого бронепоезда. Легкие бронепоезда получили названия: «Коршун» и «Генерал Марков». Командиром бронепоезда «Коршун» был назначен капитан Магнитский, а командиром бронепоезда «Генерал Марков» — капитан Сипягин. Формирование этих легких бронепоездов задержалось, так что они могли выйти на фронт лишь в конце августа. Тяжелый бронепоезд получил название «Непобедимый». Командиром его был назначен полковник Кузнецов. Численность его команды, состоявшей в период крымских боев из 15 офицеров и 3 вольноопределяющихся, была доведена до 30 человек. 25 июня бронепоезд «Непобедимый» отправился на фронт к Александровску, примерно в 50 верстах к югу от Екатеринослава, в составе одной бронеплощадки с 100-милиметровым морским орудием, под командой старшего офицера бронепоезда капитана Савицкого. Другая бронеплощадка перестраивалась в это время в Севастопольском порту. Через несколько дней эта перестроенная бронеплощадка прибыла на фронт на смену первой бронеплощадке, которая была также отправлена в Севастополь для переделки. Переделка состояла в том, что орудия были подняты на высокие цилиндрические установки. Это увеличило дальность огня до 14 верст. Кроме того на площадках были построены бронированные казематы и погребки для снарядов. На одной из бронеплощадок была установлена на крыше каземата выдвижная командирская вышка для наблюдения.

Между тем в тылу Вооруженных сил Юга России, на северо-восточном Кавказе обстановка была неспокойной и требовала присутствия значительного количества наших войск. При них был оставлен сформированный в январе 1919 г. легкий бронепоезд «Терец» под командой капитана Лойко. В начале июня 1919 года бронепоезд «Терец» был придан Грозненскому отряду генерала Колесникова и находился по большей части на станции Грозный. 20 июня было получено приказание начальника Южной группы войск Северного Кавказа перейти на узловую станцию Беслан, в 20 верстах к северу от Владикавказа, для содействия отправке в состав наших войск всадников-ингушей. Требование об этом было предъявлено правителю Ингушетии. 23 июня бронепоезд «Терец» прибыл на станцию Назран, в 20 верстах к востоку от узловой станции Беслан, с пустым эшелоном для погрузки. Для этой погрузки всадников-ингушей был дан срок до 15 часов. К этому времени бронепоезд «Терец» возвратился на станцию Назран. При приближении к станции стала слышна ружейная стрельба и было замечено, что уже погрузившиеся в вагоны всадники-ингуши поспешно выводят обратно своих лошадей, направляются бегом к ближайшим зданиям и скрываются за ними. Навстречу бронепоезду подбежали начальник станции и два офицера нашей контрразведки. Они сообщили, что часть всадников начала грузиться в вагоны под руководством офицеров, однако большая часть ингушей воспротивилась погрузке и открыла стрельбу. Один из офицеров был убит. Ввиду полученного строгого приказания — не открывать огня, бронепоезд принял подбежавших к нему лиц, пропустил пустой эшелон и вслед за ним отошел к станции Беслан. 24 июня бронепоезд «Терец» участвовал в наступлении на станцию Назран в составе нашего отряда, в который входили: Улагаевский, 6-ой и 12-ый пластунские батальоны, часть Апшеронского пехотного полка, Сунженско-Владикавказский полк Терского казачьего войска и две батареи. Наступление велось двумя колоннами на аулы Экажево и Сурхахи. Бронепоезду была дана задача содействовать наступлению артиллерийским огнем и охранять левый фланг отряда со стороны аула Назран. В 9 часов бронепоезд открыл огонь по окопам на окраине аула Экажево и по кладбищу к северу от него. Около 10 часов ингуши вышли из окопов и двинулись в наступление в обход левого фланга отряда, находившегося в тысяче шагов от линии железной дороги. Бронепоезд «Терец» подпустил ингушей на 400 шагов к нашим цепям, быстро выдвинулся вперед и открыл по противнику огонь из одного орудия и одиннадцати пулеметов. Наступавшие ингуши понесли тяжелые потери и были отброшены. При этом был ранен ружейной пулей командир бронепоезда капитан Лойко. В командование бронепоездом вступил старший артиллерийский офицер капитан Нефедов. В 15 часов около 500 конных ингушей обошли правый фланг нашего отряда со стороны аула Сурхахи и устремились в тыл, на аул Базоркино, рассчитывая, по-видимому, поднять восстание и в нем. Выдвинутый из резерва Сунженско-Владикавказский полк был отброшен. Преследуя его, ингуши вышли на линию железной дороги в тылу бронепоезда «Терец». Бронепоезд двинулся в сторону атакующей конницы и орудийным и пулеметным огнем заставил ее прекратить преследование. Затем противник был принужден к отступлению. 25 и 26 июня наши войска заняли аулы Экажево и Сурхахи, которые были сожжены. С 27 по 29 июня бронепоезду «Терец» было поручено наблюдение за погрузкой эшелонов на станции Назран и охрана этой станции. 30 июня бронепоезд отправился на станцию Грозный и получил там задачу охранять участок железной дороги Грозный-Хасав Юрт, протяжением около от 7 час. до 16 час. и от 21 часа до 6 час. 70 верст. Надлежало передвигаться по участку

(Продолжение следует)

Анд. Алекс. Власов

 


ОТ РЕДАКЦИИ

26 ноября 1969 года исполняется 200 лет со дня когда, Державной волей Императрицы Екатерны II Алексеевны, был учрежден Орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия.

Как гласят Статуты Ордена, им награждаются те кто «…отличили еще себя особливым каким мужественным поступком или подали мудрые и для Нашей воинской службы полезные советы».

Заветный, всем нам родной, беленький крестик… Кто из нас уходя на войну не мечтал о нем, кто не говорил «вернусь с крестом или белым или деревянным»…

Редакция журнала «Военная Быль» почитает своим долгом отметить эту, выдающуюся в

нашей военной истории, дату и оставить грядущим молодым поколениям память о ней, выпуском специального номера, посвященного этой славной годовщине.

Номер Сотый нашего журнала, выход которого будет приурочен ко дню празднования Ордена Святого Георгия будет выпущен на меловой бумаге, в особой обложке, с большим количеством документов и иллюстраций.

В виду ограниченности тиража нашего журнала, лица пожелающие приобрести этот номер, вне подписки, благоволят заранее записаться в Редакции. Цена этого номера в отдельной продаже — 5 фр. фр. — 1 амер. доллар в странах Заокеанских.


 

© ВОЕННАЯ БЫЛЬ


Голосовать
ЕдиницаДвойкаТройкаЧетверкаПятерка (Не оценивали)
Loading ... Loading ...





Похожие статьи:

Добавить отзыв