Статьи из парижского журнала "Военная Быль" (1952-1974). Издавался Обще-Кадетским Объединением под редакцией А.А. Геринга
Saturday October 1st 2022

Номера журнала

Хроника «Военной Были» (№ 77)



ОБ АЛЬПИЙСКОМ ПОХОДЕ СУВОРОВА.

«Сообщение в английской газете» Лек, ноября 24.

Вся армия Суворова в движении; завтра Главная Квартира перейдет из Аугсбурга в Эйпатсбург, приблизительно на разстоянии 18 миль по дороге на Баварию. Ежедневно 4.000 русских проходят через Аугсбург, из которых в Баварии формируются две колонны: одна из них пойдет походом через Богемию на Краков, другая через Моравию пойдет на Галицию. 28 сего месяца ожидается прибытие Великого Князя Константина в Аугсбург, откуда он, на следующий день, проследует в Баварию. Гово­рят что Принц Фердинанд будет командовать 30.000 находящимися под командой Наследного Принца Карла но это только ни что иное как слухи. Русская Главная Квартира опубликовала следующее официальное извещение:

Аугсбург 21 ноября 1799 г. (перевод с английского)

Некоторые печатные издания упоминают реляцию генерала Массена в которой он изве­щает об успехах достигнутых им над русской армией, в ее походе на Чур — необходимость принуждает описать события так как они были.

Французский генерал старается выставить храбрость его войска в благосклонном свете но не обращает внимания на то, что потери Русской Армии, согласно его реляции, на много превос­ходят численность русских частей, с которыми ему пришлось сражаться.

В такой же мере, его воображение обмануло его по отношению обоза и артиллерии, кото­рые будто бы его войска захватили. Всем изве­стно что 3.000 русских атаковали 10.000 отбор­ных войск с Массеной во главе в долине Муттен, при чем республиканцы потеряли их пуш­ку а русские — ни одной. Генерал Молитор не имел большей удачи около Гларусса. Короче говоря, генерал Массена должен был бы изо­брести более правдоподобную историю для под­держания энтузиазма в его войске.

Сообщил А. Долгополов

ШАНХАЙСКИЙ РУССКИЙ ПОЛК

В 1922 г., когда в Шанхае появились в боль­шом числе русские эмигранты, в составе Шан­хайского Волонтерского корпуса была сформи­рована Русская Волонтерская рота. Волонтер­ский корпус насчитывал в своем составе людей разных национальностей: три британские роты, американская, португальская, японская и др.

В 1926 г., муниципальные власти Междуна­родного Сеттлемента решили усилить междуна­родные войска созданием Русского постоянного отряда. Организацию этого Отряда провели ге­нерал Ф. Л. Глебов и капитан 1 ранга Н. Ю. Фо­мин. Этот отряд, численностью около 200 чело­век, имел две роты.

Вскоре после событий 1927 г., вместо выбыв­шего кап. 1. р. Фомина вступил в командование гвардии полковник Г. Г. Тиме. Во время япон­ско-китайского конфликта 1932 г., Отряд был развернут в полк четырех ротного состава. В него вошли две роты Особого Отряда, Русская Волонтерская рота и вновь созданная 4-ая рота, под командованием генерала M. М. Соколова. В марте 1932 г. полк получил, от Муниципаль­ного Совета знамя. Оно представляло из себя Русский трехцветный флаг из тяжелого китай­ского шелка, с вышитым на нем золотым гер­бом Шанхая.

сообщил Н. И. Скрябин

ПАМЯТЬ О РУССКИХ В ТЯНЬ-ЦЗИНЕ

В 1900 г., во время осады боксеров, зда­ние Муниципального Совета Британской кон­цессии в Тянь-Цзине (Китай) служило убе­жищем для многих европейцев, искавших здесь спасения. Зал здания украшен большими мед­ными досками, на которых выгравированы име­на офицеров и солдат, погибших во время этой осады, защищая город.

Из 12-ти медных досок, три посвящены па­мяти русских, павших при защите города в 1900 г. Тут перечислены офицеры и солдаты 2, 9, 12 и 16 Восточно-Сибирских стрелковых полков, казаки 1-го Верхнеудинского и 1-го Читинского полков Забайкальского казачьего войска, моря­ки эскадр, броней. «НАВАРИН», крейсеров «РОССИЯ» и «ДМИТРИЙ ДОНСКОЙ» и кано­нерских лодок «КОРЕЕЦ», «МАНДЖУР», «СИ­ВУЧ» и «ГИЛЯК».

Имена русских воинов, павших при испол­нении своего долга в 1900 г., находятся еще на четырех больших каменных плитах, по бокам часовни-памятника, построенного в Русском парке на Русской концессии г. Тянь-Цзин.

извлек Н. И. Скрябин

После опубликования в № 76 «ВОЕННОЙ БЫЛИ» писем Суворова к принцу Нассау-Зиген и их перевода, автор последнего получил немало ценных поправок к переводу, которые он, с интересом, принял к сведению. Большей частью, поправки эти касаются формы фраз и точного значения отдельных терминов. То, что мы считаем существенным, то есть смысл мы­слей полководца, поправки не затрагивают. Пе­ревод же наш должен считаться пробным, его следует еще уточнить и отшлифовать. Дело это может быть исполнено только компетентной ко­миссией научных работников — специалистов. Вот почему и были напечатаны фотокопии по­длинных писем на французском языке.

Пролежавшие почти двести лет под спудом письма эти были опубликованы и представле­ны на всеобщее сведение, этот факт мы и счи­таем главной, в этом деле, заслугой Н. И. Катенева и А. А. Геринга.

С. Андоленко

В последнем номере издаваемого Вами жур­нала были помещены фото-копии чрезвычайно интересных писем Александра Васильевича Су­ворова. Желая внести небольшой вклад в исто­рию Великого Русского полководца, посылаю на Ваше усмотрение небольшую статью — пе­ревод с английского извещения Главной Квар­тиры Суворова. Легкий юмор этого документа безусловно выдает автора — самого Суворова. Не знаю существует ли текст оригинала этого документа по русски — я не мог обнаружить его в книгах и сборниках документов о Суворо­ве.

Уважающий Вас А. Долгополов, Представи­тель в Америке Общества Ревнителей Русской Военной Старины.

В дополнение к статье С. Андоленко «О судьбе знамен армии генерала Самсонова» в № 72 журнала «ВОЕННАЯ БЫЛЬ», могу сооб­щить следующее: во время боя под Нейенбургом, штандарт нашего 6-го драгунского Глуховского полка был отправлен со взводом 4-го эс­кадрона под командою поручика Языкова, в тыл, в лесок, находившийся в расстоянии 1,5-2 верст от места боя.

Поручик Языков, видя полное отступление, решил быстро пройти через еще незанятый противником город Нейенбург и, по дороге, по­добрал много наших безлошадных драгун, в том числе и меня.

Пройдя удачно город, в котором мы видели огромное количество наших раненых, лежав­ших рядами прямо на соломе, на улице, взвод ушел в направлении границы. На второй день, им были подобраны отдельные разрозненные части и солдаты, в том числе и полурота 5-го пехотного Калужского полка, под командой капитана Лукьянова. Эта часть, совместно со взводом Глуховского полка, перешла границу в районе Сольдау-Млава, после чего, мы разо­шлись по своим частям. Поручик Языков, в скором времени, умер в лазарете Государыни Императрицы Марии Федоровны.

Штандарт нашего полка, благодаря дисцип­лине и стойкости наших драгун, сохранился в полной сохранности до самого расформирова­ния полка, древко было разрезано на части и роздано офицерам, штандарт же, командир пол­ка полковник Юматов зашил в свой китель. Полковник Юматов, впоследствии, уже в поль­ской армии, застрелился, предварительно зако­пав штандарт в землю. Место было им указано, но обстоятельства и полная разруха не позво­лили разыскать штандарт и выкопать его.

Старый Глуховец

ОТ РЕДАКЦИИ

Настоящим Редакция извещает что, поме­щенный в номере 72 журнала рассказ Н. Тур­бина «Господа офицеры» был уже напечатан в сборнике 1 журнала «СУВОРОВЦЫ» за 1956 год, что редакции «ВОЕННОЙ БЫЛИ» не было известно.

Алексей ГЕРИНГ

Добавить отзыв